Загрузка...


22. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА, РАЗНЫЕ ПОДХОДЫ К ИСТОРИИ

Историки всегда пытались понять, в чем состоит "двигатель истории" - почему все происходит так, как происходит.

Некогда было все просто и понятно - войны ведут цари, короли, шахи, султаны и прочие.


Затем Маркс изобрел формационный подход. Есть экономические стадии развития общества (первобытно-общинный строй, рабовладельческий, феодальный, капиталистический и в будущем будет коммунистический), которые последовательно сменяют друг друга. Смысл это имело, но сводило все к единственному фактору. Преувеличивалась роль и значение материальных интересов и классовой борьбы. Причем эта борьба описывалась с позиции только беднейших, неимущих слоев общества, "пролетариев", что также искажало картину.


Узость формационного подхода была очевидна любому не-марксисту, и был изобретен цивилизационный подход. В основе этой типологии лежит уровень цивилизации, достигнутый теми или иными сторонами и основными факторами, определяющими развитие государства и права являются характер идеологии, социокультурные параметры общества, уровень духовности народа, его традиции, национальный характер, менталитет, географическая среда к т.д.

Типично мнение известного английского историка и философа Арнольда Дж. Тойнби, изложенное в фундаментальном труде "Постижение истории". Он говорит о том, что культурный элемент представляет собой "душу, кровь, лимфу, сущность цивилизации. В сравнении с ним экономический и тем более политический планы кажутся искусственными, несущественными, заурядными созданиями "природы и движущих сил цивилизации…".

Уже лучше, но, помимо того, что подход очень размыт, он изобретался именно в пику формационному - и в результате не учитывает классовый подход, который все же имеет место быть (хотя зацикливаться и не стоит).


Следующий подход, геополитический, рассматривает политическое, экономическое и стратегическое значение географии, т.е. зависимость от местоположения, размера, функции и взаимоотношения местностей и ресурсов.

География и пространство выступают в геополитике в той же функции, как деньги и производственные отношения в марксизме и либерализме, к ним сводятся все основополагающие аспекты человеческого существования, они служат базовым методом интерпретации прошлого, они выступают как главные факторы человеческого бытия, организующие вокруг себя все остальные стороны существования".

Один из ведущих американских геополитиков, Збигнев Бжезинский, отмечает, что геополитика есть теория позиционной игры на "мировой шахматной доске".

Узость подхода очевидна - учтено "где все происходит", что так не хватало более ранним подходам, но при этом полностью упускается из вида фактор "кто участвует". Казалось бы, абсурд - но ситуация становится понятной, если учесть глобалистский подход. Да, если все население станет обществом потребления с его либеральными "общечеловеческими ценностями" - то со временем разница между народами можно будет считать несущественными.


В начале 90-х Самюэль Хантингтон выдвинул теорию "столкновения цивилизаций", написав книгу с таким названием.

Хантингтон утверждает, что географические соседство цивилизаций нередко приводит к их противостоянию и даже конфликтам между ними. Эти конфликты обычно происходят на стыке или аморфно очерченных рубежах цивилизаций. Иногда эти конфликты можно предвидеть, исходя из логики развития и взаимодействия цивилизаций.

Что ж, почти правильно.

Но надо зрить в корень - вследствие чего цивилизации так различаются, что конфликты между ними неизбежны?


Цитирую А.Н. Севастьянова:

"Кто творит мировую историю?

Ответом на этот вопрос были озадачены весьма многие выдающиеся умы. Постепенно развенчивая одного претендента на роль субъекта истории за другим, историософы пришли к мысли, что историю творят:

- не боги, как это утверждают все религии;

- не цари и герои, как утверждали многие историки, в частности Т. Карлейль;

- не идеи, как полагали философы-просветители;

- не заговорщики, как думают конспирологи, в особенности причастные к спецслужбам;

- не массы, как убеждали нас марксисты (имелись в виду "трудящиеся массы", то есть - простой народ, люди физического труда

Основной постулат этнополитики гласит: субъект истории - народы, этносы. Их физические и духовные потребности поднимают те самые массы и сподвигают тех самых героев на достижение общих целей и задач. Их физические и духовные способности предоставляют (или не предоставляют) для этого средства, в том числе царям и заговорщикам. Любой заметный след в истории - это след, оставленный этносами: их военные подвиги, их памятники культуры."

Коллективное (этническое в данном случае) "Я - могу" не знает и не желает знать границ своих стремлений. Принципиально и онтологически. Все дальнейшее зависит лишь от масштабов арены, на которой эти этнические стремления сталкиваются.

Та самая Воля к власти, о которой писал Ф.Ницше.

"…ни борьба социальных систем, ни борьба идеологий и религий, ни борьба экономических элит не являются первопричиной войн и не должны ее заслонять. Воюют не системы, не идеи, не деньги. Воюют народы, люди одной породы, организованные в общества, воодушевленные мыслью и верой, экипированные по своим средствам лучше или хуже. И победа в войне - это, в первую очередь, победа качества народа. Не случайно древние говорили: один на один перс может одолеть эллина; исход схватки десять на десять предсказать трудно; но тысяча персов всегда побежит от сотни эллинов и будет разгромлена. Воистину так."

Конечно, иногда могут действовать и личные амбиции, противоречащие интересам этноса. Обычно это происходит, когда власть предержащие имеют национальность, отличную от народа. Наглядный пример: династия Романовых, в которых русской крови практически не было. Проанализируйте на досуге, к чему для русских приводило большинство войн, которые они вели (кроме Александра III, но при нем войн не было вообще).







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх