Письмо LXXXIII (О пьянстве)

Луцилия приветствует Сенека!

Велишь, чтоб описал я по часам

Мой каждый день от альфы до омеги…

Поверь: боюсь оглядываться сам.

И все ж, не скрыть ни мыслей, ни деяний,

От Бога: Он присутствует в душе.

Мы перед Ним - без всяких одеяний

Беспомощны в пожизненном туше.

Я подчиняюсь.- Твой совет - хороший:

О будущем мы грезим…Что нас ждет?

Редки воспоминания о прошлом,

Хоть прошлое советы подает.

Сегодня спал и занимался чтеньем,

А время, что осталось между тем,

Я посвятил телесным упражненьям…

Устал мгновенно: старость - дряхлость тел.

Мой Фарий - мальчик юный и не грубый.

Наш общий "кризис" он подметил тут:

У нас обоих выпадают зубы…

Жаль, у него лишь… новые растут.

Устав, я принял порцию купаний

Холодная вода меня бодрит…

Когда купаться буду только в бане,

Пойму, что я законченный старик.

О чем я размышляю? День вчерашний

Напомнил, как разумные мужи

Столь путано твердят о самом важном:

Что выводы - опасней гнусной лжи.

Зенон сказал:"Кто пьяному доверит?

Но доверяют тем, кто муж добра…

Кто добр, для пьянства запирает двери!"

Бой пьянству? Иль словесная игра?

Пародия: "Не доверяют спящим.

Но доверяют тем, кто муж добра…

Кто добр - не спит!" Не правда ли, изящно?

Но, смысла здесь не видно …

Наш Посидоний предложил защиту:

"Зенон бичует пьянство, как порок…

Здесь пьян не тот, кто в данный миг "упитый"

Кто тягу к пьянству одолеть не смог."

Защита здесь срабатывает плохо:

Ход буквой "Г" конем - не для ферзя,

Зенон искал возможность для подвоха…

Так истину найти, поверь, нельзя.

Для Цезаря убийство примеряя

(Того, кто государство захватил),

И пьяным больше трезвых доверяли,

(Взять Цимбра - много пил, о том шутил).

Был вечно пьян Писон, но Рима двери

Хранил, от них ключей не потерял

И Август ему многое доверил:

Ты помнишь, кто фракийцев усмирял?

Позднее Косс (хмельным в сенат пришедший,

Заснул, и выносить пришлось его),

В доверье был… (Тиберий - сумасшедший?)

О тайнах не болтал он ничего.

О пьянстве разглагольствовать не стоит:

Как сусло может бочку разорвать

Согревшимся на дне ее отстоем,

Так пьяный не умеет тайн скрывать.

Ты лучше обличи его открыто,

Сказав, что это грех (читай - порок).

Немного - хорошо для аппетита,

Блажен, кто эту страсть умерить смог.

Постыдно загонять в свою утробу

Вина излишек и сходить с ума…

От этого, до истинного гроба

Дистанция короткая весьма.

Сам Македонский смерти был достоин:

Гнев в пьянстве опустил его на дно.

Наш стыд - пороков враг. Вот - храбрый воин…

Но, падает ничком перед вином.

От пьянства не рождаются пороки

Оно их выставляет напоказ

И заставляет им платить оброки

Той мерой, что жива в любом из нас.

Речь пьяного бессмысленна, бессвязна,

Ослабли ноги, кружится весь дом…

Наутро - и в желудке боль от спазмы,

И разум подчиняется с трудом…

Вино врагу и храбрых предавало,

Что не клонились к бездне на краю,

И крепости ночами открывало,

Годами защищенные в бою.

А, Александр?- Остался невредимым

Пройдя сраженья, реки и моря.

Прошел места, другим непроходимы…

Вино сгубило славного царя.

Пускай один из бурного застолья

Способен полный кубок утвердить…

(Кто - под столом, а кто - блюет со стоном)

И он не сможет бочку победить.

Антоний…Был велик и благороден…

Страсть к Клеопатре, страсть к вину - изъян…

Вот, за обедом - блюдо… с Цицероном,

Кто мерзок трезвым, тот ужасен, пьян.

С пристрастием к вину идет свирепость,

Безумье ежедневного питья

Уже привычно осаждает крепость,

И разума тускнеет колея…

Так скажем прямо: мудрый не напьется,

Он строит жизнь из соблюденья мер.

Напившийся - и сам с пути собьется

Кому он сможет показать пример?

Иначе говорящие не правы,

Не стану даже слушать их хоров:

Мудрец - не умирает от отравы?

Напившись - будет трезвым?

Будь здоров.

- ------------------






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх