Глава 10 Евреи в Вавилонии до заключения Вавилонского Талмуда (200-500 гг.)

57. Вавилонские евреи под властью Новоперсии.

Евреи жили в Вавилонии с древнейших времен. По окончании вавилонского пленения, при Кире, не все изгнанники возвратились в Иудею, многие остались в Вавилонии и жили там особыми общинами, не смешиваясь с окружающим языческим населением. Пока существовал храм в Иерусалиме, вавилонские евреи поддерживали постоянные сношения со своими палестинскими соплеменниками: посылали жертвы для храма, а иные и сами отправлялись на большие праздники в святой город, на поклонение Богу. После разрушения Иерусалима римлянами связь вавилонских евреев с палестинскими поддерживалась тем, что и те и другие признавали над собой духовную власть Синедриона и великих законоучителей палестинских школ. Во время патриарха Иегуды Ганаси многие юноши приезжали из Вавилонии в Палестину, чтобы учиться в тамошних высших школах. Но после смерти Иегуды Ганаси, когда деятельность патриархов и Синедриона в Святой земле стала клониться к упадку, среди вавилонских евреев проявилось стремление к самостоятельной духовной жизни. Гонения, воздвигнутые на палестинских евреев христианскими императорами Рима, заставляли гонимых во множестве переселяться в Вавилонию, – и таким образом здесь размножались еврейские общины, к которым постепенно переходила "гегемония" (первенство) от палестинского еврейства.

После древних персов, покоривших Вавилонию при Кире, страной долгое время владели воинственные парфяне. Но в 226 году христианской эры пришел конец господству парфян. Персы возмутились против парфянского царя Артабана IV, свергли его с престола и избрали царем своего вождя Ардашира, из рода Сассанидов. Ардашир основал в Передней Азии сильное Новоперсидское государство, в состав которого входила и Вавилония. Вавилонским евреям эта перемена причинила сначала много горя. Новый царь восстановил древнюю религию персов, состоявшую в поклонении огню. Персидские жрецы, или "маги", стали притеснять иноверцев. Евреям запрещалось зажигать огонь в своих домах в дни персидских праздников, когда язычники совершали служение богу света Ормузду.

Но эти притеснения продолжались недолго. Преемник Ардашира, воинственный царь Шабур I (241-272 гг.) возвратил евреям свободу вероисповедания и внутреннего управления. При нем и последующих персидских царях еврейские общины в Вавилонии процветали.

Самые большие и богатые общины находились в городах: Нагардее, Суре, Пумбадите и Махузе. Во главе всех еврейских общин стоял верховный начальник из евреев, носивший титул реш-галута, или экзиларх, что означает "начальник изгнанников". Экзилархи, подобно палестинским патриархам, вели свой род от царя Давида; власть их переходила от отца к сыну. Экзиларх считался высшим судьей и правителем вавилонских евреев. Через своих чиновников он собирал с евреев подати в пользу персидских царей, он назначал начальников для наблюдения за порядком в городах, населенных евреями, а также судей для разбора спорных дел. Экзилархи жили по-княжески, окруженные свитой чиновников и слуг. Персидские цари утверждали каждого нового экзиларха в его должности, и он считался одним из высших персидских сановников. Таким образом, евреи в Вавилонии, как некогда в родной земле, имели свое собственное внутреннее управление и могли свободно жить по своим законам. Эта внутренняя свобода (автономия) вызвала среди них подъем общественной деятельности и умственного творчества.


58. Рав и Самуил.

Первые крупные еврейские школы в Вавилонии возникли вскоре после заключения Митны. Основателями их считаются: Абба Ариха, прозванный Равом, и Самуил Ярхинаи. В молодости оба эти ученые отправились из Вавилоняи в Палестину, чтобы там усовершенствоваться в науках в школе патриарха Иегуды Ганаси. Благодаря своим блестящим способностям, Абба и Самуил заняли первые места среди учеников патриарха и вскоре были возведены в звание законоучителей (рабби). После этого они возвратились в Вавилонию, решив посвятить все свои силы распространению знания на родине. Рабби Абба или Рав (учитель), как его для краткости называли, – открыл в городе Суре школу для изучения законов, по образцу палестинских школ (219 г.). Новая школа или академия ("иешива") привлекла множество слушателей; число их доходило иногда до 1200. Будучи богатым человеком, Рав содержал бедных учеников на свой счет.

Чтобы дать возможность учиться и людям семейным или занятым, которые не могли поступать в школу в качестве постоянных слушателей, – устраивались ежегодно два раза, в конце зимы и в конце лета, большие академические собрания, известные под именем Калла. В этих собраниях, где присутствовали и постоянные воспитанники школы, и множество посторонних слушателей, повторялось вкратце все пройденное в школе за предыдущее полугодие. Тут же, накануне весенних и осенних праздников, читались общедоступные лекции для народа. Наплыв слушателей, приезжающих из разных городов Вавилонии на эти предпраздничные чтения, был так велик, что в Суре не хватало квартир для приезжих, и многим из них приходилось ночевать под открытым небом, на берегу Сурского озера. Такими способами распространялось знание во всех слоях народа.

Рав славился как великий законоучитель и первый толкователь Мишны (аморай) в Вавилонии. Он сочинял также гимны или молитвы для чтения в синагогах. Рав любил земледельческий труд и ставил его выше торговли. У него самого были большие поля в окрестностях Суры, и он лично наблюдал за их обработкой. Своему сыну Рав дал такой совет: "Лучше небольшой клочок земли, чем большой склад товаров". Около 30 лет заведовал Рав академией в Суре и умер в 247 году. Начал он свою деятельность при владычестве парфян, а кончил при господстве царей новоперсидских. Все вавилонские евреи при известии о смерти Рава наложили на себя 12-месячный траур.

Товарищ Рава, Самуил, заведовал академией в своем родном городе Нагардее.

Эта академия существовала и раньше, но при Самуиле она впервые достигла славы и сделалась высшей школой еврейских наук. В отличие от других законоучитеяей, Самуил занимался не только исследованием религиозных законов, но и светскими науками: математикой, естествознанием и медициной. Как медик, Самуил приписывал происхождение большей части болезней испорченному воздуху.

Любимейшим занятием его была астрономия в связи с календарными вычислениями.

"Небесные пути, – говорил он о себе, – мне так же хорошо известны, как улицы Нагардеи". Самуил провозгласил одно правило, имевшее важное значение для евреев, рассеянных между другими народами. Он постановил, что общие гражданские законы каждого государства обязательны для всех евреев, живущих в этом государстве. Это значило, что законы, по которым евреи управляются в своей внутренней жизни, не должны противоречить законам тех государств, где евреи живут. Предание рассказывает, что персидский царь Шабур I лично знал и уважал ученого Самуила.


59. Вавилонские амораи.

Рав и Самуил, принесшие с собой из Палестины учение Митны, были первыми "амораями" Вавилонии. Из основанных ими школ вышли многие славные ученые, которые, в свою очередь, учреждали школы и умножали число законоведов. То было замечательное время. Жажда знания охватила вавилонских евреев. Школа ценилась выше всего. Уважением в обществе пользовался не богатый, а ученый. Знание Мишны и множества устных к ней толкований сделалось обязательным для всякого образованного еврея. Еврейская наука, терявшая под собой почву в Палестине, поднялась и расцвела в Вавилонии.

Главными академиями в Вавилонии считались сначала сурская и нагардейская. Но после смерти Самуила Нагардею постигло несчастье: пальмирский князь Оденат, в войне с персами, завоевал этот город и разрушил его (259 г.). Тогда академия из Нагардеи была на время перемещена в Пумбадиту.

Во главе сурской академии, после Рава, стоял Гуна. В молодости Гуна был скромным земледельцем; сделавшись ученым, он все еще продолжал сам обрабатывать свои поля; часто видели его возвращающимся вечером с поля, с заступом и лопатой на плечах. Впоследствии он разбогател, отдался науке и достиг почетного звания ректора сурской академии. Подобно Раву, Гуна содержал на свой счет несостоятельных учеников. Руководителем высшей школы в Пумбадите был Иегуда бен-Иехезкель. Он был чрезвычайно остроумен и часто устраивал в своей школе ученые споры, чтобы развивать умственные способности учеников.

Пумбадитские ученые прославились как остроумнейшие спорщики: о них говорили, что они в своих рассуждениях способны "пропустить слона через игольное ушко".

В то время пумбадитская академия приобрела большее значение, чем сурская.

После Иегуды, начальником ее был Рабба бар-Нахмени, прозванный за свою горячность в ученых спорах "колебателем гор". При нем, во время предпраздничных народных чтений, в Пумбадиту съезжалось около двенадцати тысяч слушателей. Персидское правительство запретило евреям устраивать такие многолюдные съезды, а Раббу приказало арестовать. Рабба принужден был бежать из Пумбадиты и по дороге умер.

Пумбадитская школа особенно славилась при своем знаменитом руководителе Абае. Имя этого аморая часто встречается в Талмуде рядом с именем его товарища – Раввы (300-350 гг.). Абая заведовал академией в Пумбадите, а Равва – в городе Махузе. Между этими двумя учеными происходили постоянные прения по вопросам законодательства. Часто прения в их школах велись не для того, чтобы разъяснить тот или другой закон, а лишь для того, чтобы упражнять умственные способности учащихся. Абая и Равва ревностно заботились о распространении начального образования в народе; они следили за тем, чтобы в каждом городе была школа для юношества. По смерти Абаи большинство учеников пумбадитской академии перешло в Махузу, к Равве. Когда же умер и Равва, махузская академия также пришла в упадок. Вскоре Махузу постигла печальная участь: во время похода императора Юлиана, в Персию этот город был разрушен римскими войсками.


60. Рав-Аши и Вавилонская Гемара.

Прошли два столетия с тех пор, как Рав и Самуил пересадили в Вавилонию палестинскую образованность. В течение этого времени сотни вавилонских амораев трудились над исследованием и расширением еврейских религиозных законов, правоведения и нравственного учения. Мнения и решения этих амораев излагались в академиях и передавались устно или в отрывочных записях. Таким образом, после заключения Мишны накопилось множество новых преданий, которые уже трудно было удерживать в памяти. Явилась потребность собрать и привести в порядок все эти устные предания, а затем записать их, чтобы они не пришли в забвение. Начало этому делу положил великий законоучитель рав-Аши (370-427 гг.).

Рав-Аши стоял во главе сурской академии. При нем эта академия снова достигла цветущего состояния, а глава ее прославился как самый ученый аморай в Вавилонии. Вся многолетняя ученая деятельность равАши была посвящена одной цели – собиранию устных преданий, выработанных в вавилонских школах, в качестве дополнений к Мишне. Вся совокупность этих преданий называлась Вавилонской Гемарой. Для достижения своей цели рав-Аши во время больших народных собраний в Суре читал слушателям определенные отделы Мишны в связи с относящимися к ним толкованиями амораев, то есть в связи с Гемарой. В течение тридцати лет была таким образом изложена в лекциях вся Мишна вместе с Гемарой, и этим было положено начало составлению Талмуда Вавилонского. За свои великие заслуги рав-Аши удостоился высшего ученого звания "Раббену" (наш учитель); потомство ставило его рядом с Иегудой Ганаси, составителем Мишны. Во время его управления сурской академией Сура сделалась местопребыванием еврейских экзилархов, которые раньше жили в Нагардее и Пумбадите. Ежегодно, после осенних праздников, устраивался в Суре особый народный праздник в честь экзиларха, как светского начальника вавилонских евреев.


61. Заключение Талмуда.

После смерти рав-Аши гражданское положение вавилонских евреев ухудшилось. При царе Иездегерде II (438-457 гг.) в Новоперсидской империи возобновились гонения на иноверцев, не признававших огнепоклоннической религии Зороастра. По наущению персидских жрецов, или "магов", царь преследовал христиан и евреев, живших в его государстве. Евреям запрещалось даже праздновать субботу. Эти гонения усилились еще при следующем персидском царе, Фирузе, которого евреи прозвали "злодеем" (рашиа). В городе Испагани произошло столкновение между магами и евреями, причем два мага были убиты. За это Фируз велел вырезать половину еврейского населения Испагани, а еврейских детей отдать в персидские храмы, чтобы приучить их служить богу огня. Экзиларх вавилонских общин ГуниМари и два законоучителя были заключены в темницу и затем казнены (470 г.). Еврейские школы в Вавилонии были закрыты, а юные ученики насильственно обращались в религию персов. Тогда евреи стали массами выселяться из Вавилогош. Многие переселились в соседнюю Аравию, где с древнейших времен жило племя воинственных евреев, ведаик кочевую жизнь; часть переселенцев проникла оттуда в далекую Индию.

В это бедственное время оставшиеся в Вавилонии еврейские ученые решили приступить к полному письменному изложению устного учения, накопившегося после Мишны. Собирание устных преданий, начатое при рав-Аши, деятельно продолжалось после его смерти его преемниками и учениками. Закончить эту работу выпало на долю амораев, живших в конце V столетия христианской эры. В это время, после смерти жестокого Фируза, гонения на евреев в Вавилонии прекратились; академии в Суре и Пумбадите вновь были открыты. Начальником первой был аморай Равина, прозванный "последним амораем". Под его руководством ученые приступили к составлению Вавилонской Гемары. Они изложили все собранные раньше устные толкования и дополнения к Мишне в одном своде законов и мнений – и объявили этот свод "заключенным", то есть запретили прибавлять или изменять в нем чтонибудь. Вавилонская Гемара была распределена по порядку отделов и статей Мишны, так что за каждой статьей Мишны следовали относящиеся к ней толкования и рассуждения Гемары. Соединенные вместе, Мишна и Вавилонская Гемара составили огромный письменный памятник, получивший имя Талмуда Вавилонского (в отличие от более краткого и неполного Талмуда Иерусалимского). Таким образом, рав-Аши начал составление Талмуда, а Равина закончил его спустя 75 лет. Равина считается последним амораем, он умер в 499 году. Поэтому 500-й год христианской эры признается годом заключения Талмуда (430-й год после разрушения Иерусалима Титом).


62. Содержание Талмуда.

Галмуд – это обширный сборник, состоящий из полусотни больших и малых трактатов (в печатных изданиях обыкновенно от 12 до 20 больших томов). Здесь сосредоточена большая часть того, что создано было еврейской мыслью от заключения библейской письменности до конца пятого века христианской эры. Это не произведение одного или нескольких ученых мужей, а памятник духовного творчества еврейского народа в течение семи столетий.

Талмуд не похож на обыкновенный "свод законов", ибо в нем, кроме законов религиозных и гражданских, содержится еще масса сведений по другим отраслям знания, философии и морали. Сама законодательная часть изложена в Гемаре не в виде окончательных решений, а в форме рассуждений или прений между законоучителями. Объясняется это тем, что Талмуд, как означает и само его название (изучение, наука), был составлен первоначально не только в качестве книги законов, образующей дополнение к Библии, но также в качестве школьного руководства, по которому всякий еврей мог бы учиться, упражнять свой ум.

Вместе с тем эта книга должна была служить для народа источником общих знаний и нравственных поучений. В Талмуде, наряду с религиозными и гражданскими законами, встречаются сведения по астрономии, медицине и естественным наукам, а чаще всего – нравственные поучения, философские мысли, исторические рассказы, народные предания.

Каждая книга Талмуда, по своему содержанию, состоит из двух слитых между собой частей: из галахи и агады. В галахе подробно обсуждаются и дополняются законоположения Мишны и указывается связь этих законов с библейскими. В агаде главное место занимают нравственные поучения, беседы о разных явлениях жизни, исторические предания. Изучающий Талмуд, утомленный трудными рассуждениями и словопрениями галахи, отдыхает на агаде, где он находит приятное и занимательное чтение. Здесь, среди прекрасных рассказов и преданий, разбросаны мудрые изречения, заключающие в себе самые возвышенные нравственные истины, какие высказывались после появления Библии. Впоследствии, когда Талмуд сделался предметом изучения в школах и синагогах, всякий находил в нем богатую пищу для ума: ученый углублялся в остроумные рассуждения галахи, а средний человек с увлечением читал поучительные рассказы и мудрые изречения агады.

В Талмуде, то есть в соединенных Мишне и Гемаре, древнее библейское законодательство завершило свое развитие. К законам Моисеевым прибавлена была огромная масса новых законов и обрядов, которым должен подчиняться еврей в своей домашней, общественной и духовной жизни. Каждая заповедь Торы разветвлялась в Талмуде на множество заповедей. Например, Тора предписывает отдыхать в субботний день от обычных работ; Талмуд же запрещает в субботу даже такие действия, которые не принадлежат к числу работ (носить мелкие вещи, зажечь свечу, сорвать цветок и т.п.). К запрещенным Библией родам пищи Талмуд прибавил множество новых. Нелегко было еврею соблюдать все эти многочисленные законы и обряды, но последние были необходимы ввиду особого положения еврейского народа. Евреи были рассеяны по всем частям света; для того чтобы они составляли один народ и нс могли смешаться с окружающими племенами, нужно было, чтобы евреи повсюду строго подчинялись законам своей веры и сохраняли свои национальные обычаи, отличающие их от прочих народов. К этой цели направлено все законодательство Талмуда. И этому законодательству действительно удалось сохранить еврейскую нацию в целости, вопреки всем гонениям, которым евреи подвергались в разных странах за свою веру и народность.

Вавилонский Талмуд сходен с Иерусалимским только в том, что у них Мишна одинаковая; Гемара же у них различная, причем в Вавилонском Талмуде она гораздо более обширна и полна. Вот почему впоследствии особенно сильно распространился, как свод законов и научное руководство, Вавилонский Талмуд Язык Вавилонского Талмуда состоит из смеси слов еврейских и арамейских (халдейских). В Мишне составленной в Палестине, преобладают еврейские слова и формы; в Гемаре же – арамейский язык, который был весьма близок к тогдашней разговорной речи вавилонских евреев.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх