АФРИКАНСКАЯ МАГИЯ

Африканская магия это искусство, в основе которого лежат на родные традиции и верования.

Например, азанде верят, что некоторые люди являются колдунами и способны причинять вред благодаря некой присущей им способности. Колдун не совершает ритуальных действий, не издает звуков и не обладает медицинскими познаниями. Акт колдовства является психичес ким. Они убеждены также, что колдуны способны причинить им боль, совершая вредоносные магические действия. Для защиты от первого я второго азанде обращаются к предсказателям, оракулам и знахарям. Предметом настоящей книги и будут отношения между этими убежде ниями и ритуалами.(По материалам Э. Эванса и др. (Прим. авт.))

Я начинаю с описания колдовства, потому что оно представляет собой непременную основу всех других верований. Когда азанде обра щаются к оракулам, они спрашивают их главным образом о колдунах. Когда они обращаются к прорицателям, то делают это с той же самой делью. Их родственные замкнутые объединения противостоят тому же врагу.

У меня не было трудностей ни в определении того, что думают азанде о колдовстве, ни в наблюдениях за борьбой с ним. Эти мысли и действия лежат на поверхности их жизни и доступны каждому, кто хотя бы несколько недель поживет в их селениях. Любой член племени явля ется знатоком колдовства. Нет необходимости обращаться к специали стам. Не нужно даже расспрашивать азанде об этом, достаточно просто наблюдать и слушать, чтобы получить информацию из повседневных ситуаций их жизни. Мангу, колдовство, вот одно из первых слов, ко торое я услышал в стране азанде, и слышал его ежедневно в течение многих месяцев.

Азанде верят в то, что колдовство представляет собой некоторую субстанцию, находящуюся в теле колдуна, и эта вера распространена среди многих народов Центральной и Западной Африки. Страна азаи де находится на северовосточной границе зоны распространения этих представлений. Однако трудно сказать, с каким именно органом азанде связывают колдовство. Я никогда не видел человеческую колдовскую субстанцию, но мне описывали ее как овальную черноватую опухоль или мешок, в котором иногда находятся различные маленькие предме ты. Говоря о ее виде, азанде часто указывают на локоть согнутой руки, а описывая ее местоположение, показывают на нижнюю часть мечевид ного хряща, который, как считают, "покрывает колдовскую субстан цию". Азанде говорят: "Она прикреплена к краю печени. Если человеку разрезать живот и проткнуть ее, она лопается с громким шумом".

Я слышал, как некоторые говорили, будто она красноватого цвета и содержит в себе семена тыквы, кунжута и других съедобных растений, похищенных колдуном с огородов его соседей. Азанде знают, где рас положена колдовская субстанция, поскольку иногда находили ее при вскрытии трупов. Я думаю, это была тонкая кишка, извлекаемая в оп ределенный период пищеварения. Именно этот орган подразумевается в описаниях вскрытии азанде, и он был показан мне на животе одной из моих коз. Если при вскрытии по обе стороны мечевидного хряща сде лать два горизонтальных разреза, то колдовская субстанция либо тот час же исчезает, либо потом обнаруживается в кишках.

Это понимание не подтверждает мнения моего друга ГайераАн дерсона относительно того, что "наличие червеобразного отростка можно считать симптоматичным признаком" колдовства. С другой стороны, оно согласуется с утверждением мра Лагае, что колдовская субстанция заключена в органе, имеющем величину в несколько санти метров и расположенном рядом с печенью или желчным пузырем. По мнению де КалоннБьюфайкта, она может находиться в увеличенном желчном пузыре, а Хатереу говорит, что" она располагается вблизи же лудка в самом начале кишечника, хотя, добавляет он, азанде именуют мангу вообще любую деформацию органов, особенно деформацию же лудка. Майор Ларкен пишет: "Если человек колдун, то в его животе можно найти круглый волосатый шар, который иногда обладает зуба ми и выглядит весьма страшно". Майор Брок сообщает, что, согласно описаниям азанде, колдовская субстанция "подобна пасти с огромны ми острыми зубами", и предполагает, что колдун может "страдать от аппендицита и внутреннего воспалительного процесса".

У колдуна нет какихлибо внешних отличительных признаков, од нако люди азанде говорят: "Колдуна можно узнать по его красным гла зам. Когда видят такого человека, то называют его колдуном, и это от носится также к женщинам с красными глазами. Но бывает и так: если они спрашивают знахаря относительно некоторого человека, и знахарь говорит им, что этот человек колдун, то родственники больного дают ему птичье крыло, чтобы он с помощью этого крыла сбрызнул больного. Этот человек считается колдуном".

Говорят также, что если из тела умершего человека еще до его по хорон начинают выползать личинки, то это свидетельствует о том, что умерший был колдуном.

Колдовство не только имеет физический признак, оно также пере дается по наследству. Оно наследуется по прямой линии от родителей к детям. Сыновья колдунамужчины все будут колдунами, но его дочери не будут колдуньями, в то же время дочери женщиныколдуньи будут колдуньями, а сыновья нет. Мр Лагае цитирует следующие выска зывания азанде: "Если у человека в животе имеется колдовская суб станция и он рождает мальчика, то у этого мальчика также будет кол довская субстанция, т. к. его отец был колдуном. Точно так же и с жен щинами. Если у женщины в животе имеется колдовская субстанция и она рождает ребенка женского пола, то эта девочка также будет наделе на колдовской субстанцией, т. к. ее мать была колдуньей. Таким обра зом, если человек родился без колдовской субстанции, то эта субстан ция не может проникнуть в него".

Убеждение в биологической передаче способности к колдовству от одного из родителей ко всем детям одного с ним пола является состав ной частью воззрений азанде относительно процессов зачатия и их эс хатологических верований. Считается, что зачатие происходит благо даря гармонии физических свойств мужчины и женщины. Если душа мужчины сильнее, родится мальчик; если сильнее душа женщины, ро дится девочка. Таким образом, ребенок наследует физические качества обоих родителей, однако девочка в большей мере наследует душу мате ри, а мальчик душу отца. Тем не менее в определенных отношениях ребенок наследует черты только одного из родителей в соответствии со своим полом. Это относится к наследованию половых особенностей, телесной души и колдовской субстанции. Существует некоторое не определенное убеждение, которое едва ли можно представить в виде последовательного учения, что у человека имеются две души телесная и психическая. В момент смерти телесная душа становится тотемным жи вотным рода, а психическая духом и ведет призрачное существова ние у истоков рек. Многие утверждают, что телесная душа мужчины превращается в тотемное животное отцовского рода, а телесная душа женщины в тотемное животное материнского рода.

На первый взгляд может показаться странным признание наследо вания по материнской линии в обществе с жестким патриархатом, но ведь колдовская субстанция, как и телесная душа, является частью тела и может передаваться по наследству вместе с мужскими или женскими особенностями отца или матери.

Для нас кажется очевидным, что если некий мужчина колдун, то все члены его рода являются ipsofacto колдунами, поскольку у азанде род состоит из группы лиц, биологически связанных по мужской линии,. Азанде понимают смысл этого аргумента, но не согласны с его заклю чением, ибо это сделало бы противоречивым все их представления о колдовстве. На практике они признают колдунами только ближайших родственников колдуна по отцовской линии. Лишь в теории они рас пространяют подозрение в колдовстве на всех родственников колдуна. В глазах всего мира получение вознаграждения за убийство с помощью колдовства делает колдунами весь род виновного в этом человека. Од нако если после его смерти выясняется, что в его теле нет колдовской субстанции, то весь род освобождается от подозрений. Здесь мы вновь рассуждаем следующим образом: если после смерти человека в его теле не найдено колдовской субстанции, то ее нет и во всех членах его рода. Однако азанде не принимают этого мнения.

Дальнейшая разработка своих верований позволяет азанде не признавать того, что представляется нам логическим следствием веры в биологическую передачу способности к колдовству. Если безуслов но доказано, что некоторый человек колдун, то его родственники для обоснования своей добропорядочности могут воспользоваться тем самым биологическим принципом, который ставит их под подо зрение. Они соглашаются признать этого человека колдуном, но отри цают, что он принадлежит к их роду. Они скажут, что он был незакон норожденным, поскольку у азанде человек всегда принадлежит к роду своего родителя, а не отца. Я уже говорил, что они могут заставить его мать, если она еще жива, сказать, кто был ее любовником, и избить ее, восклицая при этом: "Зачем ты получила колдовство, изменяя мужу?" Чаще же они просто провозглашают, что колдун должен быть незаконнорожденным, т. к. в их телах нет колдовства, поэтому он не может быть их родственником. Они могут подкрепить такое заявление ссылкой на случаи, когда при вскрытии тел их умерших родственни ков не было обнаружено колдовской субстанции. Другие вряд ли со гласятся с таким доводом, но их никто и не спрашивает. Верования азанде включают в себя также представление о Том, что даже если человек является сыном колдуна и несет в себе колдовскую субстанцию, он может не пользоваться ею. В течение всей его жизни она может оставаться недействующей, "холодной", как выражаются азан де, и человека вряд ли можно считать колдуном, если его колдовская сила никогда не функционировала. Поэтому перед лицом этого факта азанде склонны рассматривать колдовство как индивидуальную особен ность, несмотря на то, что она связана с кровным родством. В то же время во времена царствования короля Гбудве два рода абакунде и авундуа пользовались репутацией колдунов. В области правителя Гангуры эту репутацию приписывали родам абока и абанзума. Однако никто не думает чеголибо плохого о человеке, который принадлежит к одному из этих родов.

Азанде воспринимают противоречие не так, как мы, поскольку у них отсутствует теоретический интерес к предмету, и те ситуации, когда им приходится выражать свои верования относительно колдовства, не ставят перед ними проблем. Человек никогда не спрашивает оракула, который один лишь способен распознать наличие колдовской субстан ции в живых людях, является ли колдуном определенный человек. Он спрашивает только, не колдует ли против него этот человек в данный момент. Вообще стараются узнать, не колдует ли кто-то в данных конк ретных обстоятельствах, совершенно не интересуясь вопросом о том, не рожден ли колдуном данный человек. Если оракул говорит, что некий человек в данный момент наводит на вас порчу, то тогда вы узнаете, что он колдун; если же оракул говорит, что в данный момент он вам ничем не вредит, то вы не узнаете, колдун он или нет, и не интересуетесь этим вопросом. Даже если он колдун, вам это безразлично, поскольку не вы его жертва. Колдовство интересует представителя племени азанде лишь как элемент конкретных обстоятельств и в связи с его собственны ми заботами, а не как устойчивая особенность некоторых людей. Когда он заболевает, то обычно не рассуждает таким образом: "Сначала по смотри, кто из известных колдунов живет поблизости, а затем назовем их имена оракулу". Он не рассматривает вопрос с такой точки зрения, а задумывается над тем, кто из его соседей испытывает к нему недобрые чувства, и стремится узнать у оракула, не колдует ли ктонибудь из них против него в данный момент. Интерес азанде сосредоточен исключи тельно на проявлениях колдовства в конкретных ситуациях.

Небольшие несчастья быстро забываются, и на тех, кто их причи нил, пострадавший и его сородичи смотрят как на людей, которые при бегли к колдовству в данном конкретном случае, но не считают их кол дунами. Только те лица, на которых оракул постоянно указывает как на ответственных за болезни и утраты, считаются несомненными кол дунами, а в прежнее время колдун становился особо отмеченным чле ном сообщества, только если он кого-нибудь убивал…

Смерть обусловлена колдовством и должна быть отомщена. Все другие действия, связанные с колдовством, сконцентрированы в акте мщения. В данном случае достаточно указать на то, что до прихода ев ропейцев месть осуществлялась незамедлительно либо посредством убийства колдуна и выплаты возмещения, либо посредством смерто носной магии. Колдунов убивали довольно редко, ибо король давал разрешение наказать колдуна только в том случае, если он совершал второе или третье убийство, либо убивал знатную персону. Под влас тью Британии сохранился лишь магический метод.

По-видимому, месть в меньшей степени является результатом страха и ненависти, чем выполнением религиозного долга и источником дохо да. Я никогда не слышал, чтобы в наши дни родственники умершего человека, требующие мести, выказывали какиелибо враждебные чув ства по отношению к семье человека, которого должна была поразить их магия, или чтобы в прошлом когда-либо существовала длительная вражда между родом умершего и родом колдуна, который должен был выплатить компенсацию за убийство. Сегодня, если человек погубит коголибо с помощью колдовства, ответственность за преступление возлагается на него одного, а не на его род. В прошлом родственники помогали ему уплатить компенсацию, но делали это не в силу коллек тивной ответственности за преступление, а в силу социальных обяза тельств по отношению к родственнику. Его родственники со стороны жены и кровные братья также принимают участие в уплате компенса ции. Как только магия поражает колдуна или, если речь идет о про шлом, как только его убивают или получают компенсацию, инцидент исчерпан. Кроме того, столкновение между родом умершего и родом /колдуна не касается других людей. Они сохраняют социальные связи с обоими родами.

Сегодня чрезвычайно трудно получить какуюлибо информацию о жертвах магии мщения. Сами азанде ничего о них не знают, если только они не являются ближайшими родственниками убитого человека. Просто однажды замечают, что его родственники перестали соблюдать траур ные предписания, и благодаря этому узнают, что их магические дей ствия привели к желаемому результату, однако бесполезно расспраши вать их, кто же был жертвой этих действий, т. к. они вам этого не ска жут. Это их частное дело, хранимое в тайне родственниками и королем, который должен получить сведения о действии их магических проце дур, поскольку необходимо, чтобы его оракул подтвердил утверждение их оракула, прежде чем им разрешат прекратить траур. Кроме того, здесь речь идет о приговоре оракула, а по таким вопросам его откровений раскрывать нельзя. Если бы посторонним людям стали известны имена тех, кто пал жертвой магии мщения, вся процедура мести оказалась бы бесполез ной. Здесь можно заметить, хотя ниже это будет понятнее, что если ста нет известно, что за смерть Х мщение настигло колдуна Y, то вся проце дура становится абсурдной, т. к. за смерть Y его родственники должны мстить колдуну Z. В самом деле, некоторые представители племени азан де излагали мне свои сомнения относительно честности короля, конт ролирующего оракулов, а некоторые из них даже замечали, что сущест вующая система ошибочна. Во всяком случае, ее ошибочность остается скрытой, поскольку все хранят молчание о жертвах магии мщения. В прошлом было иначе, ибо человек, обвиненный королевским оракулом в убийстве посредством колдовства, либо сразу же выплачивает ком пенсацию, либо его убивали. В обоих случаях дело считалось закончен ным, поскольку человек, уплативший компенсацию, не мог доказать, что он не колдун, а если его убивали по приказу короля, то за его смерть нельзя было мстить. Не разрешалось проводить вскрытие его тела для обнаружения колдовской субстанции.

Когда я просил азанде обосновать их систему мести, они обычно отвечали, что король, оракул которого объявляет, что У умер от магии родственников X, не назовет имени Z до тех пор, пока его оракул не обнаружит, умер ли он от магии родственников Y. Когда родственники Y просят короля назвать имя Z до того, как высказался оракул, он отка жется сделать это и скажет им, что, насколько ему известно, К умер во искупление преступления, поэтому мстить за его смерть не нужно. Не которые азанде, разъясняя существующую систему, говорили, что в умерщвлении, возможно, участвуют и колдовство, и магия мести. Ма 38 гия мести отчасти объясняет окончание траура одной семьи, а колдов ство отчасти объясняет объявление мести другой семье, т.е. они пыта ются объяснить противоречие в своих верованиях мистическим языком самих верований. Однако я вынужден был довольствоваться таким объяснением, выражающим общую теоретическую возможность отве тить на мои возражения. Поскольку имена жертв мести сохраняются в тайне, противоречие остается скрытым, оно могло бы обнаружиться только в том случае, если бы можно было принять во внимание все слу чаи смерти, а не тот или иной из них. Поэтому до тех пор, пока азанде способны подтвердить обычай и поддержать семейную честь, они не испытывают интереса к более широким аспектам мести. Они понимают мои возражения, но эти возражения нисколько не беспокоят их.

Азанде не обсуждают между собой проблем колдовства и не объе диняют своих знаний о мести. Поэтому у них так мало обобщений по поводу колдовства, что они очень редко способны сказать, какие роды среди их соседей были колдунами.

Вожди должны осознавать данное противоречие, поскольку им из вестна причина каждой смерти на их территории. Когда я спрашивал вождя Гангуру, почему смерть некоторого человека он приписывает одновременно и действию магии мщения, и действию колдовства, он улыбался и признавал, что не все хорошо в существующей системе. Не которые вожди говорили мне, что они не разрешают мстить за смерть человека, если им известно, что он умер от магии мщения, однако мне кажется, что они говорили не правду. Этого нельзя узнать достоверно, т. к. даже если вождь сказал родственникам умершего человека, что он умер от магии мщения и за него нельзя мстить, то он сделал бы это тай но, и они сохранили бы эту тайну. Они заявили бы своим соседям, что будут мстить за смерть своего родственника, а через несколько месяцев сняли бы траур в знак того, что месть совершилась, поскольку они не хотят, чтобы стало известно, что их родственник был колдуном.

Следовательно, если родственники А мстят за его смерть, совершая магические обряды против В, а затем узнают, что родственники В сняли траур в знак того, что им также удалось отомстить, то они считают, что эта вторая месть была обманом. Так они избегают противоречия…

Азанде часто говорят об аборо кикпа (людях желчного пузыря), и хотя эта органическая особенность аналогична колдовству, их следует различать. Считается, что у некоторых людей желчный пузырь чрезвы чайно велик, что служит причиной заметных психологических особенно стей. В эту категорию попадают злобные, обидчивые, раздражительные люди. Они "размышляют" и неохотно идут на примирение, не желая простить тех, кто их задел. Например, когда вы приходите на общее собрание и все встречают вас приветственными возгласами, а кто-то лишь взглянет на вас и ничего не скажет, вы приписываете его грубость желчному пузырю и ищете повод высказать ему свое недовольство. Не которые считают, что люди желчного пузыря способны причинить мел кие неприятности, скажем, сделать так, что вы ушибете палец о пень, уколетесь о колючку или временно потеряете расположение двора: "При дворе обходятся с вами сурово, т. к. вы потеряли расположение вождя. Вы разговариваете с вождем, но не видите одобрения в его гла зах". Когда человек выказывает злобу по отношению к вам, то лишь последующие события могут ответить на вопрос, кто ончеловек 39 желчного пузыря или колдун. Если у вас произойдут серьезные непри ятности, то вы тотчас же заподозрите колдовство, но если все ограни чится мелкими неудачами, вы подумаете, что это был человек желчного пузыря.

Азанде обычно говорили мне, что каждый является человеком желч ного пузыря в том смысле, что каждый имеет желчный пузырь, однако у некоторых людей он развит в большей степени, чем у многих других. Показывая такого человека, они советуют избегать его. Поведение лю дей желчного пузыря по отношению к соседям можно сравнить с пове дением человека, которого мы называем "гулякой". Люди желчного пузыря совершенно отличны от колдунов. Никто особенно не задумывается о дурной натуре людей желчного пузыря. Их могут избегать, однако не боятся, что такой человек причинит комуто вред, если он одновременно не является колдуном. Если же такой чело век колдун, то его порочная натура способна вызвать любое несчастье, даже смерть. Недоброжелательство не вызывает беспокойства, если за ним не кроется колдовство, а если в человеке, который явно выразил к вам свою неприязнь, вы подозреваете колдуна, то вы можете обратиться к оракулу с вопросом, не пытается ли он причинить вам вред с помощью колдовства. Иногда оракул отвечает, что данный человек не колдует против вас, и специально добавляет, что он человек желчного пузыря. Оракул делает вид, будто он убивает птицу, это указывает на колдовство, а затем оставляет ее живой. Человек желчного пузыря и колдун проявляют одни и те же особенности, но только колдун спосо бен вызвать серьезные неприятности…

Будучи частью тела, колдовская субстанция растет вместе с телом. Старый колдун обладает более мощной способностью к колдовству и более неразборчиво ею пользуется. Поэтому азанде часто опасаются старых людей. Колдовская субстанция в ребенке настолько мала, что она способна принести людям лишь небольшой вред. Поэтому ребенка никогда не обвиняют в убийстве, и даже больших мальчиков и девочек не подозревают в серьезном колдовстве, хотя они способны причинять мелкие неприятности детям своего возраста. Ниже мы увидим, каким образом действует колдовство, когда между колдуном и его жертвой имеются враждебные отношения, но едва ли враждебные чувства часто возникают между детьми и взрослыми. Только взрослые могут обра щаться за консультацией к оракулу, который обычно не указывает на детей, когда его спрашивают относительно колдовства. Дети не могут выражать свою вражду или мелкие неприятности в терминах открове ний оракула относительно колдовства, т. к. лишены возможности обра щаться к оракулу.

Тем не менее известны случаи, когда оракул, перебрав всех подо зреваемых взрослых, вдруг называл имя ребенка и объявлял его колду ном. Однако мне говорили, что в таких случаях старые люди считают, что произошла ошибка. Они рассуждают так: "Чтобы защитить себя, колдун подставил вместо себя ребенка".

Дети рано узнают о колдовстве, и я обнаружил, что уже шестилетние мальчики и девочки понимают разговоры старших на эту тему. Мне говорили, что во время ссоры один ребенок может указать на плохую репутацию отца своего сверстника и сказать: "Кид ха! Когда ты спо ришь со мной, твои глаза делаются похожими на глаза твоего отца. Все 40 вы нехорошие колдуны, поэтому не ссорься со мной и не колдуй, что бы я не умер!"

Однако природу колдовства люди вполне понимают лишь после того как им приходится обращаться к оракулу, действовать в небла гоприятных обстоятельствах в соответствии с его ответами и осуществ лять магические обряды. Понимание растет вместе с социальным опы том каждого отдельного индивида. Колдунами в равной мере могут быть мужчины и женщины. Муж чина может быть околдован другим мужчиной или женщиной, но на женщин обычно действует колдовство только женщин. Больной муж чина обычно спрашивает оракула о своих соседях мужского пола, но если он консультируется по поводу больной жены или родственницы, он спрашивает о других женщинах. Это объясняется тем, что враждебные чувства гораздо чаще вспыхивают между двумя мужчинами или двумя женщинами, нежели между мужчиной и женщиной. Мужчина общается только со своими женами или родственницами, поэтому у него почти нет возможностей навлечь на себя гнев другой женщины. В самом деле, было бы подозрительно, если бы он спрашивал оракула о жене другого мужчины по поводу самого себя. Муж этой женщины мог бы подумать о супружеской неверности. Его удивило бы, что между его женой и ее обвинителем был контакт, который привел к ссоре. Однако мужчины часто консультируются у оракула относительно своих жен, поскольку не сомневаются в том, что порой вызывают их раздражение и даже ненависть. Однако я никогда не слышал о том, чтобы муж обвинял в колдовстве свою жену. Азанде говорят, что ни один мужчина не будет этого делать, поскольку никто не хочет, чтобы его жену убили или причинили ей вред. От этого больше всех потеряет он сам. Куагбиару говорил мне, что он никогда не слышал о человеке, который получил бы компенсацию за смерть своей жены. Другая причина, объясняющая, почему никто никогда не слышал о том, что мужу преподнесли птичьи крылья в знак обвинения его в колдовстве против своих жен, заключается в том, что сама женщина не может обращаться к оракулу и обычно поручает это своему мужу. Она может попросить его брата обратиться к оракулу от ее имени, однако имя мужа не может быть названо, ибо ни один муж не может желать смерти своей жены.

Я никогда не слышал о случаях, в которых мужчина был бы окол дован своей родственницей или женщина была околдована родственни ком. Более того, мне рассказывали только об одном случае, когда чело век был околдован родственником. Родственник может причинить че ловеку зло иным способом, но он никогда не будет колдовать против него. Ясно, что заболевший человек не будет спрашивать оракула о сво их братьях и сестрах по отцовской линии, ибо, если оракул скажет, что кто-то из них заколдовал его, то это означало бы, что он сам колдун, ибо колдовство наследуется по мужской линии.

Членов королевского рода авонгара нельзя обвинить в колдовстве, т. к., если бы какой-нибудь человек сказал, будто оракул открыл ему, что он заколдован сыном короля, то получилось бы, что король и его сыновья колдуны. Однако какое бы отвращение ни питал король к членам своего рода, он никогда не позволит простому человеку возво дить на них хулу. Поэтому, хотя частным образом азанде признают, что некоторые члены правящего рода могут быть колдунами, они редко спрашивают о них оракулов, поэтому их и не обвиняют в колдовстве. В прошлом они вообще никогда не спрашивали о них оракулов. Суще ствует устойчивое убеждение о том, что авонгара не являются колдуна ми, и оно поддерживается непререкаемой властью и престижем правя щих вождей.

Правители областей, представители округов, придворные, коман диры военных подразделений и другие высокопоставленные или бога тые люди почти никогда не обвиняются в колдовстве, если только сам вождь не сделает этого по собственному желанию или в силу смерти равного по положению человека. Простые люди вообще не отважива ются спрашивать оракула о влиятельных лицах, т.к. их жизнь стала бы невыносимой, если бы они нанесли обиду важному соседу. Поэто му Баге, глава совета в том селении, где я жил, мог говорить мне, что ни разу за всю свою жизнь не был обвинен в колдовстве, и мог бы предста вить целую толпу людей, готовых подтвердить, что этого никогда не было. Богатые и власть имущие, как правило, не подлежат обвинениям в колдовстве, поскольку никто не называет оракулу их имена, следова тельно, оракул никогда не вынесет приговор против них. Только в том случае, когда оракул часто слышит какое-то имя, он рано или поздно убьет птицу при звуках этого имени. Таким образом, можно сказать, что в сообществе азанде группа колдунов включает в себя мужчин и женщин класса простолюдинов, в то время как люди знатные совершен но, а обладающие властью в значительной степени свободны от обвинений в колдовстве. Все дети обычно также свободны от подозрений.

Отношение правящих вождей к колдовству отличается некоторы ми особенностями. Хотя сами они свободны от подозрений, они также твердо верят в колдунов, как и другие люди, и постоянно обращаются к оракулу с тем, чтобы найти, кто колдует против них. С особым интересом они расспрашивают оракула о своих женах. Оракул вождя считается также высшим авторитетом, который выносит приговор по всем случаям колдовства, включая убийство, а в прошлом он также защищал во вре мя войны своих людей от колдовства. Когда умирает не очень знатный человек, его смерть приписывается колдуну и за нее мстят точно так же, как за смерть обычного человека, однако за смерть короля или правя щего принца так не мстят и вообще приписывают ее чарам или котам…

Хотя само колдовство часть человеческого организма, его дей ствие является психическим. То, что азанде называют мбасимо мангу (душа колдовства), есть понятие, перебрасывающее мост между лично стью колдуна и личностью его жертвы. Необходимы некоторые объяс нения для понимания того факта, что колдун находился в своей хижине в тот момент, когда, по предположению, причинял комуто вред. Душа колдуна может покинуть свою телесную оболочку в любое время дня и ночи, однако азанде считают, что колдун посылает свою душу на зада ние ночью, когда его жертва спит. Она плавно плывет по воздуху, излу чая яркий свет. При дневном освещении увидеть этот свет может только колдун или знахарь, приступающий к лечению, однако в ночное время этот свет может наблюдать каждый человек.

Азанде утверждают, что свет души колдуна похож на свечение, излучаемое светлячком, но го раздо более сильное и яркое. Сами жукисветлячки никак не связыва ются с колдовством. Мр Лагае приводит следующий текст азанде: "Те, кто видел, как двигалось ночью колдовство, чтобы причинить комуто вред, говорят, что во Время движения колдовство блестит, как пламя. Оно сверкнет ненадолго, а затем гаснет". Азанде говорят, что колдовство можно увидеть, когда оно отдыхает на ветвях деревьев, ибо "колдовство подобно огню, оно излучает свет". Бели человек видит свет колдовства, он подбирает кусок древесного угля и кладет его под свою постель, чтобы его не постигло какоени будь несчастье.

Я лишь однажды видел колдовство во время его движения. Как-то я допоздна засиделся в своей хижине, делая записи. Около полуночи я закончил работу и, прежде чем ложиться спать, взял копье и отправил ся на обычную ночную прогулку. Я прогуливался среди банановых де ревьев в саду, расположенном позади моего дома, когда заметил яркий свет, исходящий от задней стороны хижины моего слуги по направлению к участку человека, которого звали Тупой. Мне показалось это интерес ным, и я направился в том направлении, пока не дошел до высокой тра вы, заслонившей от меня свет. Тогда я быстро обошел свою хижину, чтобы увидеть, куда делся свет, но больше не увидел его. Мне было из вестно, что только у одного человека, члена моей семьи, была лампа, способная дать такой луч света. Однако на следующее утро он сказал мне, что лег спать рано и не включал лампу. Не было недостатка в лю дях, готовых разъяснить мне, что я был свидетелем колдовства. Вскоре после этого, в то же самое утро относительно пожилой Тупой и еще один обитатель его жилища умерли. Это событие полностью объясни ло, какой свет я видел. Я так и не обнаружил его подлинного источника, которым вполне мог быть пучок травы, кем-то подожженный для осве щения, однако совпадение направления движения света и последующей смерти вполне соответствовало идеям азанде. Этот свет не сам колдун, подкрадывающийся к своей жертве, а истечение из его тела. В этом отношении мнения азанде вполне определенны. Колдун лежит на своей постели и посылает душу своего колдовства похитить психическую часть организма своей жертвы, его мбасимо пасио, душу его плоти, которую он будет пожирать вместе со своими соратникамиколдунами. Весь акт вампиризма является нема териальным: душа колдуна похищает душу жертвы. Я не смог полу чить точного объяснения того, что понимают под душой колдуна и душой некоторого органа жертвы. Азанде знают, что таким образом убивают людей, однако только сам колдун мог бы точно объяснить, что при этом происходит. Один человек описал нападение колдунов следующим образом: "Появляются колдуны и начинают бить в свои колдовские барабаны. Эти барабаны обтянуты человеческой кожей. Кожа натянута очень туго, и барабаны звучат громко, созывая всех колдунов. Барабаны выбивают дробь: "Человечье мясо, человечье мясо, человечье мясо!"

Они идут колдовать против человека, который находится в плохом "состоянии". Ненавидящий его колдун вместе с компанией колдунов идет к его жилищу. Они танцуют вокруг его хижины. Колдун, который ненавидит этого человека, открывает дверь хижины, с ритуальными те лодвижениями поднимает его с постели и выносит из хижины. Колдуны окружают его и мучают почти до смерти. Когда каждый колдун захва тит свою долю его плоти, они поднимаются и возвращаются к месту своей встречи.

Они берут небольшой колдовской горшок и начинают варить в нем плоть этого человека. Они раскладывают кусочки мяса по краям горшка. Затем одному из их компании они приказывают толкнуть его кусок мяса так, чтобы тот упал в горшок. После этого каждый аналогичным образом бросает свою порцию в горшок. Однако тот колдун, который их всех собрал, берет свою порцию и прячет ее. Другие колдуны долж ны будут умереть при мщении за смерть человека, мясо которого они взяли, т. к. все они ели это мясо.

Человек заболевает, и вскоре он уже при смерти. Его родственники справляются у оракула о его состоянии, и тот открывает им имя челове ка, собравшего колдунов. Они обращаются к оракулу по отравлениям, и тот убивает птицу при имени этого человека. Они берут крыло птицы, дают его этому колдуну и говорят ему: "Так и так, ты убил нашего родственника". Он отвечает: "Ладно, если я убил этого человека, то он оживет от моего колдовства". Он набирает в рот воду, брызгает ею и говорит: "Я сбрызнул водой птичье крыло".

Когда становится темно, он вновь встает как колдун и как колдун (т.е. бестелесно) берет мясо этого человека и возвращает его на соот ветствующее место тела. Он не ел человеческого мяса в компании кол дунов и обманул их, чтобы его не убили в отместку за смерть человека. Он делает это для того, чтобы возвратить мясо на место. Когда человек умрет и его родственники совершат магические обряды, магия не пора зит его. Это покажет, что он не ел человеческого мяса и нужно убить других колдунов, которые ели это мясо.

Поэтому азанде говорят так: невероятно, чтобы великий колдун должен был умереть в отместку за смерть людей, поскольку во время колдовства он не ест их мяса, а прячет его. Этим объясняется его долгая жизнь, ибо если бы он съел человеческое мясо, то вскоре должен был бы умереть от магии мщения.

Азанде пользуются одним и тем же словом как для описания психи ческих частей колдовской субстанции и других органов, так и для опи сания того, что мы называем человеческой душой. Все, что не воспри нимается органами чувств, точно так же может быть объяснено ссылкой на существование души. Лекарства действуют благодаря своей душе. Это объяснение позволяет преодолеть разрыв, существующий между магическим ритуалом и достижением его цели. Оракул по отравлениям также обладает душой, объясняющей его способность видеть то, чего не могут видеть обычные люди.

Поэтому действие колдовства не подчиняется обычным ограниче ниям, справедливым для большинства объектов повседневной жизни, однако считается, что его активность до некоторой степени ограниче на пространственными рамками. Колдовство не поражает человека, находящегося на далеком расстоянии, и вредит только тем, кто живет поблизости. Если человек покидает район, в котором он жил, когда подвергся колдовству, оно не преследует его. Колдовство, кроме того, нуждается в сознательном управлении. Колдун не может со вершить колдовство и отправить его на поиски любой жертвы, он обязан определить его объект и задать маршрут. Поэтому больной человек часто способен избежать дальнейшего ухудшения своего состояния, скрывшись подальше в буш, в травяную хижину, не известную никому, кроме жены и детей. Колдун пошлет свое 44 колдовство к жертве, но оно не найдет ее в доме и вернется обратно к колдуну.

С другой стороны, чтобы избежать колдовства, человек должен покинуть свой дом до рассвета, т.к. ночью колдуны спят и не заметят его бегства. Когда они поймут, что он сбежал, он будет уже недосягаем для их колдовства. Однако если они заметят его уход, они могут закол довать его, и с ним произойдет какоелибо несчастье во время путеше ствия или по возвращении домой. Поскольку считается, что колдовство действует только на небольшом расстоянии, постольку когда чьято жена заболевает во время посещения дома своих родителей, то колдуна, ответственного за эту болезнь, ищут здесь же, а не возле дома ее мужа, и если она умрет в доме своих родителей, муж может возложить ответ ственность на них, т.к. они не защитили ее, обратившись к оракулу по поводу ее состояния.

Чем дальше расположена хижина человека от соседей, тем больше он защищен от колдовства. Широкие пространства кустарниковых за рослей и огородов, отделяющих одну хижину азанде от другой, удив ляли уже первых путешественников и ставили в тупик исследователей страны азанде. Когда азанде, населяющих англоегипетский Судан, пытались заставить жить в рамках обычного сельского поселения, они пошли на это, испытывая самые дурные предчувствия, а многие бежа ли в бельгийское Конго, чтобы только не жить в тесном контакте с соседями. Азанде говорят, что их нежелание жить в тесной близости с другими людьми отчасти обусловлено стремлением увеличить рассто яние между их женами и возможными любовниками жен, а отчасти убеждением в том, что чем ближе к своей жертве живет колдун, тем больший вред он способен ей нанести.

Глагол "колдовать" на языке азанде звучит как но, однако это сло во обозначает еще и "стрелять", причем имеется в виду стрельба как из лука, так и из ружья. Толчком ноги колдунврач стреляет (но) кусочка ми кости в другого человека, находящегося на некотором расстоянии. Можно заметить аналогию между этими различными видами стрельбы и выделить их общую сущность: причинение вреда на расстоянии…

Говоря о колдунах и колдовстве, следует иметь в виду, что азанде обычно представляют себе колдовство как нечто совершенно безлич ное и существующее отдельно от конкретных колдунов. Когда человек говорит, что не может жить в каком-то месте из-за колдовства, то име ет в виду, что его предупредил об этом оракул. Оракул сказал ему, что, если он будет жить в этом месте, на него будут покушаться колдуны, и он понял эту опасность как общую опасность со стороны колдовства. Поэтому он всегда говорит о мангу, о колдовстве. Эта сила не сущест вует вне индивидов, на самом деле она является их органической составной частью, но когда конкретные индивиды не указаны и не собираются выяснять, кто они такие, то колдовство мыслится как не кая обобщенная сила. Следовательно, колдовство подразумевает каких то колдунов. Когда представитель азанде говорит о какомлибо несча стье: "Это колдовство", то он подразумевает, что оно вызвано колду ном, но он не знает, каким именно. Точно так же во время магических заклинаний он может сказать: "Пусть колдовство умрет", подразуме вая при этом любые попытки заколдовать его. Понятие колдовства не есть понятие некоей безличной силы, которая сама по себе набрасыва ется на человека, скорее это личностная сила, обобщенная в речи, ибо если азанде не конкретизируют, они вынуждены обобщать… Колдун не убивает свою жертву сразу. Напротив, если человек вне запно заболевает, он может быть уверен, что стал жертвой волшебства, а не колдовства. Воздействие колдовства приводит к смерти постепен но, ибо смерть наступает только после того, как колдун съест всю душу жизненно важного органа. Для этого нужно время, поэтому в течение длительного периода он часто посещает больного и за каждое посещение поглощает лишь маленький кусочек души избранного органа. Если же он берет сразу большую порцию, то прячет ее в свою соломенную по стель или в дупло дерева и поедает ее маленькими кусочками. Медлен но развивающееся хроническое недомогание дает пример болезни, выз ванной колдовством. Может возникнуть вопрос, не считают ли азанде, что постепенное уменьшение души какоголибо органа одновременно ведет к его физическому разрушению? Иногда они, безусловно, при держиваются этого мнения. Колдуны также выстреливают некоторые объекты, называемые ахумангу (вещи колдовства), в тела тех, кому они хотят навредить. Это вызывает боль в том месте, в которое попал выст рел; призывают колдунаврача, чтобы он извлек поражающие объекты, которые могут быть материальными вещами, червями или личинками.

Как правило, колдуны соединяются для своих вредоносных дейст вий и последующих мерзких пиршеств. Они помогают друг другу в зло деяниях и согласуют свои гнусные схемы. У них есть особая мазь, которую они втирают в кожу, и она делает их невидимыми в ночных похождениях. Это служит подкреплением той мысли, что иногда кол дун в своем телесном облике способен нападать на своих врагов. У кол дунов имеются также маленькие барабаны, которыми они пользуются, когда им нужно собраться на совещание. Эти совещания проходят под председательством наиболее старых и опытных членов братства, т.к. и среди колдунов существует определенная иерархия. Нужно пройти оп ределенный курс обучения под руководством опытного колдуна, преж де чем вас признают способным убить своего соседа. Увеличение опыта сопровождается ростом колдовской субстанции. Следует сказать так же, что колдун не может убить человека просто по своей инициативе, он должен высказать предложение об этом на встрече коллег под предсе дательством старшего колдуна. Вопрос тщательно обсуждается всеми собравшимися.

Рано или поздно колдун становится жертвой мщения, а если он дос таточно умен, чтобы избежать возмездия, его убивает другой колдун или чародей. Можно спросить, насколько велико различие между кол дунами, аборо мангу, и другими людьми, сшокунду? Мне никогда не приходилось слышать какоголибо утверждения на эту тему, но в ответ на прямой вопрос мне раз или два отвечали, что после смерти колдуны превращаются в злых духов {агириза). Обычные духи, аторо, являются доброжелательными существами, по крайней мере столь же доброжела тельными, как отцы семейств у азанде, и когда они порой вмешиваются в жизнь, то в целом такое вмешательство оказывается благоприятным для людей. С другой стороны, агириза обнаруживают злобную нена висть по отношению к людям. Они завлекают путешественников в за росли буша, ссорят их и насылают болезни. В Судане я редко слышал об этих духах и встречал многих молодых людей, которые не верили в их существование. Однако по описаниям мра Лагае, вера в них суще ствует среди азанде, живущих в Конго, хотя он не говорит о том, что они являются умершими колдунами, и не подтверждает предположений капитана Филипса, который описал их нападения на путешественников в стране азанде, расположенной в англоегипетском Судане. Майор Ларкен говорил мне, что его наблюдения похожи на мои собственные и что в течение весьма длительного проживания в стране азанде он тоже редко слышал об этих духах. Существование колдовской субстанции в живых людях становится известным благодаря вердикту оракула, что подробно описано в части 3. После смерти она обнаруживается в процессе вскрытия брюшной поло сти, и это дает нам еще один метод установления физической основы колдовства. Я уже упоминал о том, что органом, в котором находится колдовская субстанция, является тонкая кишка. Азанде говорили мне: "Азанде думают, что колдовство находится внутри человека. Когда в прошлом они убивали человека, то разрезали ему живот, чтобы по смотреть, нет ли там колдовского вещества. Если находили в животе колдовское вещество, то говорили, что человек был колдуном. Азанде думают, что колдовское вещество представляет собой круглую вещь, находящуюся в тонкой кишке".

Условия, при которых производилось вскрытие до прихода евро пейцев, неясны. По сообщению одного из моих информаторов, Гбару, вскрытия были обычными в древней культуре Мбому, а трудности по явились только во время Гбудви. Возможно, это была древняя практи ка, которая постепенно стала исчезать по мере усиления политической власти рода авонгара, но возродилась в своем прежнем значении после нашествия европейцев. Как сообщили мне все, с кем я разговаривал, король Гбудви не поддерживал практики вскрытия. Онтози рассказал мне, что, когда один из его соседей осуществил вскрытие своего род ственника, объявленного колдуном оракулом Гбудви, Гбудви заявил, что если он еще когда-нибудь увидит этого человека, то самому ему раз режет живот. По-видимому, Гбудви заметил, что эта практика противо речит закону, и постановил считать приговор своего оракула оконча тельным. Если его оракул объявил коголибо виновным в убийстве по средством колдовства, то этот человек безусловно виновен, и не нужно прибегать к проверке посредством вскрытия трупа после смерти обви няемого. Вскрытие официально не признавалось, и человек, предпри нимавший посмертную проверку лица, обвиненного оракулом Гбудви или его представителем, рисковал вызвать серьезное неудовольствие короля.

Однако иногда, когда колдуна наказывают без королевского вме шательства, вскрытия производятся. Иногда родственник умершего че ловека действует в соответствии с вердиктом своего собственного ора кула и мстит колдуну, не ожидая подтверждения со стороны королевс кого оракула. В этом случае его действия не считаются правомерными, и если родственники жертвы мщения смогут показать, что в ее животе не было колдовской субстанции, они имеют право требовать компенса ции в королевском суде от того человека, который превысил свои пол номочия.

Азанде королевства Гбудви говорят, что в королевствах Вандо, Марингинду, Эзо и Тембура вскрытия проводятся гораздо чаще и их количество сильно увеличилось даже в королевстве Гбудви в период анархии, последовавшей за его смертью и завоеванием его королевства. Производилось вскрытие тех людей, которые еще при жизни заплатили компенсацию за убийство. Родственники этих людей хотели бы возвра тить уплаченную компенсацию и доказать свою собственную неприча стность к колдовству. Можно было произвести вскрытие сыновей или братьев, поскольку полученные свидетельства в этих случаях эквива лентны. Ведь если человек был колдуном, то и сын его также колдун. Но когда посмертно или еще при жизни доказывается невиновность че ловека, возникает ненормальная правовая ситуация, ибо человек уже уплатил компенсацию за убийство. Мне неизвестно, каким образом разрешаются такие вопросы в других королевствах азанде после евро пейского завоевания. Во время правления Базонгода, старшего из сы новей Гбудви, оставшихся в живых ко времени его смерти, их разреша ли, не обращаясь в европейские трибуналы, т. к. сыновья Гбудви счита лись с ними не более, чем их отец.

Онтози рассказывал мне, что уже после смерти Гбудви произошел один случай, который вызвал удивление и остался непонятным. Некий человек в государстве принца Базонгода был обвинен в убийстве по средством колдовства и уплатил компенсацию за убийство. Через неко торое время он умер, его родственники вскрыли ему живот и не обнару жили там колдовства.

С другой стороны, вскрытия людей, принадлежащих добропоря дочному роду, но обвиненных в мелких колдовских действиях, не тре бующих платы за причиненный ущерб, могли быть довольно распрост раненными даже до европейского завоевания и в значительной мере сохранились после него. Мекана, которому было не более тридцати лет, видел три таких вскрытия.

Человек, которого часто обвиняли в колдовстве, даже если при этом ему не приписывали убийства, почувствовал бы себя беспричинно оскорбленным. При этом и на весь его род легла бы тень подозрения. Поэтому он приказал бы своим сыновьям вскрыть его тело перед похо ронами, чтобы установить, насколько были оправданы эти нападки на честь его рода. Если бы кто-то из сыновей умер раньше его, он сам со вершил бы вскрытие его тела. Азанде мыслят логично, исследуют мир в рамках собственной культуры и убеждены в последовательности своих воззрений. Если колдовство представляет собой органическую субстан цию, его наличие можно установить с помощью посмертного вскрытия. Если оно наследуется, его можно обнаружить в теле любого члена рода колдунов так же неизбежно, как и в теле самого колдуна в виде смеси, приготовленной из различных деревьев. До тех пор, пока он не пройдет процедуры очищения, ему не дают ни есть, ни пить, т. к. он считается оскверненным подобно женщине, у которой умер муж. И наконец, если колдовская субстанция не была обнаружена, готовится пиршество, на котором человек, совершивший разрезание, и один из родственников умершего вынимают тыквенный сосуд с пивом, а родственники умершего и родственники человека, совершившего разрезание, обмениваются подарками. Они поочередно подходят к членам другого рода и кладут на землю перед ними свои дары…

Вскрытие производится на краю могилы в присутствии людей. Его производят родственники умершего, его друзья, кровные братья и по жилой человек, пользующийся всеобщим уважением в этих местах, ко торый обычно следит за соблюдением похоронного обряда, за работой могильщиков и другими приготовлениями к похоронам. Многие из та ких пожилых людей неоднократно присутствовали на подобных цере мониях в прошлом, и именно они выносят решение о наличии или от сутствии в теле колдовской субстанции. Они могут указать ее наличие в кишках, извлеченных из живота умершего.

На животе делают два горизонтальных разреза, зажимают один; конец кишки расщепленной веткой и, вращая ее, наматывают кишку на ветку. После того, как другой конец кишки оторвется от тела, второй человек подхватывает его и начинает отходить от первого, постепенно разматывая кишки. Один из старейшин проходит вдоль растянутых в воздухе кишок и рассматривает их с целью обнаружения колдовской субстанции. После того, как проверка закончена, кишки обычно вновь помещают в живот и погребают тело. Мне говорили, что если в животе человека не обнаруживали колдовской субстанции, родственники умер шего могли хлестать кишками по лицу его обвинителей или могли вы сушить кишки на солнце, а затем принести их в суд и хвастаться своей победой. Я слышал также, что если находили колдовскую субстанцию, то обвинители умершего могли взять кишки и повесить их на одно из деревьев, растущих вдоль дороги, которая вела ко двору правителя.

Вскрытие и захоронение тела должно быть совершено кровными братьями покойного, это одна из обязанностей кровных родственни ков. Один из моих собеседников говорил мне, что если бы человек, ко торый не состоит в кровном родстве с родом покойного, осуществил всю погребальную церемонию, то благодаря этому он стал бы их кров ным родственником. Если в теле покойного обнаруживают колдовскую субстанцию, то человек, осуществлявший вскрытие, должен понести за эту операцию серьезное наказание. Даже независимо от того, будет ли обнаружена колдовская субстанция, он должен после данной операции подвергнуться ритуальному очищению. Родственники умершего носят его на плечах по кругу, издавая при этом ритуальные жалобные крики, а затем бросают его на землю в красные корнеплоды растения нонга (Amomum korarima), чтобы "вытянуть из него холод". Родственники умершего несут его к реке, омывают ему руки и поят настойкой.

Следующие тексты дадут читателю наглядное представление о вскрытии. Первые два рассказал Мекана. В первом тексте говорится о том, как старейшины обнаружили колдовскую субстанцию.

"Один человек рассказывает:

"Мой кровный брат, я много страдал от злых языков, т. к. люди всегда обвиняли меня в колдовстве. Когда умер мой сын, я захотел раз резать ему живот, чтобы увидеть свое колдовство, ибо это был мой соб ственный сын".

Кровный брат отвечает ему:

"Ты говоришь правду, господин, и поскольку мы состоим с тобой в кровном родстве, мы разрежем живот твоему умершему сыну". Они входят в хижину, поднимают тело и несут его к могиле. Затем кровный брат берет в руки нож и вскрывает живот, делая разрез между ребрами и пупком. Он режет тело вдоль внутренней кромки ребер, углу бляясь в живот. Затем идет и отрубает ветку дерева дама (Sarcocephalus esculentus), расщепляет се на конце, зажимает ею конец кишки и начи нает постепенно наматывать кишки на ветку. Некоторые из руководя щих процедурой лиц при этом говорят:

"Ай-ай-ай! Какой нехороший живот, сегодня мы обязательно уви дим колдовское вещество!"

После недолгого наматывания кишок производивший разрез вос клицает:

"Есть колдовское вещество!"

Родственники говорят:

"Продолжай накручивать!"

Но проводивший разрез отвечает:

"Уже не нужно. Взгляните сперва на эту вещь, похожую на колдовское вещество! Посмотрите, люди короля, разве не похожа эта вещь на колдовское вещество?"

Старейшины говорят:

"Это колдовское вещество".

После этого зрители начинают разбегаться, восклицая при этом:

"Эта вещь приносит несчастье, мы не будем смотреть на нее, кол довство приносит зло, и мы можем умереть, увидев его!" Проводивший разрез замечает:

"Все разбежались".

После этого он поворачивается к родственнику умершего и гово рит ему:

"Дайте мне подарки, чтобы я похоронил тело".

Родственники умершего отвечают:

"Да, это печальное дело, мы дадим тебе подарки".

И они начинают давать ему подарки, одни пятнадцать, другие двадцать за великодушие кровного брата (Азанде говорят "двадцать дротихов", но это означает просто двадцать подарков, одни из которых действительно могут быть дротиками, но другие могут быть мотыгами, ножами, корзинами с пищей и т.д.), затем хоронят тело.

Люди говорят:

"Вы действительно колдуны, т. к. мы видели ваше колдовское вещество". Становится известно, что они колдуны, тень по зора и бесчестия ложится на весь род…"

Приведенный выше текст не нуждается в комментариях. Во вто ром тексте речь идет о пожилом человеке, умершем на своей постели, которого длительное время оскорбляли обвинениями в колдовстве и который пожелал оставить после себя незапятнанное имя и поддер жать честь своего рода.

"Когда человек, которому не раз давали птичьи крылья как знак его колдовства, чувствует приближение смерти, он говорит: "Я глубоко унижен, и когда я умру, без колебаний вскройте мне живот".

Поэтому, когда он умирает, собираются его родственники, тихо совещаются и говорят: "Наш родственник умер, пойдем и подготовим оракула".

Они идут, подготавливают оракула и говорят ему: "Это наш род ственник, которому мы будем вскрывать живот. Если мы найдем кол довское вещество, то пусть оракул убьет птицу.

Если же мы не найдем колдовского вещества, то пусть оракул пощадит птицу". Если оракул отпускает птицу, они берут другую птицу и говорят: "Эта птица осталась живой, она жива благодаря истине, и если мы не увидим сегодня колдовского вещества, то пусть оракул убьет эту вто пую птицу.

Если же ты сказал нам не правду, и мы увидим сегодня кол довское вещество, то отпусти также и эту птицу". Если оракул скажет, что они увидят колдовское вещество, они пе оестают заниматься этим делом, но если оракул заверит их, что в теле "умершего нет колдовского вещества, они уходят, тихо говоря друг другу: "Мы обязательно вскроем живот этому нашему родственнику". Когда наступает вечер, они призывают к себе кровного брата и го ворят ему: "О, кровный брат наш, приходи и вскрой наш живот, живот нашего родственника!"

Родственники берут тело умершего и несут его к могиле. Они гово рят: "Приди, наш кровный брат!" Затем обращаются к другим людям: "Друзья, постойте здесь. Что мы вам скажем? Мы не будем хоронить нашего родственника вместе с его животом, но вскроем его. Наше кол довство есть его колдовство, и если в его кишках вы увидите колдовс кое вещество, то это также наше колдовское вещество. Поэтому стойте и смотрите на наше колдовское вещество".

Одним ударом они вспарывают живот, затем отрубают ветку дере ва дама, расщепляют ее конец, зажимают расщепом кишки и начинают наматывать их на ветку. Когда эта процедура заканчивается, они изда ют громкий крик, и родственники умершего быстро разматывают киш ки для проверки. Они объявляют, что колдовского вещества нет, и ста рейшины, которые знают, что это такое, подтверждают их слова. После этого они говорят: "Положите кишки опять в живот. Довольно".

Теперь они начинают носить на плечах того, кто производил вскрытие тела, а также его сыновей, если те присутствуют на церемо нии. Они бегут вместе с ним к ручью и обмываются в нем. Затем они возвращаются и дают производившему вскрытие масло, которым он смазывает свое тело. После того, как он смажет свое тело маслом, они дают ему полизать соли и говорят: "Иди домой, а мы будем готовить для тебя пиво. Приходи со своими родственниками пить пиво за то, что ты вскрыл наш живот". Хозяин хижины, родственник умершего, возвращается в свой дом и готовит пиво, затем отправляет посыльного за человеком, производив шим вскрытие, говоря при этом: "Приходи, пиво готово, и мы расколем с тобой тыкву".

Человек, производивший вскрытие, встает и идет в хижину позвав шего, в которой собираются также его родственники и родственники умершего. Глава семьи выходит из хижины с тыквой, наполненной пи вом, и говорит: "Пусть человек, который резал живот, выйдет вперед", и когда тот выходит, глава семьи говорит ему: "Разрезатель живота, пусть твои родственники, которые здесь присутствуют, выйдут вперед, мы дадим им подарок, и пусть они нам дадут подарок, а потом разопь ем тыкву". После того, как пиво распито, начинается общий обмен подарками между родственниками умершего и родственниками разрезавшего жи вот. Тот, кто делает комуто подарок, также получает от него подарок, после того, как обмен подарками закончился, они готовят кашу и ва рят птицу, наливают пиво в чашу и подносят тому, кто разрезал живот. Затем он тщательно моется, они дают ему масло, и он натирается им, возвращается к своим родственникам и говорит им: "Теперь вынесите им мое пиво". Они выносят пиво из хижины, дают ему это пиво вместе с кашей и птицей, и он вместе со своими родственниками пьет пиво. На этом все заканчивается…"

Куагбиару рассказывал:

"В прошлом, когда человека убирал его ровесник с помощью кол довства, они консультировались у оракула по поводу его смерти и хватали какого-нибудь мужчину или женщину. Родственники умер шего человека с приговором оракула шли к принцу. Принц спрашивал своего оракула, и если тот также обвинял данного человека, принц го ворил родственникам умершего, что колдун должен выплатить им ком пенсацию дротиками. Принц приказывает колдуну уплатить родствен никам умершего двадцать дротиков и дать женщину. Колдун отдает дротики и женщину. Если есть другой колдун, помогавший первому в убийстве, он выплачивает десять дротиков за эту помощь. На этом дело заканчивается, и их оставляют в покое.

Когда умирает родственник колдуна, колдун говорит: "Я уплатил компенсацию дротиками без оснований, просто потому, что я колдун. Будет хорошо, если они распорют живот этого моего родственника и посмотрят на то колдовское вещество, с помощью которого мы убива ем людей".

Он поднимается, берет цыпленка и со своими родственниками идет к оракулу. "Если мы разрежем живот нашему родственнику и увидим в его животе колдовское вещество, то оракул убьет цыпленка. Если это не правда, если в его животе нет колдовского вещества и люди напрасно обвиняли нас в колдовстве, то оракул пощадит цыпленка". Им очень приятно, когда оракул оставляет цыпленка в живых.

Они возвращаются из буша и говорят, что хотят вскрыть живот своего родственника, чтобы посмотреть, имеется ли там колдовское ве щество, т. к. они уплатили двадцать дротиков и женщину и поэтому при шли посмотреть на свое колдовское вещество. Тогда какой-нибудь посторонний человек берет нож, втыкает в тело ниже грудной кости и режет вдоль ребер вниз по животу сначала с одной стороны, потом с другой. После этого они вытягивают кишки, проверяют их на наличие колдовского вещества и не обнаруживают его.

Они говорят людям: "Смотрите, мы уплатили дротики и женщину в возмещение колдовства, т. к. говорили, что мы убили человека, а теперь обнаружилось, что нет колдовского вещества в нас. Мы хотим получить обратно наши дротики и женщину". Они говорят тому человеку, которому раньше уплатили компенса цию за смерть его родственника, что он должен возвратить дротики, поскольку в животе человека, который был обвинен в убийстве, не было колдовского вещества. И тогда он возвращает дротики и женщи ну колдуну, который когда-то уплатил их в качестве компенсации за смерть его родственника".

Так поступали многие люди, однако Гбудви относился к этому весьма неодобрительно и говорил, что если люди подвергнут сомнению приговор его оракула и вскроют живот человеку, чтобы посмотреть на колдовское вещество, то он сурово накажет их… Говорят, что в прошлом азанде иногда убивали детей мужского пола, чтобы посредством вскрытия доказать, что у них нет колдовского вещества. Я сильно сомневаюсь в существовании столь жесткого обы чая и, опираясь на многочисленные исследования, могу отметить лишь один случай такого рода.

Этот единственный случай связан с Бизанга из королевства Базуг ба сына Вандо. Куагбиару, рассказавший мне о нем, узнал об этих со бытиях в то время, когда, будучи ребенком, в общей панике бежал вме сте со своим отцом ко двору Базугба после пленения и изгнания Гбудви в 1882 году. Бизанга был кузнецом клана Абазили. С помощью колдов ства он умертвил Нгбанзи из клана Агбоку, однако Бафука принудил пострадавшую семью принять компенсацию дротиками и не позволил ей в отместку убить Бизангу, т. к. тот был кузнецом и делал инструменты для обработки земли. Профессия кузнеца в те времена ценилась гораздо выше, чем теперь. Поэтому за свое преступление он уплатил компенсацию в виде двадцати дротиков и отдал в придачу свою дочь. Однако он "потерял покой от стыда и наказания, которое считал несправедливым, и однажды вечером соседи услышали его жалобные смертные песни. Со всех сторон люди поспешили к его хижине, чтобы узнать о причине его плача, и глазам их предстало страшное зрелище: на земле лежал мальчик двенадцати лет, задушенный собственным отцом.

Он попросил одного из соседей вскрыть живот мальчика, чтобы посмотреть, нет ли там колдовства, но тот отказался. Когда он обра тился к другим людям, говоря: "Я хочу увидеть свое колдовство", то все отказались, боясь короля, который был бы разгневан этим вызовом приговору его оракула. Убедившись в том, что никто не соглашается выполнить его просьбу, он осуществил вскрытие сам и обнаружил, что колдовство действительно есть. Спустя несколько месяцев Бизанга умер, будучи шла машу, как говорят азанде, что означает "от мести или следствий колдовства", ибо он совершил запрещенное: вскрыл живот сына своими собственными руками, не уплатив другому человеку за эту операцию и захоронение недоброго тела…

Иногда колдовство обнаруживают в собаках или связывают его с различными животными и птицами. Порой собака имеет злобный нрав и так прожорлива, что напоминает человека. Эти и другие недостатки приводят азанде к мысли о том, что собаки часто являются колдунами. Это мнение подкрепляется теми немногочисленными случаями, в кото рых вина собаки в колдовстве была доказана суждением оракула. Азан де рассказывали мне, что иногда родственники умершего человека без результатно расспрашивали оракула о своих соседях, и когда, наконец, они ставили вопрос, не виновата ли в его смерти какая-нибудь собака, то получали утвердительный ответ. Правда, не зафиксировано ни одно го реального случая подобного рода.

Трудно сказать, насколько серьезно азанде верят в то, что и другие животные могут быть колдунами. Я обнаружил, что в обычных ситуа циях повседневной жизни азанде относятся к этому вопросу скорее с юмором, хотя мне приходилось наблюдать их страх при появлении или крике животного, ассоциируемого с колдовством. Это особенно отно сится к ночным птицам и животным, которые вполне определенно ассо циируются с колдовством и даже считаются слугами колдунов. Летучие мыши вообще внушают отвращение, а совы приносят большое несчастье, если ночью кричат возле хижины. Существует сова, называемая гбуку, которая по ночам кричит "хихихихи!". Когда человек слышит этот крик, он понимает, что колдун вышел из дома и издает свой магический свист, одурманив себя соком растений, растущих в его хижине. Шакал, завывающий недалеко от дома, считается предвестником смерти.

Однако азанде говорят о животных как о колдунах также в шутку, подразумевая при этом лишь то, что они умны и обладают способнос тями, которые представляются человеку удивительными. Так о домаш нем петухе, своим криком приветствующем наступление нового дня за долго до того, как люди заметят первые признаки рассвета, они гово рят: "Он видит в себе дневной свет, он колдун". Азанде не были удивлены, обнаружив колдовское вещество в моей козе, и вспоминали о том, что при жизни она пыталась бодать людей и была сварливым, злобным созданием.

Нельзя заранее знать, какие животные, обитающие в буше, наделены колдовством, особенно если речь идет о хитрых животных, которым, по-видимому, известно все, что может предпринять охотник. О живот ном, избегающем их сетей и ловушек, азанде скажут: "Это колдун". Я думаю, что, хотя это выражение скорее следует понимать: "Умный, как колдун", оно наводит на мысль о связи между умом или ловкостью и колдовством. Эта связь недвусмысленно утверждается различными людьми в Конго, где как и у азанде колдовство считается органи ческой субстанцией. Азанде не разделяют этого мнения относительно ума и ловкости, проявляемых в повседневной социальной жизни и в технологических занятиях, однако они подозревают колдовство, ког да сталкиваются с чемто необычайным. Так, они считают, что зна харь может совершать свои чудеса только потому, что он также явля ется колдуном…

Наиболее страшными из всех этих злобных созданий, которые классифицируются по их связи с колдовством, являются дикие коты, называемые адандара. Они обитают в зарослях буша, имеют гибкое тело, сверкающие глаза и по ночам издают пронзительные вопли. Об этих котах азанде часто говорят: "Это колдуны, это то же самое, что колдуны". Коты вступают в половые связи с женщинами, которые пос ле этого рождают котят и кормят их грудью, как человеческих младен цев. Каждый согласен, что такие коты существуют и видеть их гибель но. Даже слышать их крики означает несчастье. Однажды ночью я ус лышал крик кота, и вскоре один из моих слуг пришел к моей хижине попросить у меня магический свисток, который я приобрел и который был сделан специально для защиты от этих котов. Он несколько раз дунул в свисток и ушел опять в свою хижину, по-видимому, довольный тем, что ему удалось отогнать опасность от нашего дома.

Ссылаясь на азанде, майор Ларкен пишет: "Одного человека при тащил на своей спине друг. Человек был слаб и находился в полубес сознательном состоянии, потому что увидел котов". "Это была плохая женщина, которая показала ему котов", высказали замечание на блюдатели. В другом случае человек рассказал, что, прогуливаясь по дороге, он встретил колдунью, которую сопровождали два кота мужс кого и женского пола, причем самца можно было отличить по связке амулетов, висящих на шее. Придя домой, человек почувствовал сла бость и головокружение. Он уснул, а когда проснулся, то не смог встать из-за сильной тяжести в голове. В то время, как он лежал на постели, в хижину вошла женщина. Она объяснила ему, что вовсе не хотела, что бы он увидел ее и ее котов, и не желала ему вреда, поэтому пришла по править дело. Она взяла его за руки и приподняла. Затем она сказала ему, чтобы он прополз между ее ног. Он сделал это и исцелился. Он боялся назвать ее имя, чтобы не умереть, но сказал, что готов когда угодно указать на нее. Друзья настойчиво советовали ему не делать этого, говоря: "Придет комиссар округа и будет спрашивать ее относительно котов, она рассердится на тебя за то, что ты рассказал о ней, и может тебя убить"".

Я думаю, это был тот самый человек, которого майор Ларкен по сылал ко мне для того, чтобы он рассказал мне о своих встречах с кол довством, что он сделал с большой неохотой. В то время я не вел запи сей однако позднее сумел вспомнить основное содержание его инфор мации. Как-то раз, будучи еще ребенком, он гулял в саду и вдруг увидел впереди себя женщину, стоящую на коленях. Подойдя ближе, он заме тил, что у каждой груди она держала сосущего котенка. Испугавшись, он тотчас хотел убежать, однако женщина позвала его, и, подойдя к ней поближе, он сумел ясно разглядеть котят. Она сказала ему, что увиден ное может погубить его, если он не выполнит ее указаний. Он никому не должен говорить о том, что видел, и когда он пообещал сохранить тай ну, она заставила его проползти между ее ногами и снабдила магичес кой мазью, которая должна была послужить противоядием лицезрения от котов. Возвратившись домой, он на некоторое время серьезно заболел, однако воспользовался мазью женщины и выздоровел. Я не смог угово рить его открыть мне имя женщины, несмотря на то, что после того случая прошло уже много лет. Обсуждая впоследствии эту историю с майором Ларкеном, мы пришли к выводу, что хотя главный факт женщина, кормящая грудью котят, совпадает в обоих случаях, о ко торых этот человек рассказал нам, остальные детали расходятся слиш ком сильно, чтобы их можно было объяснить простой забывчивостью, Поэтому я подозреваю, что часть этой истории была выдумана для мое го удовольствия.

Много месяцев спустя я шел по центральному поселению, в кото ром построил постоянную резиденцию, где меня хорошо знал каждый и сам я знал множество людей, как вдруг узнал, что мой друг Нгбаранда серьезно болен из-за котов. Я тотчас решил навестить его. Он лежал в своей хижине на постели, брошенной на пол, а его жена на дворе варила какое-то лекарство, бормоча над ним заклинания. Я зашел в хижину поговорить с Нгбаранда, который показался мне очень больным, хотя я и не знал, что с ним случилось. Три или четыре дня назад он шел по лесу, как вдруг навстречу ему попались три кота. Он разглядел их со вершенно отчетливо и с тех пор заболел. Он сказал мне, что сразу же соскоблил немного древесной пыли с мундштука своего магического кошачьего свистка и съел ее в качестве противоядия. Мы немного по болтали, затем я оставил его и вышел посмотреть, чем занимается его жена. Она все еще помешивала лекарство и бормотала над ним отрыви сто и бессвязно. В то время меня сопровождал помощник, и я попросил его записать сказанное, чтобы потом он смог это повторить. Он дал мне текст, который выглядел следующим образом: "Она начала растирать кунжутное семя, а когда закончила, оставила его и пошла копать лекар ства, копать противоядие от волшебства нет, не от волшебства, а от котов. После того, как она накопала достаточное количество лекарст ва, она возвратилась с ним в свой дом, а когда пришла домой, взяла маленький горшок и поставила его на огонь. Она насыпала лекарство в холодную воду, размешала его, а затем вылила в горшок, стоящий на огне, и после этого насыпала туда кунжутного семени. Потом она нача ла говорить: "Вы лекарства, лекарства от котов, против котов, которые я собираюсь приготовить сегодня. Человек, который показал моему мужу котов, не может возвратиться. Она не может оставить своих котов спать на листьях багара (дерево, похожее на яблоню). Она не может ос тавить своих котов спать на листьях дама. Пусть человек, который по казал моему мужу котов, умрет. Та женщина, которой он обещал ждать ее, а потом решил не ждать, в отместку показала ему котов пусть она умрет. Коты того человека, который показал их Нгбаранда, не могли встретиться на дороге. Давала ли она птицу своим котам днем, или она давала птицу своим котам ночью, все они умрут. Женщина, которая показала котов моему мужу, не может остаться живой. Вы противоядие от котов, которое я здесь варю. У Нгбаранда нет родственников, кото рые положат подарки перед этим лекарством, поэтому он встанет здо ровым. Вот для этого я варю это лекарство. У него нет родственников, поэтому я готовлю лекарство вместо родственников. Тот человек, кото рый показал ему котов, так что он видел их своими собственными гла зами, та смерть, которая вращает зрачок глаза, пусть они уйдут, и его глаза станут такими же ясными, как наши глаза".

В этом тексте имеется несколько пунктов, требующих объяснения. Листья багара и дама часто используются в качестве подстилки для но ворожденных детей, и ссылка на них означает "пусть она умрет и боль ше не рожает котов". Предложение о "той женщине, которой он обещал ждать ее, а потом решил не ждать и которая в отместку показала ему котов", говорит о женщинах, которые часто вступают в любовные свя зи и для этой цели заманивают мужчин в заросли буша. Если мужчина отвергает или обманывает их, они мстят ему, показывая своих котов и тем самым доводя его до смерти. Далее в приведенном тексте она объяс няет лекарству, почему именно она занялась его приготовлением, хотя магия не дело женщин. У ее мужа нет родственников, которые могли бы взять это на себя. Обычно люди кладут подарки перед лекарством, т.е. платят ему, чтобы оно подействовало. Люди знают, что лекарство готово хорошо подействовать, когда оно закипело. В конце концов, Нгбаранда выздоровел.

Хотя я лично встретил лишь двух людей, которые действительно видели адандара, в преданиях азанде говорится о большом числе таких случаев. О некоторых известных королях прошлого говорится, что они умерли от вида этих котов, и я полагаю, что этим выражается почтение к их королевскому сану, ибо это выглядит более значительно, нежели смерть от простого колдовства. В преданиях говорится, что Базингби, основатель империи, впоследствии распавшейся на четыре королевства: Вандо, Марингинду, Эзо и Гбудви, умер после того, как открыл дверь хижины, принадлежащей одной из его жен, Нандуру, которая вместе с тем была его дочерью, и увидел выбежавшего из хижины кота. Она была казнена вместе с ее двумя котамидетенышами. Согласно од ному рассказу, отец Базингби, Якпати, умер сходным образом, увидев котов, рожденных его женой Нанзагой из клана Акове. Аналогичной причине приписывают смерть Зенгенди из клана Ангумби, любимца Гбудви, правителя, вышедшего из простого народа. В знаменитой кам пании последнего времени войска Гбудви потерпели поражение пото му, что его лучший полк Абайего увидел котов во время грабежа селений через которые он проходил. Азанде ссылаются на известные слу чаи подобного рода, когда их спрашивают о достоверности существо вания их котов. Все азанде твердо верят в их существование, и многие из них носят с собой магические свистки для защиты от этих животных. Эти свистки делают из растенийпаразитов, растущих на дереве дама. Мне говорили, что человек произносит над свистком следующее закли нание: "Ты паразит (мбими) дерева дама, ты лекарство от котов. Женщина не может показать мне своих котов. Коты не могут прибли зиться к моему участку. Когда я дуну в мой кошачий свисток, то, даже если женщина покажет мне своих котов, я не умру".

Некоторые люди владеют даже еще более сильной магией, и один представитель клана Андебили, который умер во время моего пребыва ния в стране азанде, прославился тем, что мог есть этих котов. Он обла дал такой магической силой, что они не могли причинить ему вреда.

Один текст говорит о котах следующее: "Женщина, рожающая ко тов сначала вступает в половую связь с котом, а потом спит с мужчи ной. Она одновременно зачинает ребенка и котов. Она беременна ре бенком и котами. Когда приходит время рожать, она идет к женщине, помогающей разрешиться от бремени котами, и говорит, что у нее уже начались родовые схватки, и она просит помочь ей в качестве повиваль ной бабки. Женщина встает, и они вместе идут к термитнику, который был у нее на примете. Она разрешается от бремени котами, а повиваль ная бабка кладет их на землю и обмывает их. Они прячут котов в тер митнике и возвращаются домой. Повивальная бабка говорит женщине, родившей котов, чтобы она растерла курукпу и кунжут и их смесью на мазала котов. Родившая котов женщина соглашается. Она растирает курукпу, берет масло, идет к котам и смазывает их маслом и курукпу. Повивальная бабка отправляется домой.

На следующий день она рожает ребенка, и никто не знает, что она родила котов. Коты вырастают и начинают питаться птицами. Хозяин фермы жалуется на исчезновение своих кур и в недоумении восклицает: "Откуда взялись коты, пожирающие моих кур?", не зная о том, что ро дила котов его жена. Это ужасные животные, и если человек их увидит, то вряд ли он выживет и, скорее всего, умрет. Котов рожают лишь очень немногие женщины. Обычная женщина не может родить котов, на это способна лишь та женщина, мать которой рожала котов, и она будет делать это так, как делала ее мать".

Лесбиянские действия женщин азанде часто называют адандара. Они говорят: "Это то же самое, что и коты". Данное сравнение основа но на равно зловещем характере обоих феноменов и на том факте, что они представляют собой женские действия, которые способны вызвать смерть любого мужчины, видевшего их. Здесь достаточно краткого описания лесбиянства и некоторых родственных феноменов, которые у азанде считаются предвестниками несчастья. Женщины азанде, особен но те из них, которые живут в поместьях принцев, доставляют себе сек суальные удовольствия с помощью фаллоса, сделанного из корня дере ва. Говорят, что в прошлом принц без колебаний казнил жену, уличен ную в гомосексуальных действиях, и даже сегодня, как мне известно, принц изгоняет жен из своего дома по той же самой причине. У простых людей, если муж обнаруживает, что его жена занимается сексом с дру гой женщиной, он избивает ее и устраивает скандал. Гнев мужа обуслов лен его страхом перед несчастливыми последствиями, к которым может привести лесбиянство. Поэтому азанде рассматривают лесбиянство как такое же зло, каким являются колдовство или коты, кроме того, они полагают, что именно гомосексуальные женщины способны рожать котов и колдунов. В лесбиянстве и рождении котов зло ассоциируется с сексуальными функциями женщины, и следует отметить, что любое необычное функционирование женских половых органов считается не счастьем. Для мужчины вредно, если женщина вызывающе покажет ему свое влагалище, и еще более вредно, если она продемонстрирует свой анус в присутствии мужчины. Иногда женщина заканчивает семейную ссору, показывая мужу часть своего тела аналогичным образом. Об этих обычаях здесь говорится для того, чтобы читатель понял, что колдовство вовсе не является единственным носителем несчастья. Име ются другие агенты, оказывающие несчастливое воздействие на людей. Когда азанде говорят о них, они сравнивают их вредное воздействие с воздействием колдовства, которое оказывается образцом всякого зла. Других носителей несчастья, например, женщин во время менструации, также следует упомянуть, но описать их удобнее в следующем томе.

Существует еще один носитель несчастья, который настолько бли зок к колдунам, что требует описания в данной главе. Это человек, у которого сначала прорезались верхние зубы. Такого человека называ ют иракоринде: ира обладатель; ко (сокращенное кере) плохой и ринде зубы. Считают, что такой человек приносит несчастье, но не столь серьезное, как колдуны, ибо он никогда не убивает людей. Я не видел человека, который был бы известен как обладатель плохих зубов, но, как говорят азанде, каким образом можно узнать такого человека? Тем не менее люди говорят, что иногда это становится известно, если ребенок показывает верхние зубы, не имея нижних, и мне говорили, что появление такого ребенка считается опасным для урожая соседей и что, если его злое влияние не нейтрализовать с помощью магии, он может пасть жертвой защитных лекарств. О таком ребенке говорят: "Ой, у этого ребенка сначала появились верхние зубы. Он колдун. О, защити мои первые плоды, чтобы обладатель злых зубов не съел их!"

Во время сева люди стремятся защитить будущий урожай от колду нов и обладателей плохих зубов. По-видимому, существуют специальные лекарства, которые поражают обладателей плохих зубов, если они пытаются отведать плодов первого урожая, ибо именно пожирание первых плодов приносит наибольший вред. Человек выкапывает несколько своих земляных орехов, не трогая основной части урожая. Его жена готовит с этими орехами пирог, который дается вместе с кашей, и он приглашает нескольких соседей разделить с ним трапезу. Если обладатель плохих зубов примет участие в этом обеде, то основная часть урожая в огороде останется нетронутой. Поскольку нет средств распознать и обладателя плохих зубов, люди верят в защитную силу магии, вследствие страха перед которым обладатель плохих зубов побоится прийти на совместную трапезу по поводу первого урожая. Эти магические действия рассматриваются в то же время как обладающие продуктивной силой, дающие стимул к дальнейшему росту земляных орехов и маиса.

Один из моих информаторов рассказывал: "Когда ребенок растет, у него прорезываются зубы. У всех детей сначала появляются зубы на 58 нижней челюсти, а потом на верхней. Если первые зубы появляются на верхней челюсти, их называют плохими зубами. Плохие зубы исто щают все вокруг. Если человек с плохими зубами попробует у кого-то первые тыквы, то они все испортятся и сгниют. Плохие зубы портят все тыквы, маис, бананы и все другие съедобные растения, которые азанде выращивают для себя. Плохие зубы портят все вещи, потому что они поистине являются злом.

Когда рождается ребенок, и у него первыми появляются верхние зубы, все говорят, что он обладатель плохих зубов. В глазах людей это большое зло, и они восклицают: "Теперь вся наша пища сгниет!" Люди, живущие поблизости, также беспокоятся по поводу своей пищи. Они поступают с первыми плодами таким образом, чтобы обладатель плохих зубов никак не смог их отведать. В этом случае урожай будет богатым и все будут сыты. Если же урожай погибает, люди говорят, что обладатель плохих зубов ел первые плоды. Люди так обходятся со своим урожаем, что если обладатель плохих зубов отведает его, то ему будет плохо и он заболеет. Это похоже на разрушительную болезнь зубов, которые постепенно выпадают. Люди обрабатывают свой уро жай посредством пуза и абанза (Tamarindus indica), а также роро (ди кая яблоня). Этими средствами они защищают урожай от обладателя плохих зубов".

Другой информатор говорил так: "Если обладатель плохих зубов поест первых плодов урожая, урожай не будет хорошим. Мужчины бе рут танде (Dyschoriste Perrottitii) и обвязывают им стебли маиса, чтобы он хорошо рос".

Азанде говорят, что обладатель плохих зубов, помимо первых пло дов, способен испортить любую новую вещь. Если человек сделает хо рошую новую табуретку, чашку или горшок и один из этих людей при дет, выразит восхищение и потрогает вещь, то эта вещь сломается. Я пришел к выводу о том, что обладатель плохих зубов вредит людям без зла и без умысла, хотя мнения азанде на этот счет не вполне определен ны. Тем не менее он виноват, т. к. знает о своем зловредном влиянии и должен воздерживаться от того, чтобы есть первые плоды и трогать новую утварь. Кроме того, его отец должен был бы прибегнуть к магии, чтобы обезвредить своего сына, как только обнаружилась его ненор мальность. Поэтому он должен винить только самого себя, если постра дает от защитной магии. Я никогда не слышал, чтобы люди обраща лись к оракулу с просьбой указать обладателя плохих зубов, причинив шего им вред, следовательно, их нельзя выделить. Когда представитель азанде страдает от причиненного ему зла, он спрашивает о колдовстве, а не о плохих зубах. Кроме того, за исключением защитной магии, не существует специального социального поведения, ассоциируемого с обладателем плохих зубов. Азанде не слишком серьезно относятся к ним и довольно редко о них говорят…

Существует еще некоторое число зловещих событий помимо тех, о которых уже сказано. О нескольких из них я расскажу. Любая прирож денная ненормальность есть несчастье. Когда курица, у которой про явились вторичные половые признаки петуха, несет яйца, азанде отно сятся к такому событию с опасением. Маленькая гробница, похожая на гробницы, воздвигаемые в честь духов, строится недалеко от дороги, и в нее помещают яйца "петуха". Если человек видит хамелеона, держа щего в пасти пучок травы или ветку, либо забирающегося в нору, он опасается вскоре потерять родственника. Чтобы отвратить несчастье, он убивает хамелеона и кладет на его тело несколько маленьких вето чек. Точно так же человек опасается потерять родственника, если ему удается подстрелить из лука цесарку. Если адори, одна из разновиднос тей маленьких красных муравьев, которые роют ходы под землей, что бы нападать на термитники из-под низу, появляются в жилище челове ка, это предвещает несчастье. Когда это случилось в хижине Каманда, у него умерли два родственника.

Когда человек видит игуану, это предвещает смерть родственника, а если он увидит сброшенную кожу игуаны или питона, то это означает, что смерть грозит ему самому. Зрелище мертвого Cricetus не предвеща ет вам смерти, но может означать смерть вашего родственника; столь же дурным предзнаменованием считается увидеть черепаху. Майор Ларкен отмечает, что медленно ползущий червяк предвещает несчас тье. Этих вестников горя и печали можно разделить приблизительно на две группы предвещающие человеку его собственную смерть и предвещающие смерть родственников. Мне говорили, что вид живого Cricetus означает скорое несчастье и что в высшей степени опасно уви деть падающую звезду или шимпанзе в траве. Увидеть любой из этих злосчастных объектов означает кпере предзнаменование несчастья и бедствия. Тем не менее, по моим наблюдениям, азанде не придают слишком большого значения этим предзнаменованиям. Они не прене брегают ими, но и не Проявляют к ним большого интереса. Некоторые представители азанде считают многие из них пустыми предрассудка ми, хотя и не показывают этого своим поведением. Так, человек нашей культуры может считать предрассудком страх перед числом тринад цать, хотя может возражать против того, чтобы ему предоставили тринадцатое место.

Я хочу посвятить несколько слов летучим мышам, которых прямо связывают с колдовством и считают переносчиками душ колдунов. Когда человек совершает магический обряд для защиты своих посе вов, он может впоследствии обнаружить в убранном урожае мертвых летучих мышей, убитых магией.

"По поводу летучих мышей. Летучая мышь портит созревший уро жай и должна улететь, когда урожай полегает на землю. Хозяин урожая проходит по полю, замечает растения, поврежденные мышами, и при нимает меры. Он совершает мощный магический обряд, и когда мышь прилетает вновь поедать посевы, она умирает.

Владелец посевов проходит по своим полям и видит тело мыши, погибшей от его магии. Он берет ее и сжигает дотла.

Когда весь урожай убран, люди начинают варить много пива. Во время приготовления пива человек берет пепел сожженной мыши и бросает щепотку в каждый горшок пива. После того, как пиво готово, он приглашает соседей насладиться напитком. Когда все собираются пить пиво, то человек, который заколдовал посевы и наслал на них мышь, также пьет пиво с подмешанным в него пеплом и заболевает от (Этого. Его тошнит от пива в отличие от всех остальных.

Родственники этого человека говорят, что его кто-то заколдовал. Они утверждают, что владелец пива положил в него плохое лекарство. Однако владелец пива понимает, что произошло, и думает про себя: "Тот кого тошнит, и есть тот самый человек, который заколдовал мои посевы и наслал на них летучих мышей. Теперь я знаю его". Благодаря этому происшествию он знает своего врага, и ему нет нужды обращать ся к оракулу".

Один информатор рассказал мне следующую историю: "Один че ловек из клана Акаринга, которого звали Мазига, хорошо обрабатывал свое поле и собирал хорошие урожаи. Однажды он приготовил свое ма гическое лекарство и пошел ранним утром в поле, чтобы положить его на посевы, говоря при этом: "Вы лекарства для посевов. Это лекар ство, которым я лечу посевы. Если колдун, женщина ли, мужчина или ребенок, пошлет свое колдовство в большой птице, в летучей мыши, чтобы испортить плодородие моих посевов, то он не вынесет моего ле карства. Если он появится в виде мыши, он умрет прямо на зерне". Он кладет магическое лекарство на посевы и возвращается домой.

Урожай продолжает созревать и вскоре готов для жатвы. Однажды вечером он пошел посмотреть на свои посевы. Когда на середине поля он огляделся вокруг себя, то заметил мышь, которая умерла на вершине стебля. Он подобрал эту мышь и понес ее домой. Он сжег ее, а пепел положил в свой рог для лекарств.

Он собрал урожай и приказал жене приготовить пиво из зерен но вого урожая, чтобы пригласить соседей отведать его. Они смололи зер но, сварили пиво и налили его в горшки. Затем он отправил посыльного к своим соседям, чтобы тот пригласил старейшин прийти к нему вече ром пить пиво. Пригласил он также и своего зятя. Когда вечером все соседи пришли к его дому, он вошел в свою хи жину, взял пепел сожженной мыши и обратился к нему с речью: "Если человек, который заколдовал мой урожай и портил его под видом мыши, находится здесь и пьет пиво, содержащее душу его колдовства, бывшую в мыши, то пусть ему будет плохо. Пусть он умрет". Он высы пал пепел в пиво и приказал своим младшим братьям вынести его на двор. Они вынесли пиво, и все собравшиеся пили его.

Первую тыкву с пивом поднесли зятю хозяина, т.к. его сестра была хозяйкой дома и варила пиво. Он выпил эту первую порцию пива, и оно забурчало в его животе. Когда ему еще раз принесли пива и открыли для него тыкву, он отказался пить его. Затем люди начали хлопать в ладоши, петь и танцевать, но он сидел молча.

Они продолжали пить пиво до тех пор, пока оно не кончилось, после чего зять хозяина пошел к своему дому, который находился в получасе ходьбы отсюда. Когда он прошел около половины пути, его внезапно затошнило. Он пытался двигаться дальше, но ноги его не слушались. У него быстро стал раздуваться живот, глаза полезли на лоб, и он упал на землю.

С ним был человек, который спросил, что его мучает. Больной по просил его сбегать обратно и попросить Мазигу спасти его, т.к. именно в его доме смерть схватила его. Этот человек возвратился, сказав себе, что, т.к. его спутник призывает к себе своего зятя, он должен сходить за ним, чтобы тот пришел посмотреть на случившееся. Между тем забо левший человек в агонии катался по земле. Он лежал на земле, судорож но вцепившись в траву и чувствуя приближение смерти.

Когда его спутник, возвратившийся назад, чтобы сказать его зятю о случившемся, появился во дворе, хозяин спросил его, что произошло с его зятем. Затем он пошел к заболевшему и увидел, что тот уже умер. Увидев это, он спросил его спутника, что сказал заболевший, когда почувствовал приближение смерти. Спутник ответил: "Он выкри кивал твое имя, призывая: "О Мазига, приди и спаси меня!""

Так было. Они напрасно спрашивали оракула, не убил ли его какой-нибудь колдун, и им пришлось заключить, что он нашел свою смерть в поле. Поэтому азанде говорят, что если человек принял вид летучей мыши и заколдовал ваши посевы, то вы должны сжечь мышь, чтобы затем с помощью пепла, подмешанного в пиво, проверить своих соседей…"

Здесь мы рассмотрим некоторые примечательные особенности кол довства в мышлении азанде. Из описаний колдовства азанде следует, что оно не является объективной реальностью. Физиологическое усло вие, которое считается местонахождением колдовства и которое, по моему мнению, есть не что иное, как пища, застрявшая в малой кишке, является объективным, однако приписываемые ему качества и осталь ные убеждения азанде относительно него носят мистический характер. Колдуны, о которых думают азанде, не могут существовать.

Тем не менее концепция колдовства снабжает их естественной философией, с помощью которой объясняются отношения между людьми и несчастливыми событиями и находятся типичные средства борьбы с такими событиями. Вера в колдовство включает в себя также систему ценностей, регулирующих человеческое поведение.

Колдовство вездесуще. Оно играет свою роль в каждом акте жизне деятельности азанде: в сельском хозяйстве, рыболовстве, охоте; как в домашней, так и в общественной жизни района и королевского двора; это важная тема духовной жизни, в которой она образует основу об ширной панорамы, включающей оракулов и магов; отпечаток ее влия ния несут на себе законы и мораль, профессиональные обычаи и религия; ее можно заметить в технологии и языке; в культуре азанде нет та кой сферы, в которую бы она ни проникла. Если болезнь поражает зем ляной орех, это колдовство; если охотник тщетно гоняется за дичью, это колдовство; если женщины трудолюбиво вычерпывают воду из пруда, а в награду получают лишь несколько маленьких рыбок, это колдовство; если термиты не выходят на поверхность, когда им нужно роиться и холодная ночь проходит в бесполезном ожидании их полета, это колдовство; если жена сердится и не обращает внимания на мужа, это колдовство; если принц холоден и держится в стороне от своей воз любленной, это колдовство; если магический ритуал не достигает своей цели, это колдовство; если на чью-то долю выпадают несчастья и неудачи относительно какоголибо из его многочисленных занятий, это может быть обусловлено колдовством. Тот, кто знаком с жизнью африканцев либо из первых рук, либо благодаря чтению, поймет, что в череде дел и часов досуга нет конца возможным несчастьям, обусловлен ным не только ошибками, незнанием или ленью, но также и такими причинами, над которыми африканцы с их скудными научными знани ями не властны. Все свои несчастья азанде приписывают колдовству, если нет явного свидетельства, впоследствии подтверждаемого оракулом, что здесь замешан волшебник или одна из злых сил, или если они с уверенностью не припишут несчастье некомпетентности, нарушению табу или отказу соблюдать правила нравственности.

Когда представитель азанде говорит о колдовстве, он говорит о нем не так, как говорим мы о сверхъестественном колдовстве в нашей собственной истории. Колдовство является для него чемто обыден ным и редкий день проходит без упоминания о нем. Там, где мы гово оим об уборке урожая, об охоте или о болезнях наших соседей, предст авитель азанде обязательно вспомнит о колдовстве. Сказать, что колдовство испортило урожай земляных орехов, спугнуло дичь или выз вало у кого-то болезнь, равнозначно тому, чтобы в терминах нашей собственной культуры сказать, что земляной орех поразила болезнь, что дичь пуглива в это время года и что кто-то подцепил воспаление легких. Колдовство принимает участие во всех несчастьях и задает ре чевые обороты, с помощью которых азанде говорят о нем и объясняют его. Колдовство помогает классифицировать несчастья, которые, буду чи отличны друг от друга во всех отношениях, имеют одну общую чер ту приносят вред человеку.

До тех пор, пока читатель не поймет, что колдовство представляет собой совершенно обычный фактор в жизни азанде, с которым можно связать почти любое событие, он ничего не сможет понять в их поведении по отношению к нему. Для нас колдовство является чем-то таким, что преследовало и пугало наших доверчивых предков. Однако азанде ожидают появления колдовства в любое время дня и ночи. Если бы оно не вступало с ними в ежедневный контакт, азанде были бы столь же удивлены, как и мы, если бы вдруг столкнулись с колдовством. Для азанде в колдовстве нет ничего чудесного. Ожидается, что охоте человека будут вредить колдуны и у него есть средства для борьбы с ними. Когда происходит несчастье, представителя азанде не охватывает благоговейный страх перед игрой сверхъестественных сил. Его не пугает присутствие потустороннего врага. С другой стороны, он чрезвычайно раздражается. Кто-то по злобе погубил его земляные орехи, испортил ему охоту или напустил на его жену простуду, и, безусловно, в этом есть причина для гнева! Сам он никому не причинил вреда, так какое право имеет кто бы то ни было вмешиваться в его дела? Это наглость, оскорб ление, нечестность, гадкая выходка! Говоря о колдовстве, азанде подчеркивают его агрессивность, а не сверхъестественность, и в реакции на него мы видим гнев, а не благоговейный страх.

Колдовство можно предвидеть так же, как и прелюбодеяние. Оно так тесно переплетено с повседневными событиями, что оказывается частью обыденного мира азанде. В колдуне нет ничего замечательного, вы сами можете быть колдуном, и, несомненно, многие из ваших ближайших соседей являются колдунами. И в самом колдовстве нет ничего страшного. В нас не происходит никакой психологической трансформации, когда мы слышим о том, что кто-то болен, ибо нам известно, что люди могут болеть. Точно так же обстоит дело у азанде. Им известно, что человек может быть болен, т.е. быть околдован, и здесь нет повода для удивления…

Однако не является ли вера азанде в колдовство верой в мистическое порождение явлений и событий, которая полностью исключает все естественные причины? Отношения между мистическим мышлением и здравым смыслом чрезвычайно сложны и порождают проблемы, встающие перед нами на каждой странице этой книги. Здесь я хочу дать предварительную формулировку проблемы, опираясь на реальные ситуации.

Когда я жил среди азанде, мне вначале казалось странным выслушивать наивные объяснения несчастных случаев, у которых, на мои взгляд, были вполне очевидные причины, однако вскоре я усвоил их способ мышления и стал применять понятие колдовства в соответствующих ситуациях столь же непринужденно, как и они сами. Идя по лесной тропинке, мальчик споткнулся о пенек, что часто случается в Африке, ему больно и неприятно. Ранку не удалось очистить от грязи, и палец начал гноиться. Он объявляет, что споткнулся о пенек благодаря колдовству. Я всегда спорил с азанде и критиковал их высказывания, что сделал и на этот раз. Я сказал мальчику, что он ударился о пенек потому, что был невнимателен, и что здесь не было колдовства потому, что пенек появился естественным образом. Он согласился, что пенек появился на тропинке без всякого колдовства, но добавил, что внимательно смотрел на тропинку, как это делают все азанды, и если бы не был заколдован, то заметил бы пенек. В качестве решающего аргумента он указал на то, что все порезы быстро закрываются, ибо такова их природа. Почему же тогда его ранка гноится и не закрывается, если не было колдовства? Вскоре я обнаружил, что в этом состояло объяснение всех болезней со стороны азанде. Могу привести еще один пример. Как-то я почувствовал недомогание и спросил у своих друзей из племени азанде, не вызвано ли мое недомогание тем, что я поел бананов. Мне тотчас же сообщили, что бананы не вызывают болезни, если они не заколдованы. Здесь я приведу несколько примеров, когда колдовство используется для объяснения не болезней, а других событий.

Вскоре после моего приезда в страну азанде мы проходили как-то через правительственное поселение и заметили хижину, сгоревшую до основания предыдущей ночью. Ее владелец был убит горем, ибо вместе с хижиной пропало пиво, приготовленное им для поминок. Он рассказал нам, что прошлой ночью пошел проверить свое пиво. Он зажег пучок соломы и поднял его над головой, чтобы получше осветить кувшины. При этом загорелась соломенная крыша. Он сам и сопровождающие меня люди были убеждены, что здесь не обошлось без колдовства.

Один из моих главных информаторов, Кизанга, был искусным резчиком по дереву, одним из лучших в королевстве Гбудви. Случайно чашки и табуретки, которые он вырезал, потрескались во время работы, что вполне могло произойти в таком климате. Хотя при этом отбирают самые прочные породы деревьев, дерево иногда растрескивается в процессе работы или после ее окончания, даже если мастер внимателен и хорошо владеет приемами своего ремесла. Когда это случилось с чаш ками и табуретками этого конкретного мастера, он приписал несчастье колдовству и произнес передо мной речь о злобе и завистливости своих соседей. Когда я ответил, что, по моему мнению, он ошибается и что люди относятся к нему хорошо, он продемонстрировал мне расколов шуюся чашку и табуретку в качестве конкретного свидетельства, под тверждающего его мнение. Если люди не заколдовали его работу, то как это можно понять? Точно так же и горшечник, у которого во время обжига лопнули горшки, припишет это колдовству. Опытный горшечник не опасается, что его горшки лопнут в результате ошибки. Он берет хорошую глину, месит ее до тех пор, пока не извлечет из нее все камешки и песчинки, и лепит медленно и тщательно. В ночь перед тем, как идти копать глину, он воздерживается от полового сношения. Поэтому ему нечего опасаться. Однако горшки иногда лопаются, даже если изго товлены мастером своего дела, что можно объяснить только колдовством. "Раз лопнули значит было колдовство", просто говорит горшечник. Существует множество аналогичных ситуаций, в которых ссылаются на колдовство как на действующую силу.

В разговорах с азанде относительно колдовства и в наблюдениях за их реакциями на ситуации несчастья стало ясно, что они не пытаются истолковать существование феноменов и даже их действие посредством одной мистической причинности. С помощью колдовства они объясняют конкретные условия в причинной цепи, которая связывает индивида с естественными событиями таким образом, что он испытывает ущерб. Мальчик, который ушиб ногу о пенек в лесу, не истолковывает возник новение пенька в результате колдовства, он не предполагает, что когда кто-то спотыкается о пенек, то это вызвано колдовством, он не говорит даже, что порез был причинен колдовством, поскольку очень хорошо знает, что причиной был пенек. Он приписывает колдовству лишь то, что в данном конкретном случае, при своей обычной внимательности, он споткнулся о пенек, в то время как в сотне других случаев такого не было, и что в данном конкретном случае ранка, возникшая в результа те столкновения ноги с пеньком, загноилась, в то время как дюжины других ранок не гноились. Эти особые условия безусловно требуют объяснения. Опятьтаки, если кто-то съест некоторое количество ба нанов, то само по себе это не приводит к болезни. Почему? Множество людей ест бананы и не испытывает после этого никаких неприятнос тей, я сам часто ел их в прошлом. Поэтому мое недомогание нельзя приписать одним бананам. Если бананы сами по себе вызвали мое за болевание, то нужно объяснить, почему они вызвали у меня болезнь в этом единственном случае, а не в сотнях других случаев и почему они вызвали болезнь только у меня, а не у других людей, которые тоже ели бананы. Точно так же каждый год сотни азанде ходят ночью прове рять свое пиво и всегда берут с собой пучок соломы, чтобы осветить горшок, в котором оно бродит. Почему же в этом конкретном случае у этого конкретного человека загорелась соломенная крыша хижины? Вот так рассуждают азанды. И мой друг, резчик по дереву, удачно вы резал свои чашки и табуретки, он знал все, что нужно, о выборе дерева, о том, как резать и каким инструментом. Его чашки и табуретки не растрескивались, как это бывает у неумелого резчика, так почему же в этом редком случае они должны были растрескаться, если этого не было раньше и он вырезал их с обычным старанием? Ответ ему хорошо из вестен: это дело завистливых и злых соседей. Точно так же и горшечник хотел бы знать, почему лопнули его горшки, хотя он использовал тот же материал и приемы, что и в других случаях. Вернее сказать, он уже это знает, ибо причина известна заранее: его горшки лопнули благода ря колдовству.

Следовательно, мы должны понять, что ложно истолкуем филосо фию азанде, если скажем, что они верят в колдовство как в единствен ную причину явления. Такого суждения нет в схемах мышления азанде, которые утверждают лишь, что колдовство ставит человека в такое от ношение к событиям, что он терпит неудачу.

Мой старый друг Онтози много лет тому назад был ранен слоном во время охоты, и его принц Базонгода справлялся у оракула относительно того, кто бы это мог заколдовать его. Здесь мы должны прово дить различие между слоном и его яростью, с одной стороны, и тем, что данный конкретный слон ранил данного конкретного человека, о другой. Верховное Существо, а не колдовство, создает слонов и наделяет их хоботом, бивнями и громадными ногами, так что они способны проткнуть человека бивнем, подбросить его высоко вверх и растоптать ногами. Однако, когда люди и слоны встречаются в буше, таких ужасных вещей обычно не происходит. Подобные события редки. Почему же в таком случае данный конкретный человек, чья жизнь была напол нена аналогичными ситуациями, в которых он и его друзья оставались невредимыми, был ранен данным конкретным животным? Почему именно он, а не кто-нибудь другой? Почему в этом случае, а не в других? Почему данным конкретным слоном, а не каким-либо другим? Колдовство объясняет как раз конкретные и изменчивые условия события, а не общие и универсальные. Огонь жжет, но это обусловлено не колдовством, а природой огня. Способность обжигать есть универсальное качест во огня, но обжигать вас не является универсальным качеством. Этого может никогда не случиться, а если однажды и произойдет, то это обусловлено только колдовством.

Иногда у азанде разваливается старый амбар. В этом нет ничего удивительного. Каждый член племени знает, что с течением времени термиты подтачивают столбы и что даже самое крепкое дерево стано вится трухлявым после нескольких лет службы. Амбар для азанде часто служит летним домом: под его крышей люди прячутся от солнца в жару, болтают, играют в местные игры или занимаются ремеслом. По этому вполне может случиться так, что амбар рухнет именно в тот мо мент, когда в нем будут находиться люди, и им будет причинен вред, тем более что это довольно громоздкое сооружение из тяжелых балок, покрытых глиной. Почему же эти конкретные люди сидели в этом кон кретном амбаре именно в тот момент, когда он рухнул? То, что он дол жен был рухнуть, понять легко, но почему он должен был рухнуть имен но в тот момент, когда в нем находились люди? Он мог рухнуть когда угодно, так почему он упал именно тогда, когда в нем находились опре деленные люди? Мы можем сказать, что амбар рухнул, потому что его опоры были подточены термитами. В этом причина разрушения амба ра. Мы скажем также, что люди сидели в нем в это время потому, что было жарко и они думали, что в нем им будет удобно разговаривать и работать. В этом причина того, что люди находились в амбаре в тот момент, когда он рухнул. Единственная связь между этими двумя неза висимыми фактами для нашего мышления состоит в том, что они со впали во времени и пространстве. Мы не объясняем, почему две при чинные цепочки пересеклись в определенное время и в определенном месте, потому что между ними нет взаимной зависимости.

Философия азанде восполняет пропущенную связь. Азанде знают, что подпорки были подточены термитами и что люди сидели в амбаре для того, чтобы спастись от жары и от палящих лучей солнца. Вместе с тем они знают, что эти два события случились в одно время и в одном месте. И это было обусловлено действием колдовства. Если бы не было колдовства, то люди сидели бы в амбаре и он не упал на них, или он бы упал, но люди не сидели бы в нем в этот момент. Колдовство объясняет совпадение этих двух событий.

Я вовсе не хочу сказать о том, что азанде не способны проанализи ровать свои учения так, как я это сделал за них. Фактически я никогда не получал объяснительный текст о колдовстве, хотя имел возможность получать в виде текстов ясные утверждения относительно множества других вещей. Нельзя сказать азанде: "А теперь расскажи мне, что вы, азанде, думаете о колдовстве", поскольку предмет разговора оказывает ся слишком общим и неопределенным, слишком расплывчатым и необъятным, чтобы его можно было точно описать. Однако принципы их мышления можно извлечь из рассмотрения множества ситуаций, в которых колдовство привлекается для объяснения событий, и других ситуаций, в которых неудача объясняется посредством иных причин. Их философия открыта, однако она не сформулирована в виде целост ного учения. Представитель племени азанде не скажет: "Я верю в естественную причинность, но я не считаю, что она может полностью объяснить совпадения, и мне представляется, что теория колдовства как раз и дает им удовлетворительное объяснение". Он выразит свою мысль, обращаясь к реальным, конкретным ситуациям. Он говорит: "Буйвол на падает", "Дерево падает", "Термиты не отправились в свой сезонный полет, когда должны были сделать это" и т.д. При этом он констатиру ет эмпирически устанавливаемые факты. Но он говорит также: "Буйвол напал и поранил тогото и тогото", "Дерево упало на тогото и убило его", "Мои термиты не вылетели в таком числе, чтобы их стоило собирать, однако другие люди собрали своих термитов" и т.д. Он скажет вам, что все это обусловлено колдовством, приговаривая каждый раз: "То, то и то были заколдованы". Факты сами себя не объясняют или делают это только частично. Полностью их можно объяснить только в том случае, если принять во внимание колдовство.

Полный круг идей азанде относительно причинности можно по лучить лишь в том случае, если разрешишь ему самому заполнить про белы, иначе он запутается в лингвистических соглашениях. Он скажет вам: "Такойто человек был заколдован и убил сам себя" или даже про ще: "Такой-то человек был убит колдовством". Но он говорит вам о конечной причине смерти человека, а не о вторичных причинах. Вы можете спросить его: "Как он убил себя?", и он расскажет вам, что самоубийца повесился на ветке дерева. Можно также спросить: "Почему он убил себя?", и он вам расскажет, что это произошло потому, что че ловек поссорился со своими братьями. Причиной его смерти было то, что он повесился, а причиной последнего была его ссора с братьями. Если вы затем спросите у азанде, почему он говорит, что человек был заколдован, если он совершил самоубийство в результате ссоры с братьями, то он ответит вам, что только безумцы кончают жизнь самоубийством и что если каждый, кто поссорился со своими братьями, будет кончать жизнь самоубийством, то в мире скоро вообще не останется людей. Если бы этот человек не был заколдован, он не сделал бы того, что произошло. Если вы продолжаете упорствовать и спрашиваете, по чему колдовство заставило человека убить себя, представитель азанде ответит, что, по-видимому, кто-то его ненавидел, а если вы спросите, почему же кто-то его ненавидел, ваш собеседник скажет, что такова уж, видно, природа человека.

Хотя азанде не могут сформулировать теорию причинности в приемлемых для нас терминах, они описывают события в таких выражениях, которые содержат объяснение. Они осознают, что конкретные об стоятельства появления событий в их отношении к человеку, их пагуб ность для конкретной личности образуют свидетельство колдовства. Колдовство объясняет, почему события пагубны для человека, а не как они произошли. Как произошли события, азанде воспринимают точно так же, как мы. Человек из племени азанде видит, что слон ранил человека, а не колдун. Он видит, что термиты подточили подпорки амбара, а не колдун его толкнул. Он видит не психическое пламя, зажигающее крышу, а обычный горящий пучок соломы. Восприятие им того, как происходят события, является столь же ясным, как наше собственное.

Понятия причинности у азанде будут интересовать нас на протяже нии всей книги, и мы еще раз обратимся к ним при рассмотрении магии и действий оракулов. Здесь я лишь кратко упомяну, что вариабельность (почти можно сказать: противоречивость) колдовства в качестве содей ствующей причины появления феноменов хорошо иллюстрируется дея тельностью оракулов у азанде. Здесь мы видим, что некое конкретное место может быть неблагоприятно для строительства дома, для соору жения ловушки или для посева маиса, в то время как соседним участкам колдовство не угрожает. Все азанде должны справляться с естественными трудностями: густыми зарослями, скудной и каменистой почвой, избытком или недостатком влаги. Различие между двумя участками может заключаться просто в том, что колдовство является будущим фактором при эксплуатации одного из них, но отсутствует при эксплуатации другого. Колдовство есть фактор, изменяющийся как в про странстве, так и во времени, и оно придает особое значение как конкретным моментам времени, так и конкретным местам и индивидам. Если какой-то замысел был отвергнут вследствие обнаружения того, что его исполнение закончится неудачей благодаря наличию колдов ства, то через одну-две недели к нему можно возвратиться, если оракул провозгласит, что ему не препятствует колдовство. Опять-таки оракул может объявить, что один человек может спокойно начинать дело, а другому следует от него воздержаться, поскольку в первом случае кол довства нет, а во втором оно присутствует. Колдовство выступает в ка честве причинного фактора при возникновении вредоносных явлений в конкретном месте, в конкретные моменты времени и в отношении конкретных лип. Оно не является необходимой связью в последовательно сти событий, а входит в эту последовательность извне и придает ей особое значение…

Вера азанде в колдовство никоим образом не противоречит эмпирическому знанию причин и следствий. Мир, воспринимаемый органами чувств, для них столь же реален, как и для нас. Мы не должны об манываться их способом выражения причинности и полагать, что если они утверждают, будто человек был убит колдовством, то уже совершенно не обращают внимание на вторичные причины, которые, как мы полагаем, и были подлинной причиной смерти. Они вполне представляют себе цепь событий и в конкретной ситуации отбирают социально важные причины, пренебрегая остальными. Если человек убит копьем на войне, хищником на охоте, умер от укуса змеи или от болезни, реакция остается одной и той же, и различные виды смерти не приводят к разным способам выражения. Во всех случаях колдовство является со циально важной причиной, только оно допускает вмешательство и детерминирует социальное поведение. Если буйвол убил человека, то, что касается буйвола, вы ничего не можете сделать. Но, хотя и вполне ясно, ото убийство совершил буйвол, он не убил бы человека, если бы им не руководило колдовство, а колдовство является социальным фактом, за ним стоит личность. Из множества совместно действующих причин выделяют именно эту и говорят о ней как о причине смерти, поскольку здесь находится тот идеологический стержень, вокруг которого враща ется вся социальная процедура от смерти до мщения.

Вера в смерть от естественных причин и вера в смерть от колдовства не исключают одна другую. Напротив, они дополняют друг друга, объясняя каждая то, чего не объясняет другая. Кроме того, смерть есть не только факт природы, но также и социальный факт. Дело не просто в том, что перестает биться сердце и легкие не снабжают организм возду хом, но также и в том, что гибнет член семьи, родственного клана и племени. Смерть требует обращения к оракулу, исполнения магических ритуалов и мести. Среди причин смерти колдовство является единственной, которая имеет какое-либо значение для социального поведения. Приписывание несчастья колдовству не исключает того, что мы назовем также его реальные причины, но мы налагаем колдовство на эти причины и тем самым даем социальным событиям их моральную оценку.

По сути дела, мышление азанде с полной ясностью выражает понятия естественной и мистической причинности, используя для определения их взаимоотношений охотничьи метафоры. Азанде всегда говорят о колдовстве, что это есть умбага, или второе копье. Когда азанде убьют дичь, они делят мясо между тем человеком, который первым поразил копьем животное, и тем, кто попал в него вторым копьем. Считается, что эти двое убили животное, и владелец второго копья называется умбага. Поэтому, если человек убит слоном, азанде говорят, что слон был первым копьем, а колдовство вторым, и что они вместе убили человека. Если один человек убил копьем другого на войне, то убивший будет первым копьем, а колдовство вторым копьем, и человека они убили вместе."

Азанде осознают множественность причин, важнейшую из которых указывает социальная ситуация, поэтому мы можем понять, почему учение о колдовстве не привлекается для объяснения каждой неудачи или несчастья. Иногда случается так, что социальная ситуация требует оценить причину не мистически, а с точки зрения здравого смысла. Так, если вы лжете, совершаете прелюбодеяние или кражу, обманываете своего принца и это раскрывается, то вы не сможете избежать наказания, сославшись на то, что вы были заколдованы. Учение азанде много значительно провозглашает: "Колдовство не может заставить человека лгать"; "Колдовство не может заставить человека совершить прелюбо деяние"; "Колдовство не вкладывает в человека похоть"; "Колдовство находится в тебе самом" (ты сам ответчик), т.е. твой член поднялся. Он видит волосы чужой жены, поднимается и становится твердым, ибо "колдовство" находится в нем самом (слово "колдовство" здесь упот ребляется метафорически); "Колдовство не заставляет человека красть"; "Колдовство не может сделать человека вероломным". Только однажды я слышал, как один из азанде ссылался на то, что был заколдован, когда совершил проступок солгал мне, однако все присутствующие высмеяли его и сказали ему, что колдовство не может заставить челове ка солгать.

Если человек убивает своего соплеменника ножом или копьем, его приговаривают к смертной казни. В таких случаях не обязательно искать колдуна, поскольку субъект, на которого может быть направлена месть, уже известен. С другой стороны, если убитый принадлежит другому племени, то родственники убийцы или его принц постараются найти колдуна, ответственного за случившееся.

Было бы государственной изменой сказать, что человек, приговоренный к смерти по приказу короля и за оскорбление его власти, был убит колдовством. Если бы какой-нибудь человек обратился к оракулу с просьбой найти колдуна, ответственного за смерть его родственника, казненного по приказу короля, то он сам подвергся бы риску быть при говоренным к смертной казни. Здесь социальная ситуация так же реши тельно исключает понятие колдовства, как в других случаях она исключает из сферы внимания природные факторы и подчеркивает толь ко колдовство. Аналогично если какой-то человек был убит в отместку, поскольку оракул сказал, что он был колдуном и своим колдовством убил другого человека, то его родственники уже не могут сказать, что он был убит колдовством. Учение азанде устанавливает, что он умер от руки мстителей, т.к. был убийцей. Если бы кто-то высказал мнение, что его родственник был убит колдовством, и, руководствуясь этим мнением, пошел спрашивать оракула, то его подверг бы осмеянию королевский оракул, т.к. именно он дал официальное подтверждение вины, и сам король разрешил осуществить месть.

В приведенных выше примерах в качестве социально важной была избрана естественная, а не мистическая причина. В этих ситуациях кол довство несущественно и, если не исключается целиком, то и не указывается в качестве принципиального фактора причинной цепи. Как в нашем обществе научная теория причинности, если и не отбрасывается совершенно, то считается несущественной при решении вопросов моральной и правовой ответственности, так и в обществе азанде учение о колдовстве, если и не исключается совершенно, то считается несуще твенным в тех же ситуациях. Мы соглашаемся с научным объяснением причин болезни и даже умопомешательства, но отвергаем их, когда речь идет о грехе и преступлении, ибо здесь они противостоят законам морали и права, носящим аксиоматический характер. Азанде соглашаются с мистическим объяснением причин несчастья, болезни и смерти, однако они не прибегают к таким объяснениям, если сталкиваются с социальной необходимостью, выраженной правовым или моральным законом.

Поэтому колдовство не считается причиной проступка, когда речь идет о нарушении табу. Если заболел ребенок и известно, что его отец и мать вступили в половую связь еще до того, как он был отнят от груди, то причина его смерти уже известна: нарушение ритуального запрета, и вопрос о колдовстве не встает. Если человек заболел проказой и когда то совершил кровосмешение, то его кровосмешение и считается причиной проказы, а не колдовство. Однако при этом могут возникать курьезные ситуации, поскольку, когда ребенок или прокаженный умирает, необходимо отомстить за их смерть, и азанде без труда объясняют то, что кажется нам в высшей степени нелогичным. Они руководствуются теми же принципами, которые использовались при объяснении убийства человека диким животным, и употребляют ту же метафору "второго копья". В упомянутых выше случаях реально имеются три причины смерти человека. Существует болезнь, от которой он умер, проказа для мужчины и, скажем, лихорадка для ребенка. Эти болезни сами по себе не являются порождением колдовства, т.к. существуют в силу своего собственного права, как буйвол или амбар. Затем имеется нарушение табу половая связь до отнятия ребенка от груди в одном случае, кровосмешение в другом. Ребенок и мужчина заполучили лихорадку и проказу потому, что было нарушено табу. Причиной их болезни было нарушение табу, однако болезнь не убила бы их, если бы не вмешалось также и колдовство. Если бы колдовство не выступило в качестве "второго копья", они все равно заболели бы лихорадкой и проказой, но не умерли бы от этих болезней. В этих примерах имеются две социально важные причины нарушение табу и колдовство, связанные с разными социальными процессами, и разные люди будут подчеркивать ту или иную из них.

Однако там, где было нарушено табу, а смерть не наступила, колдовство не привлекается в качестве причины. Если человек поест зап рещенной пищи после совершения магического обряда, он может уме реть, и в этом случае причина его смерти известна заранее, ибо она содержится в условиях ситуации его смерти, даже если при этом дей ствовало также колдовство. Однако вовсе не обязательно, что он умрет. Неизбежно лишь то, что лекарство, которым он попробует излечиться, не будет действовать. Неспособность лекарства достигнуть своей цели обусловлена нарушением табу, а не колдовством. Если человек имел половую связь со своей женой и на следующий день идет к оракулу, он не узнает истины, и его посещение будет бесплодным. Если бы он нарушил табу, то мог бы сказать, что колдовство помешало оракулу сказать правду, однако нарушение табу уже указывает причину его неудачи узнать правду, и здесь не нужно прибегать к понятию колдовства. Никто не предполагает, что он нарушил табу перед консультацией у оракула, однако, если оракул говорит не правду, каждый готов допустить, что могло быть нарушено табу.

Точно так же, когда изделия горшечника трескаются в огне, кол довство не является единственной возможной причиной этого бедствия. Причинами неудачи могут быть неопытность или плохая работа, либо то, что горшечник имел половую связь предшествующей ночью. Сам горшечник припишет свою неудачу колдовству, однако у других может быть иное мнение.

Далеко не всякая смерть обязательно и единодушно приписывается колдовству или нарушению какого-то табу. Смерть детей от неко торых болезней неопределенно приписывается Верховному Существу. Если человек неожиданно упал, тяжело заболел и умер, его родствен ники могут быть уверены, что против него был совершен магический обряд и не колдун убил его. Нарушение запретов, налагаемьис на кровнородственные связи, может уничтожить всю группу родственников и, когда братья и сестры умирают один за другим, посторонние люди при писывают их смерть кровосмешению, а не колдовству, хотя родствен ники умерших будут говорить о мести колдунам. Когда умирает пожилой человек, посторонние люди говорят, что он умер от старости, однако они не произнесут этого в присутствии его родственников, утверждающих, что в смерти повинен колдун.

Полагают также, что прелюбодеяние приносит несчастье, хотя оно считается лишь одним из причинных факторов, к которому присоеди няется колдовство. Так, говорят, что человек может быть убит на войне или на охоте случайно, вследствие неверности его жены. Поэтому, прежде чем идти на войну или на длительную охоту, мужчина может попросить свою жену назвать ему имена ее любовников.

Животное может прорваться через сетчатую ловушку принца, и тогда руководитель группы, в которую входит молодой человек, охраняющий эту ловушку, может поколотить его и приказать назвать имя его любовницы. Считалось бы очень серьезным оскорблением, если бы во время общественных работ на поле короля молодой человек совершил прелюбодеяние среди злаков. Даже в тех случаях, когда отсутствует нарушение морали и правовых норм, колдовство не признается единственной причиной неудачи или несчастья. В качестве причин могут быть названы некомпетентность, лень и невежество. Когда девочка разбивает свой кувшин с водой или мальчик забывает закрыть на ночь дверь дома, они получают строгий выговор от своих родителей за свою тупость. Ошибки детей обусловлены небрежностью или незнанием, и, пока они еще маленькие, их учат не совершать их. Люди не говорят, что на них влияет колдовство, и, даже если готовы признать возможность колдовства, главной причиной они считают тупость. Кроме того, азанде не так наивны, чтобы возлагать ответственность за растрескивание кувшина во время обжига на колдовство, если последующая проверка показывает, что в глине остался камешек, или за то, что животное прорвало сеть, если его кто-то испугал жестом или звуком. Люди не ссылаются на колдовство, если у женщины подгорела каша или она подаст ее своему мужу недоваренной. И когда неопытный мастер изготавливает табуретку, которая растрескалась или недостаточно хорошо зачищена, то это объясняют его неопытностью.

Во всех случаях, когда человек пострадал от несчастья, он склонен обвинять в этом колдовство, но другие могут так не думать. В стране азанде человек очень редко берет на себя ответственность за случившееся и всегда готов возложить вину на колдовство. Часто случается, что человек говорит о несчастье: "Это колдовство", не признавая тем самым свою собственную глупость. Однако окружающие видят в ней подлинную причину, когда говорят, что он тупой.

Тем не менее следует иметь в виду, что серьезное несчастье, в час тности, если оно приводит к смерти, обычно каждым приписывается действию колдовства, тем более самим пострадавшим и его родствен никами, несмотря на то, что оно может быть результатом некомпетент ности или отсутствия самоконтроля. Если человек падает в костер и по лучает серьезные ожоги или попадает в яму и ломает себе ногу или шею, то это, несомненно, будет приписано колдовству. Так, когда шесть или семь сыновей принца Рикиты попали в кольцо огня и заживо сгорели во время охоты на тростниковых крыс, их смерть, безусловно, была вызвана колдовством.

Таким образом, мы видим, что колдовство имеет свою логику, свои правила мышления, которые не противоречат естественной причинности. Вера в колдовство вполне совместим!" с ответственностью человека и рациональным пониманием природы. Прежде всего человек должен осуществлять деятельность в соответствии с традиционными правилами ремесла, которые каждым поколением подвергаются проверке мето лом проб и ошибок. Только в том случае, когда, несмотря на соблюде ние этих правил, он терпит неудачу, люди припишут эту неудачу колдовству. Для иллюстрации отношений между колдовством и техническим умением я добавлю еще три коротких примера в дополнение к тем, которые были приведены выше. Я сопровождал Кизангу к ручью, про текавшему недалеко от нашего селения, чтобы посмотреть, как он бу дет готовить солодовое зерно для приготовления пива. После того как эдевсин обмолотят, семена кладут в корзины и погружают на некоторое время в воду. Затем их выкладывают на банановые листья, для того чтобы они проросли, и, по мере того как это происходит, листья закры вают от прямых лучей солнца. После того как Кизанга закрыл зерно листьями, он взял свое копье и приготовился проводить меня домой, говоря при этом: "Солнце теперь не опасно, и только колдовство может причинить им вред". Он сделал все правильно и знал, что с зерном будет все в порядке, если это зависит от его знаний и умения, если же кто то заколдовал его, что ж, он за это не отвечает. Так же в связи с при готовлением пива один человек сказал мне: "Колдовство не испортит пиво в ручье, а только в горшке", это означало, что "пиво не может испортиться, когда замачиваются зерна, оно портится только тогда, когда варится". Это утверждение не было поддержано всеми присутствующими, тем не менее оно ясно выразило определенное мнение.

Как-то я спросил старого азанде, где мне посеять земляной орех, и последовал его совету. Спустя некоторое время я пошел вместе с ним посмотреть, как развиваются молодью растения, и, поскольку они по казались мне не слишком сильными, я высказал предположение, что, может быть, почва слишком истощена или вообще не подходит для зем ляного ореха. На это он ответил: "Земля хорошая, только колдовство может ее испортить". Из опыта ему было известно, что, если не вмешивалось колдовство, эта земля рождала хороший земляной орех, поэто му в пределах человеческого знания его совет был правильным. Действительно, земляной орех вырос хорошим.

Экономическая деятельность азанде как в строительстве и ремеслах, так и в сельском хозяйстве и в охоте, регулируется некоторой совокупностью знаний, передаваемых от поколения к поколению. В том, что касается их благосостояния, они обладают вполне здравым знанием природы. За пределами этого у них отсутствует научный интерес и любознательность. Конечно, их знание является эмпирическим, неполным и передается не путем систематического обучения, а усваива ется случайным образом в течение детства и ранней юности. Однако его вполне достаточно для решения повседневных задач и сезонных работ. Если же они все-таки ошибаются, причина известна заранее это колдовство.

Тем не менее общественное мнение приписывает неудачу колдов ству только в том случае, если устранены все возможности чисто технической ошибки. Легко увидеть, что ошибки должны случаться, ибо тех нические правила уже в самих себе содержат возможность ошибки, и они не могли бы сохраниться, если бы ошибки не относились на счет человека. Молодой азанде никогда не смог бы научиться лепить гор шок, сплести шляпу, сделать копье или вырезать чашку, если бы все свои ошибки приписывал колдовству, т.к. человек становится хорошим мастером только в том случае, если замечает свои ошибки и ошибки других.

Может возникнуть вопрос: проводят ли азанде различие между колдовской причинностью и такой, в которой не принимает участия ни колдовство, ни какой-либо другой мистический фактор? Вообще, часто спрашивают, способны ли представители отсталых народов отличить естественное от сверхъестественного. Можно попытаться предваритель но ответить на этот вопрос, ссылаясь на азанде. Поставленный вопрос можно понять так: способны ли отсталые народы абстрактно отличить естественное от сверхъестественного? У нас имеется понятие упорядоченного мира, соответствующее тому, что мы называем законами природы, однако и в нашем обществе некоторые люди верят, что могут происходить мистические вещи, которые нельзя объяснить с помощью законов природы. Следовательно, такие события выходят за сферу, охватываемую естественными законами, и мы можем назвать их сверхъес тественными. Сверхъестественное означает для нас нечто очень близкое ненормальному или чрезвычайному. У азанде, безусловно, нет такого понятия реальности. У них отсутствует представление о "естественном" в нашем понимании, следовательно, отсутствует и представление о "сверхъестественном". Сверхъестественное мы помещаем на другую плоскость, хотя бы в пространственном смысле, по отношению к плос кости естественного. Однако для азанде колдовство является обыденным, а не чрезвычайным событием, хотя в некоторых обстоятельствах оно встречается редко. Это обычное, а не экстраординарное событие. Но, если они и не придают естественному и сверхъестественному тех значений, которые придают им образованные европейцы, тем не менее они проводят различие между ними. Наш вопрос можно и нужно сформулировать иначе. Скорее он должен звучать так: способны ли отсталые народы осознать какуюлибо разницу между теми событиями, которые мы, наблюдающие их культуру со стороны, считаем естественными, и теми, которые мы считаем мистическими? Азанде, безусловно, осознают различие между тем, что мы считаем делом природы, и тем, в чем замешаны магия, духи и колдовство, хотя, не имея ясного учения о законе природы, они не могут выразить этого различия так, как выражаем его мы.

Концепция колдовства у азанде несовместима с нашим способом мышления. Следует, однако, сказать, что даже азанде относятся к дей ствию колдовства несколько необычно. Нормальным оно ощущается только во сне. Понятие колдовства выходит за пределы чувственного опыта. Азанде не претендуют на полное понимание колдовства. Они знают, что колдовство существует и причиняет зло, однако о способе его действия они вынуждены только догадываться. Действительно, при обсуждении колдовства с азанде я часто встречал у них сомнения по поводу предмета беседы причем эти сомнения выражались не только в том, что они говорили, но еще больше в том, как они говорили об этом. Все это резко отличалось от уверенного изложения их знаний относи тельно социальных событий и экономических действий. Они теряются в попытках описать способы, которыми колдовство достигает своих целей. Ясно, что колдовство убивает людей, но как оно это делает, в точности не известно. Азанде скажут вам, что если бы вы спросили старого человека или знахаря, то, может быть, получили бы больше ин формации. Однако старый человек и знахарь скажут вам не намного больше, чем юноша или простой человек. Они знают лишь то, что из вестно другим: что душа колдуна по ночам отправляется грызть душу жертвы. Только сами колдуны вполне понимают эти вещи. Опыт азанде скорее включает в себя чувство колдовства, а не его идею, поскольку их интеллектуальные понятия слабы и они лучше знают, что делать при нападении колдовства, чем как объяснить его. Их реакция заключается в действии, а не в анализе.

Я предвосхищу здесь то, что более полно освещено в части, посвя щенной магии, сказав, что при обсуждении с азанде магических ритуалов я получил такое же впечатление, как и при разговорах о колдовстве. Я заметил ту же неопределенность и так же почувствовал, что речь идет о вещах, действие которых лишь отчасти наблюдаемо, а ненаблюдаемое объясняется ссылкой на некоторую врожденную силу, которая пред ставляется мистической не только нам, но также и им самим. Это мбисимо, или душа вещи. У них нет ясного представления о том, как колдуны убивают людей, но "люди говорят, что колдун посылает душу своего колдовства есть душу тела человека". Точно так же им известно, что магия убивает людей, но, если вы спросите у них, как она это дела ет, вам ответят просто: "Точно я не знаю, но предполагаю, что душа магического обряда выслеживает человека и поражает его". Они верят, что, когда человек умирает, он в некотором смысле становится тотем ным животным своего рода. Но каким образом? Точно они не знают, но "душа человека превращается в животное".

С той же самой трудностью мы сталкиваемся в поисках перевода их идей относительно оракулов. Хотя в действиях и разговорах азанде, по видимому, персонифицируют их и относятся к ним так, как если бы они обладали мышлением, наблюдатель не сможет обнаружить и зафикси ровать такое утверждение, в котором это убеждение было бы выражено явно. Это опять ответ на вопрос европейцев, ибо именно мы спрашива ем азанде относительно их убеждений и испытываем их своими новше ствами. Азанде их провозглашают и не чувствуют необходимости их объяснять: душа оракула слышит, что ей говорят, и отвечает.

Самое главное: при отсутствии туземной концепции мы должны постараться избежать искушения сконструировать догму, опирающую ся на представление о том, что мы действуем так, как действовали бы азанде. Не существует детальной и стройной концепции колдовства, которая объясняла бы его действия, и не существует такой концепции природы, которая разъясняет включенность колдовства в функцио нальные взаимоотношения. Свои верования азанде проявляют в дей ствиях, а не в интеллектуальных конструкциях, принципы этих верова ний нужно искать в социально контролируемом поведении, а не в доктринах. В этом заключается трудность, с которой сталкивается обсужде ние темы колдовства с азанде: их идеи включены в действия, и их нельзя извлечь и использовать для объяснения и оправдания действия.

Таким образом, нами была предпринята попытка извлечь из выска зываний и поведения азанде в ситуации стресса и из их комментариев по этому поводу некоторую философию. Однако оказывается, что она весьма слабо выражена в понятийных структурах. Поэтому мы, быть может, лучше поймем смысл колдовства при описании поведения азанде в ситуациях несчастья. Кроме того, мы пришли бы к очень несовершенному пониманию колдовства у азанде, если бы просто выслушали их утверждения относительно его особенностей и сосредоточили внимание лишь на тех событиях, в которых оно участвует. Нужно иметь в виду также человека, который воспринимает эти события и у которого имеется понятие о колдовстве, – только тогда мы поймем, что слово является не столько интеллектуальным символом, сколько реакцией на ситуацию неудачи…

Представление о колдовстве зависит не только от несчастий и личных взаимоотношений между людьми, но и заключает в себе моральное осуждение. В самом деле, мораль племени азанде так тесно связана с его представлениями о колдовстве, что вполне можно сказать, что она вбирает их в себя. Их выражение "это колдовство" часто можно перевести просто как "это зло". Как мы уже видели, колдовство не совершается случайно или без злого умысла, а является преднамеренным нападением одного человека на другого, к которому первый испытывает ненависть. Колдун действует из злых намерений. В племени азанде говорят, что впереди идут ненависть, ревность, зависть, злословие, сплетни и т.д., а за ними следует колдовство. Человек должен прежде ненавидеть своего недруга, и только тогда он может заколдовать его. И если колдун почувствует раскаяние в сердце, когда брызгает водой, его колдовское действие не будет иметь эффекта. И поскольку в племени азанде интерес проявляют не к колдунам как таковым, т.е. не к статичной способности к колдовству, а только к колдовской деятельности, то это имеет два следствия. Во-первых, туземцы склонны отождествлять колдовство и те чувства, которыми, как предполагается, оно вызывается, поэтому в племени азанде думают о ненависти, зависти и жадности в терминах колдовства и, в свою очередь, думают о колдовстве в терминах тех чувств, которые оно обнаруживает. Во-вторых, человек, заколдовавший другого, будет восприниматься последним как колдун не когда-нибудь впоследствии, а только во время вызванного им несчастья и в связи с данными конкретными обстоятельствами. К колдунам нет такого предустановленного отношения, как, например, к высокородным. Высокородный всегда является высокородным, и к нему так относятся в любой ситуации, а отношение к персоне колдуна не является постоянным, поскольку человек считается колдуном только в определенных ситуациях. Представления о колдовстве в племени азанде выражают динамичные взаимоотношения между людьми при неблагоприятных обстоятельствах. Значение этих представлений настолько зависит от сложившейся ситуации, что человека едва ли станут считать колдуном, когда ситуация, вызвавшая обвинение против него, перестанет существовать.

В племени азанде не согласятся с тем, что любой человек, ненавидящий другого, является колдуном, или что колдовство и ненависть – это синонимы. Согласно представлениям этого племени о колдовстве, ненависть – это одно, а колдовство – это совсем другое. Все люди склонны испытывать недобрые чувства к своим соседям, но если человек не родился с колдовством в своем чреве, он не может причинить вред своим недругам тем, что испытывает к ним ненависть.

Конечно, старик может сказать юноше, что тот заболеет из-за има абакумба, поскольку вызвал гнев старшего, но в племени азанде не верят что гнев старика сам по себе может причинить большой вред, и тому, если старик говорит в таком духе, то считается, что он намекает на свою способность заколдовать тех, кто будет досаждать ему. Таким образом, если старик не является колдуном или ведуном, то никакая беда не падет на голову человека, не состоящего с ним в родстве, если старик будет гневно с ним разговаривать. Враждебность старика может причинить лишь небольшое неудобство, как это бывает в случае с желчными людьми. И оракулы могут спутать простую ненависть с фактическим колдовством, если их не предупредить, что следует рассматривать только случай действительного колдовства.

Недобрые чувства и злые слова не могут сами по себе причинить человеку серьезный вред, если этот человек не имеет определенной социальной связи со своим недоброжелателем. Проклятия человека, не находящегося с вами в родстве, не принесут вам вреда, но нет ничего более ужасного, чем проклятия отца, матери или ближайших родственников. Даже не произнося ритуального проклятия, отец может навлечь несчастье на своего сына просто своим гневом или недовольством. Аналогичным образом, если принц сердится и выражает сожаление по поводу отсутствия подчиненного, то у последнего могут быть неприятности. Мне говорили, что если женщина отправляется в путешествие против воли мужа, а он сердится и сетует, то с ней может что-нибудь случиться в дороге.

Если у вас есть сомнения, только ли ненавидит вас ваш недруг, или же он действительно заколдовал вас, то вы можете обратиться к оракулу – к одному или даже к нескольким, – чтобы разрешить свои сомнения. Вы предупреждаете оракула, чтобы он не обращал внимания на недоброжелательность и сосредоточился исключительно на колдовстве. Вы говорите ему, что вам не важно, ненавидит ли вас этот человек, но что вы хотите знать, не совершил ли он колдовства. Например, вы говорите оракулу: "Ты заметил клевету – отбрось ее в сторону.

Ты заметил ненависть – отбрось ее в сторону. Ты заметил зависть – отбрось ее в сторону. Действительное колдовство – принимай во внимание только его. Если оно готово убить меня, укажи (ответь "Да")".

Более того, из представлений племени азанде не следует, что колдун причиняет людям вред только потому, что он колдун. Как я указывал ранее, человек может родиться колдуном, но его колдовская сущность так и останется непроявленной ("холодной"). Это означает, что, будучи колдуном, можно оставаться хорошим человеком, не питающим злобы против своих соседей и не завидующим их счастью. Такой человек считается хорошим гражданином, а в племени азанде быть хорошим гражданином – значит с готовностью выполнять свои обязанности и всегда жить в добрых отношениях с соседями. Хороший человек имеет уравновешенный характер, он великодушен, является хорошим сыном, мужем и отцом, предан принцу, справедлив в сделках, верен своим обязательствам, подчиняется законам, умеет ладить с другими; он питает отвращение к прелюбодеянию, хорошо отзывается о своих соседях и всегда добродушен и вежлив. От него не требуется, чтобы он любил своих недругов или выказывал снисхождение к тем, кто причинил вред его семье и родственникам или совершил прелюбодеяние с его женами. Такой человек считался бы спокойным и приятным, но лишенным сильного характера, а в племени азанде вызывают восхищение люди более сурового и импульсивного темперамента, которые отвечают гневом и возмездием на причиненный им ущерб. Но если человек ни от чего не пострадал, он не должен проявлять враждебность по отношению к другим людям. Зависть также считается злом, если она не одобряется сообществом, как, например, соперничество между принцами, знахарями или певцами…

Поступки, которые противоречат представлениям племени азанде о правильном и должном поведении, хотя сами и не считаются колдовством, но тем не менее являются его внутренним импульсом, и чаще всего колдунами оказываются люди, нарушающие правила поведения. При рассмотрении ситуаций, наводящих на мысль о колдовстве, а также общепринятых методов, используемых для выявления колдунов, сразу становится очевидным моральный и сознательный характер колдовства. Моральное осуждение предопределено, поскольку, когда с человеком случается несчастье, он вспоминает о своих обидах и перебирает в уме тех своих соседей, кто проявлял по отношению к нему незаслуженную враждебность, или кто несправедливо затаил против него злобу. Эти люди обидели его и желают ему зла, и именно они могли заколдовать его, поскольку человек не совершает колдовства, если не испытывает ненависти.

На сегодняшний день моральные принципы племени азанде не очень сильно отличаются от наших принципов в оценке поведения, как хорошего, так и плохого, но, поскольку они не выражены в религиозных терминах, их родство с правилами поведения, сформулированными в известных религиях, не является на первый взгляд очевидным. Духов мертвых в племени азанде нельзя считать арбитрами моральных норм и поведенческих санкций, поскольку эти духи являются членами

Кровнородственных групп и пользуются авторитетом только в этих группах, т.е. среди людей, у которых они пользовались авторитетом, когда были живы. Бог в племени азанде имеет очень неопределенное влияние, и к нему не взывают как к стражу морального закона, которому нужно подчиняться только потому, что он – Верховное Существо.

Поэтому моральные нормы, в большинстве своем не охватываемые уголовным и гражданским правом, формулируются у племени азанде в терминах колдовства. "Зависть есть зло из-за колдовства: завистливый человек может убить кого-нибудь", – говорят они, и аналогично они говорят о других антисоциальных чувствах.

Когда в племени азанде говорят, что действие или чувство является злом, то имеют в виду, что оно социально неприемлемо и осуждается общественным мнением. Оно является злом потому, что может привести к колдовству и может принести дурную славу тому, кто нарушает моральные нормы. Здесь не место предпринимать углубленный анализ правовых норм и моральных принципов племени азанде, но следует отметить, что мы осуждаем те же самые чувства, что осуждают и они; родители внушают своим детям мысль о необходимости не поддаваться этим чувствам, и принцы наставляют своих подчиненных старательно остерегаться этих чувств. Если вы ненавидите своего соседа без серьезной причины, то вы проявляете слабость характера, и люди будут избегать общения с вами. Если вы клевещете на своего соседа, вы приобретаете дурную славу, и люди будут говорить, что вы – лжец, а принц не поверит вам, когда вы обратитесь к нему с жалобой. Если вы скупы, люди не будут приглашать вас на угощение, и соседи будут часто намекать на ваше отсутствие среди гостей и будут издеваться над вами в ваше отсутствие, так что вам станет стыдно. Мелочный человек также становится предметом насмешек своих соседей и оказывается в одиночестве. Но основным возражением против этих недостойных черт является то, что все они являются источником и внутренним импульсом колдовства, и если вы спросите туземца племени азанде, почему эти черты плохи, то он ответит, что они плохи потому, что ведут к колдовству…

В племени азанде говорят: "Смерть всегда имеет причину, и ни один человек не умирает беспричинно", имея в виду, что смерть всегда является следствием чьей-либо вражды. Даже самые сильные мужчины умирают от колдовства, вызванного ненавистью. Поэтому и существуют афоризмы: "Они ненавидят слона, и он умрет" и "Они злословят о сяоне, и он умрет". Именно колдовство убивает человека, а толкает колдуна к убийству ненависть.

"В племени азанде говорят, что колдовство – это зависть, поскольку человек совершает колдовство, когда сердце его озлоблено. Завистливый человек – то же самое, что колдун. Сведущие в этом вопросе говорят, что колдовство всегда наносит вред человеку, поскольку сердце колдуна озлоблено против этого человека".

И скупость может послужить отправной точкой для убийства.

Люди остерегаются отказывать в просьбах о подарках, чтобы просящий не околдовал их, поэтому считается, что "человек, постоянно просящий подарков, является колдуном".

Подозревают в колдовстве и тех, кто всегда говорит вокруг да около и боится откровенного разговора. Туземцы племени азанде очень чувствительны и обычно настороженно воспринимают любые намеки даже в совершенно безобидном разговоре. Это служит частым поводом для ссор, и обычно нельзя понять, то ли говорящий имел намерение обидеть, то ли слушающий беспричинно усмотрел обидный смысл.

Например, человек сидит со своими соседями и говорит: "Ни один человек не живет вечно". Один из стариков, сидящих поблизости, неодобрительно ворчит на это замечание, хотя сказавший поясняет, что он имел в виду только что умершего старика, но при этом другие могут подумать, что он желает смерти одному из сидящих с ним рядом.

Человек, предвещающий другим несчастье, сразу же будет заподозрен в колдовстве, если с кем-нибудь из этих людей действительно случится несчастье. Человек в гневе угрожает другому и говорит: "Тебя не станет в этом году", и если какое-то время спустя человек, которому это было сказано, заболеет или с ним случится несчастье, то он сразу вспомнит эти сказанные в гневе слова и обратится к оракулам, поместив имя произнесшего эти слова первым в списке подозреваемых.

Злобный нрав также вызывает подозрения в колдовстве. Мрачных и сварливых людей, людей, страдающих каким-либо физическим уродством или получивших увечья, подозревают из-за их злобности: все те, кто обнаруживает скверные привычки, например, испражняется в огородах других, мочится на людях, ест, не помыв руки, или же употребляет в пищу черепах, жаб и домовых крыс, – все они принадлежат к тому типу людей, которые могут заколдовать других. Сказанное относится и к невоспитанным людям, которые входят в чужую хижину, не испросив прежде разрешения, не могут скрыть своей жадности при виде пищи или пива, делают оскорбительные замечания о своих женах и соседях или бросают им вслед оскорбления и проклятия и т.д.

Необязательно, что каждый, кто обнаруживает эти неприятные черты, считается колдуном, но именно эти чувства и манеры поведения вызывают у других людей подозрения в колдовстве, поскольку в племени азанде считают, что тот, кто проявляет эти качества, имеет желание совершить колдовство, даже если он не способен этого сделать. Поскольку именно эти качества вызывают враждебность соседей, имена людей, проявляющих эти качества, наиболее часто помещают перед оракулами, если кому-либо из соседей случится заболеть.

А раз этих людей часто обвиняют в колдовстве, возможно, поэтому они приобретают репутацию колдунов. Прослеживается тенденция считать колдунами тех, чье поведение в наименьшей мере согласуется с социальными требованиями. Если людей, один или два раза совершивших колдовство против своих соседей, не воспринимают постоянно как колдунов, то некоторых людей оракулы разоблачают столь часто, что они приобретают устойчивую репутацию колдунов и считаются колдунами вне конкретных ситуаций несчастья. Редко обвиняют в колдовстве тех, кого мы могли бы назвать добрыми гражданами, – а таковыми, конечно, являются наиболее богатые и наделенные властью члены племени, и, как правило, обвиняют тех, кто досаждает своим соседям и проявляет слабоволие.

Действительно, было бы неплохо показать, что слабость, так же как ненависть и зависть, провоцирует обвинения в колдовстве, поскольку ни у кого, кто в течение долгого времени жил среди туземцев племени азанде, не может быть сомнения, что они не склонны спрашивать у оракулов относительно влиятельных лиц и предпочитают справляться о женщинах или мужчинах, которые не пользуются влиянием при дворе, т.е. о тех, кто не сможет позже отомстить за оскорбление, нанесенное обвинением в колдовстве. Это имеет еще более очевидный характер для разоблачений, совершаемых знахарями с помощью оракулов, чем для обычных оракульских разоблачений. В племени азанде не согласились бы с этим моим замечанием. Конечно, иногда обвиняют в колдовстве и влиятельных лиц, а бедняков не обвиняют вообще или обвиняют очень редко. Я предлагаю здесь только общее описание той тенденции, которая делает правомочным мое утверждение о зависимости между обвинениями в колдовстве и равным социальным положением, поскольку только сильное различие в статусе исключает вражду, обычно вызывающую обвинения в колдовстве.

В чем моральные принципы туземцев племени азанде имеют глубокое отличие от наших, так это в том спектре событий, которые, по их мнению, имеют моральное значение. В племени азанде почти любое происшествие, нанесшее человеку ущерб, считается случившимся из-за ненависти другого человека. Плохое для человека является плохим и в моральном отношении, т. к. проистекает от злого человека. Любое несчастье рождает мысль о нанесенном оскорблении и желание отомстить. В племени азанде любая утрата считается случившейся из-за колдунов. Для туземцев смерть, как бы она ни произошла, является убийством, вопиющим об отмщении, поскольку для них важным является само событие или факт смерти, а не тот инструмент, благодаря которому она произошла, будь то болезнь, дикий зверь или копье врага.

В нашем обществе только некоторые несчастья считаются происшедшими в результате злодеяния других людей, и только в очень ограниченных ситуациях мы можем отомстить строго предписанным способом тем, кто совершил преступление. Болезнь или неудача в экономических делах не считаются у нас ущербом, причиненным нам другими людьми. Если человек болен или если его предприятие потерпело крах, он не может отомстить кому-нибудь, как он мог бы это сделать, если бы его часы были украдены или если бы на него совершили нападение. Но в земле азанде все несчастья происходят из-за колдовства, и этот факт позволяет человеку, пережившему утрату, в любой ситуации осуществить месть установленным способом, поскольку любое несчастье приписывается действию человека. В таких ситуациях, как кража, прелюбодеяние или насильственное убийство, всегда участвует человек, на которого направляется месть. Если он известен, то против него возбуждается дело в суде; если он неизвестен, его выслеживают с помощью карающей магии. Альтернативой представлениям о колдовстве выступают ситуации, в которых человек не присутствует. Каждое несчастье предполагает колдовство, а каждая вражда предполагает того, от кого она исходит…

Взглянув на колдовство под этим углом зрения, легче понять, почему туземцам племени азанде не удается заметить и признать тот факт, что не только любой человек может быть колдуном с этим они с готовностью согласятся, – но и что большая часть незнатных людей является колдунами. В племени азанде незамедлительно вызовут сомнения ваши слова, если вы скажете, что большинство людей являются колдунами, хотя, по моему опыту, всех, за исключением знати и незнатных людей, пользующихся влиянием при дворе, оракулы в тот или иной раз разоблачают как совершивших колдовство против своих соседей и, следовательно, как колдунов. Это неизбежно, поскольку все люди страдают от несчастий, и любой человек может оказаться чьим-либо недругом. К любому человеку кто-то может испытывать неприязнь, а этот человек может в какой-нибудь день заболеть, или понести потерю и спросить у оракула о тех, кто не пользуется его расположением. Но, как правило, только те, кого невзлюбило большинство соседей, часто получают обвинения в колдовстве и приобретают репутацию колдунов.

Помня о динамичном и всеобщем характере колдовства, мы сможем лучше понять, как получается, что колдуны не подвергаются остракизму и гонениям: к тому, что зависит от преходящих обстоятельств и свойственно большинству людей, нельзя относиться со всей строгостью. Положение колдуна никоим образом не аналогично положению преступника в нашем обществе, и, конечно же, колдун не является изгнанником, который живет под тенью позора и которого избегают соседи. Конечно, я ожидал обнаружить, что колдовство вызывает отвращение у туземцев племени азанде, но я также ожидал увидеть, что колдуна подвергают социальному остракизму, хотя и не убивают в настоящее время благодаря европейскому правлению. Но оказалось, что это далеко не так. Наоборот, закоренелые колдуны, известные на много миль вокруг, живут как обычные граждане. Часто они являются уважаемыми отцами и мужьями, желанными гостями в доме и на празднике, а иногда и влиятельными членами правящего совета при дворе принца.

Некоторые из моих знакомых были известными колдунами. Одним из них, кого я хорошо знал, был мой друг Тупуа из клана Амозунгу, видная фигура при дворе Гангура. Никто бы не заподозрил, наблюдая общественную деятельность Тупуа в жизни района, что все считают его колдуном с долгим стажем, пользующимся большим авторитетом в совете колдунов. Его не подвергали остракизму, и он не страдал ни от какого ущемления в правах. Он даже не был непопулярным. Когда через некоторое время я стал слышать истории о Тупуа, я был удивлен тем, что все считают, что такой мирный старик совершил несколько убийств и принес множество несчастий своим соседям. Казалось просто шуткой, что часть правительственного поселения, в котором он жил, не была заселена лишь потому, что никто не хотел рисковать и поселиться с ним рядом. Считалось благоразумным не рассказывать ему о предстоящих хозяйственных делах или же, если было невозможно воспрепятствовать тому, чтобы он узнал о них, следовало умилостивить его и добиться от него одобрения этих предприятий. Например, охотник старался уйти после игры так, чтобы Тупуа не заметил этого. Когда я шел охотиться на цесарку, мне обычно советовали сделать крюк и не проходить мимо дома Тупуа, поскольку мои товарищи боялись, что, если он нас увидит, то пошлет своего духа, который отпугнет цесарку. Они не испытывали недоброжелательности к Тупуа, просто они хотели иметь гарантию, что у них будет кое-что на обед. С другой стороны, Тупуа должен был обязательно знать о коллективных походах, и поэтому перед походом его вместе с другими стариками (чтобы это не выглядело относящимся только к нему) заставляли публично пролить воду на землю в подтверждение своей доброй воли. Таким образом, люди просили у стариков благословения для похода, но молчаливо все понимали, что просят они воздержаться от колдовства в отношении предстоящей охоты. Каждый охотник старается завоевать расположение всех стариков в округе перед крупной охотой и поэтому раздает им мясо после какой-нибудь успешной охоты.

Время от времени спокойное течение нашей жизни нарушалось резким выпадом против Тупуа. Одна такая сцена произошла через две недели после моего приезда во вторую экспедицию. Услышав нарастающий шум, я вышел из хижины посмотреть, что происходит, и нашел Зингбондо из клана Авотомбо, в неистовой ярости кричащего, что Тупуа убил двух его родственников и что он отомстит за них. Ссора имела отношение к правительственному строительству дорог. Вторая сцена также произошла из-за правительственных работ, как и многие другие ссоры в наши дни. Мой друг Бадобо из клана Акове сказал своим товарищам, расчищающим правительственную дорогу вокруг поселения, что он нашел обрубок дерева, о который несколько дней назад споткнулся и ушибся Тупуа, когда возвращался поздно ночью после гостей. Вдобавок Бадобо сказал своим друзьям, что они должны как можно лучше очищать дорогу, чтобы никогда больше такой важный человек, как Тупуа, не спотыкался и не падал. Один из сыновей Тупуа услышал эти слова и передал их отцу, который сделал вид, что усмотрел в них двойной смысл и нашел во всем поведении Бадобо что-то издевательское. Он обратился с жалобой на Бадобо к своему высокопоставленному соседу, который нашел слова Бадобо довольно невинными (хотя сам Бадобо уверял меня, что это не так) и присудил решение в его пользу. После этого Тупуа подошел к Бадобо и плюнул ему на ноги большим "колдовским" плевком. Этот поступок вызвал общее осуждение и ДРУЗЬЯ Бадобо стали выражать беспокойство, говоря: "Увы, Бадобо не выживет. Тупуа совершил над ним ужасную вещь, и у него нет возможности избежать смерти". Однако Бадобо избежал смерти, возможно, потому, что сам был колдуном. Некоторое время спустя родственники умирающего человека видели, как он плюнул в тыквенную бутыль, пошел к кустам и спрятал ее там, видимо, для того, чтобы продолжить свое злодеяние. Очевидно, что намерение Тупуа состояло в том, чтобы плюнуть перед Бадобо в знак доброй воли, но, поскольку он имел репутацию колдуна, его действие было проинтерпретировано в неблагоприятном свете.

Тупуа имел большое пристрастие к пиву и, казалось, неизменно получал оповещение, когда я собираюсь дать горшок или два пива своим слугам и соседям, и, не будучи приглашенным, неизменно появлялся на вечеринке. Это меня так раздражало, что я строго запретил давать ему пива. Моего приказа не послушались, и, когда я стал расспрашивать – почему, мне было сказано, что все боялись обойти Тупуа, передавая по кругу бутылку, поскольку он, безусловно, колдун и причинил бы вред любому, кто таким образом оскорбил бы его. Несмотря на репутацию Тупуа, никто не стал бы его оскорблять, называя колдуном, не будучи только сильно разгневанным, и никто не стал бы упоминать это общее мнение в присутствии друзей Тупуа.

На самом деле колдун пользуется определенным престижем благодаря своим способностям, поскольку все проявляют осторожность, чтобы не обидеть его, т. к. никто не хочет навлечь на себя беду. Именно по этой причине Тупуа предлагали пиво, и именно поэтому хозяин, убивший на охоте дичь, посылает мясо в качестве подарка всем старикам, живущим в соседних домах. Если старый колдун не получит мяса, он помешает охотнику убить дичь в следующий раз. А если же он получит свою долю, он захочет, чтобы было больше убитой дичи, и воздержится от вмешательства. Точно так же человек поостережется беспричинно сердить своих жен, поскольку если одна из них окажется колдуньей, то он своим скверным характером навлечет беду на свою голову. Человек будет по справедливости распределять мясо между своими женами, чтобы ни одна из них, получив меньшую долю, из чувства обиды не помешала ему убить крупную дичь в следующий раз.

Вера в колдовство является важным коррективом для жестоких влечений, т. к. проявления злобы, скупости или враждебности могут иметь серьезные последствия. Поскольку в племени азанде не знают, кто является колдуном, а кто – нет, они допускают, что все их соседи могут оказаться колдунами, и поэтому остерегаются обвинять кого-либо без серьезного на то основания. Эти представления о колдовстве оказывают действие двумя способами. Например, ревнивый человек, боясь, что будет заподозрен в колдовстве теми, к кому он испытывает ревность, будет стремиться избежать этого подозрения, скрывая свою ревность. Кроме того, те, к кому он ревнует, могут оказаться колдунами и попытаются причинить ему вред в ответ на его враждебность, поэтому он будет скрывать свою ревность из страха быть околдованным.

В племени азанде считают, что никогда нельзя быть уверенным, что кто-то лишен способности к колдовству. Поэтому они говорят: "Спрашивая у оракулов о колдовстве, никого не упускай из виду", подразумевая, что лучше спросить у оракула о каждом без исключения. С этим связан их афоризм: "Нельзя смотреть в человека, как в открытую корзину", означающий, что невозможно увидеть колдовство внутри человека, и поэтому лучше не навлекать на себя злобу, поскольку ненависть является стимулом любого колдовского действия.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх