Глава 3 Израильтяне в пустыне

25. От Красного моря до Синая.

Моисей повел израильтян от Красного моря в пустыню Шур. Путники сильно страдали в песчаной пустыне от недостатка воды. В одном месте они нашли воду, но ее нельзя было пить, ибо она была горька. Народ стал роптать на Моисея. Моисей бросил в воду кусок какого-то особого дерева, и вода сделалась сладкою. После этого израильтяне нашли в пустыне оазис (место, покрытое растительностью), под названием Элим, где были источники воды и росли пальмы.

Оттуда они пришли в пустыню Син, где почувствовали недостаток в пище.

Народ стал жаловаться на Моисея и Арона, говоря: "В Египте мы сидели за котлом с мясом и ели хлеба досыта, а теперь вы нас вывели в пустыню, чтобы уморить всех голодом". На другое утро израильтяне встали и увидели вокруг стана на поверхности земли что-то белое, в виде смолистых крупинок [В некоторых местах Аравийской пустыни с кустарников иногда каплет на землю сладкая, как мед, смола, которую арабы собирают и едят.]. "Вот хлеб, который послал вам Бог, – сказал Моисей народу. – Вы будете его собирать каждое утро по одной мере на душу, а в шестой день недели будете собирать его в двойном количестве, чтобы иметь запас и на субботу". Израильтяне стали собирать белые крупы и назвали их манною. Из этой манны они пекли себе сладкие лепешки и варили похлебку. Манна появлялась каждое утро, а к полудню таяла от лучей солнца и исчезала. Она питала израильтян во все время их странствования в пустыне.

Вскоре израильтяне прибыли в гористую местность Рефидим. Здесь напало на них бродившее по пустыне дикое племя амалекитов. Моисей выслал против амалекитов отряд израильтян, под предводительством своего ученика и помощника Иошуа бен-Нуна (Иисус Навин). Молодой полководец отразил набег разбойников пустыни, и успокоенные израильтяне двинулись дальше.

Через некоторое время они прибыли в пустыню Синай (Синайский полуостров).

Они расположились станом близ священной горы Хорив, названной по имени пустыни также Синаем, где некогда Бог открылся Моисею в горящем кусте. Вокруг этой горы жило племя мидианитов, среди которых израильский вождь провел свою юность. Узнав о прибытии своего зятя Моисея, мидианский жрец Иитро пришел к нему. Иитро обрадовался, когда ему рассказали, как избавились израильтяне от египетского рабства. Живя в станс израильском, он заметил, что Моисей с утра до вечера занят управлением народа и разбором судебных дел, и сказал ему: "Ты не хорошо делаешь, что управляешь народом один; ведь ты так измучишь и себя, и народ. Советую тебе выбрать из народа честных и разумных людей и назначить их начальниками, кого над тысячею человек, кого над сотнею, кого над десятком.

Они будут управлять народом и разбирать все его споры, а к тебе будут обращаться только в особенно важных случаях". Моисею понравился этот разумный совет, и он сделал, как говорил ему тесть.


26. Синайское откровение.

Прошло два месяца после исхода из Египта. Израильтяне были свободны и шли в Ханаан, чтобы там зажить как самостоятельный народ. Но прежде чем вступить в собственную землю, отдельные роды, или "колена", израильские должны были объединиться посредством одинаковых законов и правил общежития. До сих пор израильтяне сохранили первоначальную веру в единого Бога и соблюдали некоторые обычаи, унаследованные от древних патриархов. Но ясных понятий о Боге и об истинной вере они не имели: не было у них также определенных законов общежития и правил нравственности. Живя долго в Египте, иные усвоили там языческие обычаи. Нужно было, поэтому, показать израильтянам, в чем их истинная вера и по каким законам им следует жить. Это великое событие произошло у Синая.

Когда израильтяне раскинули свои шатры близ этой горы, Моисей созвал их и сказал от имени Бога: "Вы видели, что Иегова сделал египтянам. Он понес вас на орлиных крыльях и принес вас к Себе. Если вы будете слушаться Бога и соблюдать Его заповеди, то будете для него самым дорогим из всех народов на земле. Вы будете царством священников и народом святым". Выслушав эти слова, весь народ воскликнул: все, что сказал Бог, мы исполним! После этого Моисей приказал израильтянам омыться и очиститься в течение двух дней, чтобы приготовиться к великому зрелищу. На третий день утром Моисей вывел израильтян из стана и расставил их длинною цепью у подножия горы Синая, запретив им подниматься выше на гору. С раннего утра гора была окутана густыми облаками; там грохотали громы и сверкали молнии. Вершина Синая поминутно вспыхивала; она как будто вся была в огне и облаках дыма. На эту вершину взошел Моисей. Среди рокота громов и сверканий молний, с вершины Синая раздался могучий голос, и народ услышал следующие слова, в которых заключались великие заповеди еврейского вероучения:

1. Я – Иегова, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства.

2. Пусть не будет у тебя других богов, кроме Меня; не делай себе никаких кумиров или изображений того, что на небе, на земле или в воде, и не поклоняйся им.

3. Не произноси имени Иеговы, Бога твоего, для неправды.

4. Соблюдай день субботний: шесть дней работай, а в седьмой день отдыхай – ты и дети твои, и слуги, и живущие с тобой инородцы, и скот твой.

5. Уважай своего отца и свою мать, дабы продлились дни твои на земле, которую Иегова дает тебе.

6. Не убивай.

7. Не будь распутным.

8. Не кради.

9. Не свидетельствуй ложно против другого человека.

10. Не желай ничего, что принадлежит другому человеку: ни дома его, ни жены, ни слуги, ни вола, ни осла его.

Народ, стоявший у подножия Синая, с трепетом слушал эти высокие заповеди веры, добра и справедливости, а затем удалился. Моисей же оставался на Синае еще сорок дней и сорок ночей. В течение этого времени Бог передал ему еще много законов, указывающих, как должен жить и вести себя каждый израильтянин в семье и в обществе. Чтобы увековечить учение, полученное на Синае, Моисей начертал главные десять заповедей на двух каменных скрижалях (плитах), которые должны были храниться среди евреев как святыня. Все остальные законы были впоследствии записаны в книге, названной "Книгою Союза" ("Сефер га-брит").


27. Золотой телец.

По не весь израильский народ понимал великие истины, возвещенные с высоты Синая. Среди израильтян было много темных людей, которые вынесли из Египта ложные верования и наклонность к идолослужению. Эти люди хотели, чтобы Бог израильский, подобно языческим богам, представлялся в виде идола, который можно видеть глазами и осязать руками. Видя, что Моисей долго не возвращается с Синая, они потребовали от Арона, чтобы он им изготовил изображение Бога в виде тельца, по образцу египетского идола – быка Аписа.

Арон вынужден был исполнить требования простого народа. Израильтяне принесли к Арону свои золотые украшения. Он переплавил все это золото и отлил из него истукан в образе тельца. Народ стал плясать вокруг золотого тельца и восклицать: вот бог наш, который вывел нас из земли Египетской! Пред идолом был построен жертвенник, на котором приносились жертвы из домашнего скота. Тут же народ устраивал веселые пиры и попойки.

Между тем Моисей, после сорокадневного пребывания на священной горе, возвращался в стан израильский, держа в руках две скрижали с вырезанными на них десятью заповедями. Еще издали услышал он гул множества голосов. Вступив в стан и увидев, как народ пляшет вокруг золотого тельца, он страшно разгневался. Он нес народу с Синая учение истинного Бога, и вдруг увидел этот народ пляшущим вокруг идола! В гневе Моисей бросил на землю находившиеся в его руках каменные скрижали и разбил их вдребезги. Затем он схватил истукан золотого тельца и бросил его в огонь. После этого Моисей кликнул клич: "Кто за Бога – ко мне!". Пришли все израильтяне из родственного Моисею колена Леви (левиты), не осквернившие себя поклонением идолу. Вооруженные левиты бросились на толпу поклонников золотого тельца и многих убили.

Долгое время гневался Моисей на израильтян за совершенное ими преступление; но впоследствии, заметив, что народ раскаялся, он смягчился и стал просить Бога о прощении. По внушению Бога Моисей изготовил новые скрижали и вырезал на них десять заповедей Синайских. У подножия Синая был воздвигнут новый жертвенник из двенадцати больших, необтесанных камней, по числу двенадцати колен израильских. Когда Моисей вторично сходил с Синая с новыми скрижалями, лицо его было окружено лучистым сиянием. Израильтяне почувствовали уважение к своему великому вождю и уверовали, что через него говорит Бог.


28. Скиния собрания и стан израильский.

Когда израильтяне жили в пустыне Синайской, Моисей велел им построить переносный шатер (палатку), который бы служил храмом Божиим для странствующего народа. С радостью взялись израильтяне за эту работу. Всякий, кто сколько мог, приносил что-либо из строительного материала: дерево, металлы, различные ткани и звериные шкуры. За работами по постройке наблюдали два человека, которые в Египте научились строительному искусству: Бецалел и Агалиав. Вскоре шатер был готов. В глубине его стоял ковчег, украшенный сверху крылатыми фигурами "херувимов"; в ковчеге хранилась величайшая святыня народа – каменные плиты с десятью заповедями. Шатер был окружен двором, а посреди двора стоял алтарь для жертвоприношений. Вся эта постройка называлась скинией собрания ("огел моэд"; скиния – шатер). Арон и его сыновья были назначены священниками в этом храме, а многие левиты состояли там прислужниками. Для священнослужителей была установлена особая одежда.

Скиния собрания стояла в середине израильского стана. Этот стан был устроен в виде военного лагеря, так как израильтяне готовились завоевать Ханаан. Моисей обязал всех здоровых мужчин, начиная с двадцатилетнего возраста, исполнять военную службу. Только левиты, состоявшие при храме, освобождались от воинской повинности. Всех колен, кроме левитов, было двенадцать (так как род Иосифа делился на два колена – Эфраима и Менаши). Они размещались вокруг скинии в походных палатках. Ближе всего к скинии стояли палатки колена Левиина, к которому принадлежали Моисей, Арон и все храмовые служители. Вокруг колена Левиина располагались остальные двенадцать колен, по три с каждой стороны; каждые три колеса составляли особый отряд, имевший свое знамя. Каждое колено имело своего начальника. Когда нужно было выступать в путь, священники трубили в рога – и все отряды начинали двигаться в том же порядке, в каком стояли: левиты, неся на руках скинию и священный ковчег, шли в середине, а вокруг них – четыре отряда со знаменами. К израильтянам присоединился в походах отряд мидианитов, или кенитов, под предводительством Ховава, брата жены Моисея. Ховав хорошо знал все дороги в пустыне и был полезен для израильтян, как опытный проводник.


29. Соглядатаи. Восстание Кораха.

Около года прожили израильтяне в Синайской пустыне. Отпраздновав вторую Пасху после исхода из Египта, они весною двинулись дальше, к Ханаану. После нескольких переходов они прибыли в Кадеш; это был "оазис", или покрытое растительностью место среди пустыни, недалеко от границ южного Ханаана. Приближалось время вступления в родную землю. Расположившись лагерем в Кадеше, израильтяне избрали из своей среды двенадцать человек, по одному из каждого колена, и послали их вперед в Ханаан, чтобы осмотреть землю и узнать, каковы там почва, растительность и население.

В числе этих разведчиков, или "соглядатаев", были: полководец Иошуа бен-Нун из колена Эфраимова и Калев бен-Иефуне из колена Иудина. Соглядатаи прошли всю землю Ханаанскую, от юга до севера, и осмотрели ее. Близ Хеврона они срезали некоторые древесные плоды и виноградные кисти, редкие по своей величине, и взяли с собою, чтобы показать израильтянам.

Через сорок дней возвратились соглядатаи в стан израильский, в Кадеш, и рассказали следующее: ^Мы отошли всю землю Ханаанскую. В ней действительно отличная почва – и вот плоды ее; но народ, живущий там, очень силен, да и города у него укрепленные и большие. Мы видели там людей-великанов, в сравнении с которыми мы казались мухами". К этому рассказу послы, кроме Калева и Иошуа, прибавили, что нет надежды завоевать Ханаан. Слова разведчиков сильно опечалили израильтян; многие плакали, а малодушные люди, не отвыкшие от рабства, кричали, что надо возвратиться назад в Египет. Двое из послов, Иошуа и Калев, пробовали успокоить народ. "Если Бог будет милостив к нам, – говорили они, – то Он введет нас в эту землю и отдаст нам ее, хотя на ней и живут сильные люди. Не бойтесь их!". Но возбужденная толпа не слушала двух смелых послов и даже хотела побить их камнями.

Все это глубоко огорчило народного вождя Моисея. Он понял, наконец, что с такими людьми, которых долгое египетское рабство приучило к трусости, нельзя завоевать Ханаан, и что нужно ждать, пока подрастет новое поколение, воспитанное на свободе. Он объявил израильтянам, что они будут кочевать по пустыне еще сорок лет, до тех пор, пока не вымрет все старшее поколение, вышедшее из Египта, и окрепнет молодое поколение, более мужественное и способное к смелым завоеваниям; эти новые люди вступят в Ханаан. Затем Моисей приказал продолжать путь по обширной пустыне, вдоль Красного моря. Услышав это, народ сильно огорчился. Некоторые смельчаки не послушались Моисея и, отделившись от стана, пошли прямо к горам, по направлению к Ханаану. Но тут с гор сбежали дикие амалекиты и рассеяли их.

После этого большинство израильтян покорилось воле Моисея; но в некоторой части народа еще таилось недовольство против неограниченной власти великого вождя. Это недовольство выразилось в восстании Кораха (Корей). Двести пятьдесят именитых людей, под предводительством левита Кораха и рувимитов Датана и Авирама, восстали против Моисея и Арона. "Довольно вам властвовать! – кричали восставшие. – Все общество наше свято; отчего же вы ставите себя выше всего народа Божия?". Они упрекали Моисея в том, что он вывел израильтян из Египта, а в Ханаан но привел, что он заставляет всех погибать в пустыне. Народ толпился вокруг шатров мятежников, и восстание грозило разрастись. Тогда Моисей именем Бога приказал народу отойти от шатров людей, тяжко согрешивших.

И как только народ отошел, совершилось чудо: в том месте, где стояли Корах и его люди, земля обвалилась – и в образовавшуюся пропасть провалились все мятежники, их шатры и все их имущество. Многие израильтяне, которые сочувствовали восставшим, погибли от чумы.


30. Жизнь в Кадете.

После возвращения соглядатаев евреи жили в пустыне еще около сорока лет. Они вели частью оседлую жизнь в оазисе Кадеш, частью кочевали в соседних степях, близ южного Ханаана. Жили они в шатрах, занимались скотоводством и немного земледелием. (В память об этой жизни в пустыне, у евреев позже вошло в обычай устраивать шатры, или "кущи", в осенний праздник Сукот, продолжающийся семь дней.) В течение этого времени мало-помалу вымирали старики, вышедшие из Египта, и подрастало молодое поколение, которое Моисей воспитывал в духе истинного богопочитания и свободы. Моисей действовал не один. Он имел при себе совет из семидесяти старейшин, которые помогали ему в деле управления народом. Арон исполнял обязанности первосвященника, а левиты служили при "скинии собрания" и помогали Моисею в его духовной и учительской деятельности.

Когда срок, назначенный Моисеем для скитаний по пустыне, подходил к концу, израильтяне стали приближаться к границам Ханаана. На этих границах, с юга и востока, жили воинственные племена эдомитов, моавитов и амореев. Моисей сначала пробовал просьбами склонить царей этих племен пропустить израильтян в Ханаан. Он отправил к эдемскому царю посольство и поручил сказать следующее:

"Так говорит твой брат Израиль: позволь нам пройти через землю твою; мы не пойдем ни по полям, ни по виноградникам, и не будем пить воды из колодцев твоих, а пойдем большою дорогою, пока не выйдем из пределов твоих". На эту дружескую просьбу эдомский царь ответил отказом. Тогда израильтяне сделали новый обход по пустыне. По дороге, на горе Ор, умер Арон, и место первосвященника занял сын его Элеазар. Еще раньше этого, в Кадеше, умерла Мириам, сестра Моисея.


31. Завоевание Заиорданской области.

Миновав землю эдомитов, израильтяне остановились на юго-востоке Ханаана, близ страны Моав. Значительная часть этой страны была перед тем завоевана могущественным аморейским царем Сихоном.

Владения амореев простирались вдоль всего восточного берега Иордана. Моисей отправил послов к Сихону с просьбою пропустить израильтян через эту землю.

Сихон не согласился и вышел против Моисея с многочисленным войском.

Израильтяне сражались храбро и нанесли амореям страшное поражение. Они ворвались внутрь страны и заняли главный город ее Хешбон. Ободренные этой победой, израильтяне двинулись дальше к северу, в страну тучных пастбищ – Башан. Здесь выступил против них царь башанский Ог, потомок древних великанов.

Но израильтяне разбили Ога и весь его народ и завладели плодородным Башаном.

Таким образом, израильский народ стал уже твердою ногою в восточной, заиорданской области Ханаана.

Так как израильтяне расположились на границах земли Моавитской, то царь Моава Балак боялся чтобы они не захватили и его владений. По приказу Балака старейшины моавские отправились в Месопотамию и привели оттуда чародея Билеама (Валаам). Балак сказал Билеаму: "Вот народ вышел из Египта и занял все пространство земли по соседству со мною, а воевать с ним мы не можем, ибо он сильнее нас. Иди же и прокляни этот народ, – и тогда мы, может быть, победим его и прогоним из этих земель. Ведь я знаю, что тот, кого ты благословляешь, счастлив, а тот, кого проклинаешь, делается несчастным". Билеам согласился на просьбу Балака, но Бог во сне внушил чародею действовать совершенно иначе.

Когда царь моавский повел его на вершину горы, откуда виден был стан израильский, Билеам воскликнул: "Могу ли я проклинать того, кого Бог не проклял, и гневаться на того, на кого Бог не гневается?". В другой раз Билеам был так очарован видом стана израильтян, что не мог удержаться от восклицания:

"Как хороши шатры твои, Яков, и жилища твои, Нэраиль!". Напрасно Балак ожидал проклятий против израильтян: Билеам только благословлял их и предсказывал им великую будущность. Моавский царь рассердился па чародея, и Билеам удалился.

Таким образом, замыслы моавитов против израильтян не осуществились.


32. Раздел Заиорданья.

Смерть Моисея. Когда Заиорданская страна была завоевана, народ израильский готовился перейти реку Иордан и покорить западный Ханаан. Туг к Моисею явились люди из пастушеских колен Рувима и Гада и сказали: "Покоренная нами земля очень удобна для пастбищ, а у нас много скота.

Отдай нам эту землю во владение и не перевози нас через Иордан". Моисей стал упрекать просителей за то, что они не хотят участвовать вместе с остальными коленами в дальнейшем завоевании Ханаана, а желают отделиться от народа и спокойно жить на завоеванной части земли. Но рувимиты и гадиты отвечали, что они вовсе не думают отделяться от всего народа. "Мы, – говорили они, – построим себе здесь только хлевы для овец и жилища для наших жен и детей. Сами же мы вооружимся и пойдем на войну впереди, всех израильтян; мы не возвратимся в дома наши, пока весь народ не вступит во владения свои на той стороне Иордана". После такого обещания Моисей велел отдать в удел коленам Рувимову и Гадову земли аморейскую и башанскую, на востоке Иордана. К этим двум коленам присоединилась еще половина колена Менаши, которая заняла часть аморейских владений, известную под именем Гилеада.

Таким образом, два с половиною колена заняли восточную, заиорданскую часть Ханаана. Предстояло перейти Иордан, завоевать внутренний Ханаан и разделить его между остальными коленами. Но это дело не суждено было совершить Моисею. Великий освободитель и вождь Израиля уже чувствовал приближение смерти и знал, что ему не придется ввести народ внутрь Ханаана. Перед своей смертью он часто собирал израильтян и поучал их, как жить в новом государстве по законам свободы и справедливости. Своего помощника Иошуа Моисей назначил вождем израильского народа. Наконец печальный час разлуки настал. Моисей предсказал народу его будущность и благословил каждое колено в отдельности.

Затем он поднялся на Нево, вершину моавитского хребта гор Писга (Фасги). С этой вершины Моисей видел большую часть Ханаана; он долго стоял здесь и скорбел о том, ЧТО ему не дано вступить в будущее израильское государство.

Вскоре Моисей умер, имея от роду 120 лет, и был похоронен в равнине моавитской; место его погребения осталось неизвестным для потомства.

ИзраильтЯне оплакивали в течение тридцати дней смерть своего великого вождя.

"Не было более у израильтян такого пророка, как Моисей", – говорит Библия.

Моисей был и освободителем, и духовным руководителем своей нации. Он превратил толпу рабов в народ и своим вдохновенным учением сделал этот народ "избранным", великим.


33. Исторические выводы.

Между исходом из "страны рабства" – Египта и вступлением в "обетованную землю" Ханаанскую прошло, по преданию, несколько десятилетий, в течение которых израильтяне странствовали по пустыне. Жизнь их в пустыне состоит из двух моментов: из кратковременного пребывания в окрестностях Синая и более продолжительного пребывания в оазисе Кадеш, близ Эдома и южных границ Ханаана.

К Синаю израильтяне шли прямо из Египта, под влиянем сильного подъема национального духа, вызванного освобождением от рабства. Освобожденный народ чувствовал потребность в объединении всех своих членов в общество, управляемое законами. Полный надежд и светлых стремлений, он следовал за своим вождем Моисеем. Внезапная перемена обстановки должна была произвести свое действие на выходцев из Египта. После плодородных берегов Нила, они очутилось в мрачной, безводной пустыне, где как грозные великаны возвышались обнаженные скалы, вершины которых уходили в облака. Здесь как бы терялась граница между землей и небом, между жизнью и смертью; здесь витал дух Творца мира. Если еще недавно, в Египте, народ испытывал тяжелый гнев людской, то здесь, среди простора безлюдной пустыни, он чувствовал над собою иную, высшую власть – власть единого и вечного Существа, Бога. У подножия "горы Божией" (har ha'Elohim) – Синая, народ услышал те бессмертные заповеди, которые сделались краеугольными камнями иудаизма.

Тут начался переход от смутной естественной религии патриархов к ясной общественной религии Моисея. Бог является владыкою не только природы, но и человеческой жизни; Он не только Бог вселенной, но и в частности Бог израильской нации, имеющий определенное имя – Иагве или Иегова. "Я – Иегова, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства" (1-я заповедь), – в этих словах выражена народная сущность Моисеевой религии. Вслед затем определяются свойства Бога: Он един и бестелесен, не должно быть многобожия и идолопоклонства (2-я заповедь). Субботний покой предписывается как средство поддерживать в народе телесное здоровье и свободу духа (4-я заповедь). Почитание родителей выставляется главным устоем семейной и общественной жизни, ибо сила народа – в крепкой связи между старым и молодым поколениями (5). Запрещение лжи, смертоубийства, воровства, распутства и жадности (3 и 6-10) – является основой нравственности общества. То были вечные истины, которые еврейский народ открыл всему роду человеческому.

Во время пребывания в Кадеше народ приучался к правильной общественной жизни. Моисей, по преданию, управлял израильтянами при помощи совета старейшин; он назначал начальников над отдельными группами, поручая им надзор за порядком и разбирательство обыкновенных судебных споров. Здесь именно могли выработаться и применяться на деле некоторые из тех общественных законов, которые изложены в "Книге Союза" (Сефер га-брит, т. е. главы 21-23 книги "Исход"), составляющей первоначальное зерно Моисеева законодательства.

Человеколюбие, сострадание к слабому и бедному и строгое отношение к нарушителям чужих прав – вот главные черты этих законов. Все люди равны перед Богом: мужчина и женщина, богатый и бедный, господин и слуга. Вот несколько примеров: "Если ты купишь еврейского раба, то пусть шесть лет прослужит у тебя, а на седьмой год отпусти его на свободу даром; если у него есть жена, то отпусти с ним и жену". "Вдову и сироту не притесняйте… Если одолжишь деньги бедному под залог его верхнего платья, то каждый день к заходу солнца возвращай ему платье, ибо он должен им прикрываться ночью". "Не суди неправедно бедного; не бери подкупа. Не притесняй пришельца, ибо сами вы были пришельцами в земле Египетской".

В Кадеше заложены были и основы богослужения древнего Израиля. Народною святынею был "ковчег союза", т. е. ящик, где хранились каменные плиты ("скрижали") с десятью Синайскими заповедями. Во время стоянок в пустыне ковчег находился в "шатре собрания". Во время войн в восточном Ханаане левиты с ковчегом шли впереди израильтян, в знак того, что сам Иегова предводительствует своим народом. При этом раздавались клики: "Восстань Иегова, и пусть рассеются враги Твои!". Воодушевленные присутствием святыни в их среде, израильские воины сражались мужественно и одерживали те блестящие победы, которые открыли им доступ в область восточного Ханаана. То были священные религиозные войны, "войны Иеговы" (Milchamoth Iahwe), как сказано в Библии.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх