Он относился бы к себе правильно

…мертвые ничего не знают, и уже нет им воздаяния, потому что и память о них предана забвению, и любовь их и ненависть их и ревность их уже исчезли, и нет им более части во веки ни в чем, что делается под солнцем.

(Экклезиаст)

Вы собираетесь съесть все, что осталось?

(Менеджер-аноним, конференция менеджеров по продажам, 1999 г.)

Лишь не уважающий себя государь не станет каждодневно отдавать самому себе должное за весь стресс, долгие часы работы и прочие жизненные неудобства.

Как-то председателем правления у нас был мужик по имени Рон, который настаивал на том, чтобы все сотрудники компании летали из Нью– Йорка в Лос-Анджелес и обратно исключительно вторым классом. До самой посадки Рон беседует с вами и не отпускает от себя, пока ваш разум лихорадочно ищет предлог, чтобы избавиться от этого зануды, который желает низвести вас до уровня лоха-туриста, выбирающего средство передвижения по принципу лишь бы подешевле. Горе тому болвану, который, зайдя в салон самолета, держит курс налево, в бизнес-класс, не придавая значения тому факту, что старик Рон, замешкавшийся сзади, все замечает, сворачивая направо – в мир дешевого мяса и наушников по 4 доллара пара. Как мы его ненавидели!

Словом, мужик не вызывал у других ни любви, ни уважения. Только страх. И нельзя при этом сказать, чтобы он совсем палец о палец не ударял на работе.

Не знаю, как вы, но я не для того работаю уже более пятнадцати лет, чтобы вылезти из протоплазмы, чтобы, стоя на тротуаре в проливной дождь в захолустном городе, обеими руками тормозить такси, в которое человеку порядочному и сесть-то зазорно. Вы что, я создаю ценности с большой буквы! Поэтому-то я буду брать напрокат машины «Town Саг», пока отдел финансового контроля не скажет мне, что так поступать не положено. Макиавелли только так бы и делал. По крайней мере, он садился бы рядом с тем и только с тем, с кем положено.

Всех больших шишек объединяет сладострастное желание пользоваться всеми мыслимыми и немыслимыми благами на свете. Как отмечал журнал «Time» в 1997 году, давая характеристику владельцу «Miramax» Харви Уайнстайну: «Заметим, что семья из четырех человек могла бы вполне сносно существовать, питаясь крошками, оставшимися на рубашке Уайнстайна».

Достославное стремление Уайнстайна к излишествам – великая традиция, уходящая корнями в Древний Рим с его брильянтами, танцующими нимфами и вомиториями8, а то и дальше — возможно, еще к пещерному человеку, который решил, что заслуживает лучшей шкуры, чем его сосед.

Сравнительно недавно мир стал настолько открытым, что даже государь самого что ни на есть среднего уровня может жить не хуже, чем король или Папа Римский.

• Загородные дома в сказочно красивых местах, от Санибел-Айленд, штат Флорида, до Палм– Дезерт, штат Калифорния. Прохладные огромные комнаты. Гольф — бесплатно. Еды — навалом. Насчет выпивки — угощают сверх меры. Уговори свою компанию организовать «укромный уголок», куда у вас будет бессрочный пропуск. Назовите это стратегическим планированием. Вот что я называю жизнью, мужики.

•    Набирают популярность опционы по акциям, приносящие иным счастливчикам весьма приличные выгоды – новые машины, телевизоры и стереосистемы, может быть, даже «Bang & Olufsen»9, если у вас, конечно, есть желание.

•    Персональные телефоны придают человеку чувство собственной значимости. Угощайтесь — компания платит!

•    Лэптопы, палмтопы – все нынче доступно даже менеджеру средней руки.

•    Многие люди покупают лимузины, которые раньше себе могли позволить лишь менеджеры высшего звена. Попробуйте несколько раз. Если никто вас не потревожил — значит можно!

•     Цены на ресторанную еду в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско и других элитных городах ныне достигли такого уровня, что на 100-долларовый обед никто просто не обращает внимания. Вам немного трюфелей поверх ризотто? Изумительно вкусно, правда?

•    Квартиры в больших престижных многоэтажках в крупных городах стоят от 10 до 15 мил

* лионов долларов. Я знаю мужика, который купил себе одну. Не жалуется.

Если такая вот вызывающая расточительность вам не ведома, значит, вы водитесь не с теми людьми. Интересно, что жизнь, в которой есть вкусная еда, прекрасный транспорт, а фисташек в мини-баре у этого человека есть не переесть, плохо, — так вот, такая жизнь, как правило, сочетается с умеренной монетарной стратегией большинства из категории «маленьких людей».

Снова вернемся к Лу Гестнеру, «великому совместителю нескольких должностей», который ухитрился кнутом загнать «IВМ» в требуемые фискальные рамки. Мистер Гестнер, как выясняется, любит выкурить хорошую сигару, потягивая водочку, и, как говорят, для личных нужд переманил шеф-повара мирового класса у своего бывшего хозяина, «RJR Nabisco», на оклад 87 тысяч 500 долларов в год плюс 30 тысяч долларов поощрительной премии. И это после того, как Лу Гестнер решил, что штаты возглавляемой им компании слишком раздуты.

Для тех, кому нужен шеф-повар экстра-класса, логическая цепочка в обоснование такого вызывающего, в глазах некоторых, поступка могла бы быть такой:

Кто станет спорить с такими аргументами? Уж точно не Макиавелли!






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх