Первое переселение с Алтая

Пещерная жизнь на Древнем Алтае продолжалась тысячи и тысячи лет, и все это долгое время практически ничего не менялось — охота, рыбная ловля по-прежнему кормили людей.

И все-таки перемены в той вялотекущей жизни были: пульс изменений времени археологи чувствуют по находкам.

Так, ученые отметили появление вещиц из металла. (Это была бронза, сплав меди и олова.) Значит, на Древнем Алтае начался бронзовый век, он пришел на смену веку каменному.

Конечно, не в один день и не в один год люди поняли, что металл надежнее камня. Бронзовые наконечники стрел и копий долго соседствовали в обиходе алтайцев с каменными орудиями. А это уже говорило о многом. В частности о том, что жизнь алтайцев действительно неудержимо менялась: колоссальные перемены наметились в ней. Ведь бронзовыми топорами можно рубить деревья!

Казалось бы, велико дело — рубить деревья? Но как много стоит за этими простыми словами. И в первую очередь то, что жизнь людей переставала быть первобытной. Она переставала зависеть от капризов природы. Человек вышел из пещеры! Он стал свободным в выборе жилья. Сам стал строить себе жилища.

Событие (без преувеличений!) просто выдающееся. Значит, в то время люди учились рубить теплые жилища из бревен. Десятилетия понадобились им, но рубленые дома были огромным шагом вперед, к прогрессу. Их назвали курень.

Курень — дом особенный. Он еще не изба, но уже и не пещера, и не шалаш. У него не было ни окон, ни дверей, ни деревянного пола — только стены и шатровая крыша. Постройку с боков обсыпали землей или, наоборот, углубляли в землю. Сверху (в плане) курень казался восьмигранным. Вход в помещение делали с восточной стороны (и это стало традицией тюркского дома на века!). Вместо дверей вешали шкуры, пол выстилали сухой травой или соломой. А в центре куреня горел костер — очаг, поэтому в крыше устраивали отверстие для дыма и света. Теплыми были курени даже в сильный мороз.

Новые жилища люди строили где угодно. В любой понравившейся местности. Этим и отличался курень от пещеры, которую создавала природа и которую никуда нельзя было перенести.

Так, выстраивая курени, вернее новые поселки, древние люди медленно заселяли долины Алтая. Они селились там, где богатая природа и щедрая охота, где им было удобно жить.

Никто в мире тогда не строил жилищ из бревен. Не умел. Бревенчатые постройки — бесспорное изобретение алтайцев. Великое изобретение, которое вывело первобытных людей в мир.

В ту пору иные племена ушли с Алтая на север — на Урал… Однако нельзя утверждать, что заселяли Урал тюрки. Нет. И пять тысяч лет назад, когда появились «алтайские» поселения вдали от Алтая, не было тюркского народа. Рано. Плод еще не вызрел.

Алтайцы в разговорах использовали лишь десяток-другой слов. Их речь звучала, как щебет птицы, слишком просто, о ней нельзя говорить как о разговорном языке. Отдельные звуки, жесты, даже простейшие слова — это еще не язык. Это лишь зачатки речи. Должны пройти века, прежде чем выстроится язык и польется речь.

Придя на Урал, древние алтайцы принесли сюда и свои знания. Что вполне естественно. Они строили, например, точно такие же курени, потому что других жилищ не знали.

Новые деревни и поселения тоже появлялись в лесах, по берегам рек. Их следы сохранились. Они удивительно похожи на алтайские. Почти одинаковые. Так же как домашняя утварь, орудия труда и многое другое.

Археологи нашли на Урале даже заброшенные города той поры. Значит (можно было бы предположить), были подобные города и на Алтае. И это действительно так — древние алтайские города известны, правда, их никто не изучал, о чем с сожалением приходится говорить.

Но они были!

На Урале самый изученный ныне город — Аркаим, ему, судя по всему, пять тысяч лет. Здесь жили мастера-металлурги. Они добывали медь и олово, плавили из них бронзу. Едва ли не в каждом дворе Аркаима стояла металлургическая печь. День и ночь не затухал в ней огонь. Свои поделки уральцы возили на Алтай.

Так кто же жил в Аркаиме? Какой народ построил его? Споров на сей счет много, но ясности нет. А жили явно алтайские переселенцы.

Племена с Алтая селились на Урале тесными колониями. Потом часть их ушла дальше, на запад, где мягче климат и богаче природа. Каждая колония, или племя (еще не государство, а лишь будущее государство или княжество!) искала удобные земли, чтобы осесть там на века.

Не дороги, а звериные тропы разводили алтайские племена по необжитой земле Северной Европы. Началось медленное отделение и отдаление одного племени от другого. Событие долгое, неприметное.

Разговорная речь, как и быт людей, за века претерпевала изменения. Прежняя, простая речь (с преобладанием жестов и мимики) становилась сложнее — звуки обогащали ее, но она была понятной теперь лишь соплеменникам.

Удивительно, люди, прежде знавшие один, пусть упрощенный язык, забывали друг друга. (Выходит, в чем-то легенда о Вавилонской башне и верна?!)

Расселяясь по землям Северной Европы, вчерашние соплеменники как бы замыкались в себе, потому что общались лишь с близкими и дальними родственниками. А это не могло не дать своих результатов: племена (точнее союзы племен) постепенно становились народами, у которых общий корень — алтайский.

Таковы сегодня удмурты, марийцы, мордва, коми, финны, вепсы, карелы, русы… У каждого народа веками складывался свой язык, свои обычаи и традиции, свои праздники и будни. Словом, своя культура.

Становление народа — процесс непредсказуемый и очень долгий. Разумеется, далеко не всякое племя вырастало в народ.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх