Глава 5

Новая тактика Дмитрия Донского и победа над Золотой Ордой на Куликовом поле

Убивает противника ярость, захватывает его богатства жадность.

Сунь-Цзы

"Искусство войны"


После более чем ста лет унижений Русь начала поднимать голову. Произошло сие при князе Дмитрии Ивановиче, что впоследствии получил прозвище Донского. В 1371 году этот молодой повелитель посмел завить монгольскому послу Сарыхоже:

"К ярлыку не еду, Михаила на княжение Владимирское не пущу, а тебе послу, путь чист!"

Князь Дмитрий отказался ехать получать ярлык от хана Золотой орды, как это было принято. До него князья не считались князьями без такого ярлыка. Больше того, Дмитрий отказался выполнить волю хана и, выражаясь нашим современным языком, послал ханского представителя далеко. Такого на Руси небывало с 1237 года, когда рязанский княжич Федор нагрубил хану Батыю!

Что же дало ему смелость так поступить? Ведь эти слова были вызовом, и за ними неминуемо следовала новая война. Что же изменилось с тех пор? Неужели Русские земли преодолели период феодальной раздробленности?

Нет! Ничуть не бывало. Хотя, конечно, положение несколько изменилось, но по-прежнему феодальные княжества оставались обособленными государствами. И великий князь Московский Дмитрий Иванович имел врагами великого князя тверского и великого князя литовского и русского. То есть иными словами проблем внутреннего характера по-прежнему было выше крыши.

Но победа зависела совсем не от ликвидации феодальной раздробленности государства. Это примитивное объяснение причин поражения Руси от Батыя — раздробленность русских княжеств! В тогдашней войне все решало тактическое превосходство.

Князь Дмитрий Иванович сумел понять причины прошлых неудач и выработать тактику борьбы с монголами. Он сумел понять их сильные и, главное, слабые стороны. А такие есть всегда.

Итак, в чем была сила монгольского войска?

Тактику чингизова конного боя определяли большое количество умелых конных стрелков. Посему русским нужно было, во-первых, отразить стрелковый удар Орды. Но это легко сказать. Боевая стрельба из лука требует длительной подготовки. Военные специалисты считают, что на подготовку стрелка-лучника на уровне ордынского мастерства, нужно лет 20 подготовки. Каждый ордынец с детства был воином. Его приучали к луку с малолетства, и к 20 годам он уже был отличным воином-стрелком. Мальчик в 15 лет в Орде мог легко поразить стрелой птицу налету.

Как отразить стрелковый удар Орды?

Но на Руси среди мирных земледельцев, занятых с утра до ночи трудом в поле, времени на подготовку стрелков не было. Класс же профессиональных воинов-дружинников был сравнительно невелик. И, следовательно, стрелков было крайне мало. Тогда чем же отражать стрелковый удар Орды?

На помощь здесь пришел арбалет или как его называли на Руси самострел. Это оружие было известно на Руси издавна, и оно совсем не было секретным, но однозначно было дорогим. Зато научиться им пользоваться, было можно за 20 дней и по точности стрельбы и силе выстрела они намного превосходили луки.

Арбалеты различались по силе боя. Наиболее сильным был арбалет со стальным луком и зубчатым взводом тетивы. Из такого самострела пускались болты — тяжелые стрелы целиком изготовленные из металла. И дальность их полета была в два раза больше чем из самого дальнобойного лука. Ложа с ложбинкой для направления полет стрелы облегчала прицел.

Но тяжелый арбалет был слишком неудобен и много эффективнее действовали легкие и средние самострелы. Они были и много легче в транспортировке и взводились быстрее.

Вот что говорит по этому поводу Владимир Чивилихин в "Памяти":

"Своего рода символом мощи и совершенства военной техники средневековой Руси можно считать тяжелые и длинные, до ста семидесяти сантиметров, стальные стрелы средины XII века с металлическим стабилизатором (а это прямое доказательство того, что арбалеты были известны на Руси давно), хранящиеся в Оружейной палате Кремля. По некоторым данным их изобрел сын Андрея Боголюбского Изяслав. Чтобы послать такой снаряд в гущу врагов, нужно было иметь очень сильный самострел. Степной всадник, пусть и отлично владеющий своим главным оружием, стрелял чаще всего с коня, управляя им и одновременно натягивая тетиву и прицеливаясь, — дальность полета стрелы и меткость попаданий снижались. Пеший же русский воин, стоявший на оборонительном валу, крепостной стене или в строю, хорошо защищенный броней, мог спокойно целиться из надежного и сильного, с прицельной рамкой самострела, технически сложного устройства, где тетива натягивается крючком, крючок натягивается гребенкой, которая передвигается системой двух шестерн". (Цит. по книге Владимира Читвилихина "Память". Роман-газета. 1982.?17 (951). — С. 92).

В XIV веке самострелы получили на Руси массовое распространение. И именно это дало возможность отразить стрелковый удар орды. Но это хоть и было важно, но все-таки не было самым главным. Ведь за стрелковым ударом следовала массированная атака тяжелой ордынской кавалерии. И вот здесь пришлось вспомнить о боевом порядке князя Святослава. Тяжелая конница разбивалась пред бронированным клином и стеной из щитов и гребенкой длинных копий.

Ополчение городов — пехота московского князя

Ставка московского великого князя теперь делалась на пехоту. Дмитрий Иванович наверняка хорошо знал тактику полководцев древних народов (книги о Кире Великом, Александре Македонском, Юлии Цезаре на Руси были) и многое оттуда для себя взял. Вспомнил он и победах своего предка великого князя Киевского Святослава Игоревича.

Где же было взять столько пехоты?

А ополчения городов? Там можно было набрать любое количество воинов. Москва и каждый зависимый от Москвы город выставляли в войско ратников, вооруженных и оснащенных за свой счет. Тогда почти каждый зажиточный и средний горожанин имел у себя дома щит, копье, меч, доспехи.

Формировалось ополчение из простых горожан ремесленников и торговцев. Все они не были профессионалами в военном деле. Но разве в битве при Марафоне победили профессионалы?

Зато каждый ополченец знал свое место в десятке и сотне и знал всех своих товарищей, что стояли рядом с ним. Это были его ближайшие соседи, друзья, родственники. По великокняжескому слову ополчения городов собирались в сборных пунктах и выступали в поход.

Тактика боя ополчения была проста. Пехота выстраивалась в подобие македонской глубокой фаланги, прикрывались большими щитами и выставляла вперед гребенку из копий. И эта фаланга становилась неодолимой преградой для кавалерии, при условии умело использования пехоты состоявшей из стрелков. Но эту проблему Дмитрий Иванович решил, как уже упоминалось выше.

Следовательно в распоряжении Дмитрия Ивановича было войско, которое можно, со все ответственностью, назвать общегосударственной русской армией. И создавалась эта военная сила в течение нескольких десятилетий до Куликовской битвы посредством закрепления вассальной зависимости удельных князей от великого князя Московского. Не зря князья Иван Калита, Симеон Иванович Гордый, Иван Иванович Красный и Дмитрий Иванович Донской "собирали" вокруг себя русские земли. Хотя, конечно, тогда нельзя было говорить о том, что Московская Русь была единым государством, таким как царство Московское при Алексее Михайловиче.

Тактический перевес русских — битва на Воже в 1378 году

Больше того, князь Дмитрий Иванович использовал, кое что из тактических приемов самого Чингисхана. И он вывел свое войско на Куликово поле с одним намерением — победить. И, скажу более, он был в этой победе уверен на 100 %. Подвергать Русь риску нового нашествия он не собирался!

Первая серьезная встреча монголов и русских произошла еще в 1378 году в битве на реке Воже. Тогда на Русь пришел не сам повелитель Золотой Орды, но один из военачальников — мурза Бегич. И Бегичева победоносная и могучая конница впервые тогда столкнулась с пешей фалангой закованной в кольчуги, прикрытой большими щитами и ощетинившейся гребенкой прочных копий.

Русские войска не пошли на противоположный берег реки Вожи, а стали жать врага. Дмитрий Иванович возглавил центральный пеший полк, а князю Дмитрию Пронскому и московскому боярину Тимофею Вельяминову он доверил конные полки из великокняжеской дружины рыцарей и они были поставлены на флангах. А это свидетельствует только о том, что конница стала вспомогательной силой в этой битве!

Несколько дней стояли противники на берегах Вожи и не начинали сражения. И это стояние уже говорит о том, что монголы растерялись! Ведь они за 100 лет уже привыкли хозяйничать на Руси и вести себя как победители. Но Бегич столкнулся с совершенно с иной тактикой и потому был в растерянности. Он думал, что предпринять.

Не ударить на русских Бегич не мог. Не давала ордынская честь. И 11 августа 1378 года приказал своей конной лаве атаковать и раздавить русские полки.

И в итоге центр русского войска, состоящий из пехоты, выдержал удар ордынской конницы и фланговые полки русской рыцарской конницы нанесли удар по Бегичевым ратям слева и справа.

Бегичевы конные рати, были в итоге, наголову разгромлен. Конница уступала место пехоте. В этом сражении погиб сам мурза Бегич и несколько ордынских князей Хазибей, Коверга, Кострюк и др.

Хочу также здесь кратко упомянуть и о вооружении русских воинов того периода. В работе известного историка Кирпичников, сказано, что "наши предки имели совершенное вооружение собственного изготовления, а также лучшее, что производили оружейники Запада и Востока. Даже простое перечисление этого оружия дает представление о его универсальном разнообразии? Копья харалужные, мечи русские, литовские, булатные, кончары (клинки) фряжские, топоры легкие, кинжилы фряжские, мисюрские (обоюжоострые), самострелы русские, стрелы каленые, сулицы немецкие, шеломы злаченые (с золотой чеканкой), черкасские, немецкие, шишаки (боевые наголовья) московские, калантари (безрукавные доспехи) злаченные, щиты червленые, топоры чеканы, копья злаченые, рогатины, сабли и байданы (пластинчатые кольчуги) булатные, палицы железные, корды (однолезвийные, прямые или слегка искривленные клинки) ляцкие (польские), доспехи твердые, шеломы злаченные с личинами (масками), кольчуги сварные клепанные, шлемы с высоким шпилем для еловца (флажка), крюки серповидные железные на длинных древках для стаскивания всадников с коней". (Цит. по книге Кирпичникова А.Н. "Куликовская битва". Л.: 1980. -С.74–82.)

Даже если просто описать каждый из этих видов вооружения без их истории, то это займет больше 20 страниц. Это тема весьма и весьма интересная но не для данной книги.

Численность войск противников и их качественная подготовка в битве на Куликовом поле

Итак, мы подошли к самой битве на Куликовом поле, где русские воины покрыли себя славой на века.

Первый вопрос, что можно задать — сколько же было войск в этой битве у противников?

Кто пришел туда вместе с князем Дмитрием и его дружиной? К Москве шли тогда дружины и городовые полки из Устюжны, из Белоозера, из Ярославля, из Костромы, из Пскова, из Полоцка, из Брянска и из иных мест.

Вот что сообщает нам пространная летопись о Куликовской битве:

"Тогда же на том побоищи убиении (убиты) быша (были) на сьступе: князь Федор Романович Белозерский, сын его Иван, князь Федор Торусский и брат его Мстислав, князь Дмитрий Монастырев, Семен Михайлович Микула…."

И далее перечисляется длинный ряд знатных князей и бояр, что сложили свои головы в битве.

Но большие князья Михаил Тверской, Олег Рязанский своих дружин с московским войском не слили. Не прислал своих полков и Великий Новгород, не прислали князья смоленские. Так что говорить о том, что все русские силы соединились нельзя.

Да и княжеские дружины были по-прежнему конные и обладали все теми же недостатками, что были за 150 лет до того. Но князь Дмитрий Иванович уже вовсю использовал ополчения городов. И именно это ополчение было его новым пехотным войском.

О том, сколько было русских, точных сведений у нас нет. В различных источниках дается число от 100 до 150 тысяч.

"Общее количество русских ратников, — писал историк Лев Гумилев, — собравшихся под знаменами Дмитрия Московского, исчислялось 150 тысячами человек". (Цит. по книге Льва Гумилева "От Руси к России". М.: АСТ. 2002. — С.207.).

Но это совершенно неверно, хотя стоит доверять словам в летописях о том, что таких воинских сил Русь не выставляла в своей истории никогда. Это прямо сказано в Карамзина в его истории. И я бы рискнул предположить, что русских было на Куликовом поле около 40–50 тысяч.

Численность войск хана Мамая также точно не известна. Но, очевидно, что она была больше численности войск московского князя. Мамай также как и Дмитрий пришел с намерением победить. Иного шанса остаться на пересоле Золотой Орды у него не было. Ведь не стоит забывать, что хан Мамай не имел права на трон. Да он был талантливым полководцем и опытным правителем, но он не был принцем чингизидом, то есть не принадлежал к роду Чингисхана. А только представители этого рода могли носить корону в государствах основанных им и его потомками.

Но Мамай решился на провозглашение себя ханом в нарушение закона. И теперь победа над русским была нужна ему для того чтобы на престоле закрепиться. Поэтому готовился он к войне с Дмитрием Московским серьезно. Он собрал под свои знамена все лучшие силы Золотой Орды. Историки говорят, что было у него около 150–200 тысяч воинов.

"Общая численность войск грозного темника (Мамая), — писал Гумилев, — составила приблизительно 200 тысяч человек". (Цит. по книге Льва Гумилева "От Руси к России". М.: АСТ. 2002. — С.207.).

Это также маловероятно, но цифра в 70–80 тысяч человек вполне реальна. Мамай мог привести с собой такие силы. Это было вполне по карману Золотой Орде. Хотя я согласен что общая численность армии этого государства могла составлять и 200 тысяч. Но каждому понятно, что всех войск привести на поле боя нельзя. Нужны отряды охранных границ и гарнизоны крепостей. Выйдя на бой с князем Дмитрием Ивановичем, Мамай не мог оставить Орду без защиты.

С численностью все относительно ясно, но вот что можно сказать о качественной стороне войска Мамая? Понятно, что это были уже совсем не монгольские железные легионы Чингисхана. Но тем не менее его армия была весьма сильной и боеспособной.

Чивилихин заявляет в книге "Память" что у "Мамая были тяжеловооруженные фряжские рыцари, а мурзы, эмиры, беки, баи, нукеры-телохранители защищались русскими, среднеазиатскими и кавказскими кольчугами и панцирями облегченного типа и устаревших образцов".

"Меньше всего в полчище Мамая находилось монгол и татар, — говорит тот же Чивилиин. — Это было разноплеменное и разноязычное скопище разноверцев, обманутое, соблазненное, принужденное или купленное международным авантюристом XIV века…"

Историк из школы евразийцев Лев Гумилев утверждал, что на Куликовом поле был вместе с Мамаем "мусульманский суперэтнос". Я сейчас не стану пересказывать основы теории Гумилева. Это всем не тема для данной книги. Мы говорим о военной тактике и стратегии и вооружениях армий того времени.

Без всякого сомнения, у Мамая были тяжеловооруженные ордынские всадники и их доспехи были не совсем так примитивны как утверждает Чивилихин. Да и армия его совсем не было разноплеменным сбродом.

Основы тактики заложенной Чингисханом — использование легких и тяжело вооруженных всадников — остались неприкосновенными. Но у Мамая были и какие-то фряжские рыцари. Вот этот момент меня заинтересовал более всего.

Кто же это такие? Чивилихин говорит:

"В Италии, откуда явилось на Русь закованное в латы воинство, их называли кондотьерами — от слова — cjndotta — "наемная плата". Отряды хорошо вооруженных авантюристов, нанимаемые в XIV веке итальянскими феодалами и мелкими тиранами…. Состояли в основном из немцев, но были среди них также английские рыцари, например свирепый Джон Гаквуд, предводитель отряда наемных англичан, французские и итальянские искатели легкой наживы, служившие оружием тому, кто больше платит".

Правда, не совсем понятно, где стоил отряды этих кондотьеров в битве.

Вооружение и оснащение знатного воина тяжелой кавалерии

Княжеские конные дружины по-прежнему были весьма важным инструментом в войне того времени. Хотелось бы описать, как выглядел знатный русский всадник времен XIII–XIV веков. Такую информацию нам дает ученный Кирпичников, большой знаток военного дела того времени.

Голову воина защищал массивный сфероконический шлем со шпилем и цельнокованым забралом в виде человеческого лица. Это забрало на Руси называли личиной. Сверху личина крепилась к шлему при помощи шарнира, а снизу притягивалась кожаным шнурком. Шея и плечи воина были защищены кольчужной сеткой, как было и более раннее время.

Корпус воина был прикрыт кольчугой и пластинчатым доспехом, одетым поверх кольчуги для большей надежности. На ногах воина были цельноплетеные кожаные чулки, а руки были защищены наручами и налокотниками. Кисти рук были затянуты обшитыми кольчужной сеткой рукавицами.

Оружием воина было копье, меч и секира, лук и стрелы.

Конь воина был покрыт кольчужной попоной, а голову коня прикрывала стальная маска.


Ход Куликовской битвы


Бросай своих солдат в такое место, откуда нет выхода, и тогда они умрут, но не побегут. Если же они будут готовы идти на смерть, как же не добиться победы. И воины и прочие люди в таком положении напрягают все свои силы. Когда солдаты подвергаются смертельной опасности, они ничего не бояться; когда у них нет выхода, они держаться крепко; когда они заходят в глубь неприятельской земли, их ничто не удерживает; когда ничего поделать нельзя, они дерутся.

Сунь-Цзы

"Искусство войны"


Великий князь Дмитрий Иванович во время Куликовской битвы поступил именно так, как советовал Сунь-Цзы, хотя его работы он не читал.


Московский князь назначил переправу через Дон своему войску на 7 сентября. Переправившись, полки стали между Смолкой и Нижним Дубиком. Место сражения было выбрано и к нему уже приближались монгольские орды. Местом своей ставки хан Мамай, один из самых талантливых полководцев Золотой Орды, выбрал Красный холм.

Дмитрий после переправы через Дон приказал уничтожить мосты, дабы не было возможности отступить. Оставалось одно — смерть или победа. Русские заняли удобную позицию. Правый фланг был хорошо защищен болотистыми берегами Непрядвы и Нижнего Дубика. Здесь Дмитрий Иванович поставил полки тяжеловооруженной конницы — псковские и полоцкие конные дружины. Задача этого полка было отражать все наскоки ордынцев и стоять на месте, не атаковать.

Главные события по замыслу московского князя должны были развернуться на левом фланге. Ибо Дмитрий знал, что против него пойдет правое крыло монголов, а это у них всегда было крыло атаки.

Левый фланг русского войска защищали кроме того топкие берега реки Смолки. Вот именно здесь московский государь и подготовил монголам ловушку по примеру Чингисхана. В дубраве был расположен засадный полк из отборных воинов под командованием князя Дмитрия Боброка-Волынского.

В центре русских позиций стоял большой полк. В него вошли пешие ратники из городовых полков. Эта пехота должна была остановить монгольские конные рати.

Позади русских позиций стоял резервный полк. Сам великий князь Дмитрий Иванович облачился в боевые доспехи и пошел в строй простым ратником. Великокняжескую одежду он передал боярину Михаилу Бренку. И тот изображал князя под великокняжеским знаменем.

Такова была расстановка сил. Монголы ударили первыми по всему фронту. С правого фланга они были легко отбиты кавалерией полка правой руки. В центре их удар отразила пехота. Завязалась лютая сеча.

Мамай стал усиливать свой правый фланг — крыло атаки — и бросать туда все новые и новые силы. По его замыслу, прорвав левый фланг русских и обратив в бегство конные полки левой руки, он заходил в тыл русской фаланге, зажимал её с двух сторон и уничтожал.

И по замыслу Дмитрия все поначалу так и происходило. Полк левой руки стал отступать. Вперед выдвинулся резервный полк для поддержания кавалерии.

Мамаю показалось, что русские побежали и он бросил на свой правый фланг все имеющие у него резервы. Даже полк личной гвардии. И вот здесь в тыл наступающим монголам ударил засадный полк Боброка-Волынского. Это был разгром. Ордынская конница побежала, и русские конные полки начали преследование врага.

Тоже самое, произошло в иной знаменитой битве при Каннах. И если князя Святослава Игоревича можно назвать русским Македонским, то Дмитрий Иванович смело может претендовать на прозвище русского Ганнибала.

У него как у знаменитого карфагенского полководца было меньше сил чем у противника. У римлян было 80 тысяч пехоты и 6 тысяч всадников. Ганнибал имел в своем распоряжении 40 тысяч пехоты и 10 тысяч конных.

Казалось бы, исход сражения предрешен, но воют не числом, а умением. Ганнибал против слабого левого фланга римлян выставил 8 тысяч отборной кавалерии, и это решило исход сражения в его пользу. И Дмитрий Иванович сделал тоже самое!






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх