Письмо ХСП (О блаженной жизни)

Луцилия приветствует Сенека!

Я думаю, согласен ты со мной:

Как тело - ищет внешние успехи,

Души потребность - в том, что в ней самой.

Из неразумной и разумной части

Слагается душа , и господин

В ней разум, соотносит все, и счастлив,

Кто видит в Боге - к счастью путь один.

Наш разум, обладай он совершенством,

Помог бы наилучший путь избрать

Открыл бы суть любви: порог блаженства,

Когда дарить приятнее, чем брать.

В блаженной жизни есть "покой и воля",

Для тех, чей разум истину найдет,

Которой, как любви, не учат в школе.

Что мудрым дар, и Богу подойдет.

Что честному для блага не хватает?

Ничто, иначе - в том источник благ!

Случайное нас за руку хватает,

Но, нет причин поднять его на флаг.

Великий Антипатр писал об этом,

Что внешнее блаженству - как пенек…

Он будто недоволен солнца светом,

И ждет еще какой-то огонек.

Для тех, кто, недоволен тем что честно,

Покой и наслажденья звать готов:

Покой - помощник мудрости известный,

А наслажденья - благо для скотов.

И ты относишь, не к мужам, но, к людям…

Существ, что в наслажденьях видят смысл?

К первейшим, после Бога?! Ближе путь им

К животным, что от корма раздались.

"Первейшее искусство человека

Есть добродетель, вверена ей плоть,

Способная лишь есть и пить от века."

В победе духа - мудрости оплот.

"К здоровью и отсутствию страданий

Стремлюсь ли я?" - С природою в ладу,

Стремлюсь, но, только в меру ожиданий

разумного… я к ужину иду.

Я выбираю чистоту одежды,

Кто - человек, опрятным должен быть.

Но, благо - не в вещах, и не в надеждах

Иметь их больше, о душе забыв.

Души одежда - это наше тело,

Считай, что и о теле я сказал.

Я не стремлюсь к здоровью оголтело,

Не в радость - ножны, если туп кинжал.

Так говорят: Блажен мудрец, конечно…

Но, высшего блаженства не постичь,

Когда его терзает боль увечья,

Нет сил, ходить не может - паралич…

Однако ты при этом допускаешь,

Что может быть блажен и счастлив он,

Лишь высшее блаженство отрицаешь…

Как?! Он лишился сил, взойдя на склон?

Приятное, равно как неприятность,

Есть в нашей жизни, но они - вне нас.

И сталкивать не могут нас обратно,

С вершин, будь то блаженство, иль Парнас.

Да, в облаках порой закрыто солнце,

Но это не препятствует ему:

Оно - не то, что видим из оконца.

(Мне объяснять не нужно - почему?)

Так добродетель: беды и обиды

Не тронут, прикоснувшись к ней слегка,

На время прикрывая своим видом,

Как солнце затеняют облака.

Нам говорят: Раз слаб мудрец здоровьем,

Хотя он не несчастен, но, не рад…

Мне мерзка эта логика коровья,

Где мудрость, вместе с глупостью - салат.

Как сравнивать почтенное с презренным?

Случайное с великим уравнять?

Доступное лишь разума прозренью

На крепость ног здоровых обменять?

"И льдом и кипятком вода бывает,

А между ними - теплая вода."

Благ мудрости от бед не убывает…

Сравненье это - просто ерунда.

Кто поддается - как остановиться?

Лишь добродетель держит наверху,

И мудрым не дает под склон катиться,

Когда безумье тянет нас к греху.

Блаженства ни прибавить, ни убавить:

Оно не в привходящих мелочах,

Ни горе, ни страдания не вправе

Дух погасить, сияющий в очах.

Чем мерим благо?- Немощью, пороком…

Блаженные не ищут синекур!

"Последний день - блаженство!"- Тяжким роком

Был поражен бессмертный Эпикур.

Его наследник, выродившись духом,

Твердит нам, что мудрец - ни то, ни сё…

Не верь, мой друг, безумным этим слухам

Кто мудр, тот от падения спасён.

Пороки порождают безнадежность,

Любой ценой цепляются за жизнь.

Не сознавая наших тел ничтожность,

За них готовы душу положить.

В Божественное может ли не верить,

Кто сам частица Бога? Все вокруг

Есть Бог. И для души раскрыты двери,

Чтоб вновь войти в благословенный круг.

Душа - в пути, хвала идущим смело,

Не глядя на монеты серебра:

Их алчность откопала… ради тела,

В богатстве душ - источники добра.

Пускай душа владеет всей природой,

Оставь ее хозяйкой всех вещей.

Тот, в чье владенье все дано от рода,

Богаче удрученных богачей.

С таких высот душа, хозяйка плоти,

Заботится, не подчиняясь ей,

Иначе плоть в оковы заколотит,

И дух смирится с тем, что плоть - сильней.

Для тех. кто ходит стричься то и дело,

Что до волос отрезанных концов?

Душа спокойно расстается с телом:

"Пусть мертвые хоронят мертвецов."

"Что мне гробница? - Все верну природе!"

Так Меценат сказал среди пиров…

Он был велик и мужествен от роду…

Но, сильно распустился.

Будь здоров.

- ------------------






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх