Ю.М. Арский — Навигатор в море информации

«Экономические стратегии», № 03-2008, стр. 40–45

В затопившем планету океане информации сейчас, как никогда ранее, необходим мощный и точный навигационный прибор. Всероссийский институт научной и технической информации Российской академии наук (ВИНИТИ) является мировым научно-информационным центром мониторинга любых событий, происходящих в мире, прежде всего в научно-технической сфере. С 1993 г. ВИНИТИ РАН возглавляет академик РАН Юрий Михайлович Арский, автор около 30 книг и более 300 научных публикаций. Генеральный директор ВИНИТИ РАН Юрий Арский в беседе с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым рассказывает о принципах, на которых строится работа института, о проблемах, которые приходится преодолевать, и об успехах, которых достиг институт в последние годы.


— Юрий Михайлович, ВИНИТИ является одним из крупнейших в мире центров, где накапливается и обрабатывается научно-техническая информация. Как, на Ваш взгляд, изменилась ситуация в информационной сфере и в науке с 1990 по 2008 г.?

— Я начну с общих моментов, а именно расскажу о каналах поступления информации в ВИНИТИ.

Мы осуществляем подписку на многие журналы, получаем материалы конференций, книги и брошюры, отслеживаем информационные потоки в Интернете, через Книжную палату к нам поступают обязательные экземпляры. Таким образом, институт осуществляет мониторинг всего, что пишется, говорится, печатается в научном мире. Наши сотрудники анализируют это, переводят с сорока языков, создают базы данных и делают их доступными для ученых во всех регионах России. ВИНИТИ издает около 270 журналов. Это примерно 10 тыс. авторских листов в месяц, около миллиона рефератов. Наша цель — познакомить соотечественников с тем, что происходит в мировой науке и технике.

Интегральная база данных ВИНИТИ входит в пятерку крупнейших в мире. Речь идет только о содержательной части, я не учитываю наблюдения из космоса, позволяющие получать колоссальные объемы цифровой информации.

Если говорить о переменах, произошедших за последние годы, то я хотел бы отметить, что несколько уменьшился поток информации, поступающей из министерств и ведомств РФ — на 15–20 % по сравнению с тем, что было в Советском Союзе. Зато вырос поток зарубежной информации, в процентном отношении увеличился объем электронной информации. Что касается изменений в науке и технике, то я бы сказал так: это сферы достаточно консервативные, здесь годами формируются исследовательские направления, складываются научные школы, тут очень важна преемственность. Короче говоря, в науке изменения не могут происходить так же стремительно, как в политике.

Сейчас много говорят о нанотехнологиях. Мы настаиваем на том, что успешное развитие этого направления требует соответствующей информационной политики, позволяющей ученым наладить междисциплинарные контакты. Методы воздействия на вещество в различных отраслях науки могут дублироваться, поэтому исследователю важно своевременно получать информацию об успехах, достигнутых в смежных областях знания. Мы предложили готовить информационные обзоры по нанотехнологиям с учетом мирового опыта.

Я думаю, что надо более активно использовать информационные базы в процессе реализации национальных проектов, т. е. решения должны приниматься не только на основании заключений и докладов экспертов — узких специалистов, но и исходя из представлений о том, что происходит в мире. Полноценная информационная база не дает конкретных указаний, как поступить в той или иной ситуации, но предоставляет богатейший материл для размышлений. Приведу пример: скажем, в Тверской области проводятся лесозаготовки, и встает вопрос — как рациональнее использовать этот лес? Базы данных ВИНИТИ содержат массу информации, отражающей актуальную ситуацию в области переработки древесины, и могут облегчить поиск ответа на этот вопрос. Это, по сути дела, информационная подсказка, и ею надо пользоваться как можно активнее.

— Вы, таким образом, выходите на экспертизу инвестиционных проектов?

— Я это называю информационной подсказкой, потому что не наше дело — принимать решения, наша задача — показать возможные пути решения проблем.

— Как в ВИНИТИ систематизируется и обрабатывается «информационное сырье»?

— Вначале информацию нужно разделить по областям знаний. Мы создали систему рубрикаторов и сейчас адаптируем ее к зарубежным классификационным системам. В области наук о Земле и математики эта работа уже завершена, т. е. мы можем состыковать наш поток информации с аналогичными потоками в западных системах — американских или европейских.

Второй этап — решение аналитических задач внутри баз данных. Это мы делаем, например, по заданию министерств и ведомств. Более сложный вопрос — как действовать на уровне разработки рекомендаций по конкретным вопросам? Это аналитика, и она требует участия эксперта.

— Не только экспертов вашего института, но и внешних, очевидно?

— Конечно. Как я уже сказал, ВИНИТИ осуществляет активную издательскую деятельность, в которой участвуют практически все ведущие ученые России и некоторые зарубежные ученые — они являются членами редакционных коллегий, главными редакторами наших журналов, возглавляют отдельные направления. Кроме того, мы привлекаем людей для реализации конкретных проектов в рамках договоров — ВИНИТИ заключил ряд хозяйственных договоров с немецкими и американскими корпорациями.

— Как за последние годы изменилась структура спроса на Вашу продукцию?

— Если раньше государство финансировало нас на 100 % и мы работали по запросам министерств и ведомств, то теперь потребителями нашей продукции все чаще становятся частные корпорации или региональные структуры, а государственное финансирование составляет приблизительно 50 %.

ВИНИТИ имеет свой производственный комбинат, который находится в Люберцах. Он выпускает огромное количество печатной продукции. Фактически эта продукция оплачивается не Академией наук, а подписчиками. Кроме того, нам разрешено сдавать в аренду свободные площади и деньги использовать для повышения заработной платы, для покупки техники и т. д. Все это вместе взятое позволяет ВИНИТИ оставаться флагманом информационной области.

— И все же — кто Ваши основные потребители?

— Поскольку ВИНИТИ является подразделением РАН, приблизительно 30 % наших подписчиков — академические организации, еще 25 % подписчиков — это вузы и библиотеки. Сегодня любая крупная библиотека имеет подшивки наших журналов, и какое количество читателей ими пользуется, точно определить невозможно. Знаю только, что в Российской государственной библиотеке (бывшей Ленинке) реферативные журналы ВИНИТИ зачитывают до дыр. Кроме того, подписку на наши издания оформили некоторые бизнес- и государственные структуры. С нами работает «Газпром», энергетики, природоохранные ведомства, МВД, Вооруженные силы. Боюсь ошибиться, всех и не помню. Отдельные организации и ведомства не просто потребляют нашу продукцию, но и осуществляют с нами конкретные проекты. Так, например, ВИНИТИ выпускает журналы совместно с МЧС, а также с машиностроителями.

И тем не менее я должен признать, что мы еще не отошли от старой системы определения спроса и предложения, недостаточно активно работаем с регионами.

— Юрий Михайлович, расскажите, как возник институт. Кому принадлежала идея реализации этого крупнейшего национального проекта?

— ВИНИТИ был открыт в 1952 г. по инициативе академика Несмеянова. Позже, как бы подводя итоги пройденного пути, Несмеянов сказал, что в своей жизни сделал три важных дела, и одно из них — создание ВИНИТИ. Появление такого института было обусловлено бурным развитием науки и техники после Второй мировой войны, которое, в свою очередь, обусловило необходимость знать, что происходит у конкурентов. Американцы однажды написали, что это был более важный шаг, чем полет Гагарина в космос. Он позволил СССР овладеть информацией о том, что делается в мировой науке.

Это было время, когда начиналась гонка вооружений, поэтому часть информации ВИНИТИ предназначалась только для специального использования. Заметьте, информация, которая черпалась в основном из зарубежных журналов, на Западе была открытой, а у нас закрытой. Я возглавил институт, когда он фактически находился в коме. Академик Николай Павлович Лаверов позвонил мне и сказал: «Юра, не хочешь ли ты заняться серьезным делом?» Тогда я был председателем Экспертной комиссии Госплана СССР и знал многие проблемы, волновавшие страну, имел представление о способах их решения.

Примерно год я раздумывал — идти или не идти, но в государстве все менялось, рушилось, и я решился. Обстановка в ВИНИТИ, как и в стране в целом, была очень тяжелая, но тем не менее нам удавалось успешно решать самые острые проблемы, в частности проблему выплаты зарплаты. Несмотря на трудности, мы сумели сохранить институт. Знаете, многие из тех, кто сегодня занимает руководящие посты, прошли школу ВИНИТИ в качестве, скажем, референтов.

— Сколько человек у Вас сейчас работает, в том числе в типографии?

— Типография от нас формально отделилась, она стала ГУПом, и на данном этапе идет процесс ее реорганизации. Подготовкой рукописей занимаются примерно 800 штатных сотрудников, есть еще внештатники, которые готовят для нас рефераты, их около 2000. Таким образом, получается примерно 3000 человек, да еще в Люберцах работает человек 700–800.

— Чем было вызвано отделение от ВИНИТИ издательской базы?

— Отделение типографии от института произошло лет 15 назад, не нужно было этого делать. Под предлогом того, что мощности типографии используются не полностью, ее отсекли, преобразовали в ГУП и заставили зарабатывать деньги на жизнь за счет коммерческих заказов. Сегодня, когда идет ликвидация ГУПов, Академия наук приняла решение передать этот ГУП в состав нашего издательского комплекса «Наука», обязав его продолжать обеспечивать ВИНИТИ.

— Как же Вы справляетесь с этакой махиной? Сформулируйте три принципа управления Юрия Михайловича Арского.

— Проработав в разных структурах много лет и став директором ВИНИТИ в 58 лет, я пришел туда с уже сформировавшимися представлениями о том, что является залогом успешного управления. 20 лет я работал в Горном институте в Ленинграде, а когда началась перестройка, меня позвали в Госплан. Тогда Горбачев дал задание найти по России тысячу способных специалистов и пригласить их в Госплан. Я начинал там начальником подотдела, затем стал председателем Экспертной комиссии Госплана СССР. Так вот, первое и самое важное, на мой взгляд, — научиться слушать людей. Нельзя командовать, кричать. Если у тебя есть какая-то мысль, объясни ее суть подчиненным и посмотри, согласятся ли они с тобой. Надо стремиться к тому, чтобы люди тебя понимали, и стараться понять их. Второе: директор научного института должен сам быть кем-то в области науки. Человек, ничего из себя не представляющий как ученый, не сможет руководить научным коллективом. Поэтому приходится постоянно поддерживать научную форму, чтобы ежедневно доказывать, что ты не зря занимаешь это место. И третье: хотя бы как-то помогать людям материально. В институте есть малообеспеченные сотрудники, и мы стараемся — дать им путевку, отправить ребенка в лагерь, оплатить лечение. Если ты к сотрудникам относишься хорошо, они отвечают тебе тем же, и это помогает в работе. Я — человек общительный, у меня много знакомых и друзей, с которыми я люблю проводить свободное время, например поиграть в футбол. Правда, недавно футбол пришлось временно сократить — стал медленно бегать, да и поясница побаливает.

— И чем Вы заменили футбол?

— Пока рыбалкой, привожу здоровье постепенно в порядок. Мне врачи ограничили физические нагрузки.

— Вы сказали, что ВИНИТИ входит в пятерку ведущих мировых информационных центров. А какие еще организации в нее входят?

— Если говорить о мощных зарубежных центрах, то это STN, который собрал под свое крыло обширные базы данных. С ним сотрудничают очень многие организации, в том числе и мы. STN базируется в Европе, но имеет связи со всем миром. Есть химическая база данных — так называемая система КАСС. В США существует Американская ассоциация производителей баз данных, но эти базы отличаются от наших и не могут конкурировать с нами. Американцы проявляют к нам большой интерес, потому что они идут по пути специализации, а у нас база комплексная, и это сейчас особенно актуально.

— А кто Ваши главные конкуренты в России?

— Сейчас нам нет равных. Я так говорю потому, что у нас за плечами большой и многолетний опыт информационного обслуживания всей страны и работы с зарубежными партнерами. Мы сотрудничаем с Британской библиотекой, Библиотекой конгресса США и др. Ежегодно только по обмену ВИНИТИ получает и обрабатывает литературы более чем на миллион долларов, а есть еще обязательный экземпляр, это дополнительно более двух миллионов долларов, да полмиллиона долларов мы получаем на подписку из государственного бюджета. Кроме того, Правительство предоставляет нам различные льготы.

Одно плохо: институт большой и находится в привлекательном месте — у станции метро «Сокол». Поэтому мы все время находимся в состоянии «холодной войны» с какими-то рейдерами.

— Были попытки захвата институтской собственности?

— И неоднократно. А сейчас судимся с налоговой инспекцией № 43: у нас требуют налоги с арендной платы за прошлые годы. Но позвольте, есть Постановление Правительства, установленная Минфином РФ схема финансирования, есть Закон о дополнительном финансировании науки, подписанный Путиным, где указано, что арендная плата рассматривается как допфинансирование и не должно облагаться налогом. Где мы возьмем деньги? ВИНИТИ — бюджетная организация, резерва у нас нет.

Тем не менее налоговая инспекция требует с нас деньги с прибыли, как будто мы коммерческая структура. Мы обратились в арбитраж и одновременно в компетентные органы, с тем чтобы выяснить, кто прав. РАН, Минэкономики нас поддержали, поскольку деньги, которые мы получаем от аренды, поступают не нам, а в Казначейство, которое передает их Федеральному агентству по управлению федеральным имуществом. Агентство сообщает Академии наук о том, что им выданы дополнительные лимиты бюджетных средств. Под эти лимиты мы составляем смету-отчет, где все до копейки расписано, и она утверждается несколькими инстанциями, включая административно-хозяйственный отдел президиума Академии. Налоговая инспекция хочет получить с нас ни много ни мало 15 млн руб., как будто мы занимаемся коммерцией, и суд первой инстанции поддержал это требование. Мы обратились за помощью в Совет Федерации, в Комитет по бюджету, где нам разъяснили, что ВИНИТИ не может отвечать по делам, которые решает только государство. Почему же суд принял решение в пользу налоговой инспекции? Потому что существует устойчивое представление о том, что налоговая инспекция все делает правильно, потому что добывает деньги для государства. Получается, что в данном случае государство судится с государством и ни конца ни края этому нет. Тут четко прослеживается чей-то интерес, который находится в противоречии с интересами страны. Примерно год назад МВД производило выемки в некоторых организациях, занимающихся захватами. В одной из таких организаций были найдены материалы, где были перечислены участки и учреждения, которые нужно подавить, в том числе и ВИНИТИ.

— Те, кто «крышует» этот рейдерский бизнес, очевидно, находятся близко к вершине пирамиды?

— Наверное. Мы пытаемся использовать свои возможности, каналы, связи с людьми, занимающими достаточно высокие позиции. Главное здесь в том, что нас поддерживают правительственные структуры и РАН.

— Существует ли стратегия развития ВИНИТИ? И если да, то на сколько лет она рассчитана?

— Каждые пять-шесть лет мы составляем план развития. Сейчас руководство института обратилось к нашему вновь избранному Президенту Медведеву с письмом, в котором предлагается обеспечить фундаментальную информационную базу для национальных проектов и федеральных программ. Медведев дал поручение соответствующим министерствам и ведомствам, и прежде всего Минсвязи, проверить, на что способен ВИНИТИ. Они изучили работу института и дали ей высокую оценку. Кроме того, нам поступило предложение о сотрудничестве от Центра нанотехнологий и наноматериалов Федерального агентства по атомной энергии РФ. Правда, пока они предлагают нам решать незначительные задачи, в чем мы мало заинтересованы.

Для института главное сегодня — стать в России основным навигатором в море информации. В этом направлении в основном у нас и ведется научная работа. Мы хотим дать возможность потребителям самостоятельно двигаться в информационном пространстве. Сейчас распространена такая иллюзия: есть Интернет, и из него можно узнать все что угодно. Но поиск в Интернете — дело непростое, он часто бывает непродуктивным, занимает много времени. Поэтому одна из основных задач для нас — сделать навигационные системы, которые позволят профессионалам общаться с коллегами во всем мире. На данном этапе создана замкнутая система порталов по наукам о Земле на базе институтов РАН. Более 50 лет назад РАН осуществила проект создания ВИНИТИ, и реализация этого проекта постоянно приносит плоды своей стране.







 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх