Он эксплуатировал бы себя лишь чуть меньше, чем других

Я размышляю во время послеобеденного отдыха, поэтому это не пустая трата времени.

(Марта Стюарт)

Эти парни встают с восходом солнца. И им, собственно, не нужно вставать, поскольку они не спят. А не спят они потому, что не могут. Одна из историй о гендиректоре «IBM» Jly Герстнере, акуле бизнеса, пользующемся скорее дурной, чем хорошей репутацией, гласит, что прекрасным воскресным днем он сказал своей жене: «Не могу дождаться того времени, когда я, наконец, попаду в офис». Большинство парней в такой ситуации не могут дождаться, когда же будет готово сочное барбекю, пока они полулежат рядом в шезлонге, с запотевшей ото льда рюмкой «Абсолюта» на пузе. Но не Лy Герстнер. Он не может дождаться, когда же закончится выходной.

Это ценное качество.

Сай Ньюхауз, «малыш Мини-Ми», под началом которого «Conde Nast» уверенной поступью вступила в двадцать первый век, часто заканчивает рабочий день в три-четыре часа пополудни. И это не потому, что он не особенно утруждается на работе. Просто он устает после двенадцати часов работы. Все верно. Он начинает работу в три– четыре часа утра. Чем можно заниматься в такой час? Думать, леди и джентльмены. Думать – так это называется.

В момент, когда пишу эти строки, я спешу на встречу с большим драконом-промышленником, который работает примерно по такому же распорядку дня. Встает в четыре. В офисе он в пять. Отвечает на звонки до восьми или около того. По– вашему, какой работы требует он от своих сотрудников?

Не знаю, надо ли брать с них пример и жертвовать своим драгоценным сном. Но приниматься за работу никогда не рано.

Я некоторое время водил дружбу с одним молодым государем от бизнеса, который в свои немногие лета уже отвечал за формирование Weltanschauung3 в одной корпорации с трехмиллиардным капиталом. Я понял, что работы у него было мало, если разобраться. Его работа состояла в том, чтобы шататься без дела до тех пор, пока председатель совета директоров не решит, что наступило время что-нибудь предпринять. Вот тогда этого молодого человека вызывало руководство, и он выполнял поручение. Больших усилий это ему, как правило, не стоило. Он был одним из тех, кто считает, что очень важно быть всегда начеку. Готовность означает для них все. Будь готов – всегда готов. Для него присутствие на работе — это уже 99 процентов работы. Обалдеть можно, за что только люди бабки получают, да? Когда начнете получать 500 тысяч в год, тогда сможете выступить с критикой такого подхода.

Вот я ему и говорю: «Да-а, Роджер, должно быть, отсюда можно наблюдать красивый рассвет?» Я-то думал, что удачно пошутил. А он мне: «Да, очень красивый». От такого ответа я немного опешил, потому что всякое нормальное человеческое существе хочет хорошенько высыпаться. Но эти парни не псы.

Псы идут им в пищу.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх