Тюрки в Европе

Все дальше и дальше от Алтая уходили степные поселения. Все дальше и дальше на запад уходила граница необъятной страны. В мире уже не было равного ей гиганта.

Римская империя в свои самые лучшие годы не имела и четверти той территории, что приходилась на Дешт-и-Кипчак. А о Византии и говорить не приходится, та по площади сравнима лишь с одним-двумя юртами (районами) степной державы.

Восемь месяцев занимал путь от восточной до западной границы Великой Степи, от Центральной Европы до берегов таежной реки Илин.

Кипчаки обживали необжитые, вернее «ничейные» земли. За счет этих земель и росла страна. Конечно, росла она не сама по себе, как тесто от дрожжей. Люди вели постоянный бой с бездорожьем, с суровыми зимами, с засухой, с весенним половодьем. И вновь шли, оставляя позади города и станицы, дороги и переправы, пашни, сады, каналы и пастбища.

Очень трудное это дело: обживать необжитые земли. Каждый раз все начинали с начала. Дороги, переправы, станицы, пашни, города… И так из года в год. Всю жизнь.

Конечно, были столкновения с неприятелем. Но таких крупных, как за Дон, сражений больше не было. Силу кипчаков знали в Европе: молва бежала далеко впереди их войска.

Шашка и плуг, боевой конь и отара, воин и чабан… Они были на гербе Великого переселения народов, они символизировали его. (К ним добавлялись строитель, ремесленник, кузнец, оружейник, ткач, даже винодел и пекарь.) Только мастерам своего дела по силам было обжить необжитые земли.

Теми мастерами-умельцами и был тюркский народ! Великое переселение народов — это не завоевание других стран и народов, это создание своей, новой, страны. Не поганые татары и не воинственные кочевники, как их принято называть, а именно умельцы и труженики осваивали степь.

Около реки Десны, на высоком берегу, в V веке заложили кипчаки город Биринчи (позже Брянечьск), по-тюркски «первый», «главный», он потом стал столицей Дешт-и-Кипчака, влиятельнейшим городом Европы.

Красивое место. Здесь степь сходилась с лесом, а тюркский мир — с Северной Европой. Сейчас город знают как Брянск. Разумеется, о его древностях молчат. Лишь местные археологи удивляются находкам, которым не менее полутора тысяч лет. Но объяснить происхождение этих «странных» находок не может никто. Горожане ничего не знают о себе, о своем городе. Они видят кирпичи и фундаменты древних зданий, осколки глиняной посуды, золотые изделия, которые порой находят в земле, и недоумевают.

Есть от чего им недоумевать. Тысячу лет здесь звучала речь их предков. Но ее не вспоминают… У древнего города теперь нет истории, ее по приказу Петра I забыли. Вернее, вычеркнули.

А в тюркском мире Биринчи играл очень важную роль. Здесь жил главный священнослужитель и его «белые странники» (так называли кипчаки своих проповедников). Город был духовной столицей Великой Степи. Святым местом.

Важность ему придавали и богатые залежи железной руды. Поэтому «столица!» А рядом — города. Много городов и городков.

Во времена Великого переселения народов заложили, например, город Толу (нынешняя Тула). Город ремесленников, металлургов, оружейников и просто умельцев. Толу от тюркского «толум» — «оружие»… К сожалению, и этот город давно живет без прошлого, живет как будто во сне. Его тоже отсекли, как отсекли всю древнюю историю у Великой Степи и у тюркского народа.

Столь же печальна судьба древнего Курсыка (ныне Курска). Что это был за город? Чем занимались жители? Топонимика объясняет вполне понятно — «готовый к бою». Так переводится с тюркского языка название. Иначе говоря, «охранный город».

Город Карачев тоже был городом, который просыпался от звуков военной побудки… Эти города-воины охраняли дальние и ближние подступы к Биринчи. Другие города жили своими промыслами и мастерскими: Кипензай (Пенза), Бурунинеж (Воронеж), Шапашкар (Чебоксары), Челяба (Челябинск), Булгар… Десятки городов.

Города Дешт-и-Кипчака связывали дороги, почта.

В те далекие времена вырос и город Балтавар (ныне Полтава), он прославился торговлей. Здесь проходили богатые торги и ярмарки, сюда приезжали заморские купцы. Об этом говорит и название города (по-тюркски «изобильный»). Конечно, то был не единственный город торговли в Дешт-и-Кипчаке.

В низовьях Дона хан Кобяк заложил город на высоком холме. Его до сих пор так и называют — Кобяково городище. Рядом город Аксай. Там жили стражники, про которых говорили, что они вход на Дон держат… В низовьях каждой крупной реки кипчаки возводили город-крепость.

Умело они строили свои города. С виду вроде бы простые, неброские, но удобные: с квартальной планировкой, с широкими улицами. Их строили по правилам тюркской архитектуры — с кирпичными фундаментами. И обязательным майданом (центральной площадью, где жители собирали сходы).

По фундаментам археологи судят о древних зданиях и об их внешнем виде. Оказывается, это были сложные инженерные сооружения. Строители, прежде чем браться за работу, проводили расчеты… Значит, среди них были инженеры, математики, проектировщики?.. Или эти знания носил в себе один человек? Удивительно.

Под городом рыли подземные ходы, огромные залы, где хранили запасы пищи. А при неожиданном нападении горожане скрывались в подземелье от неприятеля. И город будто вымирал. Ничто не выдавало присутствия людей.

Очень удивили археологов эти подземные города: под городом как бы еще один город! Удивили кирпичные своды залов, продуманность галерей, в которых свободно разъезжались всадники. Были там и вентиляция, и водоснабжение…

Как удавалась столь искусная работа? Непонятно. Но кипчаки одно время строили именно двухъярусные города. Иногда свои города они огораживали частоколом из бревен или кирпичными стенами. Это тоже защита, но защита иного свойства.

И водопроводы были не редкостью: под булыжной мостовой укладывали глиняные трубы для воды.

Место для будущих городов выбирали так, чтобы и красивое, и удобное было. Перед Аксаем, например, редкостный вид: и Дон, и степь, и небо до самого горизонта…

От Дона новые дороги потянулись к реке, которую греки называли Борисфен. Сейчас эту реку знают как Днепр.

Что означает «Днепр»? Мнения разнятся. Но не об этом речь. Интереснее другое: названия крупным рекам Европы кипчаки стали давать, начиная со слова «дон». Почему? Донепр, Донестр, Донай. Явная тайнопись. Что значила она? Ученые не нашли ей объяснения. Случайное совпадение, решили они. Оказалось, вовсе не случайное. Объяснение — опять же в холмах и возвышенностях, рядом с которыми протекают эти реки, и в тюркской традиции. (Открывать новые земли — дело нам неведомое, а давать точные географические названия — вообще забытое.)

У тюрков были отряды разведки, они присматривали в степи пастбища, пашни, места для поселений, они и давали названия. А как? Мы не знаем.

Осторожно шли разведчики по нехоженой степи. Осторожно ехали за ними переселенцы. Двести лет продвигался авангард тюркского народа от Алтая, пока не дошел до Европы.

Увидеть Альпы (вернее, всю Европу сразу!) выпала честь великому тюркскому предводителю Аттиле — вечному герою Великой Степи.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх