Тюрки и христианство

Зачем пришел юный епископ Григорис? Чего хотел он от хана? Нет, не военной помощи.

Армяне на этот раз просили научить их побеждать. Они (и язычники, и атеисты!) пожелали принять веру в Бога Небесного, Который сделал тюрков непобедимым народом. Христианский епископ Григорис первым из европейцев пришел учиться вере в Тенгри, чтобы потом просвещать свой народ. По сути он желал продолжить деяния Гесера и хана Эрке, но уже в Европе!..

Надо отметить, что в Европе о Боге Небесном даже не слышали. Евреи молились идолам (терафим) и языческим богам (элохим). Римляне поклонялись Юпитеру. Всюду царило языческое многобожие и откровенное варварство.

Христиане же вообще не признавали никаких богов. Они отрицали их, называя себя атеистами. Ждали лишь прихода всадников — вестников Посланца Бога Небесного… И вот всадники явились!

Появление кипчаков у границ Римской империи, их блестящую победу над Ираном заметили в первую очередь именно христиане. О пришельцах заговорили. Уж очень выделялись они: их железные доспехи и вооружение делали кипчаков в глазах европейцев пришельцами из другого мира. Именно так и было на самом деле. Они вышли из светлого мира, который жил под высоким небом Тенгри.

Языческая Европа смотрела на них снизу вверх, — только так и должен смотреть пеший на всадника. Европа уступала тюркам в главном: вера в Бога была для нее недосягаемой ценностью! В Бога, который подарил тюркскому народу железо.

Чтобы понять смысл этих слов, достаточно одного простого примера. Хороший удар железной шашкой перерубал бронзовый меч надвое. Иначе говоря, хваленые римские войска перед кипчаками были безоружными. Как дикари с деревянными палками.

Можно что угодно и как угодно говорить о крушении Римской империи, строить любые гипотезы и предположения, но без учета этого простого факта все разговоры будут явно несостоятельными.

Тюркский Тенгри олицетворял железо, а римский Юпитер — бронзу. Победы кипчаков были неминуемы, как неминуема победа железа над бронзой. Империя Рима была обречена, ее судьба зависела лишь от времени и от желания кипчаков.

…Армяне явно не случайно послали епископа Григориса к тюркам. Они, может быть, единственные в Европе угадали ход будущих событий. И начали быстро отдаляться от умирающего, но еще не умершего Рима.

Вот почему армянский юноша-епископ пришел в Дербент. Он принял крещение (по-тюркски «ары-сили» или «ары-алкын»). Трижды окунули его в воду, освященную серебряным крестом.

Крещение водой — важнейший обряд религии Тенгри. Посвящение в веру! Иначе говоря, в тюркский мир. Это алтайский обряд, потому что на Древнем Алтае новорожденных младенцев окунали в ледяную купель. После такого купания человек входил в мир Вечного Синего Неба. (Отсюда в конце концов тюркское слово «тюрк», что даже на китайском языке значило «здоровый», «крепкий».)

У древних тюрков было и слово «арыг». Оно означало «чистый» в смысле духовно. Им называли человека, прошедшего святой обряд очищения.

Водное крещение появилось на Алтае. У народа, который заботился о своей физической и духовной чистоте. Это сегодня его приписывают то христианам, то еще кому-то, что совершенно неправильно. У ранних христиан его не было и быть не могло. В Европе о нем узнали только после прихода кипчаков. Это — неоспоримый факт, который не скрывают даже христианские историки. В IV веке там начали строить баптистерии — бассейны, в которых крестили христиан!

Более того, на Тибете, где сохранились традиции веры в Тенгри, по-прежнему существуют обряды ары-алкын и ары-сили…

Выходит, армянский епископ был первым европейцем, посвященным в веру Тенгри. Так открытые душой тюрки выразили свое отношение к союзничеству с Западом… Известно даже озеро, где крестили Григориса. Оно недалеко от селения Каякент и называется Аджи, то есть «озеро-крест».

Чистого (духовно!) Григориса тюркские священнослужители препроводили в город Хамрин и там посвятили в тайну мирового древа. Он увидел священные книги тюрков — завет Тенгри, которые сегодня, судя по некоторым фрагментам, вошли в Коран. И лишь тогда, после посвящения, ему разрешили сложить вместе два пальца — большой и безымянный — на правой руке. Получился божественный знак умиротворения.

Так, двумя пальцами, соединенными вместе, на Востоке обозначали преданность Небу. Их опускали на лоб, на грудь, на левое плечо, на правое плечо… Этим движением тюрки просили у Бога Небесного защиты и покровительства. (Таким образом, первый христианин, который осенил себя крестным знамением, тоже был епископ Григорис.)

Христиане не знали крестного знамения, как не знали силы креста. Это тоже они заимствовали у кипчаков.

Григорис рассказал им о Христе, которому поклонялся, о Европе, о гонениях на христиан. И тюрки поверили ему, приняв Христа за сына Бога Небесного. Потому что знали других сыновей Тенгри. Особенно Гесера — Пророка тюркского народа. Ему посвящена молитва, которая отличается краткостью и редкой емкостью слов.

«Гесера даровали Мы тебе, так обрати же к Господу молитвы…» — это строки из завета Тенгри. (Сегодня они стали сто восьмой сурой Корана.) Не забыты они на Востоке до сих пор, хотя смысл слова «Гесер» (Каусар, Кевсер) уже не все помнят и там.

Долго постигал Григорис тайны богослужения. Ему помогли устроить в Дербенте христианскую церковь. (Позже она была названа Албанской церковью — по имени страны, которая появилась на Кавказе, — Кавказской Албании, город Гесер, видимо, был одним из ее городов.)

А самой первой в Европе утвердила у себя новую христианскую церковь Армения. Случилось это в 301 году. Там признали Тенгри и Его крест. Армяне переняли у тюрков обряд богослужения. (У христиан не было даже своего обряда, они молились по правилам иудейской религии, в синагогах.)

Армяне первыми отошли от этих старых правил и тем вызвали возмущение в Риме. Император Диоклетиан тогда и начал свои знаменитые гонения на новых христиан.

Однако преследования, казни, ссылки уже не пугали. Число сторонников новой веры только росло… Зерна тюркской духовной культуры давали обильные всходы даже на каменистой земле языческого Рима! Потому что нет в мире никого сильнее Бога Небесного!

Народы Римской империи, не боясь, говорили о бессилии старых богов. Все откровенно отвернулись от Юпитера, крушили скульптуры Меркурия, ломали статуи идолов…

«Что предписано Тенгри, того не избежать!»

Наконец это поняли и в Риме. Император Диоклетиан захотел даже принять новое христианство, но испугался. В отчаянии он оставил трон и ушел из дворца. Мудрый политик вдруг почувствовал, что проиграл тюркам.

Проиграл, даже не вступив с ними в бой!

Вот тогда — в то самое мгновение! — и рухнула единая Римская империя. Рухнула без войн, без катастроф. Она перестала верить в себя. А это самый большой на свете грех.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх