«Мы увидели великолепное зрелище»

Впервые я увидел их в аквариуме летчика В.Манкевича. Было это давно, в 1955 году. Мой приятель — ленинградский аквариумист В.И.Ламин пригласил меня к Манкевичу посмотреть чудо тех лет — неоновую рыбку. Стайка неонов и впрямь была великолепна. Но я во все глаза смотрел не столько на них, сколько на два незнакомых мне растения. Одно имело ярко-зеленые ланцетные листья, они красиво росли вверх розеткой; на боковых побегах растения располагалась целая вереница маленьких. Другое хоть и походило на первое, но было крупнее, на листьях более мощной конструкции боковые жилки образовали красивый кант по краям, центральная жилка тоже рельефно выделялась, а сам лист заканчивался, как сабля, острой серповидной вершинкой.

— Нравится? — спросил хозяин. — Это амазонки — малая и большая. Пока очень редкие растения.

В тот день я ушел домой с крохотной малой амазонкой. Вскоре она выросла у меня до 40 сантиметров, а листьев было больше 30. Затем появился боковой побег, на нем дочернее растение, за ним второе. Через несколько месяцев весь аквариум заполнили джунгли из малых амазонок.

— Не может быть! — удивился Манкевич. — А у меня большая совсем зачахла. Может, возьмешь, сумеешь спасти?

Конечно, я сразу помчался к нему. Все листья у большой амазонки уже были прозрачные, полуразрушенные, а сама она оказалась вдвое меньше моих малых. Но не погибла, оправилась, вскоре стала давать полуметровые листья. Затем появилась и стрелка, а на ней маленькие цветочки и зачатки листьев дочерних растений. Стрелка росла, росла и… вылезла из аквариума. Что делать, в сухом воздухе она усохнет? А теплички, высокой крышки, на аквариуме не было. Но голь на выдумки хитра: я обмотал стрелку ватой и сунул ее конец в другой аквариум. Вата намокла, а стрелка продолжала расти — она достигла метра и вскоре вся покрылась крохотными растеньицами. Теперь оставалось дать им подрасти и оделить обеими амазонками друзей в Ленинграде и Москве.

Вот так в наших аквариумах появились первые представители обширного и интересного рода Echinodorus. Одновременно со мной эхинодорусом занимался и москвич Г.И.Кретов, но у него оказались не амазонки, а водяной подорожник, действительно, очень похожий на наш подорожник.

Потом я выписал из-за рубежа семена. Так появились у нас эхинодорусы Е. muricatus и Е. macrophyllus, похожие на водяной подорожник, а московские любители раздобыли тысячелистник (Е. bleheri) и черную амазонку (Е. parviflorus) — растения, близкие к большой амазонке (Е. amazonicus). Коллекция эхинодорусов в наших аквариумах постепенно пополнялась…

А затем произошел бум, и мы стали не ввозить, а вывозить эхинодорусы в другие страны. Вот как это было. Однажды я прочитал в зарубежном журнале рассказ Аманды Блеер о том, как была создана ее фирма по разведению водных растений «Лотус Озирис». На создании фирмы настаивал ее двадцатилетний сын Михель, поддержала его и сестра. Сначала Аманда испугалась: какая фирма? Нет денег, снаряжения для экспедиций за растениями, никто не знает языка. Из воюющей Германии семейство Блеер уехало в Бразилию. Энергичный Михель, преодолев все трудности, вскоре снарядил первые экспедиции в штаты Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу, Минас-Жерайс, Мату-Гроссу и др. Экспедиции уходили все глубже и глубже в амазонскую сельву. А Аманда занялась созданием бассейнов в Маже (в окрестностях Рио-де-Жанейро). Прошло немного времени, и в них появились эхинодорусы более 30 видов и другие растения.

Вот как описывает Михель свои поиски. Сборщики растений переходят от одного корко к другому, собирая все, что им кажется интересным. Корко — это водоемы со слабым течением, наполняющиеся в основном в период дождей. Дно — коричневая глина, и порой довольно трудно вытащить из нее растение с целыми корнями. А тут еще и крокодилы, подстерегающие охотников за растениями.

«Когда нам удавалось отогнать или убить этих чудовищ и добыть новое растение, -рассказывал Михель, — мы с Педро, Антонио, Паоло и индейцами-проводниками устраивали танцы победы. Вот в одном из этих корко с прозрачной водой мы и увидели великолепное зрелище. Это были кусты эхинодоруса большого. Но какие! Высота их более метра, длинных широких листьев у каждого не менее пятидесяти, а цветочных стрелок по 8-10 и на каждой по доброй сотне деток сидит. Это в воде. А рядом, на мелководье и на берегу, эти же эхинодорусы уже с укороченными овальными красными листьями».

В одном из таких корко Михель обнаружил еще один великолепный эхинодорус, как оказалось, неизвестный науке. В честь заслуг сборщика новое растение назвали эхинодорусом Михеля (Е. michelii). Сеньора Аманда тоже увековечена в научном названии тысячелистника — эхинодорус Блеер (Е. bleheri). Стараниями семьи Блеер примерно два десятка эхинодорусов впервые оказались в руках ученых, десять из них вообще не были известны науке.

Сеньоре Аманде я написал письмо. И вскоре получил не просто ответ, а каталог растений. «Пожалуйста, закажите, что Вас интересует, — писала Аманда. — Наша фирма гарантирует, что свежие растения Вы получите через 48 часов». Я тут же отослал Аманде каталог с заказом.

Трижды я получал посылки из Маже — в 1965, 1967 и 1972 годах. Так в нашу страну поступило около 20 эхинодорусов новых видов. Да около 10 к тому времени у нас уже имелось. Мы оказались с богатой коллекцией этих растений. А москвичи В.Комаров и Б.Панюков после поездки в Прагу еще и пополнили ее. Впрочем, источник был тот же: чехословацкий ботаник К. Ратай получал растения тоже от Аманды Блеер. Он сделал очень удачную ревизию — новое описание всего комплекса видов рода Echinodorus. Им же описаны и научно определены новые для науки виды, раздобытые семейством Блеер.

А теперь познакомимся с эхинодорусами поближе. Род Echinodorus принадлежит к семейству Alismataceae и является ближайшим родственником наших отечественных прибрежных растений частухи (алисмы) и стрелолиста (сагиттарии). Но на Евро-Азиатском континенте эхинодорусов нет, они распространены в южных штатах США, в Центральной и Южной Америке и Африке. Это — водные, полупогруженные и прибрежные травы. Стебель у них короткий, переходящий у многих видов в толстое корневище, корневая система мощная, разнообразные листья располагаются вокруг стебля розеткой. Эхинодорусы — третья после апоногетонов и криптокорин широко распространенная в аквариумах группа растений. Их насчитывается более 40 видов. Точнее цифру определить нельзя, потому что есть еще экологические разновидности, гибриды (появившиеся в природе и созданные человеком), а также уже знакомые нам полиплоидные ряды.

Самый маленький из эхинодорусов — Е. tenellus. Его тонкие (не шире 2-3 миллиметров) линейные листочки редко бывают больше 10 сантиметров. Растение быстро размножается боковыми отростками, покрывая все дно аквариума ковром тонких невысоких листиков. На первый взгляд кажется, что с этим эхинодорусом нет проблем. Но это не так — есть и немало. Во-первых, эта кроха очень страдает от обрастания водорослями. Во-вторых, в густых зарослях собираются обычные для аквариумов мусор и грязь. В обоих случаях нежная заросль быстро превращается в неряшливое скопление листьев, водорослей, мути.

Зеленым этот эхинодорус бывает тогда, когда ему что-то «не нравится», настоящая окраска его листьев — винно-красная. Должен признаться, что я ни у одного любителя аквариума пока не видел сплошного красного ковра из этих растений. Правда, чистую зеленую заросль некоторым настойчивым аквариумистам удается получить. И даже удается вырастить отдельные растения красными.

Второй вид тоже невелик — это Е. quadricostatus var. xinguensis. Та самая малая амазонка, которую я увидел впервые в 1955 году, тогда же и размножил. Его листики вытянуто-ланцетные, ярко-зеленые.

Если вы выращиваете этот эхинодорус в хорошо освещенном аквариуме, он быстро размножается боковыми стеблями и покрывает густой зарослью все дно. При этом размеры «рощицы» не превышают 10-15 сантиметров. Как и предыдущий вид, он годится для оформления переднего плана в большом аквариуме. Но если освещенность недостаточна, растение может вытянуться до 25 сантиметров, при этом листья станут пошире. Возможен и третий вариант. Выберите сильный экземпляр, посадите в определенное место и безжалостно режьте все боковые побеги, которые он то и дело будет пускать. Через полгода получится огромный (высотой до 40 сантиметров) пышный куст с 40-50 красивыми листьями.

Теперь познакомимся с группой так называемых амазонок. Прежде всего — большая амазонка (Е. amazonicus). Я уже описывал ее внешний вид и способ размножения. Но она не самая большая в группе амазонок, значительно больше ее тысячелистник (Е. bleheri). Тысяча листьев — это, конечно, преувеличение, но 50-60 на одном растении вполне может быть. Если добавить, что каждый лист, по форме напоминающий старинный меч, достигает длины 40 сантиметров (плюс черешок 10-15 сантиметров) и ширины 8-12, можно представить, какое великолепное зрелище представляет это растение.

Значительно скромнее черная амазонка (Е. parviflorus). Свое название она получила за темно-зеленую окраску листьев (у предыдущих двух амазонок листья светло-зеленые), молодые листочки появляются действительно с черным кантом и темными жилками на верхушке листа. Черная амазонка редко бывает выше 20-25 сантиметров, она тоже имеет густую листву, но растет медленнее своих сородичей. Похож на нее более редкий эхинодорус Е. marajoensis. Его темно-зеленые листья сначала мече подобные, потом — овальные; общая высота растения — тоже не более 25 сантиметров.

Следующая группа — редкие и достаточно капризные виды. Е. osiris (К.Ратай назвал так растение в честь открывшей его фирмы) чаще встречается у аквариумистов, но нередко хиреет и погибает: он не выносит воды с кислой реакцией, хорошо растет в нейтральной и слабощелочной средах. Листья овальные с ярким рисунком более светлых жилок. Цвет листьев интенсивно-зеленый, а молодые листья — пурпурные (иногда этот вид называют Е. osiris rubra). Когда-то в Ленинграде это растение разрасталось до 50 сантиметров при большом количестве листьев (40-50). Теперь в нашей воде растение не может достигнуть такого великолепия. А в Москве такие экземпляры встретить можно.

Эхинодорус большой (Е. maior) читателю уже знаком. Есть две его формы. Первая более распространена: листья растут вверх, черешок (до 15 сантиметров) — с характерным углом изгиба, основание листа — сердцевидный вырез, лист плавно расширяется (две трети его имеют ширину до 10-12 сантиметров), а затем к концу круто сужается. Всего может быть до 40 листьев, молодые вначале коричневатые. Вторая форма более редкая: листья поменьше, они выворачиваются дугой, упираясь концами в грунт и образуя очень красивую розетку на дне аквариума.

Редкими и пока дорогими являются Е. horemanii, E. opacus и Е. portoalegrensis. Первый имеет темно-зеленые, слегка прозрачные листья формой, как у большого, с волнистыми краями. Второй — овальные на длинном черешке, тоже темно-зеленые, очень жесткие. С этим эхинодорусом, честно признаюсь, я не справился: два раза получал в посылке, привозил из-за рубежа, но сохранить не удалось. Не знаю, есть ли он у кого-нибудь из наших аквариумистов. У третьего — лист тоже темно-зеленый, жесткий, овально-вытянутый, с волнистыми краями. Характерная особенность этого вида: листья выворачиваются концами в грунт, образуя на дне розетку. Этот эхинодорус поступил с последней посылкой от Аманды Блеер в 1972 году и с тех пор стал появляться у коллекционеров редких растений.

И наконец, эхинодорус Бертероя (Е. berteroi) — переходное к следующей группе растение. Сеянцы (а он цветет над водой, довольно легко опыляется и образует семена) сначала выпускают лентовидные листья, потом такие, как у Е. maior. Листья темно-зеленые, но… прозрачные, через лист можно прочитать печатный текст, отсюда и немецкое название — «целлофановое растение». По мере развития растение образует овальные листья, затем плотные плавающие с сердцевидным вырезом у основания (его одно время выделяли даже в другой вид — Е. nymphoides (кувшинкоподобный) и, наконец, надводные, похожие на листья подорожника.

Третья группа эхинодорусов — крупные растения с широкими сердцевидными листьями. В отличие от водных видов первых двух групп эти растения в естественных условиях живут в местах, временно заливаемых водой; их основное развитие проходит вне водной среды. В аквариуме они очень быстро разрастаются над поверхностью. Но в любой группе есть исключения. В 1967 году из Бразилии был получен Е. horizontalis. Лист сердцевидный, приспособленный для существования вне воды при очень высокой влажности воздуха: на остром конце листа характерный, направленный вниз «клюв» — это сток, по которому горизонтально располагающиеся листья сбрасывают излишнюю влагу со своей поверхности. Однако в аквариумных условиях этот эхинодорус не покидает водной среды. Высота растения до 30-40 сантиметров, листья ярко-зеленые, их длина до 15 сантиметров при ширине 8-10 сантиметров; у здоровых экземпляров молодые листья красно-коричневые.

Не торопятся покинуть воду крупнолистные эхинодорусы Е. cordifolius и Е. scaber. Но могут и подняться над водой, если их чрезмерно освещать. Остальные «подорожники» в воде находятся временно, до их готовности к цветению; тогда они спешат выбросить листья в воздух и становятся малопригодными для аквариума.

Четвертая группа эхинодорусов — редкости последних лет. Среди них есть и естественные, и… искусственные, созданные уже в культуре.

Начну с первых. Е. uruguayensis — название, данное, К.Ратаем, указывает на место, где растение было обнаружено (кстати, тоже во время экспедиции семейства Блеер). Лист его напоминает лист большого эхинодоруса, но основание — без сердцевидного выреза, переход от черешка к листу плавный. Есть три природные формы: широколистная — основная, листья темно-зеленые, оливково-коричневатые; вариант Деннерля — листья более узкие, темно-зеленые; узколистная — листья зелено-коричневатые, их длина до 55 сантиметров.

Последняя форма — предмет оживленных споров среди ботаников. Дело в том, что эхинодорусы — растения Американского континента. Правда, известно небольшое растение с лентовидными листиками из Северной Африки и даже с юга Западной Европы, которое одно время относили к роду Echinodorus. Но тщательное изучение привело ботаников к выводу, что это растение все-таки относится к другому роду. Теперь оно называется Baldellia ranunculoides — нет ведь в Африке эхинодорусов. И вдруг — сенсация! Одна из фирм, торгующих водными растениями, получила партию растений из Камеруна (Центральная Африка), где наряду с подлинными «африканцами» были и… великолепные эхинодорусы. Им дали название Е. «africanus» (в кавычках — потому что название не научное, а коммерческое). Но ботаники продолжали упорствовать, пока не добились переименования растения — Е. uruguayensis var. africanus. Они никак не могли смириться с африканским происхождением этого эхинодоруса, считая, что при его доставке произошла путаница. К тому же среди сборщиков растений бывают недобросовестные люди, сознательно запутывающие места сбора растений, чтобы дороже их оценили…

Споры эти были совсем недавно, в конце восьмидесятых годов. А сегодня можно уже с уверенностью сказать, что «africanus» — подлинный африканец. Его уже целенаправленно нашли в Африке. Более того, нашли и другие, совсем не известные науке виды эхинодорусов. Один из них назван Ратаем Е. veronikae. Все африканские эхинодорусы очень схожи с уругвайским, и Ратай объединил их в секцию Uruguayensis. В воде они образуют красивые ланцетно-вытянутые листья, на воде и над ней — овальные. К нам эти редкие растения привез от К.Ратая Б.В.Панюков.

Кроме естественных новинок среди эхинодорусов появились и искусственные, созданные садоводами. Небольшой Е. parviflorus «tropica» образует на грунте красивую розетку овальных светло-зеленых листьев, каждый из которых имеет многочисленные складки, как у гармошки. «Леопардовый» эхинодорус (Е. schluetteri «leopard») тоже невелик, листья его овально-широкие, по зеленому фону рассыпаны красно-коричневые пятна. Такие пятна порой возникают на молодых листьях многих эхинодорусов — это пигмент антоциан защищает хлорофилл от разрушительного воздействия прямых солнечных лучей. Но потом пятна исчезают. У «леопардового» же они сохраняются все время. Появились великолепный красный Е. horemanii, у него красные листья с коричневыми жилками, эхинодорус «роза» — (Е. «rosa») — молодые листья ярко-красные. В 1984 году в торговле появился Е. barthii — овальные листья свекольно-вишневого цвета, а жилки светло-зеленые. Это растение с 15-20 листьями очень красиво.

Если весь аквариум засадить только эхинодорусами — это будет великолепное зрелище!






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх