Миксер-Микки и Матвей


Помет из пяти маленьких бультерьерчиков разошелся на удивление быстро. Оставался один – мой самый любимый. Он же и самый настырный. Есть у меня такая слабость – вечно мне ложатся на душу самые упрямые. Однако именно из таких, разумеется, после немереных – душевных и физических – затрат вырастают личности. Может, я и ошибаюсь, но сильнее любишь то, что труднее всего достается. Хотите поспорить? Пожалуйста! Только меня уже не переубедить. И именно поэтому они последними уходят из нашего дома или, что греха таить, очень часто остаются в нем навсегда.

Окрас этого последнего ребенка был по тем временам редкий – рыжий, с симметрично расположенными белыми отметинами. Белыми были полный воротник и грудь, все четыре лапы, кончик хвоста и щеки с вертикальной проточиной вдоль лба. Если к этому добавить пару черных, честных, смышленых бусинок-глазок и очень независимый и упрямый характер, то получится точный портрет двухмесячного сорванца. Этакий плотно сбитый колобок, юркий и любознательный. Оставшись один, он не очень-то и расстроился, во-первых, потому, что немедленно был выпущен из щенячьего загона, получив в полное распоряжение всю квартиру. Нам оставалось только следить, чтобы в своем исследовательском азарте он не схватил ничего лишнего. От перечня я воздержусь, так как боюсь, придется перечислять буквально все, что в квартире имелось. Во-вторых, он немедленно получил внимание и заботу не только матери (последний ведь!), но и всех обитателей нашего дома. С нашей стороны это было добровольно-принудительное решение, альтернативы не было ни у нас, ни у мамаши. Справедливости ради скажу, что только его мамаша и я были требовательны и строги. Мы с ней старались не забывать, что это, в конце концов, бультерьер со всеми вытекающими отсюда последствиями. И необходимая строгость и требовательность очень пригодятся в будущем его владельцам. Остальные же предавались гнусному процессу баловства и всепрощения. Любой при возвращении домой первым делом хватал детеныша на руки и пытался поцеловать его забавную, не очень собачью мордашку. Выглядело это как древний обряд «поцелуй змеи», потому что щенок быстро приобрел привычку отвечать на чрезмерные ласки попыткой, в знак ответной благодарности, попробовать на зубок носы, щеки, уши и подбородки.

Убеждена, что никаких признаков агрессии в его действиях не было – достаточно было взглянуть на его блаженную морду и изо всех сил виляющий хвост, но молочные зубки чрезвычайно остры, и на подвернувшихся ему частях человеческой плоти оставались следы. Все только с хохотом уворачивались, и говорили, что это лучшее упражнение для развития реакции, и с гордостью подсчитывали, у кого из них меньшее количество отметин. Это означало… впрочем, черт его знает, что это означало!

Шли дни. Звонки по поводу щенка были, но по разным причинам меня не устраивали владельцы. Скорее всего, мои требования к ним были слишком строги. Но попробуйте сами не придираться, когда речь идет о самом любимом детеныше! Домашние, кроме мужа, втайне надеялись, что Микки, так его временно окрестили, все-таки останется у нас. Я тоже потихоньку начинала сдаваться, потому как этот звереныш давно, хоть и незаметно, успел прокарабкаться мне в душу, как я ни сопротивлялась.

– Если хочешь знать мое мнение, то оно – отрицательное, – как-то сказал муж, – и ты со мной согласишься, если включишь мозги и уберешь эмоции! Нам не нужна еще одна собака. Перебор получается!

Помню, что отшутиться не удалось. Молчание мужа было настойчивым.

– Да прав ты на все сто! – с раздражением загнанного в угол вынуждена была ответить я. – Но попробуй понять, не могу я его отдать в случайные руки! Сам же знаешь, что були – непростая порода, а звонили либо старики за семьдесят, либо любители собачьих боев. Это даже не смешно! Ты хоть сам подумай, что будет с бедным псом!

– Стоп! – прервал он меня – Я все понимаю, но мне нужно твое твердое слово, что Микки у нас не останется.

– Ладно! Вот через две недели…

– А почему именно две недели?

– Семнадцатого числа, через две недели, заканчивается карантин после прививки, раньше я его все равно не могу отдать. Я обещаю, что не буду привередой в выборе хозяев, но после семнадцатого, а это я тоже обещаю, Микки останется у нас. Все! Тема закрыта!

Муж отправился на работу, хлопнув дверью. Ему всегда доставалась роль тормоза моих эмоциональных выплесков. Неблагодарная роль, надо сказать! Я после его ухода вздохнула с облегчением. Пусть, если хочет, вмешается судьба – принять взвешенное и разумное решение я уже не могла. Вот не могла, и все тут!

И она вмешалась. Две недели телефон молчал. Ни одного звонка. В душе я уже начинала ликовать, а муж почти объявил мне бойкот. Накануне, шестнадцатого, придя вечером домой и застав меня за сооружением основательной подстилки для малыша, он произнес:

– Ты такая же упрямая, как и твои собаки! Все говорят, что собаки похожи на своих хозяев… И только ты – наоборот! Я, наверное, здорово грешил, – задумчиво изрек он и, выдержав паузу, обреченно добавил: – А ты мне – в наказание вместе со своими собаками! Все делаешь по-своему!

Я лицемерно промолчала, хотя и услышала самый приятный комплимент. Ибо уже давно считала, что упрямство имеет и другое название – целеустремленность. Назовите, если сможете, человека, считающего, что целеустремленность – это плохая черта характера. Не можете? То-то же!

В спор по этому поводу я благоразумно не вступила, зная, что муж за словом в карман обычно не лезет, да и мелкой стычки на аванпостах мне не хотелось. Обо всех его грехах я и без объяснений все знаю. А по упрямству еще неизвестно, кто кого.

Мне так иногда кажется, что буль по сравнению с ним – ангел…

Еще сутки, и Миксер – следующая модификация клички – точно остается у нас уже навсегда…

До полуночи оставалось всего два часа, когда прозвенел телефонный звонок, и у меня почему-то екнуло сердце.

– Добрый вечер! – прозвучал в трубке резковатый женский голос, как мне показалось – молодой. – Щенки бультерьера у вас?

– Да. Но остался только один мальчик.

– А мне и нужен парень. Терпеть не могу девиц, – серьезно и доверительно сообщила мне трубка.

– Понимаете, какое тут дело… – ситуация показалась мне забавной. Ну как, не зная человека, по телефону изложить историю с истечением сроков и не показаться, мягко говоря, сумасшедшей! Однако мне это удалось, и далее в трубке возникло минутное молчание.

– Когда истекает оговоренный срок? Через два часа?

– Уже через полтора! – с некоторой долей ехидства произнесла я (точно, ведь уже не успеть!)

– Диктуйте! Я записываю адрес.


Она появилась на пороге без четверти двенадцать, в сопровождении молодого человека. Стильная девица. Невысокая, складная, темноволосая, модный художественный беспорядок на голове. Мне сразу показалось, что она много времени проводит в спортзале, осанка выдавала человека, знакомого с аэробикой. Косметики почти не было, скорее всего – не успела в спешке наложить. Почти черные глаза смотрели решительно и, пожалуй, чуть вызывающе. Несмотря на вызов во взгляде, она мне понравилась! Чувствовался характер!

– Я успела! Меня зовут Нэлла! – энергично прозвучал голос, наши взгляды встретились…

Какое-то время мы молча разглядывали друг друга, а потом одновременно рассмеялись, и как-то сразу спало напряжение. Мне всегда нравилось доверять первому взгляду, редко когда он меня обманывал. Я взяла на руки щенка и сказала ему:

– Ну вот, Миксер, это – твоя хозяйка!

Следующий час прошел в инструкциях по уходу и кормлению, и они уехали. А я потом ни разу не пожалела, что щенок достался ей! Хоть его судьба и не повернулась в мою сторону.

Но история на этом не закончилась. Через какое-то время Нэлла попросила меня взять шефство над Миксером, но уже в качестве ветеринарного врача. Я с радостью согласилась.

Как-то так получалось, что на все необходимые щенку мероприятия – прививки, профилактический осмотр – они приезжали ко мне в лечебницу, и прошло что-то около двух лет, когда мне пришлось побывать у них дома. Я с удивлением увидела в доме кота, о существовании которого и не подозревала. Кот тоже был рыжим, а расположение белых отметин почти точно копировало отметины на собаке. Это было очень забавно, особенно когда оба стояли рядом. Правда, шерсть у кота была длинной и пушистой, но самый резкий контраст – это форма их голов. У бультерьера голова весьма характерна и напоминает сайгака. Кот же был персидской породы и к тому же экстремал. А значит, голова у него была полнейшей противоположностью головы бультерьера – круглой, сильно приплюснутой и слегка курносой.

– Не иначе как специально подбирала! – не удержалась от комментария я.

– Нет! Случайно так получилось, – заулыбалась Нэлла. – Как вы любите говорить, судьба такая вышла!

Поводом моего визита были уши Микки. Как выяснилось после осмотра, в одном шел небольшой воспалительный процесс, иначе отит. Заболевание достаточно часто встречается у собак, но что характерно – длинноухие собаки страдают этой напастью чаще, чем собаки со стоячими ушами. А если к длинным ушам еще добавить длинную шерсть, вот тут действительно возникают большие проблемы, особенно со сроками выздоровления – они удлиняются. Объяснение феномену очень простое. Длинные уши с длинной шерстью на них – своеобразный постоянно действующий компресс, любая грязь или влага, попавшая в уши, тут же получает идеальные условия для процветания и развития. Короче, сразу клиника и хроника! Избежать неприятного заболевания тоже несложно – просто должным образом ухаживать за ушами. Вариант Миксера был самым благоприятным: мы явно успели захватить самое начало заболевания, а гладкая, короткая шерсть и стоячие уши с отличной вентиляцией сократят сроки лечения приблизительно до недели. Нужно было прочистить ухо от выделений темно-коричневого цвета, взять анализ на исключение клеща и обработать ухо специальным противовоспалительным составом. Ситуация не представляла серьезной опасности для собаки, но требовала проведения курса лечения. Проверив заодно уши кота, чем он был весьма недоволен, мы с Нэллой расположились за столом, чтобы записать весь ход необходимых процедур. У кота, кстати, все было в порядке. Поэтому вряд ли у собаки был клещевой отит. Анализ я взяла скорее по привычке, чем по необходимости. Покончив с назначениями, я не выдержала и спросила Нэллу о совместном существовании кота и собаки. Ведь собакой в данном случае был бультерьер – «убийца» бультерьер! [5]

– Да, пожалуй, сложностей не было, – не задумываясь, ответила она.

– А кто сначала появился? Кот, наверное? – любопытствовала я.

– Да. А как вы догадались? – изумилась Нэлла.

– Да не смотри ты на меня, как на колдунью. На самом деле все очень просто, пожалуй, можно сказать одним словом – опыт. Хотя и это не абсолютный факт. Вернее, надо хорошо знать характер того, кто в доме появился первым. Вот хотя бы твой случай. Перс по натуре – лентяй, да еще осторожен без меры. Скорее всего, он будет знакомиться постепенно, наблюдая за новым поселенцем откуда-нибудь сверху, с безопасного места. А щенок тем временем успеет привыкнуть к запаху и виду кота, его любопытство будет уже не таким активным. Но все равно за первой их встречей надо следить и суметь вмешаться. У ветеринарных офтальмологов много пациентов с травмой глаз. Чаще всего эти пациенты – собаки…

Мы увлеклись обсуждением возможных вариантов совместимости животных разного вида на одной маленькой территории и перестали обращать внимание на Миксера и Матвея – так, оказывается, звали кота.

Кот, каким-то образом вычислил, что неприятности по его душу закончились, и отправился спать на собачью подстилку. Кошки вообще все делают со вкусом, и, когда через некоторое время живность опять привлекла наше внимание, кот так сладко посапывал на коврике и в такой вальяжно диковинной позе, что и мне захотелось вздремнуть с ним за компанию. Миксер-Микки тоже сообразил, что все обработки на сегодня окончены и можно расслабиться. В отличие от кота, спать он не хотел, да и место вроде как занято. Он слонялся по квартире в поисках достойного занятия. Такового не находилось, и морда бультерьера начинала приобретать скучающее выражение. А глаз косился по сторонам в поисках идеи. Ничего достойного внимания не попадалось или не приходило ему на ум. Не найдя себе занятия на кухне, он отправился в комнаты и исчез из поля зрения. Зато из комнат тут же донесся шум, если не сказать грохот. Я вопросительно взглянула на Нэллу. Верно истолковав мой взгляд, она, не задумываясь, ответила:

– Вчера он под диван загнал кость, а сейчас ее оттуда выуживает!

Я едва успела в уме поставить пятерку Нэлле за ее наблюдательность и умение анализировать поведение пса, как он собственной персоной вновь появился на кухне со старой обглоданной костью в зубах. Он тащил огрызок кости так целеустремленно, что мы с Нэллой одновременно произнесли: «Сейчас что-то будет!» – и насторожились…

Проходя мимо кота, Микки с грохотом обрушил кость на пол и замер в ожидании произведенного эффекта. Полученный результат пса явно не устроил. Потому как кот не пошевелился, а только осторожно приоткрыл один глаз. На бультерьерской морде так явственно отразилось разочарование, что мы с Нэллой тихонько захихикали. Но надо же знать булей! Да на Красной площади скорее медведь сдохнет, чем бультерьер оставит задуманное на полпути.

Продолжение не заставило себя долго ждать. Шкура на лбу Миксера собралась в морщинки от усердной умственной работы, а мне прямо так и виделось, как извилины внутри складываются то так, то эдак, прорабатывая варианты решений и выбирая лучший. Кость опять очутилась в пасти пса, и с той же скоростью на его морде возникло выражение эдакого любопытного экспериментатора: «А если вот так?» И кость опять с грохотом шлепнулась на пол и тут же движением футболиста, лапой была отпасована прямо под нос коту. Тому ничего не оставалось делать, как открыть оба глаза и потянуться носом к кости.

И вот на этом движении спокойный сон Матвея и закончился! Буль с притворной злобой (кто посмел тронуть его добычу?) сгреб несчастного кота за шиворот и куда-то потащил. Вот ведь честная собака! Мог же схватить кошака, не изобретая причин, – ан нет! Без повода – нельзя!

Мотька покорно повис тряпкой у клыкастого приятеля в пасти, по опыту зная, что всякое сопротивление бесполезно и лучше подчиниться – так хотя бы шкура цела будет! Но это мы с Нэллой так думали, а кот, похоже, был совершенно уверен, что его шкуре ничего не грозит! Расслабленно болтаясь у собаки в пасти, он явно тоже что-то соображал: глаза Матвея озорно блестели, и испуга в них не было.

Вся сцена была разыграна в таком хорошем темпе и так талантливо, что мы с Нэллой уже с самого ее начала давились хохотом, не в силах произнести не единого звука. Текли слезы, судорогой сводило челюсти… Нэлла жестами показывала, что спектакль еще не закончен.

И правда: из комнат доносились разные звуки, что-то шлепалось, двигались и падали стулья, слышалось притворное рычание пса и шипение Матвея.

Прошло минут пять, и на кухне появился кот – обмусоленный, всклокоченный, обслюнявленный. Куда только подевался его вальяжный барский вид! Брезгливо дергая по очереди каждой лапой, он целеустремленно продвигался к холодильнику, а по коридору уже в погоне топали собачьи лапы. Но Мотька успел! Одним прыжком он взлетел на спасительную высоту холодильника, обосновался там и, тяжко вздохнув, стал приводить в порядок основательно помятую шкурку. При этом он еще успевал кинуть презрительный взгляд победителя на азартно подскакивающего рыжего приятеля: «Мрр! Поищи себе другую забаву!»

Пес, похоже, параллельно с возмущением по поводу нагло удравшего от него кота прикидывал в уме, так ли он – кот – недосягаем? По всему получалось, что кота не достать и надо достойно покинуть сцену, сохранив при этом чувство собственного достоинства.

Простоте его решения позавидовал бы философ: он степенно повернулся и отправился на подстилку. Повертевшись там в поисках удобной позы, глубоко, со стоном вздохнул и шлепнулся на бок. Ровно через минуту сон его был крепок и сладок, как у новорожденного младенца.

– Вот это называется – крепкие нервы! – в восхищении произнесла я.

Нэлла только молча кивнула, в знак согласия. На нее увиденное не произвело впечатления, слишком частые повторы, увы, становятся привычкой. Мы занялись чаем, и спустя какое-то время я заторопилась по делам.

Уж и не знаю, как это мы не заметили? Хитрюга кот умудрился перебраться на собачью подстилку и сладко посапывал в обнимку с Миксером, пристроив голову на живот собаки. Картина была мирная, с неким сентиментальным флером – рождественская открытка, ни дать ни взять! Мы тихонечко проскользнули мимо сладкой парочки к выходу, где и распростились.

На улице недавно закончился дождь. Посвежело. Блестел и слегка дымился асфальт. Перепрыгивая и обходя лужи, я думала. Думала еще об одном происшествии, участниками которого тоже были собака и кошка. Бультерьерша умудрилась отогнать кошку-мать от недельных котят и несколько часов пестовала приемышей, в то время как настоящая мамаша в панике бегала вокруг. Дело происходило в подъезде жилого дома. Разумеется, был приличный переполох, потому что собака отгоняла от котят не только маму-кошку, но и людей, пытавшихся просто пройти мимо нее по лестнице. Хозяева тем временем искали свою собаку на улице, и к моменту их появления на лестнице уже собралась небольшая толпа страждущих попасть домой, но с любопытством взирающих на бесплатный цирк жителей подъезда.

Так что тема моих размышлений была почти философская: вот говорят, «живут как кошка с собакой». Кто бы мне объяснил, а что, на самом деле, это значит?



Примечания:



5

Это было как раз то время, когда в прессе начался активный процесс сенсационных сообщений о кровавых похождениях бультерьеров. Большей частью это были, на мой взгляд, сфабрикованные обвинения. Особенно, когда касалось покусов людей. Если внимательно прочитать стандарт породы, то там сказано: «У бультерьеров нет врожденной недоверчивости к людям». Однако они всегда честно выполняют порученную работу. Другими словами, к чему его приучил хозяин, то свято выполняется. Страшно сказать, какой вред эта «работа» прессы принесла поголовью собак. С тех пор прошло лет пятнадцать–двадцать. Бультерьеры опять вошли в число малочисленных пород. Но покусов, по статистике, не стало меньше! Не странно ли?






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх