Тюрки в Иране

Не только Индия тогда познала Бога Небесного. «Белые странники» побывали и в Иране. Там сохранились предания об Ажи-Дахака, которые проливают свет на ту далекую историю.

Ажи-Дахака — иноземный царь, взявший власть над Ираном. Он жил в образе змея. Вел борьбу за веру в Бога Небесного. Однако простые иранцы не приняли его веры, — не каждому народу давалась она.

Иранцы долго еще оставались огнепоклонниками. Лишь знать тогда поверила в Тенгри. И, как большой секрет, из поколения в поколение передавала воспоминания о своих предках, служивших при дворе Ажи-Дахака… Или — сообщала, что их предки были тюрками. Речь идет о знаменитой царской династии Аршакидов, ее за 250 лет до новой эры основал Арсак (Аршак), рыжий пришелец с Алтая. Так записано в истории Ирана.

Поразительнейший факт: в Иране не забылась тюркская речь до сих пор. Там есть города и деревни — целые районы, которые говорят по-тюркски. Когда-то Иран занимал огромную территорию, в несколько раз превышающую нынешнюю, и как отголосок тех лет сохранились народы, легенды.

А началась иранская страница в тюркской истории с прихода саков (шаков), которые шли в Индию… Потом был Ташкент. Очень древний город, отметивший свой двухтысячелетний юбилей. История этого города очень показательна, она словно соткана из неизвестности, как и вся тюркская история.

Слово «Ташкент» обычно переводят как «каменный город». Но это не точно, потому что слово «кент» по-тюркски уже означает «каменный город». Значит, налицо что-то иное, что объяснит лишь наука топонимика.

Профессор Эдуард Макарович Мурзаев многое знал об умении тюрков давать имена городам, рекам, горам. Ученый в своей книге попытался проследить и название города Ташкент, однако до конца сделать это ему не удалось.

Позже выяснилось, что слово «ташты» или «дашты» у тюрков означало «на чужбине», оно пришло из Индии, из языка жрецов — из санскрита (мы еще вернемся к нему). А раз «чужбина», то слово «Ташкент» уже прочитывается совсем иначе. В русском варианте скорее так — «Каменный город на чужбине». То есть, в названии подчеркивается, что не деревянный, как строили всюду на Алтае, а именно каменный был город.

Но почему «на чужбине»? Здесь свой ответ, свое объяснение.

Когда-то в центре Азии было большое цветущее государство Бактрия, часть Иранской державы. Его слава доходила до Европы, она и привлекла сюда воинов Александра Македонского… Бактрия померкла неожиданно, потом долгие войны окончательно разорили ее.

Эти войны вели уже пришельцы с севера — «дикие племена», как их теперь привычно называют историки, то есть тюрки. Те самые тюрки, которых знали под именем «саки». Это они вторглись в Бактрию. Потом, преодолев по Висячему проходу неприступные горы Памира, часть саков пошла в Индию.

Через триста лет после этих разорительных походов, уже в I веке на арене истории появились новые выходцы с Алтая. На их знаменах был крест, они несли новую веру. Их приход и есть новая иранская страница в тюркской истории.

Ведь неудача Ажи-Дахака (вернее, его проповедников) не остановила тюрков: Алтай послал в Иран своих всадников. И тюркская армия на этот раз сполна показала себя. Война за земли погибшей Бактрии была недолгой и решительной.

Так здесь появилось Кушанское ханство. Государство, утонувшее в густом тумане неведения: с любым народом теперь принято связывать историю Кушан, с греками, с иранцами, но только не с тюрками.

А Ташкент как раз и был здесь первым тюркским городом. Он рос рядом с древними бактрийскими городами — Маракандом и другими… Ведь неподалеку от Мараканда было месторождение железной руды, оно в первую очередь и привлекло алтайцев.

Бактрийскому городу тюрки дали новое имя — Самарканд (видимо, от Сумер-канд). А район неподалеку они назвали Железные ворота. Железная руда тогда интересовала лишь тюрков.

Кушанское ханство отличалось небывалым могуществом. Нынешняя Средняя Азия, Афганистан, Пакистан, часть Индии, Ирана, даже земли Китая подчинялись ему. К сожалению, очень мало правды пока известно о знаменитом Кушане. Даже имена его царей остаются тайной, хотя они вроде бы и сохранились. Но сохранились в речи индусов, иранцев или китайцев, а не тюрков. Скажем, основателя ханства знают под именем Гувишка. На его монетах чеканилось «Говерка». А как звучало его имя по-настоящему, по-тюркски? Неизвестно.

Археологи нашли немало памятников той поры. На иных — надписи… Четкие тюркские руны. Выходит, действительно, еще до новой эры тюрки начали заселять эту чужбину. Отсюда и письмена, и Ташкент — «каменный город на чужбине»… Нужно лишь захотеть увидеть их: железо и рунические памятники здесь появлялись одновременно.

А в местечке Дашт-Навур (опять Дашт!) французские археологи нашли на территории современного Афганистана следы другого тюркского города того времени, и рядом — скалу с такими же рунами. И в Кара-тепе, что неподалеку от Ташкента, тоже был тюркский город. Здесь среди руин древнего храма обнаружены сосуды. И опять с надписями… Вот они, послания предков! Однако по указке политиков ученые стараются «не замечать» их.

Разумеется, о том времени можно судить и по другим зримым приметам. Например, по самим тюркам, которые живут здесь. Узбеки — прямые потомки выходцев с Алтая. Государство Узбекистан со столицей Ташкент — гордость тюркского мира. Славу своей стране они принесли сами!.. Что убедительнее? Что весомее? Яснее о народе, кажется, и не скажешь.

Братья узбеков по-прежнему с той «кушанской поры» обитают в Афганистане и Пакистане. Их называют пуштунами. Тоже большой народ. Правда, за века потерявший родной язык: их речь теперь сильно засорена другими наречиями. Но пуштуны сохранили внешность предков и их обычаи… А свою историю забыли. Но и забыв, они остались частицей тюркского мира, прошлое которого связано с Древним Алтаем.

О туркменах же подобного не скажешь, там все иначе. Они, судя по всему, и есть истинные туранцы, но называют себя тюрками. Им ближе ценности иранской культуры. Возможно, в тюркском мире они гости, перенявшие чужой язык… Правила поведения тюрков им явно чужды.

Отдельного разговора заслуживают киргизы, бесспорные тюрки, живущие в горах Памира. Они многое взяли от китайской культуры, но при этом полностью сохранили правила тюркского поведения.

Смешение культур — интереснейшее явление в истории народов. Оно было всегда. В Кушанском ханстве алтайская культура переняла все лучшее, что было у местных, туранских народов, и отдала им свое лучшее… Земли ханства ученые назвали «котлом», где плавились культуры народов Востока. Тюрки, иранцы, индусы веками жили бок об бок — многое перемешалось в их жизни.

Естественно, здесь, в Центральной Азии не мог не сложиться новый лик и у тюркского народа. Века сделали свое дело. Здешние тюрки уже давно отличаются от своих алтайских сородичей. У них по сути новая тюркская культура! Поэтому их и назвали тюрками-огузами. («Огуз» значит «мудрый», «многоопытный».)

Великий «котел народов» дал миру великих ученых, поэтов, богословов, врачей, которые прославили Восток, тюркский мир и все человечество… Сама земля здесь рождала мудрецов. Они как звезды первой величины на культурном небосклоне человечества.

Гостей поражали цветущие города Кушанского ханства, дворцы с изящными статуями, великолепная архитектура храмов. И, конечно, поэты, которые в райских садах под щебет птиц читали стихи.

Добрососедство народов — необъяснимый феномен. Оно незаметно меняет очень многое. Даже внешность людей. Тюрки-огузы, например, в своей массе стали кареглазыми, темноволосыми… Но характеры их остались, как и у алтайских сородичей, — горячие, взрывные.

И одновременно это очень рассудительный народ.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх