Приложение 3. Понт-Сен-Эспри, август 1951 года

Из статьи Эрика Левина «Хлеб наш насущный»


Невское время № 46(1927) 16 июня 1999 г.

… А если проникнут в муку споры спорыньи — паразитического грибка, образующегося в колосе ржи и некоторых других злаков? Ее действия непредсказуемы.

Я невольно вспомнил трагический случай, произошедший в шестидесятые годы во Франции в небольшом южном городке Сент-Эспри.

Наше торговое судно в то время стояло под разгрузкой в порту Марселя. Артельщик с боцманом поехали в город закупить хлеба и муки. Вернулись ни с чем, поведав, что в хлебных магазинах и мучных складах творится что-то невообразимое: вокруг полно полиции, и до особого распоряжения прекращена продажа муки и выпечки. Хорошо, что наш повар сушил сухари — нет, не на тот случай, когда мы вернемся на Родину, а на случай шторма в Средиземном море, когда, кроме сухариков с крепким чаем, ничего в глотку не лезло. Их-то мы и жевали несколько дней, пока наконец власти не разрешили продажу хлеба.

У меня чудом сохранилось несколько марсельских газет тех дней, и есть возможность более подробно рассказать, что же тогда произошло.

…Для семьи Тастевенов предстоящий вечер обещал веселье. Приехали родственники с друзьями из Тулона. Как и водилось в этом доме, госпожа Тастевен блеснула кулинарным мастерством — стол ломился от всевозможных яств. Прибежал из частной пекарни тринадцатилетний Жозеф Тастевен с двумя огромными караваями только что испеченного хлеба. Тут же нарезанный, он торжественно занял место в плетеной хлебнице в центре стола.

После ужина, который затянулся до полуночи, один из гостей — Марсель Делакиз, — отказавшись сыграть партию в вист, извинился и пошел спать. В четвертом часу утра он проснулся, чувствуя сильнейшую тошноту, его бил озноб. Через несколько минут от услышал шум в доме. Судя по доносившемуся голосу госпожи Тастевен, там внизу что-то случилось. Он попытался встать, но безуспешно. Всю ночь Марсель Делакиз продрожал под двумя одеялами, пока не взошло солнце…

А когда оно взошло, из комнаты Делакиза раздался пронзительный крик. Госпожа Тастевен бросилась наверх. Делакиз сидел на краю постели, с диким видом указывая на окно.

«Смотрите, — кричал он, — смотрите на этот огненный шар! Он убьет нас!» Не переставая вопить, Марсель опустился на пол и залез под кровать. В этот же момент внизу, в столовой, раздался грохот, затем последовал душераздирающий вопль. Хозяйка быстро сбежала вниз. Эмиль, здоровенный верзила, ревел по-звериному и дико махал руками, забившись в угол комнаты. Он кричал, что на него наседают дикие звери, львы, лапы с когтями, пялят глаза огромные головы, готовые разорвать его на куски.

По счастливой случайности в этот безумный для городка Сент-Эспри день вернулся из отпуска главный врач местной больницы доктор Габбэ. В приемной у него уже сидели больные. Жалобы у всех одни и те же: расстройство желудка, тошнота, озноб. Температуры не было. Все указывало на вероятность отравления.

В одиннадцать вечера по приглашению Габбэ из Тулона приехал доктор Вье. Они обсудили странную болезнь, теряясь в догадках. Между тем жалобы на отравление поступили еще от двухсот с лишним жителей городка и его окрестностей. На улицах появились трупы собак и кошек.

Разгадка пришла неожиданно. Если это массовое отравление пищей, то что обязательно ест человек за столом? Хлеб! В нем определенно заложена тайна!

Город наводнила полиция. Жителей подробно расспрашивали, просили рыться в помойках и мусорных ведрах в поисках любых остатков хлеба. Трупы собак, кошек, домашней птицы отправляли в Марсель.

В пекарне Бриана, где покупал хлеб Жозеф Тастевен, поиски следов инсектицидов или фунгицидов (ядов для борьбы с вредными насекомыми и с грибами, разрушающими деревянные постройки) ничего не дали. Тогда врачи пришли к выводу: наиболее логично предположить эрготизм — отравление рожками спорыньи, хотя считается, что эта болезнь давно исчезла. В средние века она поражала безумием целые деревни. Существовало поверье, что только молитва могла облегчить мучения пострадавшего.

…А дни смятения и страха продолжались. В больнице забыли разницу между днем и ночью. Пациенты не могли спать из-за массовой бессонницы, медсестры и врачи не могли спать из-за больных.

Правда, галлюцинации у них были и приятные. Одним слышалось пение огромных небесных хоров, другие видели пламенно-яркие, великолепные цветы, растущие прямо на их руках или ногах…

Все патологи, исследовавшие тайну спорыньи, пришли к единому мнению: это ядовитый грибок. Он паразитирует на ржи и имеет вид рожков темно-фиолетового цвета. В очень малых количествах он не опасен. Но, видимо, определенные климатические условия могут сделать выработанный яд роковым.

Между прочим, местные булочники, получив с мельниц на севере партию серой клейкой муки с пылью и клещами, немедленно послали энергичный протест мучной монополии «Юнион Миньер». Руководство последней, как это часто и бывает, оставило его без внимания. Другой муки не было, хлеб населению был нужен, и некачественная мука пошла в дело…

Возможно ли появление спорыньи вновь в той опасной форме, в которой она посетила однажды французов? Есть единственно пока верный прогноз — уповать на совесть тех, кто дарует нам хлеб.

(http://www.pressa.spb.ru/newspapers/nevrem/arts/nevrem-1927-art-15.html)

А в нижеследующем отрывке приводятся симптомы, рассказанные еще живыми участниками произошедшего:

The most recent highly publicized ergot poisoning case occurred in August 1951 in Point St. Esprit, a small town in France. The townspeople were struck by ergot poisoning after a local bakery sold rye bread contaminated with ergot. Four people died. Interestingly, as part of this incident, it was reported that a large number of people also suffered “possession” or “bewitchment.” Even though public health authorities seized the rye and explained to the public what was the real cause of the disease outbreak, many people still believed that the bakery was actually possessed by the devil. Consequently, to assuage the townspeople’s fears, the bakery was exorcised by the local church bishop.

Witnesses of this event, still alive today, recall the symptoms:

“Thousands of pin pricks on the skin,”

“Insects crawling under the skin,”

“Seeing all sorts of wild or deformed animals,”

“Visions of fire and blood running down the walls,” and

“Violent convulsions.”

Not surprisingly, these symptoms matched the description of the sensations and visions of the ill-fated “witches” in Salem, Massachusetts, over 250 years earlier.

(Worldwide Exposure Standards for Mold and Bacteria http://www.safety-epa.com/history_mold_air_sampling.htm)






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх