Дух христианства и его судьба

Работа «Дух христианства и его судьба» (Der Geist des Christentums und sein Schicksal) представляет собой ряд фрагментов, написанных во Франкфурте между 1798 и 1800 гг. Здесь публикуется лишь основной текст, без предварительных заметок и набросков. Ряд кратких извлечений из работы был напечатан в кн.: Г. В. ф. Гегель. Эстетика, т. 4. Перевод выполнен по книге: О. W. F. Hegel. Werke. Bd 1. Fruhe Schriften. Frankfurt am Main, 1971.

1 Имеется в виду прежде всего Иуда Галилеянин и другие вожди освободительных движений 1 в. н.э. в покоренной римлянами Иудее. Движения зилотов (ревнителей веры) и сикариев (кинжальщиков), отмеченные настроением безумной смелости и фанатической ярости, во имя религиозно-мессианской идеи вступали в борьбу с мощью Римской империи, в конце концов их выступления вылились в Иудейскую войну 66-73 гг., завершившуюся жестокой расправой над побежденными иудеями.-101.

1a Пробел в рукописи Гегеля.-102.

2 Опираясь на опыт руссоистской и сентименталистской культуры чувства, Гегель переосмысляет евангельское противопоставление «закона свободы» ветхозаветному «рабствованию» перед буквой заповеди и представляет Иисуса как борца за права свободной склонности против послушания без радости, причем это послушание приобретает под пером Гегеля черты кантовского морализма.102.

3 Весь этот абзац, посвященный законам, изложен Гегелем крайне затрудненно. Во всяком случае соединение противоположностей надлежит понимать в этом месте весьма конкретно, как объединение, сообщество разных (групп) людей, которые «живут в законе», но, естественно, остаются разными («противоположными»). Гегель при этом имеет в виду «закон Моисея».-105.

3a Здесь Гегель перефразирует следующее место из Канта: «Между тунгусским шаманом и европейскими прелатами, управляющими одновременно церковью и государством… хотя и есть значительное расстояние в манере веровать, но отнюдь не в принципе. Ибо, что касается этого принципа, то все они вместе принадлежат к одному и тому же классу, а именно: таких людей, которые свое богослужение полагают в том, что само по себе не делает ни одного человека лучшим (в вере в известные статутарные положения или в исполнение произвольных обрядностей)» (И. Кант. Религия в пределах только разума. СПб., 1908, стр. 185-186).- 107.

4 См. И. Кант. Критика практического разума. Соч., т. 4 (1). М» 1969, стр. 409.- 108.

5 «Полнота», «исполнение» (греч.). -109.

6 Ср. Матф., 5, 22: «Кто скажет брату своему «рака», подлежит суду синедриона; а кто скажет «безумный», подлежит геенне огненной» («рака» - арамейское бранное слово: пустой, безмозглый, глупец).- III.

7 Ср. Матф., 5, 23-24: «Если принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой».- III.

8 Ср. Матф., 5, 28, 32: «…я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем». «…Кто разводится с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует».-113.

9 «Жестокосердным» (греч.). Гегель имеет в виду эпизод (Матф., 19, 3-9; ср. Марк., 10, 2-12), где Иисус, отвечая фарисеям, ссылавшимся на ветхозаветное дозволение развода, указывает, что дозволение это было дано Моисеем «по жестокосердию» народа, как уступка народным нравам, между тем как абсолютной нормой должны служить слова бога при сотворении Адама и Евы: «и будут два одна плоть» (Быт., 2, 24).- 112.

10 Очень резко и бескомпромиссно высказываемое в Евангелии требование отказаться от заботы о завтрашнем дне, от накопления имущества, от планов на будущее, от житейского самосохранения и самоутверждения (Матф., 6, 19-34 и др.) особенно несовместимо с буржуазным культом деловитости, энергии, успеха. Если ради компромисса с рабовладельческой и феодальной моралью эта заповедь подвергалась смягчающим интерпретациям, то уже на заре капиталистической эпохи она была превращена пуританскими моралистами в свою противоположность. Когда Гегель говорит о невозможности принимать ее всерьез, он ощущает за собой единодушное мнение эпохи, отразившееся и в теологической литературе.- 116.

11 Ср.: «закон с необходимостью связывает с преступлением наказание; преступнику это последнее может, правда, казаться чем-то ему чуждым; однако в понятии преступления по самому существу подразумевается уже его противоположность - наказание» (Гегель. Энциклопедия философских наук, § 422. Т. 3. М» 1977).-120.

12 O мере см. Гегель. Работы разных лет, т. 2. М., 1971, стр. 99-100 («Философская пропедевтика»). О мере в религиозных представлениях древних Гегель пишет следующее: «Можно также рассматривать меру как дефиницию абсолюта, и, согласно этому способу рассмотрения, было сказано, что бог есть мера всех вещей. Это же воззрение составляет также основной тон некоторых древнееврейских гимнов, в которых прославление бога состоит главным образом в провозглашении, что именно он положил всему границы; морю и суше, рекам и горам, а также и различным видам животных и растений. В религиозном сознании древних греков божественность меры в ее отношении к нравственности изображается в виде Немезиды. В этом представлении заключена, кроме того,, мысль, что все человеческое: богатство, честь, могущество и точно так же радость, печаль и т. д.-имеет свою определенную меру, превышение которой ведет к разрушению и гибели» («Энциклопедия философских наук», § 107. Т. 1. М., 1974).-.Ш.

13 Согласно евангельскому рассказу, Иисус спросил учеников, кем они его считают; Петр ответил за всех: «Ты - Христос (Мессия), сын бога живого» (Матф., 16, 16). Гегель снова опускает мессианский титул «Христос» (греч. пер. с еврейского «Мессия») и придает словосочетанию сын божий недогматический, почти сентиментальный смысл.-137.

14 Прекрасная душа - одно из ключевых понятий руссоистского предромантизма, идеал личности, достигшей гармонического развития своих нравственных побуждений и потому не нуждающейся в условностях общественной морали. Для «прекрасной души» непременно уготованы конфликты с «непонимающим» ее обществом. О «прекрасной душе» Гегель пишет не раз - в «Феноменологии духа» (заключение VI раздела), а также в «Истории философии» (глава о Фихте), где он характеризует романтическое творчество Новалиса; субъективность остается томлением, не достигает субстанциального, тлеет внутри себя и удерживается на такой позиции. См. также статью «О сущности философской критики…» (1802), где Гегель чрезвычайно выразительно описывает «прекрасную душу, которая, в силу своей инертности, убереглась от грехопадения мысли или лишена была мужества предаться греху…». -138.

15 Гегель не вполне точен; прилагательное kalos («прекрасный») и наречие kalos («прекрасно») употребляются для характеристики действий и поступков Христа и в других местах евангелий (напр., Матф., 5, 16; Марк., 7, 37 и др.),- 139.

16 См. выше прим. 35 к стр. 90.- 143.

17 См. выше прим. 1 к стр. 35.- 153.

18 «В нем» (греч.). Ср. Иоан., 1, 4: «В нем была жизнь». -154.

19 «Ничто из того, что начало быть» (греч.). Ср. Иоан., 1, 3: «И без него не начало быть ничто из того, что начало быть».-154.

20 «Жизнь» (греч.). -154.

21 «Свет» (греч.). Ср. Иоан, 1, 4, 9: «В нем была жизнь, и жизнь была свет человеков… Был свет истинный, который просвещает всякого человека, приходящего в мир».- 154.

22 «Мир» (греч.).-155.

23 «Все» (греч.).-155.

24 «Начало быть» (греч). Ср. Иоан., 1, 3: «Все чрез него начало быть»,-155.

25 «Просвещаемый» (греч.). См. выше прим. 21 к стр. 154.-155.

26 «Света человеков» (греч.).- 155.

27 «Свое» (греч.). Ср. Иоан,, 1, 11: «Пришел к своим (букв..»в свое».-С. А.), и свои его не приняли».-155.

28 «Имя» (греч.). Ср. Иоан., 1, 12: «Верующим во имя его».- 155.

29 «Человека как просвещаемого светом истинным» (греч.).155.

30 «Человек, приходящий в мир» (греч.). См. прим.- 21 к стр. 154.- 155.

31 «Его» (греч.). Ср. Иоан., 1, 10: «И мир его не познал».-155.

32 «Странные (букв.: «жесткие».-С. А.) слова» (греч.). Ср. Иоан., 6, 60: «Многие из учеников его, слыша то, говорили: «Какие странные слова!»«-157.

33 Сын человеческий, постоянное самоназвание Иисуса в евангельских текстах, соответствует арамейскому barnasa. Смысл этого самоназвания до сих пор остается предметом споров. Одна из дискуссионных интерпретаций близка мысли Гегеля («человек вообще», «человек в аспекте его человеческой природы», «всечеловек»). Другая интерпретация исходит из загадочного места ветхозаветной книги пророка Даниила (7, 13-14) r «Видел я в ночных видениях, вот, с облаками небесными шел как бы сын человеческий, дошел до Ветхого Днями, и подведен был к нему; и ему дана власть, слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили ему; владычество его - владычество вечное, которое не прейдет, и царство его не разрушится». Слова Иисуса на допросе у первосвященника («отныне узрите сына человеческого… грядущего на облаках небесных» (Матф., 26, 64; см. также Марк., 14, 62)), повидимому, опираются именно на этот библейский текст. В таком случае словосочетание «сын человеческий» - мистическое обозначение Мессии.-157.

34 «Человек…сын человеческий» (греч.).-157.

34a Ср. И. Кант. Религия в пределах только разума, раздел третий, «Общее замечание»,- 157.

35 Назарянин - уроженец Назарета, малозначительного селения, находившегося к тому же не в Иудее, а в полуиудейской Галилее (см. выше прим. 19 к стр. 59). Согласно евангельскому рассказу, Иисус по особому стечению обстоятельств родился в Вифлееме, но его детство прошло в Назарете, где был его родной дом. Евангелие от Иоанна (1, 46) приводит ходячее изречение о назаретском захолустье: «Из Назарета может ли быть что доброе?» 160.

36 «Дела» (греч.). Ср. Матф., 18, 19: «Если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от отца моего небесного».- 165.

37 «Согласие двоих или троих» (греч.). Ср. цитату в прим. 36, а также Матф., 18, 20: «Ибо где двое или трое собраны во имя мое, там я посреди них».- 165.

38 «Во имя мое» (греч.),-165.

39 Гегель абсолютизирует конфликт между Иисусом и иудейским миром, придавая ему «категориальный» характер столкновения между вольным гением («прекрасной душой») и религиозной «позитивностью». Он закрывает глаза на те высказывания Иисуса, которые утверждают именно «позитивность» (напр., Матф., 5, 1719): «Не думайте, что я пришел нарушить закон, или пророков; не нарушить пришел я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в царстве небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в царстве небесном». Тенденциозная интерпретация Гегеля вообще характерна для традиций немецкого идеализма и восходит к лютеровской абсолютизации новозаветной антитезы «закона» и «благодати». Тот же уклон мысли можно найти у виднейших протестантских теологов -от Ф. Д. Шлейермахера, через А. Гарнака, до Э. Штауфера.- 166.

40 Греческий глагол pocJTTigu) означает и «погружаю», и «крещу». Поэтому слова «научите все народы, крестя их во имя отца и сына и святого духа» (Матф., 28, 19) в принципе можно перевести также «погружая их во имя…» (как бы «вовнутрь имени»). Отсюда возможность игры слов, к которой прибегает Гегель.-167.

40a «Учить» (греч.). См. прим. 40.- 167.

41 «Имя» (греч.). -168.

42 «Во имя пророка» (греч.).- 168.

43 «Крещение», «погружение» (греч.).-168.

44 «Духом божиим изгоняю бесов» (греч.) (Матф., 12, 28).-168.

45 «В духа», «во имя» (греч.).- 168.

46 «Научите, крестя» (греч.). См. прим. 40-169.

46a Ошибочная цитата у Гегеля. Иисус говорит (Иоан., 13,.31): «Ныне прославился сын человеческий, и бог прославился в нем».169.

47 Греческое слово eyaggelion означает «благовестие». Гегель имеет в виду Марк., 16, 15-18: «И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет. Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем моим будут изгонять бесов, будут говорить новыми языками; будут брать змей, и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и те будут здоровы».- 170.

48 См. Матф., 22, 15-22; Марк., 12, 13-17. Иисуса спрашивают, «позволительно ли» платить налоги римскому императору, признавая тем самым верховную власть «язычника» над «народом божьим». Иисус приказывает принести монету и спрашивает, чьи на ней изображение и надпись. Древнеримская монета времен империи - это предмет, связанный с религиозным культом «божественного» императора. Настоящий иудей не должен был бы прикасаться к такой «скверне»; если же он прикоснулся к ней, если он продал чистоту веры за соучастие в материальных благах римского «порядка», ему уже поздно спрашивать, можно ли выплачивать подать. Теперь он обязан отдавать императору его, императора, монету как долг, и единственное, что он еще может сделать,не забывать о своем долге богу. «Возвращайте кесарево кесарю, а божие богу». Таков смысл евангельского изречения о динарии кесаря. -176.

49 См. Матф., 18, 22-27. - 176.

50 Ср. «Позитивность христианской религии» (Гегель. Работы разных лет, т. 1. М., 1970, стр. 114), где речь идет о характере союза учеников Иисуса по отношению к позитивному содержанию религии. -180.

50a Далее первоначально шли слова: «После смерти Иисуса ученики его…» (см. стр. 183).-181.

51 Точнее, деятельность рассудка означает «смерть религии», однако совсем не в том философско-историческом смысле, что «смерть бога». В статье Гегеля 1802 г. «Вера и знание» указывается, что метафизика субъективности, исчерпав свои возможные формы в философии Якоби, Фихте, Канта, «восстанавливает» «во всей истине и жестокости своего безбожия» «абсолютное страдание, или Спекулятивную Пятницу» (Hegel. Werke, Bd. 1. Berlin, 1832, S. 155).-185.

52 «Предсказал» (греч.).- 192.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх