Священная Церковная история


Несколько лет назад автору этих строк довелось делать доклад на эту тему в аудитории еврейской общины города Гамбурга. Кто-то из слушателей в конце лекции задал вопрос: как могла «Троица» Андрея Рублева, по сюжету своему рассказывающая всего лишь о малозначительном эпизоде древнееврейской истории, так вдохновить древнерусское общество, что в нем начался духовный подъем, и оно вскоре добилось полного освобождения от татарского ига. Какая тут может быть связь?

Мне не удалось тогда удержаться от злой шутки: а вы спросите, мол, о том нашего ландесраббинера, он всё знает, он вам на прекрасном немецком языке всё и объяснит!..

Landesrabbiner, в переводе с немецкого «раввин всей земли» (имеется в виду федеральная земля Гамбург), конечно, что-то слышал о России. Главным образом, то, что оттуда в немецкий язык перешло такое знакомое слово „der Pogrom“…

Но, полагаю, познания раввинов о христианстве не слишком велики, в отличие от познаний христианских священников об иудаизме. Священники знают не только больше, они знают об иудаизме почти всё!

А почему, собственно? Попробуем разобраться.

Церковная история состоит из двух больших этапов:

1. Ветхозаветная церковь.

2. Новозаветная церковь.

Слово «церковь» в первоначальном смысле означало «община», не более того. И община эта была образована из людей, когда-то впервые уверовавших в Бога единого. Община, или церковь, от первого человека, поверившего в единого Бога, а именно от Авраама, и длившаяся вплоть до эпохи Иисуса Христа, называется «Ветхозаветной церковью», а все, что случилось от Иисуса и по сегодняшний день, получило название «Новозаветной церкви».

«Церковь включает в себя не только живущих ныне людей. Есть Церковь земная — ныне существующее сообщество верующих и Церковь небесная — вневременное единство духовное Божией Матери, ангелов и святых» (14, стр. 9).

Очень кстати тут можно привести и представление о том, что вся церковь — это вообще «Небесный Израиль». В изданной в 1891 году в Москве под редакцией Архимандрита Никифора «Библейской энциклопедии» дается такое определение Израилю:

«В метафорическом значении оно (слово Израиль — С.Г.) обнимает собою всю Церковь Божию» (5, стр. 288).

Следует также напомнить основные этапы церковной истории. Поначалу Бог покровительствовал одному человеку. Это был первый человек на земле Адам и его потомки по мужской линии. Разумеется, все они были грешники, и Бог время от времени их наказывал. Хотя и жалел, любил и прощал. Среди «фаворитов» Господа был и Ной, чье семейство было — в порядке исключения — спасено Богом во время всемирного потопа. Спасены были и сыновья Ноя: Сим, Хам и Иафет. По имени Ноя, говорят, был назван город Нахичевань. От Сима произошли семиты, от Хама — африканские народы, а также вполне русское слово «хамство», от Иафета — яфетические народы, под которыми понимаются европейцы, включая славян. Вот как об этих событиях рассказывает древнерусская летопись «Повесть временных лет».

«По потопе трое сыновей Ноя разделили землю, Сим, Хам, Иафет… Был единый народ… По разрушении же столпа (Вавилонской башни — С.Г.) и по разделении народов взяли сыновья Сима восточные страны, а сыновья Хама южные страны, Иафетовы же — взяли запад и северные страны. От этих же 70 и 2 язык (72 языковых общностей — С.Г.) произошел и народ славянский, от племени Иафета — так называемые норики, которые и есть славяне» (11, стр. 17).

Здесь любопытна попытка древнерусского летописца Нестора еще в Х1-ХП веке мифологически связать славянские народы с библейской (читай — еврейской) историей.

Еще более интересна часть этого же библейского рассказа, касающаяся заслуг евреев перед Богом, в изложении Московского царя Ивана Грозного. Эту историю царь приводил как пример хорошего поведения перед Богом в своем нравоучительном послании князю Александру Полубенскому в 1577 году. Повествуя о событиях, последовавших за разрушением вавилонской башни, русский царь Иван 1У пишет:

«Бог… сокрушил столп и одних побил, а других разделил на семьдесят два языка. Один только Евер не присоединился к их делу и замыслу, за что Бог и помиловал его: не отнял у него языка Адамова. От его имени и называются евреи. А других он разделил, чтобы, разделившись, восставали друг на друга и мучались за это преступление (т. е. за башню — С.Г.)… и повсюду возникли многоразличные царства, и каждое царство отдельно» (12, стр. 173–174).

Эпоха «богоизбранного человека» длилась от Адама до Авраама. Дальше наступила эпоха «богоизбранного народа», под которым понимался древнееврейский народ: от Авраама до Иисуса. И снова рассказывает нам о том Иван Грозный.

«И так увидел Бог, что погибает род человеческий, и умилосердился над ним и создал праведника Авраама… И ради этого Бог склонился на милосердие к человечеству, и благословил Авраама, и указал ему его обязанности, и даровал ему наследника — Исаака и Исааку — Иакова, он же Израиль. И обещал Бог Аврааму «Сделаю тебя прародителем многих народов, и цари от тебя произойдут». И те, которые произошли от Авраама, Исаака и Иакова, стали называться людьми, а прочие — язычниками» (12, стр. 174).

Вот так: только евреи и названы были людьми…

«Священное Предание Ветхого Завета — это жизнь народа Израиля до Рождества Христова… Предание это было исполнено и завершено с приходом Мессии — Иисуса Христа и с рождением христианской церкви» (14, стр. 25).

И третий этап — эпоха «богоизбранного человечества», то есть всех христиан, начавшаяся от Иисуса и продолжающаяся по сей день. Разумеется, в него не включаются атеисты, буддисты, мусульмане, а также «упорствующие в своих заблуждениях» иудеи. Это о них так страстно говорил Иван Грозный:

«Не все ведь произошедшие от Авраама считаются его потомством, но только те, кто живет в вере Авраама» (12, стр. 90).

Так иносказательно Иван Грозный переиначивает высказывание апостола Павла о том, что не то обрезание истинно, «настоящее», что по плоти, а то, что проходит «по сердцу». Хотя, с другой стороны, можно понимать это и так, что вера Авраамова — это только и только иудаизм.

Случайным образом, на втором этапе церковной истории, самая первая община уверовавших в единого Бога людей состояла только из «лиц еврейской национальности». Но — нет перед Богом ни иудея, ни эллина, как говорил впоследствии апостол Павел. Община была открыта для всех, желавших стать иудеями, то есть поверивших в Бога Авраама, Исаака и Иакова. Для этого надо было только принять известные обряды и ритуалы. Это в нынешние времена есть разница между «эллином» и «иудеем» для таких «истинно русских православных» деятелей как А.Солженицын, И.Шафаревич, Ст. Куняев, В.Кожинов и др. Они, вероятно, мнят себя выше самого апостола Павла, если не сказать — еще выше!.. А тогда, в библейские времена, этой разницы не было.

И история Ветхозаветной церкви таким же почти случайным образом практически совпадает с историей древних евреев. По этой причине многие персонажи истории древних евреев стали христианскими святыми. Потому каждый православный священник знает древнееврейскую историю гораздо лучше, чем какой-нибудь, надувающийся от гордости за свою историю, и не слишком образованный еврей. В церкви имеется специальная книга — «Толковая Палея», излагающая и толкующая библейские сюжеты; например, то же «Сказание о Соломоне и Китоврасе», записанное книгописцем XV века Ефросином в Кирилло-Белозерском монастыре (13, стр.371).

Икона «Троица» Андрея Рублева выносила на первый план не двух старых евреев и их гостей, как это было принято у русских иконописцев раньше, а ожидаемое пришествие в мир Спасителя, то есть Иисуса Христа, изображенного в виде одного из ангелов на иконе. Вот откуда идет «революционное обновление» в иконописи, начатое Андреем Рублевым. Он был первым, кто отделил Богов (Бога-Отца, Бога-Сына и Бога-Святого Духа) от людей (Авраама и Сарры), хотя бы и святых людей. А уже Спаситель человечества стал одновременно символизировать собой и конкретного Спасителя Руси, все того же Иисуса Христа, якобы обещавшего ей скорое освобождение от греха, насилия, всего плохого, включая зависимость от татар, и «жизнь вечную». Оттуда и пошло возрождение русской духовности, приведшее, в конце концов, и к полному освобождению Руси от татарского ига.

«Слово «Троица» в Священном Писании собственно не встречается… Хотя мы не постигаем внутренней тайны троичности Божества, но веруем ей…» (5, стр. 210–211).

Поэтому, чтобы выделить Троицу из массы других святых персонажей Библии, да еще в то время, потребовалось большое мужество и смелость. Это был выход из канона, ставший началом нового канона. Что и делает поступок Андрея Рублева подвигом.

Вся церковная история изображена «в картинках», то есть в соответствующих иконах, украшающих собой каждую приличную православную церковь. Для этой цели служит специальная конструкция, или высокий иконостас. Общий вид одного такого иконостаса представлен на рисунке 15.


Рис. 15. Иконостас в православной церкви




 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх