Глава 4 Царь Ирод I и его преемники (37 г. до хр. эры – 6 г. после хр. эры)

28. Жестокости Ирода.

Овладев иудейским престолом с помощью римлян, Ирод стал жестоко мстить приверженцам Антигона и хасмонейской династии. Многих он изгнал из Иудеи, отняв у них имущество. В числе изгнанных были члены Синедриона и представители знатных родов. Чувствуя, что иудеи его не любят, Ирод окружил себя греками и римлянами и раздавал им важнейшие должности в государстве.

Больше всего боялся Ирод, чтобы царскую власть не отняли у него оставшиеся члены рода Хасмонеев. Из рода Хасмонеев были тогда в живых: бывший царь и первосвященник Гиркан II, его дочь Александра и дети ее: Мариама и Аристовул III. На Мариаме Ирод женился еще до вступления на престол, желая породниться с царской семьей. Дед Мариамы, Гиркан II, возвратился из парфянского плена, Ирод принял его приветливо, но велел тайно следить за ним.

Гиркан не мог снова сделаться первосвященником, так как уши у него были повреждены. Ироду пришлось утвердить в сане первосвященника его внука, 17-летнего Аристовула III. Народ горячо любил этого красивого и благородного юношу. Когда в праздник Кущей Аристовул в роскошной одежде первосвященника, впервые совершал богослужение в иерусалимском храме, собравшиеся радостно приветствовали его. Эта любовь народа к Аристовулу мучила и пугала Ирода; царь видел в юном первосвященнике из рода Хасмонеев своего опасного соперника, который со временем может отнять у него корону. Задумав погубить Аристовула, Ирод пригласил его в Иерихон для участия в устроенных там празднествах и увеселениях (35 г.). Здесь Аристовул, купаясь в дворцовом пруде вместе с другими придворными, утонул как бы по собственной неосторожности, на самом же деле его утопили служители Ирода, согласно полученному тайному приказу. Народ догадывался о виновнике этой внезапной смерти, но никто не смел называть его по имени. Царица Мариама, потрясенная смертью любимого брата, почувствовало с тех пор к мужу непримиримую ненависть.


29. Казнь Мариамы.

Мать Аристовула III, Александра, дала знать римскому властителю Антонию об убийстве ее сына и просила расследовать дело. Антоний, находившийся тогда в Сирии, вызвал Ирода к себе для ответа. Ирод со страхом повиновался. Перед отъездом он поручил охрану дворца Иосифу, мужу своей сестры Соломеи, и тайно приказал ему убить царицу Мариаму в случае, если он, Ирод, не вернется в Иудею. Этот ужасный приказ объясняют тем, что царь, страстно любивший красавицу-жену, не желал чтобы она после его смерти вышла замуж за другого. Во время отсутствия Ирода в Иерусалиме распространился ложный слух, будто Антоний казнил его. Во дворце произошло замешательство. Царица Мариама и ее мать готовились бежать из столицы; правитель дворца Иосиф сочувствовал им и даже открыл царице относившийся к ней тайный приказ Ирода. Между тем Ироду удалось умилостивить Антония, и он возвратился в Иерусалим. Царица встретила его не радостно, а враждебно, и царь понял, что Иосиф открыл ей ужасную тайну.

Злая сестра Ирода, Соломея, оклеветала Мариаму перед братом, обвиняя ее в слишком близкой дружбе с Иосифом. Разгневанный Ирод велел обезглавить Иосифа.

После того Ироду стала угрожать новая опасность. Правители Рима Антоний и Октавиан-Август воевали друг с другом за верховную власть. В знаменитой битве при Акциуме (31 г.), Август разбил Антония – и сделался единственным повелителем римского государства, приняв титул императора. Ирод, неожиданно лишившийся своего покровителя Антония, должен был поспешно отправиться к Августу, чтобы выпросить у него утверждение в царском сане. Перед отъездом жестокий Ирод велел казнить старика Гиркана II для того, чтобы римляне не вздумали возвести на престол этого последнего мужского представителя хасмонейского рода. Царицу Мариаму и ее мать он велел содержать в крепости и снова тайно приказал начальнику крепости убить обеих женщин в случае, если он не возвратится в Иерусалим. После этого Ирод явился в Родос к императору Августу, как смиренный проситель, и сложил перед ним свою царскую корону. Это смирение понравилось Августу, он утвердил Ирода в его царском сане и даже подарил ему некоторые пограничные города, некогда отторгнутые Помпеем от Иудеи.

Возвратившись с торжеством в Иудею, Ирод не встретил радостного сочувствия ни в народе, ни в своей семье. Мариама, узнавшая о его новом злодейском приказе, совершенно отвернулась от мужа. Тут коварная Соломея снова вмешалась в дело и, желая погубить царицу, прибегла к гнусной клевете: она донесла Ироду, будто Мариама хотела всыпать ему отраву в вино. Рассвирепевший Ирод велел предать Мариаму суду, обвиняя ее в измене мужу и желании убить его.

Суд, состоявший из царских угодников, приговорил невинную Мариаму к смертной казни. Благородная царица приняла смерть спокойно, не обнаружив ни страха, ни женской слабости (29 г.).


30. Нововведения Ирода.

После казни Мариамы Ирода стали мучить угрызения совести. Он горько каялся в том, что казнил свою прекрасную жену, которую так страстно любил. Царем овладело мрачное настроение, переходившее иногда в бешенство. В таком припадке бешенства велел он однажды казнить всех судей, приговоривших Мариаму к смерти. Эти мучительные душевные тревоги причинили царю тяжкую болезнь, но оправившись от нее, он снова стал искать жертв для утоления своей ярости. Были казнены теща Ирода, Александра, дальние родственники Хасмонеев и некоторые члены знатных иудейских родов.

Свои душевные тревоги и угрызения совести Ирод старался заглушать лихорадочной деятельностью. Он воздвигал великолепные здания в столице и провинции, вводил римские публичные игры и зрелища, и вообще старался приучить евреев к римскому образу жизни. В Иерусалиме он устроил роскошный театр, а за городом – цирк, где происходили публичные игры. Бойцы и наездники, актеры и музыканты наполнили священный город, на площадях устраивались разные состязания и в особенности бои силачей (атлетов) с дикими зверями. Такими нововведениями Ирод приобрел расположение римлян, но возбудил к себе ненависть благочестивых евреев, которые с отвращением смотрели на все эти языческие забавы. Среди этих ревнителей веры нашлись десять смельчаков, которые составили заговор против Ирода и решили убить его в театре; но заговор, благодаря доносу, был обнаружен – и заговорщики поплатились жизнью. С этого времени царь стал появляться на улицах не иначе, как в сопровождении телохранителей из галлов, фракийцев и германцев.

Подражая римскому императору Августу, Ирод заботился больше всего о внешнем блеске государства. Он построил несколько красивых городов на границах Иудеи. На берегу Средиземного моря, недалеко от Яффы, появился город Кесария (Цезарея), населенный преимущественно греками и римлянами. Древнюю Самарию Ирод переименовал в Себасту и украсил ее храмами и памятниками. Огромную массу денег он потратил на постройку нового царского дворца в Иерусалиме. Желая сколько-нибудь расположить к себе еврейский народ, царь приступил к перестройке иерусалимского храма, который был уже очень стар и тесен.

Строителям царь велел руководствоваться указаниями священников и законоучителей. Работы по перестройке храма длились более десяти лет.

Обновленный храм поражал своим великолепием, многие покои были выстроены из мрамора, а стены покрыты золотом. По красоте и убранству новый храм не уступал даже древнему Соломонову храму. За это еврейский народ готов был многое простить Ироду, но другими своими действиями царь все-таки продолжал возбуждать народ против себя. Он, например, поместил над входом в иерусалимский храм герб Рима – золотого орла – и тем оскорбил народное и религиозное чувство иудеев. Сильное недовольство возбуждал также произвол царя в деле назначения первосвященника. Ирод назначал первосвященниками своих любимцев, но большей частью людей, недостойных этого духовного сана. Он так часто менял их по своему капризу, что народ совершенно потерял уважение к высокому сану первосвященника.


31. Последние годы Ирода.

Последние годы царствования Ирода были ознаменованы новыми жестокостями. У Ирода было много детей от различных жен.

От хасмонейки Мариамы он имел двух сыновей – Александра и Аристовула, которые были похожи на свою мать красотой и благородством души. Юные царевичи получили блестящее светское воспитание в Риме, при дворе императора Августа. Когда они возвратились в Иерусалим, народ встретил их восторженно, как желанных наследников престола. Но у них был один опасный соперник. Старший сын Ирода от первой его жены-эдомитки, Антипатр, считал себя законным наследником царя и сильно ненавидел своих братьев – Аристовула и Александра, любимцев народа.

Антипатр сговорился с сестрой царя, жестокосердной Соломеей, и они вместе стали добиваться гибели сыновей Мариамы. Соломея и Антипатр уверяли Ирода, что юные царевичи замышляют убить его, чтобы отомстить за смерть своей матери.

Подозрительный Ирод поверил этой гнусной клевете – и нарядил суд над своими сыновьями. На суде он сам выступил обвинителем против своих сыновей. Судьи вынесли обвиняемым смертный приговор. Александр и Аристовул должны были испытать участь своей матери: они были казнены в Себасте (7 г. до хр. эры).

Коварный Антипатр, к великой радости своей, был назначен наследником престола, но не продолжительна была его радость. В Иерусалиме был обнаружен придворный заговор, имевший целью отравить Ирода и ускорить переход власти к Антипатру; выяснилось, что последний сам участвовал в этом заговоре против отца. Суд приговорил Антипатра к смерти, но Ирод медлил с исполнением приговора и держал преступного сына в заточении.

Все эти тревоги окончательно надломили здоровье Ирода. Лютая болезнь приковала царя к постели. Однажды в Иерусалиме разнесся ложный слух, будто царь умер. Тогда два смелых фарисея, Иуда и Матиас, с толпой своих учеников двинулись к иерусалимскому храму и разрушили там на воротах ненавистное народу золотое изображение римского орла, поставленное Иродом. Несмотря на свою тяжкую болезнь, царь велел схватить главных мятежников и привести к нему; виновные были сожжены живьем. За пять дней до своей смерти Ирод велел казнить своего сына Антипатра, так как узнал, что тот сделал попытку подкупить стражу и бежать из тюрьмы. Рассказывают, что император Август, узнав о казни третьего Ирода, воскликнул: "Гораздо лучше быть свиньей иудейского царя, чем его сыном!". Молва гласила, будто перед смертью Ирод поручил своим приближенным заманить знатнейших иудейских граждан в Иерихонский цирк и убить их всех в день его смерти, для того, чтобы народ поневоле плакал в этот день и не мог радоваться избавлению от тирана. Ирод умер после 33-летнего бурного царствования (4 г. до хр. эры). Иудейский народ презрительно прозвал его "эдомитом" и "полуиудеем", а римляне титуловали его Иродом Великим.


32. Архелай. Внутренние смуты.

Перед смертью Ирод разделил иудейские земли между своими тремя сыновьями: Архелаем, Иродом Антипою и Филиппом.

Прежде чем вступить во власть, наследники должны были получить на это согласие римского императора. Главный наследник Архелай, по окончании семидневного траура, явился в храм и обратился к собравшемуся там народу с приветственной речью. В ответ на это в собрании послышались громкие требования реформ. Народ требовал, чтобы новый царь облегчил бремя государственных податей, отменил налоги на предметы первой необходимости и освободил всех политических узников, томившихся в тюрьмах при Ироде. Архелай обещал исполнить эти требования после того, как император утвердит его в царском звании. Но народ не хотел ждать, начались волнения. Эти волнения усилились с наступлением Пасхи, когда тысячи богомольцев из разных городов съехались в Иерусалим. Архелай решил подавить восстание в самом зародыше. По его приказанию солдаты бросились на собравшийся близ храма народ и убили около 3000 человек; приезжие богомольцы вынуждены были покинуть Иерусалим накануне Пасхи. После этого, ставший ненавистным народу, Архелай поехал в Рим, чтобы исходатайствовать у императора Августа утверждение в царском звании. Туда же вскоре отправились и его братья, чтобы хлопотать каждый о себе.

Охрану порядка в Иерусалиме принял на себя римский полководец Сабин. Но грубость и алчность Сабина еще более раздражали жителей. В столице и по всей стране происходили народные восстания с целью низвержения ига римлян и ненавистных "иродиан". Испуганный Сабин должен был запереться в царском дворце со своими воинами. Тогда на выручку ему явился главный римский наместник Сирии, Вар, с многочисленным войском. Вар жестоко наказал восставших иудеев, 2000 человек он распял на крестах.

Император Август утвердил наследников Ирода в их правах. Архелай был назначен правителем южной части Иудеи со столицей Иерусалимом; при этом он получил только звание "этнарха" (начальник племени), но не царя. Ирод Антиппа был признан правителем северной области – Галилеи, а Филипп получил на свою долю северо-восточные области, за Иорданом. Но Архелай недолго пользовался властью. Уверенный в покровительстве Рима, он жестоко притеснял народ. Подобно своему отцу, он по личному усмотрению назначал я смещал первосвященников, а иногда открыто нарушал законы еврейской веры. Евреи отправили в Рим послов, которые жаловались императору на беззакония Архе.дая. Тогда император вызвал Архелая в Рим, лишил его власти и сослал в далекую Галлию. Южная Иудея с Иерусалимом перешла под непосредственную власть Рима – и ею стали управлять прокураторы, или наместники, назначавшиеся римским императором (6 г. христианской эры).


33. Духовная жизнь.

Гилель и Шамай. Управление Ирода и его преемников было тягостно еврейскому народу больше всего потому, что эти правители старались насаждать в Иудее греко-римские нравы и обычаи, противные духу иудаизма. Лучшие люди в народе видели, что от любителей римских обычаев еврейству грозит такая же опасность, как некогда от эллинистов – поклонников греческой образованности. Эти лучшие люди, принадлежавшие к партии фарисеев, стремились к тому, чтобы оградить внутреннюю жизнь народа от дурных влияний извне. Они давали направление деятельности главного законодательного учреждения – Синедриона. При вступлении Ирода I на престол во главе Синедриона стояли великие законоучители – Шемая и Авталион. Эти духовные воЖДИ заботились о распространении книжного образования в народе. Под их руководством способные люди изучали писаные и устные законы иудейства. Когда Шемая и Авталион умерли, руководителями Синедриона сделались законоучители из фамилии Бне-Батара, но они недолго занимали свои почетные места. Однажды, накануне Пасхи, в Синедрионе обсуждался какой-то трудный религиозный вопрос, которого никто из ученых не мог разрешить. Тогда в собрание пригласили молодого ученого из Вавилонии, который остроумно разрешил поставленный вопрос, сославшись на слышанное им мнение Шемаи и Авталиона. БнеБатара должны были уступить свое первое место в Синедрионе молодому ученому, который вскоре прославился в народе под именем Гилеля.

Гилель родился в Вавилонии, в знатной семье, происходившей, по преданию, от царя Давида. В ранней юности он прибыл в Иерусалим, чтобы учиться в школе Шемаи и Авталиона. Будучи чужим в столице, он терпел там сильную нужду, но его страсть к учению победила всякие трудности. Предание рассказывает, что однажды, в зимний вечер, Гилель не был допущен к слушанию лекций Шемаи и Авталиона, так как не имел чем заплатить привратнику за вход в школу. Не долго думая, Гилель взобрался снаружи на стену школьного здания, приник к окну и в таком положении прослушал лекции своих учителей. Углубившись в смысл читаемого, он не чувствовал, как холод пронизывал его тело и как снег покрывал его толстым слоем. Только на рассвете бедного Гилеля нашли почти окоченевшим у окна и с трудом привели его в чувство. – Гилель приобрел такие обширные познания в Законе, писаном и устном, что вскоре был избран членом Синедриона, а затем и председателем ("наси"). Он сделался величайшим законоучителем своего времени. Подобно тому, как вавилонянин Эзра некогда распространял в народе Священное Писание, так его земляк Гилель распространял "устное учение", которое в позднейшее время расширилось и было записано под именем "Мишны".

Заслуга Гилеля состояла в том, что он связал накопившиеся в иудействе устные предания с писаными библейскими законами. Он также устанавливал новые законы, выводя их из мыслей и выражений Библии. Но особенно прославился Гилель как творец нравственного учения, основанного на самых возвышенных истинах библейского иудаизма. Гилель считал религию средством для нравственного совершенствования личности. "Обязанности человека к ближнему" он ставил еще выше, чем "обязанности человека к Богу". Один язычник, желавший принять иудейство, но страшившийся обилия иудейских законов и обрядов, обратился к Гилелю с просьбой передать ему в нескольких словах сущность еврейского вероучения. И Гилель сказал ему: "Что тебе неприятно, того не делай другому – вот сущность Торы, а все остальное есть лишь объяснение к этому. Ступай, учись!". О человеколюбии Гилеля рассказывают следующее. Один человек держал с кем-то пари о том, что ему удастся вывести Гилеля из терпения и рассердить его. Является этот человек к Гилелю накануне субботы, когда тот умывался в бане, и вызывает его по спешному делу. Когда Гилель, прервав купание, вышел к посетителю, последний предложил ему какой-то пустой вопрос, на который кроткий учитель ответил, однако, очень приветливо. Спустя несколько минут, дерзкий посетитель является опять с другим праздным вопросом, затем – в третий раз, но всякий раз Гилель дает ему ответ в самом ласковом тоне. Наконец, посетитель потерял терпение и в сердцах воскликнул: "Таких как ты, Гилель, пусть будет поменьше в Израиле!" – "Почему же, сын мой?" – кротко спросил Гилель. "Да я из-за тебя пари проиграл", – ответил тот. "Лучше, чтобы ты проиграл пари, – сказал Гилель, – чем чтобы я потерял терпение".

Любимыми изречениями Гилеля были: "Люби мир и водворяй его везде, люби людей и приближай их к закону Божию". "Не суди своего ближнего, пока не станешь в его положение". "Если не я за себя, то кто же за меня? Но если я только за себя, то что я значу?" "Кто старается прославить свое имя, тот теряет свое имя; кто не приобретает новых познаний, теряет и прежние".

Одновременно с Гилелем обязанности председателя Синедриона исполнял другой великий законоучитель, Шамай. Он отличался от Гилеля и по духу своего учения, и по личному нраву. Шамай не допускал никаких облегчений в исполнении законов и запрещал многое из того, что Гилель разрешал. Он ставил в религии выше всего строгое исполнение правил и обрядов. Вместе с тем он был очень суров и высокомерен в обращении с людьми Когда язычник, желавший перейти в иудейство, попросил Шамая сказать ему в нескольких словах ("пока он будет стоять на одной ноге"), в чем сущность еврейского вероучения, суровый учитель прогнал его. Гилель же ласково принял искателя истины и привлек его к иудейству вышеупомянутым изречением, которое сводит всю религию к началу любви к ближнему. Другой язычник – рассказывает предание – пришел к Шамаю и заявил, что хочет принять иудейство, но с тем, чтобы соблюдать только писаный закон, а не устный. Шамай резко отверг это предложение. Гилель же согласился принять язычника в общину иудеев и стал его обучать. В первый день он показал ему буквы еврейского алфавита по порядку, а на другой день – те же буквы в обратном порядке. На вопрос ученика, почему его сегодня обучают иначе, чем вчера, Гилель ответил: "Нет, это одно и то же, только в различных видах.

Таково и отношение устного учения к писаному". Когда эти двое новообращенных потом встретились, они сказали: "Суровость Шамая едва не оттолкнула нас от святыни, кротость же Гилеля ввела нас туда".

После смерти Гилеля и Шамая (ок. 5 г. хр. эры), ученики их разделились на две религиозные партии или школы. Эти школы расходились в решении многих религиозных и правовых вопросов и в толковании библейских законов. "Школа Гилеля" и "школа Шамая" часто спорили между собой. Между законоучителями, заседавшими в Синедрионе, не было согласия. Эти споры ослабляли единство фарисейской партии, но зато они дали толчок умственной деятельности, которая все более усиливалась среди евреев и привела впоследствии к созданию Талмуда.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх