Аттила — вождь тюрков

Увы, обман — это тоже искусство. Постыдное, но искусство. Им сполна владели римляне. Они выдумывали одну нелепость за другой, чтобы скрыть правду о тюркском народе, вытравить память о нем и тем оправдать свои собственные слабости и поражения. Так, например, родилась легенда о Марсовом мече.

Этот меч в Европе был символом божественного избрания. Аттиле его открыл пастух, который заметил, что одна телка в стаде хромает. Озабоченный, пастух пошел по кровавому следу и обнаружил меч, торчащий из земли. Извлек его и подарил Аттиле.

Вроде бы безобидная сказка?

Вовсе нет. Она появилась после блестящей победы Аттилы в 443 году. Ею римляне оправдывали свое поражение. Хотя в их поражении волшебный меч был явно ни при чем. И уже забыты истинные причины тюркских побед. Забыты сила армии, бесстрашие воинов, железное оружие, тяжелые луки. Забыты города ремесленников и металлургов, которые делали самое лучшее в то время оружие мира… Все забыто. Все перечеркнуто и искажено. Победы кипчаков свелись к случайности, к какому-то волшебному мечу.

К сожалению, таких хитроумных легенд придумано немало. На них и строили недруги историю тюркского народа… Здесь намек, там недомолвка, а все вместе — откровенный обман. Лишь крупицы истины оставляли они.

В 434 году сел Аттила на трон Дешт-и-Кипчака — огромного государства. Именно государства, устройством которого восторгались китайцы (об этом написаны книги). Значит, вовсе не «союз племен» возглавил Аттила, а страну, хорошо известную в мире.

Аттила сел на трон совсем юношей. Поначалу они правили вместе с братом. Правили успешно. Но их мир и согласие не устраивали Византию и Рим, которые мечтали поссорить братьев. Поссорить, во что бы то ни стало и тем разрушить тюркскую державу, внести в нее разброд.

Началась паутина заговоров, открытого боя враги боялись, они были слишком беспомощны и слабы. Отравить, подкупить, рассорить, обмануть, исподтишка убить… Вот излюбленные приемы трусов. Аттила столкнулся с ними, когда начал царствовать. Несколько покушений пережили они с братом.

Слава Тенгри, отравленные стрелы летели мимо, а яд растворялся в противоядии… Даже здесь тюрки оказались сильнее.

За Аттилой закрепилось прозвище Бич Божий. Враги терялись в догадках, от злобы скрежетали зубами, но убить его не могли. И дивились мудрости молодых правителей, которых даже яд не берет.

А царствовать Аттила начал не с войн — с мира. По духу он был миролюбивым человеком, как и все сильные, уверенные в себе люди. В городе Маргусе он назвал императору Западной империи свои условия мира и назначил Риму ежегодную дань в триста килограммов золота. Столько же платила Византия.

Рим согласился. Он готов был платить. Лишь бы не война.

Заключив договор, Аттила в 435 году начал расширять владения Дешт-и-Кипчака на севере Европы. Они с братом вышли к берегам Балтики, немало новых городов оставил их визит на территории нынешней Чехии, Польши, Литвы и Латвии.

Был заложен тюркский плацдарм на севере Европы.

Посетили братья свои владения на Идели, Дону, Яике, Алтае, Кавказе… Дешт-и-Кипчак — страна большая, забот у ее правителей было много. (Отголоски тех посещений сохранились в народных преданиях, Аттила — любимый герой у всех европейских народов, имеющих тюркские корни.)

Рим и Византию очень пугало усиление соседней державы. Они не желали этого. Но как помешать братьям — не знали. Потом нашли путь: через христиан! Только они, давние союзники, имели доступ к тюркам, к их духовенству.

Микроб раздора проник в Дешт-и-Кипчак… Христиане и не догадывались, что их руками плетется хитроумная интрига. Так политики тихо превратили религию в свое оружие.

Болезнь пришла к кипчакам. Она ползла незаметно, протекала скрытно. Зависть, сплетня, оговор — взялись будто бы ниоткуда. Но они действовали, как ржа на железе, — безотказно. Все было подстроено очень умело. И наблюдая за участившимися стычками братьев-правителей, Византия отказалась платить им дань…

Аттила быстро разгадал уловку врага. Он помирился с братом и в 441 году сполна показал свой горячий нрав. Его всадники быстро убедили греков, что договор с кипчаками надо выполнять полностью. И в срок.

Словно огненный смерч пронесся тогда над северными землями Византии. Стремительный и неотвратимый. Города погрузились во мрак: руины лежали там, где прежде кипела жизнь. Византийский император в отчаянии метался, просил перемирия. Любую цену платил за мир.

Аттила поверил ему и увел свои войска с Балкан.

Прошел год. Но греков он ничему не научил. Все началось сначала. Опять зачастили греческие и римские агенты-христиане, опять пошли сплетни и раздоры. И урок повторился. На этот раз Аттила был тверже. Он наголову разбил византийскую армию, не дал ей никаких шансов на спасение.

Конечно, то было братоубийственное сражение!.. Кипчаки-федераты, служившие Византии и ставшие христианами, подняли руку на своих братьев, сторонников Тенгри. И поплатились.

Аттила подошел к стенам Константинополя.

Столица Византии сдалась на милость победителя.

Но кипчаки не стали брать незащищенный город, он им был не нужен. Вся Византия была не нужна… Удивительно: ни одного народа не покорили тюрки за всю историю Великого переселения народов. Ни одной страны не захватили они. Заселяли только новые земли, там строили свои города…

Аттила недолго ждал у стен Константинополя, византийцы быстро собрали задолженность по дани. А это почти две с половиной тонны золота! И, назначив им новую дань, кипчаки спокойно ушли из Византии.

Пыль не улеглась на их дороге, а греки принялись за старое. Урок не пошел им впрок. Помогали и христиане, и обольстительные красавицы, и дорогие подарки, а главное — умение греков терпеливо плести интригу. Все было брошено на карту. Ссору братьев-правителей на этот раз решил кинжал.

Аттила остался один на троне. Но за кровь брата, вернее, за подстроенную их ссору, отомстил сполна: нож и вилка вновь стали доступны вождю. (По обычаю тюрков, в доме, где не отомщенная кровь, не пользуются вилкой и ножом при еде.)

О новом походе Аттилы в Византию (447–448 годы), как на беду, почти ничего не известно. Все исчезло, даже упоминания. Известно лишь, что Византия понесла тяжелейший урон — все ее города были стерты с лица земли. Но как проходила война? Какие и где были сражения? Неизвестно, свидетельства уничтожены.

Признав свое полное поражение, греки ушли с Северных Балкан, оставив их тюркам. Граница Дешт-и-Кипчака тогда вплотную приблизилась к Средиземноморью и Константинополю.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх