Он убивал бы людей, но только если потом мысль об этом не доставляла бы ему неприятных минут

Одна смерть — это трагедия, миллион смертей — статистика.

(Иосиф Сталин)

Ладно, допустим, Сталин немного пошутил. Но, как всегда, в его шутке была доля правды. Отрезать пару голов тут или там совершенно необходимо время от времени, и излишние сантименты по этому поводу ни к чему.

Макиавелли совершенно ясно высказался по этому поводу, и очень много усилий предпринималось различными людьми, чтобы придать больше гуманизма конкретно данному аспекту его философии. Но, оказывается, совсем не трудно оказаться позади всех, если процесс принятия решений лишить эмоций и морали.

В мире все так стремительно и изменчиво. Компании сливаются. Профсоюзов сильных не осталось. Интернет-миллионеры, многие из которых являются людьми откровенно недалекими, превращают экономику в шутовской базар. Не говоря уж о том, что от консолидации просто спасу нет. Сокращения штатов и производства. Пенсии не хватает на жизнь. У многих, очень многих людей от этих событий в голове полная неразбериха, и они все чаще вздыхают по прошлым временам. И многие, честное слово, готовы лучше ноги протянуть, чем быть частью этого идиотского и порочного современного порядка вещей. Кое-кому, у кого такое настроение, наверное, и следовало бы. Ноги протянуть, я имею в виду.

«Нельзя совершать революцию в шелковых перчатках», — блеснул как-то остроумием по одному поводу Сталин. Как руководители доисторических времен, так и те, кто не так давно ввел новые порядки в работе Белого дома, находили эту мысль справедливой. И действительно, нет ничего плохого в таком взгляде на вещи. Вы — начальник. Вы имеете право работать с теми людьми, с которыми считаете нужным работать. Точка.

Макиавелли, со своей стороны, без проблем давал советы своему начальнику из рода Медичи по поводу полезности уничтожения врагов Государства для всеобщего блага, особенно после корпоративных слияний. Цель в данном случае – трансформация Государства в свою новую и более совершенную форму — на самом деле оправдывает средства, во всяком случае для любого человека, приверженного делу строительства нового Государства.

Но нельзя сказать, что нам не грустно от этого и что мы с самого начала не пытаемся сделать неизбежное как можно менее болезненным.

Нерон, закоренелый развратник и убийца уже к тридцати годам, еще в бытность юнцом пытался попробовать себя в роли примерного кесаря, раздавая деньги, еду и землю многим римлянам, громогласно славя своего предшественника (очень корпоративный подход), вознесясь до положения, возможно, самого популярного певца во всем Риме, исполняя свои творения перед гигантскими толпами народа — вроде Нила Даймонда в зените славы, — при этом всем снизив налоги и в целом стараясь вести себя, как порядочный человек.

А потом он на время стал настоящим кесарем.

До своей смерти (а это произошло, когда ему было тридцать два года) он выходил по ночам на большую дорогу, самолично грабил и убивал невинных граждан, возвращавшихся домой с театра; занимался сексом со многими членами своей семьи, включая свою мать; экспроприировал имения целых социальных групп, когда испытывал недостаток финансов… и другие вещи творил.

Когда кесарь прогуливался на своей яхте вдоль берега, «он проплывал мимо целого рада временных борделей, у входа в которые стояли многие именитые женщины его двора, изображая из себя бан– дерш, готовых исполнить любую его прихоть», — писал один из очевидцев, добавляя, что «он заставлял своих друзей кормить его ужином; один из них однажды потратил 40 тысяч золотых на пиршество в тюрбанах, тогда как другой еще больше — на пир, где все было усыпано розами».

До боли знакомо, не так ли? На прошлой неделе один из моих начальников заставил меня угостить ужином его и десяток его друзей — чтобы ему не пришлось перегружать собственную кредитную карточку! Ужин потянул более чем на 2000 долларов! И как мне теперь ухитриться не привлечь внимания – с его-то неусыпным оком! – корпоративного ревизионного отдела?

Я просто скажу им, что Морис меня заставил. Уверен, что им не впервой слышать такое оправдание.

Как бы то ни было, пиршеств в тюрбанах более не устраивают. Хотя я слышал об одной заслуживающей внимания прогулке на самолете из Лос– Анджелеса в Нью-Йорк. Несколько важных менеджеров очень крупных компаний. Парочка девчонок. Море кокаина. Все тузы собрались в передней части самолета. Кому-то пришло в голову навестить хвостовой отсек лайнера, где остался «главный». Мужик идет, потом возвращается, лицо у него пепельного цвета. «Пошли скорей со мной», — говорит он своим друзьям, некоторые из которых работают под началом старшего должностного лица, о котором идет речь. Все они направляются в хвост самолета и там, в алькове, видят такую картину: босс вдрызг пьяный, совершенно голый, голова его покоится в ногах шестнадцатилетней девицы, с которой он провел последние пару часов. Он как будто мертв. Они стягивают его с девчонки, пытаются освежить. Он жив. Он просто отключился от избытка кайфа. До конца своих дней теперь эти баловни судьбы вынуждены жить с мысленным образом своего господина и благодетеля, неуклюже склонившегося перед девчонкой-подростком, и это на высоте 35 тысяч футов.

О чем это мы говорили? Ах да. Смерть людей служит на благо Государства. Но нам не доставляет удовольствия эта мысль.

Даже камбоджийский супер-убийца Пол Пот, на совести которого смерти от 1 до 3 миллионов соотечественников, оправдывал свое поведение самыми высокими мотивами. «Я пришел бороться, а не убивать», — говорил он. Хорошо сказано.

Но он действительно убивал людей. Многих и многих. На протяжении своей долгой карьеры преуспевающего менеджера этот беспринципный последователь Макиавелли:

•      Несколько раз менял свои имя и фамилию. Даже его семья не знала, что их маленький Салот Сар на самом деле являлся Полом Потом, жестоким головорезом. Многие люди меняют имя и фамилию, чтобы начать вести бизнес по-новому, однако как-то странно слышать, что Пол Пот тоже делал это. Что, интересно, плохого было в его старом имени и фамилии? Слишком выдавало его этническую принадлежность?

•     Возглавил движение «Красных кхмеров» — коллектив менеджеров, очень любивших насилие и предпринявших попытку полностью изменить корпоративную культуру всего камбоджийского народа.

•      Переименовал корпорацию, когда трансформация культуры шла уже полным ходом, — из Камбоджи сделал Кампучийскую Народную Республику, полностью, таким образом, поменяв логотип своей компании.

•     Инициировал вышеназванную корпоративную реорганизацию, в результате которой устранил всех диссидентов, в том числе и потенциальных, а равно и родителей будущих диссидентов, интеллигенцию, людей, которые носили очки,умели читать, и всяких других. В процессе этогоон запустил динамичную программу принуди-тельного перемещения масс населения и систему«полей смерти», на которых пахали обреченныена смерть узники.

Целью всего предприятия было создание аграрной утопии, в которой был бы счастлив каждый человек. Но стоил ли такой вкусный омлет двух-трех миллионов разбитых яиц?

Ну, быть может, многих, но не стольких.

Хотя мы настоятельно рекомендуем избегатьтаких вот нелепых крайностей, тем не менее, унас нет никаких сомнений, что смерть есть самое надежное и длительно действующее средство по усмирению контрреволюционеров. В большинстве организаций считают, что падение от 10 до 15 процентов голов является оптимальной величиной для того, чтобы произошла перемена настроений в рабочем коллективе. После такой тщательно отмеренной дозы усмирения оставшихся в живых гораздо легче убедить в том, что лучше бы им работать продуктивнее. Если же превысить дозу, ситуация незаметно выходит из-под контроля помере того, как люди начинают ненавидеть вас всебольше и больше. Пола Пота, например, казнилего собственный совет директоров. Это уже позднее, прессы ради, историю смерти диктатора слегка подправили. Такова судьба многих гендиректоров, которых я лично знавал. Впрочем, кончина настигла в несколько более комфортных условиях.

В этом месте следовало бы вам напомнить, что мы обсуждаем все вопросы в деловом контексте, где самое худшее, что может случиться с кем-либо (не считая Карен Силквуд5), — это изгнание из бизнеса, и что дорога на полпотовские «поля смерти» заканчивается в холле агентства по трудоустройству или, в лучшем случае, в офисе фирм, трудоустраивающих бывших топ-менеджеров (существующих, чтобы облегчить переход «умерших» из прежней жизни в следующую). Однако сама идея устранения неугодных не отличается сколько-нибудь значительно от того, что существовало в Кампучии.

«Я считаю, что принципы структурной революции аналогичны принципам любой революции, — отмечал Лy Герстнер в то время, когда с энтузиазмом производил трансформации в "IBM". — Во– первых, речь идет о личной приверженности главных менеджеров делу революции. Это нечто, что невозможно поручить сделать кому-либо другому. Во-вторых, должны быть желание и готовность изобличать и изгонять людей и организации, которые создают препятствия на пути перемен, которые вы считаете критически важными».

Таким образом, любая корпоративная трансформация должна начинаться с устранения некоторых граждан и гражданок. Поэтому делайте, что вам положено.

Макиавелли рассматривал бы их в такой последовательности:

•      Консультанты. Они — дорогой способ заткнуть дырку, которую на деле следует заполнять дешевым человекосырьем.

•      Пожилые люди. Они медлительны, плохо ладят с интернетом и не в состоянии выпить столько, сколько положено.

•     Молодые люди (слишком молодые). Они гораздо шустрее и амбициознее, их не выманить из интернета, они не пьют столько, сколько положено.

•     Члены управляющего совета. Они дорого стоят и являются настоящим бременем, когда их становится слишком много. Компактный, но компетентный управляющий совет — брильянт во лбу Кришны.

•     Дорогостоящие старшие менеджеры с ограниченными отчетными обязанностями. Отдайте обслуживающий их персонал менеджерам среднего уровня, которым достается большая часть полевых работ.

•     Неудачники разных мастей и сортов, которые всем надоели и которых никто не станет оплакивать. Парочку назову не задумываясь. Думаю, у вас тоже найдется пара или больше знакомых этого типа.

•     Стареющие индивиды из числа бумеров, на которых держится работа всей компании.

•    Люди в возрасте от тридцати до сорока лет, которые в состоянии разговаривать с людьми в возрасте от двадцати до тридцати лет.

•     Штат поддержки.

Хороших секретарей берегите. Без них вам не удастся осуществить ничего из задуманного. Кроме того, разве ваша секретарша не знает слишком много про вас? Стоит ли ее расстраивать?

Посмотрите на все эти длинные колонны людей на дороге, ведущей прямо в Сибирь, или того хуже. И это вы, мерзавец вы этакий, послали их туда. Уверен, что теперь вам стало неприятно от этой мысли. Но не надо печалиться. Вам скоро станет лучше. Убивать людей на бумаге — это незабываемо и неповторимо. После того как попрактикуетесь в этом пару-тройку лет, по крайней мере, не будете вскакивать по ночам в холодном поту, как прежде.

Мы поговорим о том, как Макиавелли действовал бы при увольнении людей, столкнувшись с ними лицом к лицу, чуть позднее. Это гораздо труднее. Но пока у вас есть возможность посылать людей с дурными вестями к тем, для кого они предназначены, такая «неприятная» миссия — не такое уж сложное дело.

Расслабьтесь. Ваша смерть еще за горами.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх