Славянский алфавит и начало Древней Руси


Вторая попытка «спасти» грешников-славян, прежде всего моравов и других соседних племен, была предпринята несколько сот лет спустя греческими монахами Кириллом и Мефодием. Они поняли, что голословная «проповедь истины» не производит должного впечатления на слушателей-язычников, упорствующих в грехе. Потому надо, стало быть, познакомить язычников со Священным Писанием, где всё это написано «черным по белому». И каждый сам мог бы прочесть Священную Историю и убедиться в неизбежности Божьего наказания. Да вот беда: язычники не знали грамоты. И потому святые монахи взялись сочинить особый алфавит для неграмотных славян, дабы они смогли бы сами читать Библию. Результатом усилий ученых монахов явилась грамота, точнее алфавит, созданный в 862 году, и названный «кириллицей», построенный на основе греческого алфавита. Тот самый, на котором, кроме всего прочего, написан и этот текст. Глубокий поклон за то святым старцам Кириллу и Мефодию от автора этих строк…

Между прочим, при создании славянской азбуки, Кирилл и Мефодий встретились с некоторыми затруднениями. А именно. Некоторые звуки славянской речи не находили аналогов в греческом языке и алфавите. Например, буква «ш»: в греческом нет ничего подобного. Пришлось ученым монахам применить смекалку: обратиться к древнееврейскому, где эти буквы были в наличии. Церковное предание гласит, что впервые с древнееврейским языком и алфавитом ученые монахи познакомились только при посещении иудейской общины города Херсона в Крыму, владения Хазарского каганата. На самом деле изучение древнееврейского языка и письменности входило в программу обязательного духовного образования в церкви, входило тогда и входит сейчас.

Монахи позаимствовали из еврейского письма некоторые буквы, говорят даже, что их было перенесено и переработано до 14 знаков (ц, ч, ш, щ, ж, ь, ъ, б, ю, ы, у, и др.). Например, для обозначения звука «ш» использовали еврейскую букву «шин», для звука «ч» — букву «цаде». С тех пор и пользуемся мы этими буквами из древнееврейского письма. (Заметим, что монахи не дошли тогда до Германии, потому и сегодня немцы вынуждены использовать для имеющегося в немецком языке звука «ш» сочетание латинских букв „sch“, а для звука „щ“ — еще того хуже: „schtsch“, например, в словах „борщ“ — „Borschtsch“, „Хованщина“ — „Howanschtschina“ и т. д.)

Грамота была придумана, тексты Священного Писания были переведены на язык славян и стали общедоступны (среди них: избор евангельских и апостольских чтений, псалтирь, служебник, часослов, общая минея), но язычники не одумались. Попытка оказалась безуспешной, хотя монахи и были признаны позднее как «равноапостольные преподобные», честь и деяния которых поминаются церковью 11 мая.

Удалось «спасти» грешников-славян только с третьей попытки. И главную роль в том сыграл киевский князь Владимир. В 989 году он принял волевое решение о введении христианства на Руси, что нынешние национал-патриоты трактуют как попытку ее «сионизации». На том основании, что вера христианская как будто бы очень недалеко ушла от веры иудейской, и еще потому, что по матери сам князь Владимир, как утверждают национал-патриоты, был еврей. Его мать по имени Малуша, дочь некоего Малка из Любеча, была наложницей князя Святослава, отца Владимира. Оттого, дескать, и Владимир, незаконный сын князя, якобы еврей по матери, внедрял новую веру среди славянских племен как «легкий» вариант «иудаизма-сионизма». Поэтому патриоты и настаивают теперь на «десионизации» России, то есть на отказе от церкви, православных ценностей и возврату к истинно «русско-арийским» языческим богам, человеческим жертвоприношениям, свастике и соответствующим моральным принципам. Ну, им виднее… Князь Владимир, силой внедривший христианство на Руси, за это был прозван Красным Солнышком и обрел звание святого и равноапостольного князя.

Киевская Русь долго сопротивлялась насильственной христианизации. Согласно Иоакимовской летописи, Новгород вообще отказался от новой веры, и киевскому князю Владимиру пришлось послать туда военную экспедицию во главе с дядей князя воеводой Добрыней Никитичем. Войска Добрыни брали мятежный Новгород штурмом, много его жителей погибло от мечей и пожаров. Археологи установили следы большого пожара в Новгороде около 989 года, а новые дома стали строить на пепелище только с 991 года. Горожане, несмотря на сотни жертв, священных идолов отдавать не хотели. От поверженного тогда «истинно русского» бога Перуна сохранились две деревянные палицы, которые семьсот лет, до 1652 года, хранились в Новгороде в одной из церквей, — так, на всякий случай…

И спустя столетия в глухих российских деревнях наблюдались остатки языческих верований и обычаев, получивших название «двоеверия».

Христианизацию Руси проводили приглашенные и понаехавшие из Византии греческие монахи, миссионеры из Константинополя. Христианская вера на Руси тогда была явно чужой, иноземной. Имена первых на Руси христианских первосвященников поначалу сплошь греческие. Только спустя годы и десятилетия появляются первые русские первосвященники с библейскими (еврейскими) именами. Летописи доносят до нас имена архиепископа Моисея, епископа Иоакима, епископа Даниила, игуменов Моисея и Иоанна, митрополита Ионы. Жития святых пестрят именами нескольких Авраамиев (Смоленский, Ростовский, Чухломский, Галический, Болгарский), а также Исайи, Ильи, Исаакия, Иоаннов и других. Даже в наши дни епископат Русской Православной Церкви в этом отношении «небезгрешен». В 1984 году из 69 его членов 18 носили чисто еврейские имена: это епископы Мелхиседек, Лазарь, Иов, Гедеон, Симон и другие.

Интересно проследить и списки русских князей и воевод. Вначале мы видим только скандинавские (варяжские) имена: Рюрик, Олег, Игорь, Ольга, Аскольд, Дир, Свенельд, Трувор. Затем, славянские: Ярополк, Святополк, Владимир, Вышеслав, Изяслав, Ярослав, Святослав, Станислав, Судислав, Мстислав, Всеслав, Брячислав. После крещения Руси появляются до того неизвестные библейские (еврейские) имена: Илья, сын Ярослава Мудрого, три Давида, князья Черниговский, Полоцкий и Владимиро-Волынский. Дальше идут уже сплошные Михаилы, Даниилы, Давиды, Иваны и Симеоны. Появляются еврейские имена и в среде простого народа. Новгородские берестяные грамоты доносят до нас имена Михаля, Семена, Марии, Давыда, Наума, Исака и других.

Размышляя о мотивах, коими руководствовался князь Владимир при выборе именно христианства, известный русский историк Г.В.Вернадский (сын В.И.Вернадского) пишет:

«Политические доводы могли быть приведены одинаково как в пользу иудейства, так и православия. За иудейство могли быть приведены те же доводы, которые побудили хазарского кагана обратиться в иудейство — то есть стремление сохранить свою церковно-политическую независимость от сильнейших церквей и государств Восточного Средиземноморья» (9, стр. 80).

И действительно, вопрос — какая вера лучше: православная или иудейская, — еще долго стоял на повестке дня в духовной жизни Руси. В 1051 году митрополит Иларион, первый из русских церковных иерархов, произносит речь в соборе Святой Софии, известную как «Слово о законе и благодати», где в неявном виде присутствует полемика между преимуществами и недостатками как иудаизма, так и православия. Пафос речи митрополита — о явном преимуществе православия как веры для русских людей по сравнению с иудаизмом.







 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх