Глава 9 Царства Израильское и Иудейское в первое столетие после смерти Соломона (977-830 гг. до хр. эры)

64. Иеровеам и Рехавеам.

После разделения Соломонова государства на две части, единство еврейского народа исчезло. В двух царствах существовали как бы два отдельных народа: израильтяне и иудеи. Северные десять колен, образовавшие большое Израильское царство, все более отдалялись от южных колен, составивших меньшее царство Иудейское (Иудея). Северяне издавна отличались от южан своими нравами и обычаями, а после раскола эти различия стали усиливаться. Прежде различные части народа соединялись двумя связями: династией Давидовой и святым общенародным храмом в Иерусалиме. Первая связь порвалась, когда десять колен отложились от внука Давида и признали царем Иеровеама. Вскоре отложившиеся колена порвали и последнюю связь: отреклись от иерусалимского храма и создали себе особое богослужение.

В то время как Рехавеам, правитель Иудейского царства, жил в Иерусалиме,

– Иеровеам, царь десяти отпавших колен, устроил свою столицу в эфраимском городе Сихеме. Но Иеровеам не был спокоен на своем новом престоле. Он боялся, что его подданные, отправляясь на поклонение Богу в иудейский город Иерусалим, перейдут там на сторону законного наследника царской власти, Рехавеама.

Поэтому Иеровеам задумал совершенно отвлечь свой народ от иерусалимской святыни. Он хорошо знал, что простой народ любит поклоняться Богу, представленному в видимом образе, и желает иметь свои святые места поблизости, на ближайшем холме или в ближайшей роще. И вот Иеровеам велел отлить из золота два изображения Бога израильского и поставить их в двух городах, которые с древних времен считались священными: один в Бетэле, на юге Израильского царства, а другой – в Дане, на севере. Эти золотые изображения Иеговы имели вид тельцов, и тут Иеровеам, может быть, подражал виденному им в Египте обычаю изображать божество в виде быка (Апис). Иеровеам объявил народу: "Довольно вам ходить в Иерусалим. Вот изображения того Бога, который вывел израильтян из земли Египетской". Большая часть народа с радостью устремилась в новые храмы.

Так как левиты, составлявшие духовное сословие, не хотели служить при этих храмах, то Иеровеам назначил туда священников из простых мирян. Иногда, в большие праздники, он сам исполнял обязанности священника при алтаре в Бетэле.

Кроме того, он разрешил строить алтари на холмах, как делалось в старину, во времена судей Таким образом, в царстве десяти колен стали распространяться языческие формы богослужения. Левиты и благочестивые миряне уходили из этого царства в Иерусалим и вступали в число подданных Рехавеама.

Иудейский царь Рехавеам унаследовал недостатки своего отца, но не имел его достоинств. Его царствование было неспокойно. Между ним и Иеровеамом происходили постоянные войны. На пятом году царствования Рехатеама египетский царь Шишак вступил с огромным войском в Иудею, взял несколько укрепленных городов и проник в Иерусалим. Жадный до добычи, Шишак забрал сокровища, находившиеся в иерусалимском храме и в царском дворце, и удалился в свою землю. После этого нашествия Рехавеам царствовал еще 12 лет (умер в 960 г.).

Вскоре умер и Иеровеам, царствовавший 22 года (955 г.).

После Иеровеама в Израильском царстве наступило время смут и неурядиц.

Одни цари быстро сменялись другими, которые убивали своих предшественников и силой захватывали царскую власть. В течение 25 лет следовали один за другим четыре царя различного происхождения (Надав, Бааша, Эла, Зимри). Страна ослабела от внутренних раздоров. Этим воспользовался иудейский царь Аса, внук Рехавеама, и завоевал в Израильском царстве много городов. После долгих смут израильским царем сделался, наконец, Омри (Амврий), который положил конец беспорядкам и основал свою династию (928 г.).


65. Омри и Ахав.

Омри, пятый израильский царь после Иеровеама, построил себе новую столицу, Самарию (Шомрон), недалеко от прежнего столичного города Сихема (927 г.). С тех пор Самария в течение двух столетий была главным городом Израильского царства, которое поэтому иногда называлось Самарийским.

Первый самарийский царь Омри заботился прежде всего об упрочении мира и порядка в государстве, расстроенном смутами. Он не воевал с Иудейским царством, подобно своим предшественникам, а, напротив, стремился заключить с ним дружеский союз, с целью общими силами отражать нападение внешних врагов.

Этот мир между двумя братскими народами укрепился при ближайших преемниках Омри. В то же время самарийский царь заключил другой союз, имевший важные последствия для еврейского народа. Омри вступил в дружеские сношения с правителями соседнего Финикийского царства и даже женил своего сына, Ахава, на финикиянке Изевели (Иезавель), дочери тирского царя и жреца. Финикийцы стали свободно селиться в израильских землях, развивали там торговлю и промышленность; но вместе с тем они принесли туда свои языческие обычаи и нравы, имевшие вредное влияние на израильтян.

Заручившись дружбой Финикии и Иудеи, Омри обратился против внешних врагов. Он пошел войною против восточных своих соседей, моавитов, и отнял у них много городов. (Об этом свидетельствует найденная надпись моавитского царя Меши на каменном памятнике IX в. до христ. эры.) Моавиты покорились и платили израильскому царю ежегодную дань. Но тогда против израильтян выступил арамейский, или "дамасский" царь, Бенадад. Омри не мог устоять против сильных арамейцев и принужден был заключить с ними мир на тяжелых условиях. Торговые караваны арамейцев получили право свободно останавливаться в Самарин и других израильских городах.

Омри умер через несколько лет после постройки Самарии. На израильский престол вступил сын его Ахав (922-901 гг.). При Ахаве Самарийское царство достигло небывалого внешнего блеска. Ахав поддерживал тесную дружбу с финикийцами и во многом подражал им. Он построил себе на равнине Изреель новый роскошный дворец, который был известен в народе под именем "дома из слоновой кости". Обычаи и нравы богатой Финикии все больше распространялись в Израильском царстве, а вместе с ними проникали в народ и языческие верования, противные духу еврейской религии. Этому особенно содействовала жена Ахава, финикиянка Изевель, женщина властолюбивая, обладавшая сильной волей. Дочь тирского языческого жреца, царица Изевель всеми силами старалась пересадить на израильскую почву идолослужение и легкие нравы своей родины. Она окружила себя толпою финикийских жрецов и жриц. По ее желанию, Ахав построил большой храм, где совершалось служение перед идолом Ваала, тирского бога солнца. Здесь находилось и священное дерево с алтарем ("ашера") в честь богини Астарты. При этом храме состояло несколько сот жрецов. И в Самарии, и в других городах рядом с алтарем Иеговы воздвигались языческие алтари. Темный народ поклонялся и Иегове, и Ваалу, не видя в этом противоречия. Только меньшинство народа оставалось верным чистой религии Иеговы.

Люди благочестивые, верные заповедям Моисеева учения, часто выступали с громовыми проповедями против ложного и безнравственного идолопоклонства. В народе такие проповедники и учители назывались "пророками Иеговы", в отличие от языческих жрецов, называвшихся "пророками Ваала". Царица Изевель жестоко преследовала пророков Иеговы. Она отдала приказ истребить этих защитников старой израильской веры. Многие пророки погибли, другие бежали и скрывались в пещерах и ущельях скал, куда их приверженцы тайно приносили им пищу. Начальник царского дворца, Обадия, скрывал в пещере сто пророков и доставлял им туда хлеб и воду так, чтобы никто при дворе об этом не знал.


66. Пророк Илия.

Среди пророков Иеговы, спасшихся от ярости Изевели, был вдохновенный человек по имени Илия (Элиягу, что означает: "мой Бог – Иегова"), уроженец гилеадского города Тишби. Чистая душа Или и возмущалась беззакониями, которые творились кругом. Он то появлялся в Самарии и громко обличал пороки царя и народа, то уходил в пустыню, скрывался от преследований. Илия обращал на себя внимание своим внешним видом и образом жизни: он одевался в грубый власяной плащ, отрастил себе длинные волосы, большей частью не ел мяса и не пил вина, – вообще выказывал отвращение к удобствам и удовольствиям. Многие считали его святым человеком, способным творить чудеса. Рассказывали, что когда Илия скрывался в пустынном месте близ Иордана, то вороны приносили ему пищу ежедневно, утром и вечером. Живя в доме одной бедной вдовы, пророк возвратил к жизни ее умиравшего от тяжкой болезни маленького сына.

Пользуясь славой святого мужа, Илия часто осмеливался говорить резкую правду в лицо самому царю. Первое столкновение между царем и пророком произошло по следующему поводу. Рядом с дворцом Ахава в Изреели, находился прекрасный виноградник тамошнего жителя Навота (Навуфей). Царь желал устроить сад вокруг своего дворца, просил Навота уступить ему этот виноградник, но Навот не хотел отдать дорогое ему наследие отцов. Это так огорчило Ахава, что он слег в постель и перестал есть. Тогда коварная царица Изевель наняла двух ложных свидетелей, которые обвинили Навота в том, будто он ругал Бога и царя.

По приговору суда Навот за мнимое преступление был подвергнут смертной казни, а его прекрасный виноградник достался царю. Илия, услышав об ЭТОМ злодействе, явился к Ахаву и гневно воскликнул: "Ты убил человека и еще наследуешь его имущество! Так вот что сказал Иегова: на том месте, где псы лазали кровь Навота, они будут лизать кровь твою и твоей семьи". Сказав это, пророк удалился. Царь сначала почувствовал раскаяние, но потом забыл о словах Илии.

Вскоре землю Самарийскую постигло несчастье: три года не было дождей, хлеб не созревал на полях, и народ голодал. В это время Илия встретился в дороге с Ахавом. Царь, увидев его, воскликнул: "Ты ли это, виновник бедствия Израиля?". Илия отвечал: "Не я виновник бедствия Израиля, а ты и семья твоя, потому что вы нарушили заповеди Иеговы и пошли служить Ваалам". Илия уверил царя, что для прекращения бедствий голода нужно смягчить гнев Иеговы. "Дозволь мне, – сказал Илия, – созвать всех жрецов Ваала на гору Кармель, и я там покажу перед народом, кто истинный Бог: Иегова или Ваал". Царь исполнил просьбу Илии.

На Кармеле собрались все жрецы Ваала, в числе 450 человек, и большая толпа народа; тут же были Илия и Ахав. Были поставлены два алтаря: один для Ваала, а другой для Иеговы. Илия сказал жрецам Ваала: "Пусть подадут нам двух тельцов; одного заколите и положите на ваш алтарь, поверх дров, но огня не подкладывайте, а другого я положу на свой алтарь, над дровами, и тоже огня не подложу. Вы призывайте вашего бога, а я буду призывать своего. И вот тот Бог, который ниспошлет огонь на жертву, будет признан истинным Богом". Жрецы сделали, как сказал Илия. Положив жертву на алтарь, они с утра до полудня кричали: "Ваал, Ваал, услышь нас!" – но огонь все не появлялся. Илия дразнил их, говоря: "Зовите громче вашего бога; может быть, он занят, находится в пути или спит; кричите громче – и он проснется!". Жрецы стали еще громче кричать, дико плясали вокруг алтаря и разгорячились до того, что стали царапать и резать себе тело до крови, но Ваал оставался глух и нем. Тогда Илия возложил свою жертву на алтарь Иеговы и стал молиться: "Бог Авраама, Исаака и Якова!

Пусть все узнают, что ты – Бог, а я – слуга Твой, и что Твоим именем я все делаю и говорю. Отвечай мне, Боже, отвечай!". Как только Илия произнес эти слова, на небе показалась грозовая туча, сверкнула молния и сожгла жертву с дровами на алтаре Иеговы. Собравшийся народ, раздраженный против жрецов Ваала, набросился на них и убил их всех.

Между тем гроза усилилась и полил обильный дождь; поля поправились, и хлеб хорошо уродился. После этого царь Ахав готов был помириться с Илиею; но кровожадная царица Изевель, узнав о случившемся, поклялась, что она убьет Илию за то, что он истребил ее жрецов. Илия бежал в Иудею и оттуда в пустыню; он зашел далеко и добрался до священной горы Хорив (Синай).

Поэтическое предание рассказывает, что когда Илия ночевал в пещере у Хорива, он услышал голос Бога: что тебе здесь, Илия? Илия ответил: "Я усердствовал за тебя, Иегова, ибо сыны израильские оставили завет твой, разрушили твои алтари и били твоих пророков". Тогда Бог ему сказал: выходи и стань на горе! Илия вышел. Поднялась страшная буря, от которой трещала вся гора, но Иегова не показался пророку в этой буре. Затем раздался гром, показался огонь, – но и в громе и молнии не было Бога. Наконец все стихло, и с воздухе пронеслось тихое веяние. В этом тихом веянии Илия почувствовал приближение Бога. Он понял, что Бог не в кровавой борьбе, а в мирном, спокойном труде.


67. Войны с арамейцами.

Последние годы царствования Ахава прошли в войнах с арамейцами. Арамейский царь Бенадад II, столица которого находилась в Дамаске, достиг небывалого могущества: он имел большое войско, множество коней и боевых колесниц, и мелкие окрестные цари платили ему дань. Бенадад захотел подчинить себе Израильское царство. Он пришел туда с огромным войском и осадил столицу Самарию, требуя, чтобы Ахав добровольно признал его верховную власть.

Ахав созвал старейшин и, по их совету, отказал Бенададу в его требовании.

Арамейский царь гневно восклицал: "Клянусь, что всей земли Самарийской не хватит, когда ее по горсти разберут мои воины". Ахав велел ему отвечать на это: "Пусть не хвалится надевающий пояс (перед битвою), как снимающий его (после битвы)!". С небольшим, но храбрым отрядом Ахав напал на лагерь арамейцев в то время, когда царь их пировал с союзными князьями. Застигнутые врасплох, арамейцы бежали, а Бенадад едва спасся бегством на своем быстром коне.

Когда через год арамейцы опять пришли в израильскую землю, поражение их было еще полнее. Царь их Бенадад, растеряв свое войско, сдался Ахаву и просил у него пощады. Ахав даровал своему врагу жизнь и отпустил на свободу, но взял с него обещание – возвратить израильтянам отнятые у них некогда арамейцами города. Арамейский царь, получив свободу, не исполнил обещания. Тогда Ахав призвал на помощь своего союзника, царя иудейского, и они вместе решили отправиться в поход против арамейцев к городу Раме, в Гилеаде.

Царем Иудеи был в то время правнук Рехавеама, Иосафат, сын Асы (918-895 гг.). При нем Иудея была сильным и богатым государством. Иосафат построил много крепостей в своей стране и увеличил свое войско. Окрестные народы, эдомиты и арабы, платили ему дань. Иосафат заботился также об укреплении в народе истинной веры и добрых нравов. Он поручил левитам обучать жителей законам религии, которые хранились в священных книгах и устных преданиях.

Однако чистая вера была еще слаба в народе. Многие не ходили на поклонение Богу в иерусалимский храм, а совершали богослужение на алтарях, которые строились на вершинах холмов, как у язычников. Сам Иосафат, несмотря на свое благочестие, поддерживал дружеские сношения с грешным Ахавом. Цари иудейский и израильский даже породнились между особой: дочь Ахава и Изевели, Аталия (Гофолия), сделалась женою сына Иосафата, Иегорама. Когда Ахав предложил Иосафату идти вместе войною на арамейцев, иудейский царь отвечал: "Мой народ – твой народ, и мои кони – твои кони". Иосафат сам приехал в Самарию. Оба царя стали готовиться к походу. Льстивые придворные пророки предсказывали им успех в войне; но один строгий и правдивый пророк Иеговы, Миха-бен-Имла, спрошенный по требованию Иосафата, отвечал; "Я вижу всех израильтян рассеянными по горам, как овцы без пастуха". Это дурное предсказание рассердило Ахава, и он велел отвести Миху в темницу.

Вслед за тем обе союзные армии со своими царями отправились в поход, к Раме. Здесь произошла кровопролитная битва. Бенадад велел своим стрелкам целиться особенно метко в царя израильского. Ахав переоделся, чтобы враги не узнали его; но один из арамейцев попал стрелою в Ахава, стоявшего в своей колеснице. Раненого царя увезли с поля сражения, но он по дороге истек кровью и к вечеру умер. Тогда по войску раздался клич: "Пусть каждый возвратится в свою страну и в свой город!" Иосафат вернулся в Иерусалим, а тело Ахава было привезено в Самарию в залитой кровью колеснице. Когда в пруде, возле дворца, обмывали эту колесницу, то псы лизали кровь погибшего царя. Это было на том самом месте, где царские слуги некогда казнили виноградаря Навота, – и народ увидел в этом исполнение предсказания пророка Илии.


68. Дети Ахава.

Пророк Элиша. Спустя несколько лет после смерти Ахава умер и пророк Илия. Еще раньте Илия избрал себе преемником молодого поселянина Элишу (Елисей). Элиша однажды находился на пашне своего отца, вспахивая землю при помощи волов, когда к нему подошел Илия и набросил на него свой плащ; это был знак посвящения в сан пророка.

Элиша пошел за Илией, стал учиться у него и прислуживать ему. После кончины своего великого учителя Элиша сначала жил уединенно на горе Кармель; но вскоре события в царстве Израильском заставили его принять участие в общественной жизни. Элиша действовал при новом царе Иораме, сыне Ахава. Иорам нс устранил ни язычества, ни других неурядиц во внутренней жизни государства, укоренившихся при Ахаве. Мать его Изевель еще жила и продолжала оказывать влияние на государственные дела. Все двенадцатилетие царствования Иорама было наполнено войнами с моавитами и арамейцами.

В это время и Иудейское царство пошло по следам Израильского. Сын и преемник Иосафата, Иегорам, находился под влиянием своей жены Аталии, дочери Изевели и Ахава. Царица Аталия так же ревностно насаждала финикийские порядки в Иерусалиме, как мать ее Изевель – в Самарии. Когда Иегорам умер, сын его, юный Лхазия, во всем слушался свою мать Аталию, и она делала в Иудее что хотела. С глубоким огорчением взирал пророк Элиша на порчу нравов в обоих царствах. Он понял, что пока будут царствовать дети и потомки Ахава, нельзя будет отучить израильтян от языческих нравов. Элиша, поэтому, задумал вызвать в Израильском царстве переворот, с целью отнять власть у преемников Ахава.

В то время возобновилась война между арамейцами и израильтянами. Близ Рамы Гилеадской враждебные войска расположились лагерями друг против друга.

Здесь завязался жаркий бой. В одной битве израильский царь Иорам был ранен стрелой. Он уехал в Изреель лечиться, оставив начальником израильского лагеря полководца Иегу (Иуй), человека решительного и честолюбивого. Этого полководца избрал пророк Элиша орудием для уничтожения рода Ахава.


69. Гибель рода Ахава.

Иегу. Когда начальник израильских войск Иегу находился в лагере близ Рамы, пророк Элиша послал к нему одного из своих учеников с тайным поручением. Посол пророка прибыл в лагерь, вызвал Иегу из круга военачальников и увел его в отдаленную палатку. Тут посол взял сосуд с елеем, помазал голову Иегу и сказал: "Именем Бога объявляю тебя царем израильским. Истреби преступную семью Ахава и отомсти за пролитую ею кровь пророков". Когда Иегу вышел к военачальникам и рассказал о случившемся, они затрубили в рога и воскликнули: воцарился Иегу! Войско присоединилось к своим начальникам и признало нового царя. Иегу, взяв с собою отряд воинов, поскакал в Изреель, чтобы свергнуть с престола Иорама.

В это время у Иорама гостил его племянник, иудейский царь Ахазия. Вместе с Ахазией Иорам выехал навстречу своему полководцу и, завидя его издали, спросил: все ли благополучно, Иегу? Но Иегу грубо отвечал: "Разве может быть благополучие при распутстве и колдовстве твоей матери Изевели?". Иорам понял, что Иегу задумал недоброе, и воскликнул: измена, Ахазия! Он велел повернуть свою колесницу назад – и оба царя обратились в бегство. Но Иегу пустил им вдогонку стрелу – и Иорам пал замертво в своей колеснице. Был тяжело ранен и иудейский царь Ахазия; он доехал до города Мегидо и там умер. Убив Иорама, Иегу отправился в изреельский дворец, где жила мать царя, Изевель. Увидев его из окна дворца, Изевель закричала: здоров ли, цареубийца! Разгневанный Иегу приказал дворцовым служителям вытащить Изевель на площадь и растоптать ее копытами коней. Затем он послал в Самарию приказ убить там всех остальных членов семьи Ахава в числе 70 человек. Испуганные старейшины Самарии поспешили исполнить этот приказ и отослали к Иегу в корзинах отрубленные головы царской семьи. Совершив эту страшную месть, Иегу вступил в Самарию и занял царский престол.

Тут Иегу взялся за уничтожение религии Ваала. Для этого он сначала притворился поклонником язычества и объявил: "Ахав служил Ваалу мало, Иегу же будет служить ему много!". Затем он созвал в храм Ваала всех его жрецов и приверженцев; они все явились, уверенные в своей безопасности. Как только храм наполнился поклонниками Ваала, Иегу окружил здание стражей и велел своим телохранителям изрубить мечом всех находившихся там. Исполнив это, слуги царя вытащили из храма идол Ваала и сожгли его. Они разрушили храм и алтарь Ваала и все бывшие там языческие изображения и превратили все это в кучу мусора (886 г.). Служение финикийским идолам в стране было запрещено. Однако служение золотым тельцам в Бетэле и Дане продолжалось, как и во времена Иеровеама, ибо простой народ видел в этих идолах изображение Иеговы.


70. Аталия.

В то время как Иегу жестоко истреблял род Ахава в Израильском царстве, дочь Ахава, Аталия, властвовала в столице Иудейского царства. После смерти своего сына Ахазии, убитого в Изрееле, Аталия совершила в Иерусалиме ужасное дело. Она велела умертвить многих членов царского рода Давидова и самозольно управляла страной. Шесть лет Аталия царствовала в Иерусалиме. Она наполнила иудейскую столицу изображениями Ваала и Астарты, построила особый алтарь для Ваала и поставила там священником некоего Матана, из рода левитов.

Многие знатные иудейские семьи были на стороне царицы и участвовали в идолослужении. Но лучшие люди в стране возмущались беззакониями Аталии.

Во главе недовольных встал первосвященник Иоада, который был женат на сестре убитого царя Ахазии, Иегошеве. Когда слуги Аталии истребляли членов царского дома, Иегошева спасла от смерти малютку Иоаша, сына царя Ахазии, спрятав его вместе с кормилицей в одной из пристроек храма Соломона. Здесь мальчик рос под надзором своего дяди, священника Иоады, заведовавшего храмом.

Когда Иоашу минуло семь лет, Иоада задумал возвести его на иудейский престол, как законного наследника. Для этого он сговорился с военачальниками иерусалимскими, и они вместе решили низложить царицу Аталию. Однажды, в день субботний, Иоада отдал тайный приказ оцепить храм стражей и не впускать туда никого из приверженцев царицы. Затем он вывел семилетнего Иоаша из внутренних покоев храма, возложил на него венец и объявил его царем Иудеи. Стоявшие тут воины восклицали при звуках труб: да здравствует царь! Услышав шум в храме, Аталия побежала туда из своего дворца и увидела мальчика с короной на голове.

Она поняла, что ей изменили, и вскричала: заговор, заговор! Тогда первосвященник Иоада велел стражникам вывести царицу из храма: ее привели ко дворцу и там убили (880 г.). Народ разрушил все алтари и изображения Ваала, а священника Матана убили. Иоаш вступил на иудейский престол, но до совершеннолетия царя именем его управлял первосвященник Иоада. – Таким образом, и в Израильском, и в Иудейском царстве почти в одно и то же время положен был конец господству рода Ахава и финикийскому идолопоклонству.


71. Династия Иегу в Самарии н иудейские цари.

Кровавые перевороты, при помощи которых в Самарии воцарился Иегу, а в Иерусалиме – Иоаш, не принесли спокойствия обоим царствам, 28-летнее царствование Иегу (887-860 гг.) было бедственным временем для израильского народа. Арамейцы из царства Дамасского опустошали своими набегами заиорданские области и порабощали жителей из колен Рувима и Гада. Еще хуже было положение государства при сыне Иегу, Иегоахазе (860-845 гг.). Арамейцы тогда вторгались даже в области, лежащие на западной стороне Иордана. Военные силы страны так сократились, что у Иегоахаза осталось только небольшое войско из 10000 человек пехоты, 50 всадников и 10 боевых колесниц. Только при сыне Иегоахаза, царе Иегоаше (845-830 гг.), Израильское царство немного окрепло. Иегоаш разбил арамейцев при Афеке и обратно отвоевал многие из захваченных ими городов. Перед этой битвой проро:: Элита предсказывал царю победу над врагами. – Элиша был уже стар и болен; после битвы при Афеке он скончался. Подобно пророку Илии, Элиша оставил о себе в народе память святого человека и чудотворца; но главная заслуга его заключалась в борьбе против финикийского идолопоклонства. Пророк Илия начал эту борьбу, а его верный ученик Элиша успешно окончил ее.

В Иудейском царстве об укреплении истинной веры заботился воспитатель и опекун царя Иоаша, первосвященник Иоада. Пока жил Иоада, молодой царь был очень благочестив. Он вместе со священниками предпринял ремонт пришедших в ветхость частей великого иерусалимского храма. Для этой цели собирались пожертвования по всей стране. Но после смерти Иоады царь Иоаш перестал жить в согласии с духовенством, которое хотело присвоить себе большую власть в государственных делах. Тогда между ним и сыном Иоады, Захарией, возник спор.

Захария грозил царю гневом Божиим. Раздраженный царь велел убить Захарию во дворе храма. Перед смертью Захария сказал: "Бог увидит и взыщет!". Жестокий поступок царя возбудил недовольство среди иерусалимских сановников. Составился заговор – и двое царедворцев убили Иоаша в его постели (843 г.).

Сын и преемник Иоаша, Амация (843-815 гг.), велел казнить убийц своего отца. Новый царь, отличавшийся воинственным духом, предпринял ряд походов. Он пошел против эдомитов, отказавшихся от покорности Иудее. Эдомиты укрепились в своих неприступных горах; но Амация проник в эту горную область и, в битве при Соляной долине, разбил эдомитов наголову. После этого Амация послал вызов на войну израильскому царю Иегоашу. Последний отвечал ему: "Ты побил эдомитов – и возгордилось сердце твое. Сиди лучше с честью у себя дома и не навлекай беды на себя и на иудеев!". Амация не послушался и пошел с войском против израильского царя. При Бет-Шемеше произошла битва между иудеями и израильтянами. Иудеи потерпели поражение; сам Амация был взят в плен.

Израильское войско подступило к Иерусалиму и разрушило часть городской стены.

Получив большой выкуп, Иегоаш освободил Амацию из плена. Иудеи были крайне недовольны Амацией за его безрассудную войну. В Иерусалиме вспыхнуло восстание. Царь бежал в Лахиш, но мятежники настигли его там и убили.

Наследник престола Узия, сын Амации, был тогда малым ребенком, и в течение нескольких лет страною управляли придворные вельможи.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх