Глава 11 Последний век двуцарствия (830-730 гг. до хр. эры)

76. Иеровсам II и пророк Амос.

После многих лет бедствий и непрерывных войн Израильское царство наконец успокоилось и достигло процветания при Иеровеаме II (сыне Иегоаша), четвертом царе из рода Иегу. Иеровеам II, царствовавший около 60 лет (830-769 гг.), успешно воевал с притеснителями израильского народа, усмирил их и расширил пределы своего государства. Он победил на севере арамейцев и даже проник в их столицу Дамаск; на востоке он покорил моавитов. Все отобранные у них пограничные земли он вновь присоединил к своему царству, которое теперь простиралось, как в былые времена, от гор Ливанских до Мертвого моря.

Обеспеченные от внешних нападений, жители Израильского царства могли спокойно предаваться мирным занятиям. Торговля с финикийскими городами обогащала страну. Столица государства Самария украсилась дворцами богатых людей. У царя Иеровеама II были два великолепных дворца: летний и зимний.

Богачи и знатные люди строили себе дома из тесаных камней, с украшениями из слоновой кости. Они одевались в роскошные ткани, ели дорогие кушанья, пили дорогие вина, мазали себе кожу благовонными маслами. В хоромах самарийских богачей постоянно пировали и веселились; женщины особенно предавались веселью и наслаждениям. С роскошью и изнеженностью соединялась жажда наживы. Многие наживали свои богатства неправдой и насилием, угнетением трудящихся и неимущих. Богачи отдавали деньги в рост бедным, а когда должники не могли к сроку уплачивать долг, то отбирали у них последнее имущество или обращали их самих в рабство. В неурожайные годы богачи продавали бедным из своих амбаров хлеб по высоким ценам; торговцы обманывали покупателей, употребляя неверные меры и неверные весы. Судьи и начальники стояли^ на стороне богатых и знатных, а не бедных, они брали подкуп у обидчиков и не обращали внимания на жалобы обиженных. Священники также гнались за богатством и удовольствиями, подавая дурной пример народу. Нравы портились, а с ними – и религиозные понятия.

В это время выступили с вдохновенной проповедью новые пророки, смело порицавшие поведение правителей и влиятельных людей. Самым красноречивым из этих пророков был Амос. В юности он был пастухом в иудейской местности Текоя, но потом переселился в Бетэль, где находился главный храм Иеговы и куда часто приезжал царь Иеровеам. Привыкший к скромной жизни деревни, Амос возмущался распущенностью жителей большого города. Одаренный пылким красноречием, Амос стал бичевать пороки своих соплеменников. В своих речах к народу он резко порицал алчность и мотовство богачей, жестокость сильных и властных людей, распущенность нравов; он говорил, что страну постигнут великие бедствия, если народ не исправится. Священникам бетэльского храма не нравились речи нового пророка. Один из них, Амация, донес царю Иеровеаму, что пророк Амос волнует народ, предсказывая гибель государству. Амация предложил Амосу покинуть священный город израильтян – Бетэль, удалиться в Иудею и там пророчествовать.

На это Амос отвечал: "Я не пророк и не сын пророка; я был пастухом и собирал сикоморы; но Бог взял меня от стада овец и сказал: иди, пророчествуй Моему народу Израилю!". И вслед затем Амос в самых резких выражениях повторил свои грозные предсказания относительно судьбы израильского государства.

Амсс – первый израильский пророк, речи которого сохранились в библейской письменности. В его пророчествах звучит могучий призыв к переустройству обществсиной жизни на началах права и справедливости свободы и равенства.

"Горе тем, – восклицает пророк, – которые лежат на ложах из слоновой кости и растягиваются на своих постелях, едят откормленных баранов, пьют вино из больших чаш, бренчат на арфах – и не сокрушаются о разорении рода Иосифа!"…

"3а то, что вы топчете бедного, – говорит Амос богачам, – вы построите дома из тесаных камней, но жить в них не будете; разведете прекрасные виноградники, но вина с них не будете пить!". Обращаясь к женщинам высшего класса, гонявшимся за наслаждениями, пророк с негодованием говорит: "Слушайте это, коровы Башана, что на горе Самарии, вы, грабящие бедных, разоряющие неимущих, говорящие своим господам: несите – и мы будем пить! Придут дни, и увезут вас на кораблях (в изгнание), а остатки ваши – на рыбачьих лодках". Осмеивая внешнее благочестие израильтян, пророк доказывает, что Бог ценит нс религиозные обряды, а добро и справедливость к людям: "Зачем приносите вы Мне жертву? – говорит Бог. – Не хочу Я ваших всесожжении и даров! Ваши праздники Я презираю, и запах курений на ваших собраниях противен Мне. Удали от Меня гул песней твоих, чтобы Я не слышал звуков гуслей твоих! Пусть лучше правосудие потечет как вода (повсюду), пусть справедливость разольется могучим потоком!… Вот наступят дни – и Я пошлю голод на землю, но не голод хлеба и не жажду воды, а жажду услышать слово Божие. И будут люди бродить ом моря до моря, от севера до востока будут скитаться, ища слова Божия, но не найдут его". Пророк отдает явное предпочтение Иудее перед грешным Израильским царством. В ней и в законной династии Давида он видит то ядро нации, которое сохранится после всех политических переворотов. "Я рассею сыновей израилевых среди народов, – говорит Бог, – но всего рода Якова не истреблю. Я восстановлю расшатанный шатер Давидах.


77. Смуты в Израильском царстве.

Ассирия. Продолжительное царствование Иеровеама II было последним спокойным временем в жизни Израильского царства.

После смерти этого царя начались смуты. Быстро сменялись на престоле цари, царская власть захватывалась путем заговоров и убийств. Сын Иеровеама II, Захария, царствовал только полгода. Против него составился заговор – и он был убит. С его смертью прекратился царский род Иегу. Убийца Захарии, Шалум, завладел престолом в Самарии, но вскоре также пал от рук заговорщиков, во главе которых стоял житель Тирцы, Менахем-бен-Гади. Менахем вступил в Самарию и объявил себя царем (768 г.). Тех которые не хотели признать его власть, он жестоко преследовал. Жители города Типсаха отказались впустить к себе самозванного царя. Менахем держал этот город в осаде и, принудив его сдаться, перебил там всех жителей, не пощадив детей и беременных женщин. Уже готова была разгореться междоусобная война, но в это время на Израильское царство надвигался из Месопотамии грозный внешний враг. То были ассирийцы, создавшие великое государство между Евфратом и Тигром (Ассирия, Ашур).

В то время Ассирия, благодаря своим воинственным царям, сделалась самым могущественным государством западной Азии. Завоевав много земель в Армении, Мидии, Персии и Вавилонии, ассирийцы устремились к берегам Средиземного моря.

Им хотелось овладеть Арамом, или Сирией, и приморской Финикией, Израильским и Иудейским царствами и, наконец, добраться до великого Египта. Ассирийские властелины называли себя "великими царями" и стремились покорить весь мир; их столицею была Ниневия, огромный город на берегу реки Тигр. Нииевия славилась своим многолюдством, богатствами, роскошными дворцами и храмами идолов.

Религия ассирийцев заключалась в поклонении небесным светилам. Главными божествами были: Бел, бог солнца, и Иштар, царица неба и богиня плодородия.

Бел считался также богом войны, которого можно умилостивить кровавыми жертвами. Воины ассирийские считались повсюду страшными, непобедимыми.

Еврейский пророк (Иешая) так описывает ассирийского воина: "Он идет быстро и легко, не устает и не слабеет; он не дремлет и не спит. Пояс с его бедра никогда не снимается, а ремень его сапога не развязывается. Стрелы его заострены и лук натянут. Копыта коней его подобны кремню, а колесницы его – бурному вихрю. Крик его подобен рыканью льва: зарычит, схватит добычу, умчится с нею – и никто не спасет". Эти грозные завоеватели устремили свои взоры на Израильское царство.

Ассирийский царь Фул двинулся с большим войском через Дамаск, напал на владения северных колец израильских, где захватил много добычи и пленных, и направился к столице – Самарии. Царь Менахем очутился между двух огней: между враждебной ему частью народа израильского и внешним врагом. Он решил искать у внешнего врага поддержки против внутреннего. Менахем дал Фулу огромный денежный выкуп с тем, чтобы ассирийский царь оставил страну в покое и утвердил за ним, Менахсмом, власть над израильтянами. Неприятель ушел, по с тех пор Израильское царство сделалось зависимым от Ассирии.

После десятилетнего царствования Менахем умер, а спустя два года царскую власть захватил энергичный полководец Пеках (Факей, 755 г.). Пеках был человек смелый и предприимчивый. Он решил освободить свое царство от ассирийской власти и для этого вступил в союз с арамейцами. Арамейский царь Рецип и израильский Пеках соединились, чтобы общими силами обороняться против могущественного врага. Союзники решили привлечь на свою сторону и иудейского царя.

В это время бедствий и смут, когда царя захватывали в свои руки власть путем убийства, когда знатные предавались роскоши и модному идолопоклонству, а трудящийся народ коснел в бедности и невежестве, – появлялись новые вдохновенные пророки, указывавшие обществу на его опасные заблуждения. Главным израильским пророком того времени был Гошеа (Осия). В пламенных речах он обличает религиозные и политические заблуждения народа. Гошеа сравнивает Самарию (Израильское царство) с неверною женою, которая бросила своего законного мужа, Иегову, и пошла за любовником Ваалом. Он с горечью говорит о царях Самарии, появляющихся "как пена на поверхности воды", о "бремени царя и князей". "Я даю тебе царя во гневе Моем и отнимаю в негодовании Моем", – вещает пророк именем Бога. Он напоминает народу его историческую юность, время исхода из Египта и странствий в пустыне. "Когда Израиль был юн, Я любил его, – говорит Бог устами пророка, – из Египта позвал Я сына моего… Как виноград в пустыне, нашел Я Израиль; как молодой плод на смоковнице, увидел Я предков ваших". Пророк высказывает надежду, что после многих бедствий грешная Самария раскается и скажет: "Пойду и возвращусь к моему первому мужу, ибо мне тогда было лучше, чем теперь".


78. Цари Узия и Ахаз в Иудее.

В Иудейском царстве не было тех кровавых внутренних переворотов, которые подтачивали силу царства Израильского. Здесь династия Давида была сильна, и престол переходил по наследству от отца к сыну.

При внуке царя Иоаша, Узии (805-755 гг.), Иудея снова достигла могущества и благосостояния. Узия соединял в себе способности храброго полководца и хорошего правителя. Для защиты страны от неприятельских нашествий он увеличил свое войско и построил много крепостей в разных местах; особенно укрепил он стены вокруг Иерусалима, возвел там башни и поставил на них большие машины, метавшие камни и стрелы. Узия заботился о развитии земледелия и промышленности. Иудея вела торговлю с Финикией и Египтом и все более богатела.

"Страна наполнилась серебром и золотом, конями и колесницами", – говорит современный пророк. Однако с увеличением богатства и внешнего блеска в Иудее также появились стремления к роскоши и легкость нравов, хотя и не в такой степени, как в Израильском царстве. Царь Узия отличался вообще благочестием; только под конец его царствования между ним и храмовым духовенством произошло столкновение. Однажды царь вошел в Иерусалимский храм, желая сам вскурить фимиам на алтаре, – что по закону разрешалось только священникам. Как только царь приблизился к алтарю, на лбу у него выступила проказа (гноящаяся язва).

По обычаю, прокаженный должен был жить уединенно и не мог показываться среди людей. Одержимый лютой болезнью, Узия еще при жизни передал царскую власть своему сыну Иотаму, который управлял страной 15 лет.

Тревожное время наступило для Иудеи в царствование сына Иотама, Ахаза (739-724 гг.). Ахаз вступил на престол в ту пору, когда израильский царь Пеках и арамейский Рецип заключили между собой союз против Ассирии. Они предложили и иудейскому царю присоединиться к этому союзу против общего врага; но Ахаз, боясь выступить против могущественной Ассирии, отказался пристать к союзу.

Тогда Пеках и Рецип объявили войну Ахазу. Отряды союзников вторгнулись в Иудею и произвели там опустошения; они уже приближались к Иерусалиму. Находясь в отчаянном положении, Ахаз отправил к ассирийскому царю, Тиглат-Пилесеру, посольство со словами: "Я – раб твой и сын твой. Приходи и спаси меня от рук царя арамейского и царя израильского, ополчившихся на меня!". Ассирийский царь был очень доволен этим изъявлением покорности со стороны Ахаза, который вместо того, чтобы примкнуть к врагам Ассирии униженно искал ее покровительства. Он немедленно двинул свое войско в земли взбунтовавшихся царей – израильского и арамейского.


79. Падение Израильского царства.

Как только союзники, Пеках и Рецип, узнали о вторжении ассирийцев в их земли, они покинули Иудею и поспешно вернулись каждый в свое государство. Но было уже поздно. Тиглат-Пилесер завоевал Дамаск, столицу Арама, и загнал его жителей в далекий край; царя Реципа он взял в плен и умертвил. Арамейское царство было присоединено к Ассирии – и позже получило название Сирия (сокращенное от "Ассирия"). Затем Тиглат-Пилесер вступил в Израильское царство и завоевал на востоке весь Гилеад, а на севере – область колен Нафтали, Зевулона и Ашера. Эти земли он присоединил к своим владениям, а жителей их увел в плен и рассеял по отдаленным окраинам ассирийского государства.

Таким образом, от Израильского царства сразу была оторвана половина его владений (735 г.). Пеках остался царем только над областью Эфраима и уцелевших соседних колен, в центре которой находилась столица Самария. Эта оставшаяся область также должна была признать верховную власть ассирийского царя и платить ему дань. Часть народа была недовольна Пекахом, который своим восстанием навлек беду на страну. Против него составили заговор. Главный заговорщик, Гошеа бен-Эла, убил Пекаха и при помощи ассирийцев сделался царем (734 г.).

Десять лет Гошеа оставался данником Ассирии; он тяготился этим и искал случая избавиться от иноземного ига. Когда Тиглат-Пилесер умер, в Палестине снова начались волнения. Финикийцы в Тире и некоторые другие народности возмутились против верховной власти Ассирии. Восставшие мелкие народы во многом рассчитывали на помощь великого соперника Ассирии – Египта. Общее движение увлекло и царя израильского, и Гошеа вступил в тайные переговоры с египетским царем Со (Сабакон). Полагаясь на помощь Египта, Гошеа перестал высылать ежегодную дань преемнику Тиглат-Пилесера, "великому царю" Шалманассару. Но он обманулся в своих расчетах. Когда возмущенный Шалманассар вторгнулся в израильские владения с огромным войском, египтяне даже не пытались идти к израильтянам на помощь. Ассирийцы брали израильские города один за другим, вскоре подошли к Самарии и осадили ее. Еще до осады столицы Гошеа был схвачен ассирийцами и, как изменник, заключен в темницу (724 г.).

Осажденные жители Самарии долго оказывали неприятелю отчаянное сопротивление.

Три года осаждали ассирийцы хорошо укрепленную израильскую столицу. Город был взят уже после смерти Шалманассара, при его преемнике Саргоне (721 г.).

Взяв Самарию, ассирийский завоеватель решил навсегда уничтожить Израильское царство. Для этого он прибег к обычному способу, употреблявшемуся ассирийцами при покорении враждебных государств. Он увел с собою в плен десятки тысяч израильтян и расселил их в отдаленных областях своей империи: "в Халахе, Хаборе, у реки Гозан и в городах Мидии". Из одной Самарии было выселено 27280 жителей. Многие успели, однако, спастись бегством в соседнее Иудейское государство. Спустя год после взятия Самарин (720 г.), была обнаружена среди оставшихся там жителей новая попытка к восстанию; это опять повлекло за собой насильственные выселения израильтян в далекие страны. Таким образом, Самария и другие израильские города лишились большей части своих жителей. Загнанные в далекие страны, израильтяне постепенно сметались с тамошними жителями, языческими народами и впоследствии почти затерялись среди них. В опустевшие израильские города ассирийский царь перевел на жительство ассирийцев, вавилонян и хутеев из коренных областей своего государства.

Прибывшие поселенцы были язычниками, но с течением времени они усвоили многие израильские обычаи и верования. Они смешались с остатком туземцев-израильтян и образовали впоследствии особую полуязыческую, полуеврейскую народность, известную под именем самаритян.

Так погибло Израильское или десятиколенное царство, просуществовавшее после отделения от Иудейского два с половиной столетия. Погибло не только царство, но и большая часть народа, рассеянная между азиатскими племенами. Это несчастье подготовлялось постепенно. Разделение царства после Соломона нанесло первый удар единству еврейского народа. Раздвоенное государство не могло устоять против внешних врагов. Большая часть его погибла; осталась только меньшая – Иудея. От еврейского народа уцелели колена Иудино и Вениаминово, часть колена Левиина (левиты) и остатки северных колен, бежавших в Иудею после разгрома Самарии.


80. Царь Ахаз и пророк Иешая.

Могущественная Ассирия, разрушив непокорное Израильское царство, пощадила покорную Иудею. Иудейский царь Ахаз добровольно признал ассирийского царя своим верховным повелителем. Когда Тиглат-Пилесер завоевал половину Израильского царства, Ахаз пошел в Дамаск, чтобы приветствовать победителя и приобрести его благосклинпость. В Дамаске Ахаз насмотрелся на ассирийские порядки, и они ему очень понравились. Особенно понравился ему языческий алтарь, на котором победитель прршосил жертвы ассирийскому богу. Ахаз послал из Дамаска рисунок этого алтаря в Иерусалим, к первосвященнику Урии, и приказал ему построить там такой же. Урия исполнил приказание.

Возвратившись из Дамаска, Ахаз стал вводить в Иерусалиме ассирийское служение солнцу и небесным светилам. У входа в иерусалимский храм была поставлена колесница с конями в честь бога солнца. В своем слепом подражании иноземному язычеству Ахаз дошел до того, что однажды, когда ему грозило какоето несчастье, он сжег одного из своих сыновей на алтаре бога Молоха, чтобы умилостивить разгневанное божество. Нечестию царя подражали многие иудейские вельможи. Порча нравов в Иудее все усиливалась и грозила принять такие же размеры, как в Израильском царстве. К счастью, Ахаз после 16-летнего царствования умер, и на иудейский престол вступил его сын, умный и благочестивый Хизкия (Эзекия, 724 г.), который стал управлять государством в еврейском народном духе. Когда в первые годы царствования Хизкии была взята ассирийцами Самария, население Иудеи усмотрело в этом справедливое возмездие Бога за пороки Израильского царства; поэтому оно охотно примкнуло к своему молодому царю Хизкии, который принялся за искоренение языческих заблуждений и преобразование государства.

Во времена царей Ахаза и Хизкии жил и действовал в Иудее величайший еврейский пророк, Иешая (Исаия), сын Амоца. Его пророческая деятельность началась еще при отце Ахаза. Иудея была тогда сильна, богата и спокойна, но знатные и богатые в ней подражали испорченным нравам самарийцев. Вращаясь постоянно в высшем обществе Иерусалима, Иешая именем Бога обличал пророки этого общества. Он указывал народу те высокие общественные и духовные идеалы, к которым потом в течение многих веков призывали величайшие учители человечества.

"Как сделалась блудницею верная столица! – восклицает пророк. – Некогда она была полна справедливости, правда обитала в ней, – а теперь там убийцы.

Князья твои – отступники и сообщники воров; они все любят подкуп и гоняются за деньгами; сирот не защищают, а дело вдовы не доходит до них"… "Горе тем, которые придвигают дом (чужой) к дому (своему) и поле к полю, не оставляют места для других и одни завладевают землею!…" "На что Мне обилие жертв ваших? – говорит Иегова. – Когда вы являетесь пред лицо Мое (в храм), кто просит вас топтать дворы Мои? Не приносите мне больше лицемерных даров, курение ваше противно Мне; ваши праздники и сборища ненавижу. Сколько бы вы ни молились, Я не услышу вас; ибо ваши руки полны крови. Омойтесь, очиститесь, удалите ваши дурные дела, перестаньте делать зло! Учитесь добру, стремитесь к правосудию, поддерживайте обиженного, заступайтесь за сироту, защищайте вдову!".

Проповеди Иешаи становятся особенно резкими в царствование Ахаза, когда в Иерусалиме стали подражать ассирийским порядкам и вводить ассирийское идолопоклонство. Пророк был свидетелем нашествия Тиглат-Пилесера, завоевавшего Арам и половину Израильского царства, и предсказывал такую же участь Иудее, если она не исправится. Он осмеивал трусливое поведение Ахаза и его рабскую покорность перед ассирийским царем. "Ашур (Ассирия) – это только палка в руках разгневанного Бога… Может ли секира ставить себя выше того, кто рубит ею?

Может ли пила гордиться перед тем, кто пилит ею?". Ослепленный Ахаз боялся этой палки, а не Бога, в руках которого она служила слепым орудием. Пророк предвидел в будущем гибель гордой Ассирии, пред которой трепетали все народы.

Он пророчествовал также о судьбах Дамаска, Самарии, Тира (Финикии), Моава, Египта и других государств.

Речи Иешаи поражали своей силой и красотой. В век общественной и нравственной порчи мощное слово пророка будило народную совесть. Иешая имел множество учеников и последователей среди лучших людей Иудеи, – и эти люди спасли иудейский народ от падения. Пророк дожил до лучших времен, когда на престол иудейский вступил праведный царь Хизкия, уничтоживший все дурные порядки, введенные при отце его Ахазе. Пророчества Иешаи становятся тогда более светлыми и отрадными. Идеал хорошего правителя и счастливой страны рисуется пророку в следующем виде:

"Произойдет отрасль от ствола Ишая (династия Давида) и отросток – из его корней. И будет осенять его (царя) дух Божий, дух мудрости и разума, дих познания и богопочитания… Он будет судить бедных по правде и смиренных на земле – по справедливости. Справедливость и вера будут как пояс на бедрах его (то есть неразлучны с ним). И будет тогда жить волк вместе с овцою, и тигр с козленке будут рядом лежать; теленок, лев и вол будут вместе, и малый отрок будет водить их. Корова будет пастись рядом с медведем, и детеныши их будут лежать вместе, а лев будет есть солому как вол. Грудкой младенец будет играть над норою ужа, и нежное дитя положит руку на гнездо ящерицы. Не будет ни зла, ни вреда на всей святой горе Моей: ибо земля наполнится богопознанием, как море водою".

Пред взором пророка носится не образ хищного военного государства, покоряющего себе мир мечом, а идеал мирного народа, управляемого в духе социальной справедливости, стремящегося к уравнению слабых с сильными, к примирению интересов, к устранению классовых различий. Иудея не должна соперничать с Ассирией, "тихие воды Шилоаха" (иерусалимского потока) не должны соперничать с "могучими и шумными водами Евфрата", затопляющими землю на далеком пространстве. Еврейское государство должно быть внутренне сильным правовым государством, а не воинственной "мировой державою", сила которой заключается в насилии, право – в кулаке. Больше того, еврейский народ должен усовершенствоваться до того, чтобы служить образцом для других народов и вступить с ними в тесное духовное единение.

"В конце дней (в отдаленные времена), – вещает Иешая, – гора дома Божия утвердится на вершине всех гор и вознесется над всеми холмами, и все народы будут стекаться к ней. И пойдут многие народы и скажут: взойдемте на гору Иеговы, к дому Бога Якова, и пусть Он учит нас путям своим, и мы будем следовать по стезям Его, ибо из Циона исходит учение, а слово Божие – из Иерусалима. Тогда Он будет судьею среди пародов и обличителем среди многих племен. И они разобьют мечи свои (превращая их) в плуги, и копья свои (превратят) в серпы. Не поднимет народ на парод меча, и никто не будет больше учиться воевать".






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх