Глава 2

Под сенью смоковницы. Засушенное Древо

Ходячее Слово, как мы уже имели возможность убедиться, не отличалось покладистым характером. Не найдя на этой превосходной смоковнице ни одной смоквы, Иисус позеленел от злости. Изругав ни в чем не повинное дерево, он под конец проклял его по всем правилам искусства. Смоковница с перепугу тут же начала сохнуть.

(Лео Таксиль. Забавное Евангелие)

Отношение Христа к смоковнице… Сколько копий сломано вокруг несчастного дерева. Засушенное растение вдохновляет христиан и вызывает благородный гнев атеистов и язычников.

Христиане обычно придерживаются стандартного традиционного объяснения: погибшая смоковница символизирует бесплодное учение иудаизма, ибо «смоковница означает синагогу иудейскую, которая имеет одни только листья … но не имеет плода духовного, как учил в XI веке святой блаженный Феофилакт Болгарский. Или же бесплодность язычества. Но если, например, известный христианский поэт-философ К. Кедров пишет главу о роли смоковницы в буддизме и христианстве (а приличным философу представляется, естественно, только «буддизм, облагороженный христианством, оплодотворенный им»), то не грех и пофантазировать: «…некоторые обвиняют Христа в некотором немилосердии к смоковнице. Но здесь намек на бесплодие буддизма». В общем, что христианским богословам и философам не нравится, то засушенная смоковница и символизирует. Иногда, впрочем, бывают и более изощренные толкования, как откровения монаха Максиана (Архангельского), который узрел в засушенной смоковнице (видимо, в словах «засохла до корня», от Марка 11:20) призыв к оскоплению, ибо Иисус «силою веры, поста и молитвы засушил ее, давая этим назидание апостолам, что им не надо прикрывать свои детородные гениталии законом смоковничных листьев, а засушить их силою веры или сбросить как гадаринских свиней в море». Исходя из этого монах Максимиан, естественно, требует отвергнуть «соитие с женским полом, как результат первородного греха,… заменив его христианским супружеством церковного Венчания на Царство Небесное, требующим полного воздержания и оскопления по плоти» (ibid).

В любом случае, это неэстетичное проклятие смоковницы святитель Игнатий (1807–1867 гг.) объявил чудом: «Чудом было умерщвление бесплодной, богатой одними листьями смоковницы». Христианское «чудо умерщвления». Под тенью смоковниц в Израиле усталые путники прятались от жаркого полуденного солнца. Но «богатство листьями», библейским символом стыдливости, спасти дерево от гнева Иисуса не может. Только плоды. Иисус же на этом опыте внушает ученикам: если будете иметь веру и не усомнитесь, то вы тоже сможете так умерщвлять («..не только сделаете то, что сделано со смоковницею..»), но и более того (Мат. 21:21–22). «Может быть, плод смоковницы райской был плодом воспрещенным. — Рассуждает дальше святитель Игнатий, не сомневаясь, что Иисус проклял дерево не просто так. — Чудеса Господа имели святой смысл, святую цель».

Средневековые богословы засушенную смоковницу без внимания тоже не оставили. Она дала им основания для …оправдания инквизиции и вызова на церковные суды коров, кошек, петухов, жуков, крыс, гусениц и т. д. (к этому мы еще вернемся), что подробно освещено в классических трудах Фрэзера:

Что же касается права церковных властей распространять свою юрисдикцию на диких зверей и гадов, как-то: крыс, саранчу, гусениц и т. п., то оно не могло быть с такой неоспоримой ясностью выведено — по крайней мере, на первый взгляд — из священного писания, и для этого потребовалась цепь умозаключений. Самыми неопровержимыми доводами считались следующие. Если бог проклял змея, соблазнившего Еву, если Давид проклял гору Гелвуй за смерть Саула и Ионафана, если спаситель проклял смоковницу за то, что она не дала плоды в неурочное время года, то ясно, что и католическая церковь также имеет безусловное право заклинать, отлучать, предавать анафеме, проклинать и осуждать на вечную муку все одушевленные и неодушевленные создания без всякого исключения.

Язычники, видя (и совершенно справедливо) в смоковнице языческий символ жизни, считают проклятие Иисусом этого дерева знаком христианской нетерпимости и мистическим актом. В. Истархов, например, полагает, что это действие противопоставило христианство не только политеизму, но и самой жизни: «Когда Иисус Христос засушил смоковницу (от Марка 11:13–14 и 20), то это не просто проявление его несправедливости и дурости. Нет, это был мистический акт. На Востоке смоковница — языческий символ жизни. Иисус Христос показал, что его учение — это религия смерти».

Андрей Светов посвятил вопросу «чуда умерщвления», названному автором экоцидом, целую главу. Приведу здесь отрывок.

Беседа десятая. Проклятие смоковницы.

(Об истинных корнях экологического кризиса)

…И увидев при дороге одну смоковницу, подошел к ней и… говорит ей: «Да не будет же впредь от тебя плода вовек!» И смоковница тотчас засохла.

Увидевши это, ученики удивились и говорили: «как это тотчас засохла смоковница?»

Евангелие от Матфея, 21:18–20.


Л.Д. Говоря о том, что началу христианской эпохи сопутствовал акт экоцида, ты имел ввиду евангельское «проклятие смоковницы» или что-то иное?

А.С. Я имел ввиду именно это событие, сообщенное евангелистами и свидетельствующее не только о патологической ненависти основателя христианства ко всему живому, но и, на мой взгляд, имеющее глубоко символическое значение.

Дело в том, что «смоковница», или «инжир», или «дерево боддхи» испокон веков имело сакральное значение в тех регионах, где оно произрастало, и считалось деревом священным, символом “Древа Жизни». Само его латинское название — «Ficus Religiosa» — также говорит об этом. Это было дерево-«табу», единственное дерево, за умышленное уничтожение которого полагалась неминуемая смертная казнь для любого виновного, кем бы он ни был. Между тем, именно это, а не какое-то другое дерево избрал Иисус для совершения своего показательного экологического преступления. Проклятие и умерщвление смоковницы для самого Иисуса имело несомненный символический смысл: он-то прекрасно понимал, что посягает на дерево, являющееся символом «Древа Жизни». Но для его неискушенных учеников это обстоятельство, видимо, прошло незамеченным: их удивило лишь то, что «раби» погубил дерево не топором, а одной лишь силой проклятия.

Смоковница была деревом священным не только потому, что это было достаточно редкое дерево, особенно в безводной Палестине, но также и благодаря совершенно особому химическому составу своих плодов. Дело в том, что смоквы являются плодами, не знающими себе равных по содержанию серотонина, — вещества, играющего огромную роль в работе головного мозга человека и являющегося одним из основных так называемых «неспецифических катализаторов психических процессов». В небольшом количестве серотонин вырабатывается непосредственно головным мозгом, но его дополнительное долговременное поступление в организм с плодами смоковницы неизменно повышает эффективность работы мозга и иногда даже способно мощно катализировать духовное развитие личности: недаром же Будда достиг просветления лишь тогда, когда целых шесть лет провел под смоковницей, — под «деревом боддхи», что значит «дерево пробужденных», питаясь почти исключительно его плодами, богатыми серотонином.

С другой стороны, недостаточный синтез серотонина головным мозгом является патологией, способной превратить любого здорового человека в беспомощного идиота, — «блаженного, нищего духом».

Поэтому евангельский рассказ о «проклятии смоковницы» следовало бы понимать гораздо шире: во-первых, как символическое начало уничтожения земного «Древа Жизни», и во-вторых, как начало погружения человечества в глубокий «сон разума», который сегодня, спустя два тысячелетия, привел нашу «цивилизацию» к тотальной духовной деградации, в свою очередь, опять же чреватой гибелью для всего живого. — Здесь круг замыкается, а «гадина» христианства впивается своим ядовитым зубом в собственный хвост.

Христианские священники, кстати, сами подтверждают такую точку зрения, считая смоковницу «древом познания», но само «познание» — разум — бесплодным грехом, годным только к «иссушению»:

Мир стал для людей враждебным и чтобы как-то защитится от него, они сшили себе одежды из листьев смоковницы, которая, как говорят, и была древом познания. Поэтому Христос и иссушил это дерево, как символ греха, внешне красивого, а внутри пустого и бесплодного.

Но вряд ли так считал даже сам библейский Христос, и вряд ли самим христианам следует углубляться в символизм. Ведь их предупреждал апостол Павел: «Боюсь, чтобы, как змий хитростью своею прельстил Еву, так и ваши умы не повредились, уклонившись от простоты во Христе» (2 Кор.11:3). Может быть, действительно, все проще, и нужно ли вообще искать в этом действии что-либо символическое?

Здесь стоит отметить несколько неточностей у Светова. Во-первых смоковница «редким деревом в безводной Палестине» не была:

Проведя весь день в прениях в храме, вечером Иисус спускался в долину Кедронскую и немного отдыхал в саду одного земледельческого учреждения (вероятно, предназначенного для производства масла), носившего название Гефсимании. Вокруг деревень, ферм или усадеб Виффагии, Гефсимании, Вифании было много оливковых плантаций, смоковниц, пальм.

А насколько много смоковниц было? Может сочувствующий христианству и поэтически настроенный Ренан преувеличивает? Нет, о смоковницах в Галилее и священник Александр Мень писал: «галилеяне — здоровые, сильные, непосредственные люди — в большинстве своем занимались сельским хозяйством. Они выращивали виноград, смоковницы…», и классик атеизма А. Крывелев уточнял: «Виффагия означает в переводе «Дом Смокв». И это значит, что на «горе Елеонской» — там, где Иисус читал свою нагорную проповедь — все было засажено смоквами. Да и сейчас там смоквы растут:

Вифагия. Важная христианская точка на восточном склоне Масличной горы между вершиной и деревней Эль-Азария, называемая по-русски Вифагия, а на иврите — Бейт-Паги. Название происходит от того же корня, что и греческая «фига», так что в переводе деревня называется «фиговый дом». В действительности здесь и сейчас есть сады инжира, или, как этот плод называется по-русски, смокв. В соответствии с христианской традицией, Иисус остановился здесь в Вербное воскресение перед въездом в Иерусалим со стороны Вифании и потребовал привести ему осла.

Итак Христос, как и древний Адам в раю, жил в окружении смоковниц (и проповедовал под ними).

Во-вторых «Проклятие смоковницы» как чудо могут воспринимать только христиане, которые смотрят исключительно в одно Евангелие, котороедоказывает то, во что хочется верить. Это цитировавшийся Световым Матфей: «И смоковница тотчас засохла». Но по Марку смоковница была замечена засушенной только на следующий день: «Поутру, проходя мимо, увидели, что смоковница засохла до корня» (Марк 11:20). Если на глазах засохла — можно классифицировать как чудо (о самом тексте речь, не о его адекватности реальности, естественно), а вот на следующий день — нет. Может в смоковницу молния попала или особо приближенные ученики подсуетились и помогли «чуду» произойти. Или же Иисус каждый день засушивал разные смоковницы.

Если когда-нибудь христиане все-таки вспомнят, что смоковница — «древо познания», то это может стать очередным повод для толкований поступка Христа. Ведь так Иисус хотел, чтобы люди «просветлели», совсем как Будда, вот и засушил дерево, ибо не могло оно дать так нужное человеку знание. И будут дружно забыты пресловутые запрещения под страхом смерти есть с «древа познания» от другой ипостаси Троицы.

Так может этот очередной поиск символизма напрасен, а все действие было вполне материально и конкретно? Ведь Светов сам понял, что дело в серотонине, но немного ошибся и тут. Не в «беспомощного идиота — блаженного, нищего духом» превращает человека низкое содержание серотонина, а в идиота агрессивного. Что было уже многократно доказано опытами на животных. Любой может этот эффект проверить и на людях — достаточно посмотреть на возвращающегося утром с дискотеки любителя «экстази». Возможно у Иисуса просто была «серотониновая ломка»?

Тот, кто питался плодами «древа познания», мог, по опыту Иисуса, видеть разные странные вещи (так и задумаешься — Будда «просветлел» или его просто «сглючило»? Вероятно, первое, ведь серотонин наркотик естественный, в отличие от «обманки» — ЛСД, но восприятие при изменении его баланса, как и при приеме ЛСД, может быть очень индивидуально. Впрочем, для истинного буддиста есть ли разница? Ведь жизнь — это лишь видимость, сон, иллюзия, майа). Вспомним, как Иисус звал последователей — заметив, что потенциальный «клиент» сидит под смоковницей, Христос обещал ему: «Нафанаил …прежде нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя. … Я видел тебя под смоковницею; увидишь больше сего … истинно, истинно говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому» (Ин. 1:48–51).

Какими бы спекулятивными не казались эти рассуждения, не торопитесь — нам еще предстоит выяснить, что такое серотонин и почему каннибалы обычно едят мозг.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх