Даешь Луну!

Решение отправиться на Луну было принято не президентом Кеннеди, как могло показаться из его речи, а непосредственно NASA после того, как человек по имени Джордж М. Лоу (George М. Low) надавил на его внутреннюю комиссию (15, с. 65). Это был тот самый хвост, который вилял собакой. И в тот же день NASA разработало собственный план и решило запустить программу «Аполлон». (Удивительно, но с тех пор схемы принятия решений практически не изменились!)

Если бы эксперту-ракетостроителю Вернеру фон Брауну (Wernher von Braun) позволили запустить его ракету осенью 1956 года, мы бы уже тогда отправили на орбиту наш первый спутник. Но использовать опыт бывшего нациста считалось политически некорректным. Наши замечательные лидеры настаивали, чтобы первая передовая ракета была непременно американской.

В начале 1960-х годов единственными, кто знал, как построить ракету, были участники германской программы V2. Все они работали над нашей ракетной программой в городе Хантсвиль, штат Алабама. Удивительное дело, но военные, редко расстающиеся с добычей войны, отпустили их работать в NASA.

Немецкая программа V2 в Норвегии была отдана нацистскому СС. Точно так же и наша программа содержалась в рабстве ЦРУ. Как именно эта махинация была проведена и поддерживалась, я не знаю, но как тигра можно всегда опознать по полоскам, так же можно быть уверенным в том, что если где-то есть большие деньги, то рядом окажется ЦРУ. А денег у NASA очень много!

Кеннеди оценил стоимость отправки человека на Луну в 20 миллиардов долларов. Окончательная стоимость проекта, если брать в расчет все расходы с 1962 по 1973 год, превысила 39 миллиардов (13, с. 54). В долларах 1990 года это составляет приблизительно 200 миллиардов.

Писатель и продюсер Норман Мэйлер (Norman Mailer) говорил, что он не может решить, был ли проект «Аполлон» самым выдающимся достижением XX века или наиболее ярко выраженным симптомом нашего фундаментального сумасшествия (13, с. 15).

Некоторые современные критики называют лунный проект NASA римским цирком. Однако мне это выражение кажется слишком сильным. Более подходящее название для него — «Космическая опера». В каждой из пилотируемых экспедиций возникали серьезные проблемы, но всякий раз отважные американские астронавты и/или невоспетые гении NASA спасали положение! Но об этом мы еще подробно поговорим.

После прилунения Аполлона-11 американская публика стала утрачивать интерес к последующим миссиям. Конгресс боялся потерять лицо из-за войны в Лаосе, полицейского удара во Вьетнаме, расовых противоречий, восстаний хиппи и студенческих демонстраций. Наши лидеры работали не покладая рук, чтобы пойти большой войной на Вьетнам. Но многие мальчишки из фермерских трущоб, опора всех предыдущих армий, не изъявляли желания участвовать в этом «празднике». Десятки тысяч уклонистов покидали США и уезжали в Канаду, а то и вообще растворялись в неизвестном направлении. Потенциальные призывники, казалось, инстинктивно чувствовали истину, на осознание которой мне потребовалось без малого 20 лет: * Вьетнам, по сути, был войной ЦРУ за право мирового господства над поставками героина из «Золотого треугольника» * (Золотой треугольник — условное название района в юго-восточной Азии площадью около 350 000 квадратных километров, который является одним из крупнейших в мире по производству наркотиков, начиная с 1950 года. Охватывает горные районы Бирмы, Лаоса, Вьетнама, Таиланда и Китая).

NASA планировало первую пилотируемую лунную экспедицию на октябрь 1967 года. На то было три политические причины. Во-первых, русские собирались произвести посадку на Луне и таким образом отпраздновать 50-ю годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. Во-вторых, 1968 год представлял собой начало периода повышенной солнечной активности. И, в-третьих, это могло повлиять на предстоявшие президентские выборы в США (19, с. 80).

Американцы в массе своей так до конца и не прониклись космической лихорадкой. Несмотря на то что они сначала громко приветствовали запуски ракет, к моменту второго прилунения даже самые ярые патриоты сомневались в необходимости получения дополнительных лунных фотографий. Но NASA упрямо продолжало гнуть свою линию (19, с. 43).

В мае 1995 года Конгресс урезал бюджет NASA до уровня 1961 года. Надеюсь, что и мне удалось приложить к этому руку: я отправил по экземпляру своей книги каждому конгрессмену, кто имел хоть тень сомнений относительно действий NASA. Однако даже колоссальное урезание бюджета его не остановило. Из этого можно заключить, что проекты NASA финансируются напрямую Федеральным резервом и группой частных банков.

Тем временем Америку разрывали на части расовые восстания, студенческие бунты и кипящая злость, когда бедные стали осознавать, что они сами оплатили большую часть этих грандиозных космических приключений.

Появившиеся луномобили («Роверы») ненадолго подогрели интерес публики к лунным путешествиям. Но и они скоро наскучили американцам, несмотря на передачу цветного видеоизображения. Если бы мы тогда знали, что каждый такой «Ровер на выброс» стоил более 12 миллионов долларов, восстаний и бунтов в Америке было бы намного больше.

Окончание программы «Аполлон» ознаменовало собой смену направления развития науки — с профессионального в сторону военного и коммерческого. Гарри Хёрт (Harry Hurt) кратко резюмировал эту тенденцию:

«С той поры космическое агентство занималось исключительно запудриванием мозгов на тему, запечатленную астронавтами Аполлона-11 на табличке, которую они оставили на Луне: «Мы пришли ради мира во всем мире». Первая серия полетов космических челноков «Шаттл» открыла путь для коммерциализации и милитаризации космоса, оставив пилотируемое исследование солнечной системы для прибыли и разработки Стратегической оборонной инициативы (СОИ), также известной как «Звездные Войны"» (13, с. xii).

Возможно, позиция Хёрта мне гораздо ближе, чем я изначально предполагал, и его выводы вполне могут измениться после того, как он прочтет эту книгу.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх