ЦЕЗАРЬ

Gajus Julius Caesar

12 или 13 июля 100 или 102 г. до н. э. — 15 марта 44 г. до н. э.

Пятикратный консул в 59, 48, 46, 45 и 44 гг. до н. э.

Четырехкратный диктатор в 49–44 гг. до н. э.

С 44 г. до н. э. пожизненный диктатор.

В 42 г. до н. э. постановлением сената и волей народа причислен к сонму богов под именем Divus Julius

Гай Юлий Цезарь не был цезарем, то есть не носил титула императора. Однако мы начинаем нашу галерею именно с его имени — по какому праву? Разумеется, не потому только, что он был выдающимся военачальником: покорил Галлию, разгромил германцев, победил своих противников на трех континентах в гражданской войне. История Рима знает и других славных полководцев, не уступающих Цезарю ни воинскими доблестями, ни славными победами, ни талантом военачальника. И не потому включили мы его в нашу галерею, что он был умным политиком и отличным писателем. Нет, существует другое основание, по которому именно с Гая Юлия Цезаря мы начинаем нашу галерею римских цезарей, и причина эта весьма проста. Наименование титула римских императоров — «цезарь» — происходит от фамилии Гая Юлия Цезаря; или, иначе, фамилия Цезарь постепенно стала обозначать высшее лицо в государстве. Как это произошло, станет ясно по мере знакомства с биографиями цезарей.

Однако есть и другая, не менее важная причина, по которой галерею портретов римских императоров следует начать с Цезаря. Именно Цезарь низверг Республику, именно Цезарь в течение нескольких лет был фактическим и единственным хозяином Рима, хотя и демонстрировал всячески свое уважение к прежним, республиканским, формам правления. Впрочем, не так ли поступали многие другие правители в последующие века?

Ну и, наконец, Цезарь первым удостоился чести посмертной консекрации[1] — обожествления, был причислен к сонму богов, ему стали воздавать божеские почести.

Возможно, какой-нибудь дотошный историк, несмотря на приведенные выше доводы, поставит под сомнение право Цезаря открывать галерею римских цезарей, — в этом случае сошлемся на могущественный и неопровержимый авторитет: знаменитый историк древности Светоний свою книгу «Жизнь двенадцати цезарей» начинает биографией Гая Юлия Цезаря. Вот так!

Поскольку очерк о Цезаре — первый в нашей галерее, здесь придется остановиться на некоторых общих вопросах и понятиях изучаемой эпохи, которые невозможно обойти, говоря о римских правителях. Прежде всего, следует сказать о римских именах и фамилиях.


Итак, Гай Юлий Цезарь. Не стоит поддаваться традиции и первому впечатлению и полагать, что Юлий — имя, а Цезарь — фамилия. Это теперь Юлий мыслится нами в качестве имени, во времена самого Цезаря это было родовое имя, то есть фамилия в нашем понимании. Цезарь — родовое прозвище. В Древнем Риме имя человека состояло из трех частей: собственное (личное) имя, родовое имя, или фамилия, в нашем понимании, и семейное прозвище или фамильное имя, присоединявшееся к родовому имени.

Что касается личных имен, у римлян выбор был небольшим. Самые популярные из них: Децим (Decimus), Гай (Gajus), Гней (Gnaeus), Маний (Manius), Марк Публий (Marcus Publius), Квинт (Quintus), Секст (Sextus), Луций (Lucius), Тит (Titus), Авл (Aulus).

В некоторых родах из поколения в поколение использовались одни и те же имена. Так, например, и отец, и дед, и прадед Цезаря носили имя Гай, в других родах отдавали предпочтение Сексту или Луцию. Насколько свободней обстоит дело с именами в наши дни — какой громадный выбор, какой простор для фантазии родителей! И какое поле деятельности для лингвистов, с интересом наблюдающих за сменой моды на имена. Но в античном Риме дело обстояло совсем по-другому — скромно, даже скупо, традиционно. Никаких модных веяний. Впрочем, не стоит так категорично отрицать влияние моды. Играла она свою роль и в те стародавние времена, хотя не так сильно, как в наши дни.

Вторая часть — родовое имя, или, как мы бы сказали, фамилия. Для Цезаря это Юлий (Julius). Известные римские династии носили имена, оканчивающиеся на — ius или — eius: Aemilius, Antonius, Aurelius, Claudius, Cornelius, Fabius, Flavins, Horatius, Livius, Marius, Octavius, Pompeius, Tullius, Valerius.

Многие из этих фамилий дожили до наших дней, но стали именами: Антон (Антонина), Эмиль (Эмилия), Корнелий (Корнелия), Юлий (Юлия), Клавдий (Клавдия), Валерий (Валерия), Марий (Мария).

Обратим, кроме прочего, внимание на тот факт, что римлянки вообще не имели имен, девочки носили родовое имя отца. Если в семье было две дочери, к имени старшей добавлялось Major — старшая, к имени младшей — Minor, младшая.

Так, дочь Гая Юлия Цезаря звалась Юлией, Марка Туллия Цицерона — Туллией, Марка Антония — Антонией. Зато, как бы в возмещение такой несправедливости, выходя замуж, девушки не меняли фамилии. Клавдия навсегда оставалась Клавдией, Корнелия — Корнелией, Ливия — Ливией, Агриппина — Агриппиной, хотя иногда, во избежание ошибок, обозначали, чьей супругой она является, «кому принадлежит». Говорили, например, Livia Augusti — Ливия, жена Августа. В эту классическую древнеримскую систему, однако, уже в I веке н. э. стали вноситься некоторые изменения, и буквально с каждым поколением они стали все сильнее ощущаться.

Третья часть имени римлянина — фамильное имя, или прозвище, — была необязательна, хотя встречалась часто. Антонии, например, никогда его не имели. Поначалу это были прозвища, сходные с теми, которыми мы наделяем друг друга сейчас, подмечая характерные черты, слабости или недостатки. Римские прозвища тоже зачастую высмеивали какую-либо черту характера или внешности конкретного лица. Впоследствии прозвища стали наследовать. Они переходили от отца к сыну — явление, широко распространенное среди сельского населения, и не только в древности. Так, оказывается, Марк Туллий Цицерон — просто Грохотун (cicer — горох), Овидий Назон — Носач, Катон — Ловкач и т. д.

Что же в таком случае означало прозвище Цезарь? Этого точно не знали сами римляне, и уже в то время выдвигались разные версии. Не вызывает сомнения лишь одно — у людей, говорящих на латыни, слово «цезарь» ассоциировалось со словом caesaries, обозначавшим пышную шевелюру, длинные волосы. Правда, самому Цезарю прозвище не очень подходило, ибо своей «цезарии» он лишился довольно рано. Известно, что волосы этого великого человека не отличались густотой, напротив, он безуспешно пытался прикрыть лысину довольно жалкими прядями. Позже, став диктатором, Цезарь чаще всего появлялся публично в лавровом венке на голове. Эту привилегию ему даровал сенат специальным указом.


Однако, Цезари — это лишь одна из ветвей древнейшего рода Юлиев. Начало ему, по мифам, положил сам Эней. Этот сын богини Афродиты, называемой римлянами Венерой, прославился как один из самых отважных, наряду с Гектором, защитником Трои. После падения Трои Эней бежал за море вместе с сыном Юлом и горсткой соратников. Много невзгод пришлось вынести скитальцам, пока не высадились они наконец в Италии, в устье Тибра. Потомки Энея основали Рим, а Юл стал родоначальником рода Юлиев. Чрезвычайно гордясь своим божественно-троянским происхождением, представители рода Юлиев всячески поддерживали эту легенду. В торжественной речи на погребении своей тетки Юлии сам Цезарь небрежно бросил: «…мы, состоящие в родстве с богами». Боевым лозунгом своих легионов Цезарь сделал имя своей божественной прародительницы Венеры — с этим именем солдаты под началом Цезаря сражались во всех битвах. Он же поклялся, что построит в Риме ее храм. Став правителем, Цезарь всегда проявлял заботу о Трое, считая ее своей прародиной. Вот так миф, рожденный честолюбием и случайным совпадением имен, принес вполне реальные плоды.

Из всего рода Юлиев лишь семейству Цезарей суждены были великие деяния и слава в веках. Долгoe время это семейство ничем особенным не отличалось — обычное состоятельное семейство патрициев, по значению, например, далеко уступавшее Сципионам, Клавдиям или Порциям, хотя представители рода Цезарей из поколения в поколение занимали высокие должности. Так, отец Цезаря был даже претором (второй после консула сановник, осуществлявший высшую судебную власть). Он рано умер, детей — шестнадцатилетнего сына Гая Юлия и двух дочерей Юлий — воспитывала мать, Аврелия, пережившая мужа на тридцать лет. Аврелия очень заботилась о воспитании детей, и особенно о воспитании сына.

Гаю Юлию было всего 17 лет, когда он женился на дочери Корнелия Цинны, тогдашнего главы партии популяров[2]. От этого брака родилась девочка, разумеется, названная Юлией, — единственный законнорожденный ребенок Гая Юлия Цезаря.

Упомянутая партия популяров ставила своей целью проведение ряда реформ. Их противники, оптиматы[3], наоборот, стояли на страже существующего порядка вещей. Семейство Цезарей с давних пор было связано с популярами. В гражданской войне, однако, победили оптиматы. Их глава, диктатор Сулла, в 82 году до н. э. потребовал, чтобы Цезарь развелся с Корнелией, а когда тот отказался, конфисковал его имущество и лишил всех прав. Молодому человеку пришлось скрываться как беглому преступнику. Только настойчивые просьбы влиятельных лиц заставили Суллу прекратить преследование Цезаря. Корнелия, которую Цезарь действительно любил, умерла в 68 году до н. э. Овдовевший Цезарь женился на Помпее, внучке умершего к тому времени Суллы, но быстро развелся и в 59 году до н. э. взял в жены Кальпурнию. Оба брака были бездетными.

Славное происхождение и собственное честолюбие побуждали Цезаря стремиться сделать политическую карьеру. Формально все римские граждане обладали равными правами, но на деле занимать высшие должности в Римской республике могли лишь люди, принадлежащие к известным старинным родам и обладающие большим состоянием, ведь избирательная кампания требовала больших денежных трат: нужно было устраивать для народа игры и зрелища, а зачастую приходилось просто покупать голоса избирателей. Но зато и государственные должности, особенно высшие — формально неоплачиваемые, но почетные, — предоставляли возможности быстрого обогащения путем участия в доходных предприятиях или попросту через злоупотребления и вымогательства в провинциях. Таким образом, подкуп и мошенничество расцветали пышным цветом, ибо в борьбе за власть и материальные выгоды все средства были хороши.

В этом циничном и жестоком мире интриг и обмана Цезарь, по всей видимости, нашел свое место, хотя и испытывал постоянно материальные трудности. В этом нет ничего удивительного: денег требовала и политическая карьера, и жизнь на широкую ногу, и женщины (впрочем, не только женщины). То и дело Цезарь впутывался в какие-то аферы, но, тем не менее, в 63 году до н. э. он был избран верховным жрецом. В этом же году он принял тайное участие в знаменитом заговоре Катилины. Катилина ставил своей целью осуществить государственный переворот, убить обоих консулов и захватить власть, а все для того, чтобы избавиться от долгов, — которых и Цезарь имел предостаточно. Заговор раскрыл консул Марк Туллий Цицерон, и с тех пор над Цезарем тяготело подозрение в соучастии в преступном замысле.

Когда в 61 году до н. э. Цезарь, назначенный наместником так называемой дальней Испании, то есть западных ее областей (ему даровали эту должность как бывшему претору), собирался направиться к месту службы, он с трудом смог выехать из Рима, ибо кредиторы не хотели его выпускать. Через год он вернулся богачом, захватив трофеи в победных кампаниях против племен Лузитании и Галеции. Теперь Цезарь был намерен претендовать на высшую должность в Риме — должность консула. Этому решительно воспротивились сенаторы. Они делали все возможное, чтобы тот не мог предпринять никаких шагов по началу избирательной кампании.

И тогда Цезарю пришла в голову гениальная идея, которую он тут же осуществил: по его инициативе был создан тайный союз трех политических деятелей, знаменитый первый триумвират, заключенный в 60 году до н. э. Он объединял прославленного полководца Гнея Помпея, самого богатого человека в Риме Марка Красса и Цезаря. «Отныне в Республике, — говорилось в соглашении, — не произойдет ничего, что было бы неугодно одному из трех». Чтобы еще больше укрепить союз, Цезарь отдал в жены Помпею свою единственную дочь Юлию.

Благодаря объединенным усилиям триумвиров Цезарь без труда получил консульство в 59 году до н. э. Используя служебное положение, Цезарь провел ряд указов в интересах своих коллег. Затем он стал наместником двух провинций: Галлии Цизальпийской, теперь это Северная Италия, и Галлии Нарбонской, на территории сегодняшней южной Франции. Отсюда он в 58 году до н. э. начал войну за завоевание всей Галлии, расположенной между Рейном и Атлантическим океаном, заселенной десятками враждующих друг с другом галльских племен, которых с востока уже начали теснить воинственные германские племена. Сейчас, глядя на события той поры с исторической перспективы, можно сказать, что тогда решался вопрос, быть ли Галлии римской или германской. Разумеется, для Цезаря такой проблемы не существовало, он руководствовался совсем другими соображениями. Галльские войны давали ему возможность сравнительно легко приобрести богатство и славу, а также — что очень важно — расположить к себе солдат. Все это Цезарь получил, проведя несколько удачных кампаний. Германцев Цезарь вытеснил за пределы Галлии, а затем переправился за Рейн, чтобы предпринять поход на Германию, дважды высаживался в Британии. Легионы Цезаря, теперь военачальника, встретили ожесточенное сопротивление аборигенов, пришлось вернуться ни с чем. Однако волнения галльских племен были усмирены. Галльские завоевания Цезаря положили начало романизации Галлии, а самому Цезарю снискали большую популярность и признание его блестящих полководческих заслуг даже таких противников Цезаря, как Цицерон и Катулл.

А тем временем триумвират фактически прекратил свое существование, хотя формально он был подтвержден на съезде в Луке, городе в северной Этрурии. Юлия, бывшая связующим звеном между Цезарем и Помпеем, умерла в 54 году до н. э., вскоре после родов. В следующем году в битве с парфянами в Сирии погиб Красс. Остались в живых лишь два участника триумвирата, а для двоих мир всегда тесен. Помпей сблизился с сенатом, изначально враждебным Цезарю. Покорителю Галлии грозил суд за самовольное начало военных действий в этой провинции. Да и во всех других начинаниях перед Цезарем возникали всяческие препятствия — делалось все, чтобы не допустить его второй раз к должности консула.

Доведенный до крайности, Цезарь принял решение. В январе 49 года до н. э. он со своими войсками перешел Рубикон, речку, впадающую в Адриатическое море вблизи Аримина (современный Римини), по которой проходила административная граница Италии. Это было равносильно началу гражданской войны с Римом. Оправдывая свои действия защитой прав народных трибунов, которые якобы грубо нарушались властями, на деле Цезарь преследовал лишь собственные интересы. Жребий был брошен, началась рискованная игра.

Италию и Рим Цезарь покорил почти без боев. Помпей, запечатав казну, вместе с сенатом отправился за Адриатическое море. В Фарсальской битве на полях северной Греции летом 48 года до н. э. Помпей, несмотря на превосходство сил, был разбит, его войско почти целиком сдалось, а он сам бежал в Египет. Там его предательски убили советники молодого египетского царя Птолемея.

Птолемей в это время вел междоусобную войну за власть со своей сестрой и соправительницей Клеопатрой. Убийством Помпея его советники надеялись завоевать благосклонность Цезаря, но просчитались. Прибыв в Александрию вскоре после гибели Помпея, Цезарь горячо оплакал своего великого противника, бывшего соратника и зятя, буквально омыв слезами доставленную ему голову Помпея, а в междоусобной египетской войне сразу и бесповоротно принял сторону Клеопатры — как только увидел ее. Рискуя жизнью, Клеопатра, обманув стражу брата, ночью проникла в покои Цезаря, пребывающего в царском дворце (якобы в ковре, свернутом в трубку), и без труда склонила его на свою сторону.

Цезарь пережил вместе с Клеопатрой много тревожных дней, оказавшись в осаде. Несколько месяцев царский дворец осаждали армии Птолемея и жители Александрии, пока их не освободили войска, прибывшие на выручку Цезарю весной 47 года до н. э. Одним из тех, кто поспешил Цезарю на помощь, был иудейский вельможа Антипатр, отец Ирода, впоследствии царя Иудеи.

Необычайно трудную войну пришлось вести Цезарю в Египте: зимой, без припасов, без всякой предварительной подготовки, в столице врага. Победив, он не решился сделать Египет римской провинцией, а оставил его Клеопатре и ее брату. Поздней весной 47 года до н. э. Цезарь покинул Египет, а в июне Клеопатра родила сына, которого все называли Цезарионом (Цезарьком).

Военные победы Цезаря не закончились в Египте. Оттуда он отправился в Малую Азию, сначала в Сирию, а потом в Понт, где вблизи города Зела разбил войско понтийского царя Фарнака, сына Митридата Великого. Рассчитывая на ослабление Рима в войнах, Фарнак решил воспользоваться случаем и сумел одержать несколько побед над римскими войсками. Цезарь с ходу разгромил его в одном-единственном непродолжительном бою, а о победе коротко известил сенат: veni, vidi, vici — пришел, увидел, победил. В 46 году до н. э. в Северной Африке, на землях нынешнего Туниса, он разгромил армии Сципиона и Юбы, у которых искали прибежища остатки неприятелей, а в марте 45 года до н. э. — сыновей Помпея в Испании, в битве под Мундой. Ни одного поражения не потерпел Цезарь в гражданской войне.

В перерывах между войнами Цезарь удостаивал своим посещением столицу, фактическим хозяином которой стал с 49 года до н. э. Здесь один за другим с неслыханной доселе пышностью он отпраздновал пять триумфов: первый, и самый блистательный, — галльский, затем александрийский, понтийский, африканский и напоследок испанский. Цезарь щедро вознаградил своих верных солдат, выдав им из трофейной добычи по двадцать четыре тысячи сестерциев и выделив землю для поселения. Не были забыты и римляне, вдоволь получавшие от щедрого победителя и хлеб (зерно, масло, яства во время роскошных пиров) и зрелища (битвы гладиаторов, состязания атлетов, скачки, бои зверей, театральные представления).

Кончились войны, и теперь Цезарю предстояло решить важную и чрезвычайно сложную проблему: найти законные основания для своей власти, объяснить народу, по какому праву он осуществляет верховное правление. Четыре раза, не считая 59 года до н. э., Цезарь вынуждал избирать себя консулом, трижды — назначать диктатором. Хотя в соответствии с римскими законами власть диктатора была почти неограниченной, она автоматически упразднялась по истечении шести месяцев. Цезарь подумывал о том, чтобы объявить себя царем, однако уже само слово rех (царь) вызывало ненависть римлян, гордившихся своими республиканскими свободами. Со всей очевидностью это подтвердилось еще раз, когда во время игр Цезарь сделал попытку короновать себя: Марк Антоний приблизился к Цезарю с царской диадемой, намереваясь возложить ее на голову правителя, народ же отреагировал глухим настороженным молчанием и разразился бурными аплодисментами в ответ на отказ Цезаря принять этот символ власти. Больше Цезарь к монархической идее не возвращался. Тем не менее выход был найден: в феврале 44 года до н. э. Цезарь вновь провозглашен диктатором, в четвертый раз, но теперь уже пожизненно. Правда, жить диктатору оставалось совсем недолго. Пятнадцатого марта того же года Цезарь был заколот кинжалом в зале заседаний сената. Заговорщиками оказались и его самые близкие друзья, в том числе легендарный Брут, возглавлявший их[4].

Природная мягкость Цезаря, его доброта и милосердие были удивительны. Долго пришлось бы говорить о его добром отношении к врагам и заботе о друзьях. Лишь мятежников он никогда не прощал и всегда жестоко карал, не шел ни на какие уступки, даже если ему это было выгодно. Одержав победу в гражданской войне, Цезарь проявил милосердие по отношению к своим противникам, но все равно не привлек их на свою сторону, друзья же обиделись на него, ибо он не разрешил им ни воспользоваться имуществом побежденных, ни расправиться с ними.

Хотя Цезарь демонстрировал уважение к республиканским институтам, никто не верил в его искренность, благородные же идеалисты видели в нем просто тирана. Оставалось опасение, что он все же объявит себя царем, а столицей империи сделает какой-нибудь город на Востоке — Трою или Александрию — и будет оттуда править своей империей вместе с Клеопатрой, которая прибыла в Рим. Цезарь и в самом деле готовился к новым великим походам — сначала против даков, живших в низовьях Дуная, а потом за Евфрат, против парфян, по следам Александра Великого.


Как же оценить Цезаря? Он вел победоносные войны в разных странах и с разными народами, сражался с иберийцами, галлами, германцами, египтянами, нумидами. Но сражался и с регулярными римскими армиями, и тоже всегда одерживал победы, хотя, как правило, располагал меньшими силами, чем неприятель. В военных кампаниях Цезарь проявлял мудрость, смелость и осторожность. Его личная храбрость вызывала уважение даже противников, его же солдаты верили ему безгранично и отлично знали, что их вождь храбр и гениален, вынослив и неприхотлив в воинских походах, скромен в своих привычках и благороден, отлично управляется с конем и блестяще владеет оружием.

Наряду со способностями полководца, став во главе государства, Цезарь проявил и великолепные организаторские способности, и таланты политика. Им проведено много умных, дальновидных реформ, способствующих процветанию Рима. И даже тот факт, что он ввел так называемый юлианский календарь по египетскому образцу (с 1 января 45 года до н. э.), достаточен, чтобы признать за Цезарем почетное место в истории европейской культуры. Как известно, с юлианским календарем установлен год в 365 дней, а вместо дополнительного месяца, как было раньше, был введен один дополнительный день через каждые четыре года.

Если говорить о заслугах Цезаря в области культуры, следует вспомнить его замечательные литературные произведения, и в первую очередь «Записки о галльской войне» в семи книгах и «Записки о гражданской войне», написанные великолепной латынью — четким, ясным, образным стилем. И если эти произведения можно упрекнуть в предвзятости в выражении оценок, то литературная форма их безупречна. На протяжении двадцати веков многие поколения европейцев изучали латынь по этим книгам, учились у Цезаря кратким и четким формулировкам — должны учиться и впредь.

Делать свою великую карьеру Цезарь начал довольно поздно, когда ему было уже за сорок. Умри он раньше, вряд ли кто-нибудь впоследствии знал это имя, разве что историки упомянули бы о Цезаре как об одном из типичных политических деятелей Рима I века до н. э., и то не слишком достойном подражания: огромные долги, сомнительные махинации, бессчетные любовные похождения вряд ли способствуют изображению благородного мужа. Темпераментность, неиссякаемая энергия, невероятная трудоспособность, предприимчивость — эти черты Цезарь сохранял всю жизнь. Его хватало на все. Он вел войны и напропалую флиртовал; писал книги и реформировал календарь; собирал произведения искусства и основывал города и колонии; осушал болота и возводил грандиозные постройки; занимался экономическими проблемами и вопросами грамматики. Активностью, талантами, многосторонностью интересов Цезарь намного превосходил Наполеона, который пытался ему подражать и как император в некотором отношении был его преемником. Гай Юлий Цезарь был выше французского императора во всех отношениях. Не только буквально — Цезарь был высок ростом, не только происхождением — римский диктатор происходил из древнего аристократического рода, — но, что гораздо важнее, своими достоинствами незаурядной личности, способной привлекать к себе сердца людей. Цезаря отличали величие и простота, эрудиция и просто хорошее воспитание.

Великий римский император не оставил потомков. Его единственная дочь Юлия умерла рано и бездетной; Цезарион не был законным сыном[5]. Вот почему в завещании, публично оглашенном на погребальных торжествах, главным наследником всего имущества Цезарь объявлял внука своей младшей сестры, именно его он сделал приемным сыном и законным носителем своего родового имени. Таким образом, девятнадцатилетний Гай Октавиан стал Гаем Юлием Цезарем, а фамилия Цезарь вскоре стала и титулом.


Примечания:



1

Консекрация (от лат. consecratio — букв, «посвящение») — в совр. понимании обряд, посвященный метафизическому олицетворению плоти и крови Христа в хлебе и вине соответственно, основанный на католической доктрине о пресуществлении на Тайной вечере. — Здесь и далее примеч. ред., за исключением особо отмеченных случаев.



2

Популяры (от лат. popularis — «народный») — идейно-политическое течение в поздней Римской республике конца II–I вв. до н. э., отражавшее интересы плебса, прежде всего сельского. Популяры имели прочную поддержку в народном собрании, что и дало название течению в целом.



3

Оптиматы (от лат. optimus — «наилучший») — идейно-политическое течение в Древнем Риме во II–I вв. до н. э. Оптиматы выражали интересы сенатской аристократии, так называемого нобилета. Особенно острая борьба между популярами и оптиматами развернулась вокруг аграрного вопроса и вокруг принципов демократизации римского государства.



4

По легенде, Цезарь сначала защищался, держа в руке стило, и даже ранил им кого-то, но, увидев среди заговорщиков Марка Юния Брута, своего близкого друга, воскликнул (по разным современным Цезарю источникам): «Даже ты, дитя мое, Брут?» или «И ты, Брут, сын мой!» — и перестал защищаться, только лишь закрывшись тогой.



5

Признав ребенка Клеопатры своим сыном, Цезарь разрешил дать ему свое имя, но не предоставил ему прав законнорожденного.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх