Идель

Хан Акташ заложил на Идели города, станицы, хутора и дозоры. Он был очень деятельный правитель… А то, что татары, башкиры и кумыки, называя его своим, рассказывают о нем по-разному, к сожалению, показательно для забывчивых людей.

Акташ — тюркский герой, вероятнее всего, это даже некий собирательный образ. Образ народа, преодолевшего невероятные трудности. На Урале и на Кавказе оставил он следы своих подвигов… Было же основано на новой земле новое ханство, в котором жил единый народ.

Тюрки вели своего белого коня по берегам Идели и на север, и на юг — куда хотели. Уже в III веке были заложены их первые города на этой великой реке. Они, эти города, не забыты, живут и здравствуют. Например, Сумеру (Самара), она — память о священой алтайской горе Уч-Сумер. Возможно, именно здесь было что-то напоминающее о ней: то ли гора, то ли растительность, то ли еще что-то. Случайных названий тюрки никогда не давали.

Около могилы святого человека вырос город Симбир — «одинокая могила» (Симбирск), на песчаной горе — Сарытау — «желтая гора» (Саратов)… И конечно, уже тогда знали город Булгар, здесь жили тюрки и другие народы. Город имел смешанное население, и это видно из его названия.

Строились города также по притокам Идели: на берегах Камы, Оки, Агидели. На Урале — Челяба (Челябинск), Тагил, Курган и другие… Все названия тюркские, каждое имеет смысл.

Но чужих земель кипчаки не трогали. Удмурты, марийцы, мордва, коми, пермяки и другие народы нынешнего Поволжья и Урала навсегда остались их добрыми соседями. По сути, это — народы-братья, у всех у них алтайские корни.

На Идели конники хана Акташа встретили поселения скифов — тех самых тюрков, которые ушли когда-то с Алтая. Сегодня этих людей называют чувашами. Они по-прежнему хранят древнейшую веру тюркского народа. Но уже признают и Тенгри, называя Его Тура.

Чуваши — настоящий народ-музей, таинственное сокровище тюркского мира, которое терпеливо ждет своего часа познания…

Конечно, были на берегах Идели и кровавые столкновения, без войн не обходилось и здесь. Всадники, например, вынуждены были обнажить шашки, когда дорогу им преградили аланы — очень сильный и воинственный народ, перед ним отступали даже римские легионеры.

Аланы не пустили тюрков к берегам Дона, не дали им искупать и напоить коней.

Хан Акташ вернулся на Идель ни с чем. В устье реки он заложил город Семиндер, будущую столицу Хазарского ханства. И тем навеки утвердил, что Идель — тюркская река.

Но освоение степи тогда приостановилось. Без хорошего войска оставаться здесь было опасно: Европа не скрывала своей враждебности. А тюркам во что бы то ни стало требовалось утвердиться на Кавказе, потому что горы — это природная крепость, которая надежнее любых крепостей. Иначе потеряли бы Идель.

Хан Акташ с боем пошел на Кавказ.

На берегу горной реки заложил город. По сути это был первый тюркский город на Северном Кавказе и во всей Европе… Сейчас на его месте остались лишь курганы. Кое-где видны следы кирпичных стен и земляных валов. Рядом река Акташ. А за рекой — кумыкское селение Эндирей. За древность уважают его кумыки!

Отсюда, от этого забытого ныне города, путь Великого переселения лежал на юг, но был не долгим. У стен Дербента конница безнадежно встала. Дальше путь был наглухо закрыт.

Город Дербент считался надежным стражем западного мира, неприступной крепостью стоял он на вершине горы. От крепости до берега моря тянулась высокая каменная стена, она надежно перегораживала путь в Иран и Римскую империю. Стена была очень высокая и такая широкая, что по ней ездили на арбе, как по улице.

Город жил этой стеной. Вернее, он жил знаменитыми воротами: их открывали перед торговыми караванами, за что брали деньги или товары.

Перед тюркскими всадниками ворота закрыли наглухо… Здесь, в предгорье Кавказа Великое переселение народов остановилось: справа высились горы, слева плескалось море. Впереди был тупик. Идти некуда.

А на планете III век уже отсчитывал свою вторую половину. В тюркском мире наступили годы затишья.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх