Письмо LXXIV (О честности блага)

Луцилия приветствует Сенека!

Твое письмо ободрило меня:

От вялости дремал, прикрывши веки,

Теперь спешу сомненья разгонять:

Не веришь: только честное есть благо?

Я попытаюсь снова убедить.

Беру перо, как нож, и полон тягой

Тебе помочь, ничем не навредив.

Кто ограничил честностью пределы,

Тому и счастье - только в нем самом.

А тот, кому до прочего есть дело,

С фортуной не расстанется умом.

Одних печалят дети, их болезни,

Другой - в любви к жене (своей? чужой?)

У третьих - страсть о чине бесполезном

Горит, как нестихающий ожог.

Но, самой многолюдною толпою

Боящиеся смерти, как врага,

Дрожащие, сильней чем с перепоя

Им жизнь превыше блага дорога.

Кому богатства мало - хуже бедных,

Кто бурей был застигнут в ясный день,

Погиб? Спасен?- Не суть, но страх заметный

В спасенных, их оправдывает лень.

Нехватка денег, лицемерье женщин,

Народный гнев и зависть - ерунда…

Беды возможность жалит нас не меньше,

Чем разум потерпевшего - беда.

Не от удара мы бежим - от шума

И бережем не душу, а живот…

Как может быть блаженным, я спрошу вас,

Кто в вечном опасении живет.

Кто предан настроениям случайным,

Тот сам себе проблемы создает.

Он смотрит на весов судьбы качанье,

И ждет в тревоге, что она пошлет.

Пускай фортуна смертными играет,

Бросая, что имеет, в их толпу…

Один - хватает, а другой - теряет,

Но, никому не выбраться их пут.

Благоразумен тот, кто с представленья

Уходит до вручения конфет.

Не вызывая в прочих сожаленья:

Он получил, а почему - мне нет?

Кидаемся за жалкими дарами

И радуемся, что-то прихватив…

Печалимся, что схвачено не нами…

Извечный и знакомый всем мотив…

Лишь честность - провиденья дар бесценный,

все прочее - ничтожней, чем пятак.

Что спорит долговечностью с вселенной?

Лишь истина, нетленна и свята.

Мы сетуем, что мало нам досталось,

Ни жить, ни умирать мы не хотим…

И, что осталось?- Ненависть? Усталость?

Иль блага вожделенный палантин?!

Умрут и благочестие и верность,

Коль люди не довольствуются тем,

Что есть. Когда желанья безразмерны,

Не жертвуют добром, не терпят стен.

Погибнут благодарность, благородство,

Презрение к житейским мелочам.

А, вместо них, придут корысть и скотство,

Как рак, не поддающийся врачам.

Неужто, человек счастливей Бога?!

Он чужд богатств и прихотей пиров,

Приманок, завлекающих убого…

Скорее, человек - ты нездоров.

Животным "благ" отпущено щедрее:

Собакам - все укусы ерунда,

Ни подлостью, ни местью не владея,

Раскаянья не знают и стыда.

Отличье наше - разум, больше нету…

В нем ценность, что хранить должны в душе.

Талант свой разменявший на монеты

Обратно не сменяет их уже.

Все прочее - лишь видимое блага,

Но, свойства блага - в прочем не ищи.

Благополучье - да, на час ли, на год,

Замок… для потерявшего ключи.

Благополучье - это достоянье,

Что, в сроки, всем придется возвращать.

Без меры счастье душит… и в рыданьях

Мы вслед ему несемся, трепеща.

Благоразумье в душах чертит меру,

А невоздержность - рушит свой очаг.

Лишь разум-укротитель (то есть - Вера)

Не даст благополучье раскачать.

Построй благополучью укрепленья

Случаются превратности в судьбе…

Что б ни случилось - сохраняй терпенье:

Угодно Богу?- Значит - и тебе!

Тебя обидят - не подай и виду,

Тебя уколют - мило улыбнись!

Не позволяй владеть собой обидам:

Они жерновным камнем тянут вниз.

Пусть дикий зверь бежит неукротимо,

Пусть юноша за славою спешит…

Но, разум превосходит ощутимо

Порывы необузданной души.

"Не дело - отрицать любое благо:

А - добрый нрав, а - преданность детей?

Любовь родителей?" - Все это так, однако,

В бесчестьи - нет хороших новостей.

Для нас беда, когда утратив зренье,

От света мы уходим в царство тьмы.

Когда у нас подсечены колени

Недвижны и бессильны станем мы.

Поверь: мы не становимся мудрее

В зависимости от числа друзей.

Не бойся быть повешенным на рее,

Коль добродетель не сдана в музей.

У всех кругов - одна и та же форма,

И в честной жизни - важен не размер:

В ней видим в добродетельности - норму,

Блаженства вдохновляющий пример.

Честь, честность - не фасад, не вид снаружи:

Она напоминает об Отце.

Не может честность лучше быть и хуже,

Где б ни живи - в лачуге ли, в дворце.

Высокий дух не угнетен тоскою:

В нем места нет тревогам и тоске.

Кто честен, тот уверен и спокоен,

Встречая все проблемы налегке.

У глупости всё вяло, неохотно,

Всем хвалится, не делая того.

А мудрость тем смела бесповоротно,

Что внешне не теряет ничего.

Вперед недуга входит к нам усталость,

У слабых духом - загодя озноб:

Хоть до несчастий много дней осталось,

Он, для щелчка… уже готовит лоб.

Пророчество - судьбы шальная сводня

Предсказывает яд, огни костров…

Но, боль лишь в том, что чувствуешь сегодня.

Что плакать о грядущем?

Будь здоров.

- -----------------------






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх