Солнечные вспышки

NASA утверждает, что в 1969 году можно было предсказывать солнечные вспышки. По моим сведениям, это далеко не так:

«Возможно предсказать только приблизительную дату будущих максимальных излучений и их плотность» (6, с. 291).

Этому тексту в 1969 году было 10 лет. Далее я покажу, что ничего не изменилось во время миссий Аполлонов.

Однако подготовка программы «Аполлон» продолжилась даже после получения данных о радиации. Значит, NASA было известно что-то, чего не знали в СССР: либо мы разработали эффективный сверхлегкий экран против радиации, либо NASA уже тогда было уверено, что никто ни на какую Луну не полетит.

Ведь если NASA так хорошо представляло себе последствия солнечной активности, то зачем Аполлон-8, Аполлон-10, Аполлон-11 и Аполлон-12 отправились в путь именно в те периоды, когда количество солнечных пятен и соответствующая солнечная активность приближались к максимуму? Почему экспедиции продолжались в течение двух последующих лет, когда эта активность медленно снижалась?

Между прочим, за несколько лет до запуска Аполлонов камера-спутник Большая птица использовал золотые экраны, которые защищали пленку от засветки солнечной радиацией. Судя по всему, астронахты у нас тоже золотые!

В эпоху Аполлонов наши астронахты провели в космосе в общей сложности почти 90 дней. Поскольку радиация от непредсказуемых солнечных вспышек долетает до Земли или Луны менее чем за 15 минут, защититься от нее можно было бы только с помощью свинцовых контейнеров. Но если мощности ракеты хватило, чтобы поднять такой лишний вес, то почему надо было выходить в космос в тонюсеньких капсулах при давлении в 0,34 атм чистого кислорода и сдирать майлар с ЛЭМов?

Могла ли материя наших космических скафандров остановить радиацию? Я очень сомневаюсь в этом. Ведь с момента аварии на АЭС Тримайл-Айленд прошло более 25 лет, а рабочие все еще не могут войти в «саркофаг» (28 марта 1979 года на АЭС «Тримайл-Айленд» вблизи города Гаррисберга, штат Пенсильвания, произошла крупная авария реакторного блока, которая привела к расплавлению активной зоны реактора). Почему бы не использовать хваленые космические скафандры стоимостью в 7 миллионов долларов, чтобы ликвидировать эту атомную мину замедленного действия?

У нас до сих пор нет технологии для изготовления легкой и гибкой радиационной защиты. Высокая скорость могла бы в короткий промежуток времени протащить капсулу через пояса Ван Аллена, но что делать с радиацией в течение остального времени путешествия к Луне?



Для более детального анализа эффектов космической радиации нужен человек, сочетающий специальности гелиофизика, инженера-атомщика и врача — специалиста в области радиационного поражения. Увы, такого человека найти не удалось, поэтому вам придется иметь дело со мной.

Я запросил солнечные данные из Национального управления по исследованию океанов и атмосферы — NOAA (National Oceanic and Atmospheric Administration) за годы экспедиций Аполлонов, надеясь обнаружить гигантскую проникающую радиационную вспышку. Правда, пришлось скрыть истинную причину моего интереса.

Сотрудники NOAA оказались людьми вежливыми и оперативными. Мистер МакКиннон (McKinnon) прислал мне несколько проспектов и дисков со сжатыми данными, которые мой компьютер прочитать не смог. Друзья помогли мне распаковать архив: данные насчитывали более 80 столбцов — и все без заголовков. Вы когда-нибудь видели таблицы данных без заголовков? Я тоже не видел.

Я скопировал информацию по интересующему меня промежутку времени в новые файлы и стал работать с ними. В течение двух долгих дней я пытался найти столбцы, содержащие данные по излучению, но потерпел неудачу. В конце концов, я позвонил мистеру МакКиннону и открыто попросил у него данные по рентгеновскому и протонному излучению. Он обещал прислать мне дополнительную информацию.

В ожидании ответа я снова и снова пытался отыскать нужные сведения в таблицах. И пришел к заключению, что NOAA выдает информацию избирательно. Если данные по рентгеновскому излучению на моих дисках удалены, то должны существовать два различных комплекта данных: один отправлялся ученым и организациям из особого списка (университеты, компании, занимающиеся авиаперевозками, электростанции, радио- и телевизионные станции, телефонные узлы и т. д.), а второй — обычным людям вроде меня. Таким образом, у меня был ограниченный объем информации, но пришлось работать с тем, что есть.

В приведенной таблице указан ежемесячный список солнечных вспышек за 25-летний период солнечных циклов 19, 20 и 21.

Достаточно одного беглого взгляда на эту таблицу, чтобы найти самые благоприятные периоды для полетов в космос или на Луну: с декабря 1974-го года по май 1977-го и с сентября 1984-го года по март 1987-го. Однако опасность существует всегда: колоссальные протонные и рентгеновские «вспышки» вполне возможны даже в низкий период цикла.

Общепринятый теоретический максимум 20-го солнечного цикла длился с декабря 1968 года по декабрь 1969 года. В этот период миссии Аполлон-8, Аполлон-9, Аполлон-10, Аполлон-11 и Аполлон-12 предположительно вышли за пределы зоны защиты поясов Ван Аллена и вошли в окололунное пространство.

Дальнейшее изучение ежемесячных графиков показало, что единичные солнечные вспышки — явление случайное, происходящее спонтанно на протяжении 11-летнего цикла. Бывает и так, что в «низкий» период цикла случается большое количество вспышек за короткий промежуток времени, а во время «высокого» периода — совсем незначительное количество. Но важно именно то, что очень сильные вспышки могут иметь место в любое время цикла.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх