Глава 6 Царствование Саула (1067-1055 гг. до хр. эры)

51. Филистимская война.

Первые два года своего царствования Саул употребил на то, чтобы составить себе хорошее постоянное войско. Он образовал отряд из трех тысяч отборных воинов; во время войны к этому отряду присоединялось народное ополчение. Начальником войск был сам царь; отдельным отрядом командовал старший сын царя Ионатан, отличавшийся необыкновенною храбростью. Ионатан первый дал повод к решительной войне с филистимлянами, которые все еще угнетали евреев. Филистимляне держали свои войска в вениамитских городах, притесняли жителей и брали с них дань. Молодой Ионатан пламенно желал избавить свой народ от этого гнета. Однажды он ворвался со своими воинами в Гивею и убил там начальника филистимского отряда. Узнали об этом филистимские князья, собрали большое войско, много конницы и боевых колесниц и пошли воевать с израильтянами.

Филистимляне расположились лагерем в Михмасс, а против них, в Гилгале, расположился израильский лагерь. У Саула было очень мало войска. Многие израильтяне, услышав о нашествии филистимлян, разбежались и скрывались в пещерах и ущельях скал. Израильтяне нс имели ни сильной конницы, ни боевых колесниц, ни даже оружия в достаточном количестве, ибо филистимляне изгнали из городов израильских всех кузнецов, и негде было сковать или наточить меч и копье. Саул медлил с нападением на врагов, но храбрость Ионатана ускорила решительное сражение. Филистимский лагерь находился на крутой горе, окруженной глубокими рвами. Однажды Ионатан и его оруженосец тихо вскарабкались на этот крутой утес и своими выстрелами из лука произвели замешательство в лагере филистимлян. Последние думали, что за этими смелыми стрелками идет большое войско, и разбежались. Тогда Саул и его воины бросились на бегущих филистимлян и гнали их дальше. Скрывавшиеся в горах израильтяне выходили из своих убежищ и, вооружаясь дубинами и ломами, нападали на отдельные кучки филистимлян и истребляли их. Таким образом израильтяне на время избавились от своего злейшего врага и притеснителя. Страна была свободна, и народ прославлял своего царя-победителя.

Успехи Саула в борьбе с врагами нации упрочили за ним царскую власть.

Утвердившись на престоле, Саул устроил свою столицу в родном городе, Гивее Вениамитской, получившем поэтому имя Гивеи Сауловой (Гибеат-Саул). Царский двор в Гивее имел очень простое внешнее устройство. В дни праздников и новолуния при дворе совершались жертвоприношения и к царскому столу приглашались приближенные люди, преимущественно из родичей Саула, вениамитов.

Особенно близок был к царю его двоюродный брат Авнер, отличавшийся военными способностями. Авнер был назначен главным начальником всех израильских войск.

Саул заботился о строгом соблюдении религиозных законов. Желая искоренить языческое суеверие в народе, он изгнал из страны всех колдунов и гадальщиц.

Вскоре, однако, новая война отвлекла царя от внутренних дел государства.


52. Амалекитская война.

Пророк Самуил явился к Саулу и велел ему, от имени Бога, идти войною против дикого племени амалекитов, которое кочевало в пустыне, близ южных границ Ханаана, и занималось разбоями. Еще со времен Моисея израильтяне ненавидели это племя, которое грабило их в пустыне, после исхода из Египта. "Иди и порази амалекитов, – сказал Самуил царю, – и истреби все, что у них есть; не пощади ни мужчин, ни женщин, ни вола, ни овцы, ни верблюда, ни осла". Саул собрал войско и двинулся к южной границе. Израильские войска ворвались в страну амалекитов, перебили там жителей, истребили их стада и имущество. Только царя амалекитского Агага Саул взял живым в плен, да еще часть лучшего скота из неприятельских стад уцелела от истребления. Саул сжалился над Агагом и не хотел убивать его; пожалел он также уцелевший скот и решил его оставить в виде добычи, вопреки приказанию пророка.

Когда в лагерь явился Самуил, Саул сказал ему, что повеление Божие исполнено и что враг разбит. "Но откуда же доносится ко мне блеяние овец и мычание волов?" – строго спросил пророк. Царь отвечал, что оставил в живых только Агага, а народ пощадил часть скота, взятого у амалекитов, но что все готовы принести этот скот в жертву Богу. Самуил воскликнул: "Богу приятнее послушание, чем жертвоприношение. Ты отверг слово Божие, а Бог тебя отверг, и ты не будешь больше царем". С этими словами пророк отвернулся от царя. Саулу тяжело было выслушать эти упреки и угрозы в присутствии народа. Он сказал Самуилу: "Я согрешил, но окажи мне хоть честь перед народом; воротись со мною, и я поклонюсь Богу". Самуил вернулся, затем велел привести хищного амалекитского царя Агага и сказал ему: "Как твой меч отнимал у матерей их детей, так пусть и твоя мать лишится своего сына". Агагу отрубили голову в Гилгале. После этого Самуил отправился в свой город Раму, а Саул возвратился в Гивею. Между царем и пророком произошел разрыв, и они больше не видели друг друга. Самуил решил, что Саул не годится для управления народом и стал искать человека, более достойного занять царский престол.


53. Давид при дворе Саула.

В области колена Иудина, в городе Бетлехеме (Вифлееме), жил почтенный старец Ишай (Ессей), у которого было восемь сыновей.

Самый младший из них, Давид, был юноша красивый, умный и мужественный. Свои детские годы Давид провел на лугах, окружавших Бетлехем, где он пас стада своего отца; здесь он любил петь пастушеские песни и играть на арфе.

Познакомившись с ним, Самуил – говорит предание – своим пророческим духом угадал, что этот юноша будет впоследствии царем израильским. Пророк прибыл однажды в Бетлехем и предсказал Давиду его будущность, окропив его при этом священным елеем, как делалось при назначении нового царя. Это происходило тайно, и кроме семьи Ишая никто не знал о предсказании пророка.

Между тем царь Саул после амалекитской войны стал сильно грустить. Он понимал гневное слово пророка, сказанное после победы над амалекитами, и боялся, что скоро придет конец его короткому царствованию. Видя грустное настроение царя, приближенные сказали ему: возьми человека, умеющего играть на арфе, и когда тебе станет грустно, то он тебя будет развлекать своей игрой.

Царь стал искать хорошего музыканта и узнал, что Давид из Бетлехема прекрасно играет на арфе. Давида тотчас Привели В Гивею, В царский дом. Юноша очень понравился Саулу и был назначен оруженосцем царя. Всякий раз, когда Саулом овладевала тоска, Давид брал свою арфу и играл на ней до тех пор, пока царь не становился снова веселым.

Вскоре Давид прославился во всей стране одним смелым подвигом.

Филистимляне собрали свои войска и опять готовились к войне с израильтянами.

Сорок дней стояли оба войска, филистимское и израильское, около Бетлехема и не начинали сражения. Тогда выступил вперед один воин из филистимского лагеря, человек огромного роста, по имени Голиат (Голиаф), и воскликнул, обращаясь к израильскому войску: "Выбирайте из своей среды бойца, чтобы он сразился со мною; если я его побью, то вы будете нашими рабами, а если он меня побьет, мы будем вашими рабами". Услышал об этом царь Саул и кликнул клич по стране: тот израильтянин, который победит великана Голиата, получит в жены царскую дочь и большие богатства. Но вид филистимского великана, вооруженного с ног до головы, внушал всем такой страх, что никто не осмеливался вступить с ним в борьбу. В это время Давид шел с полей Бетлехема в израильский лагерь, чтобы проведать своих братьев. Услышав дерзкие вызовы Голиата, он решил сам выйти на бой с этим великаном. Все смеялись над смелым решением Давида, а Саул сказал ему: как же ты, юноша, пойдешь против богатыря, с детства привыкшего к войне?

Но Давид отвечал, что он хочет защитить честь своего народа и надеется на помощь Божию. Тогда Саул дал ему свое царское вооружение: надел ему панцирь на грудь, медный шлем на голову и повесил ему на пояс свой меч. Но Давиду, по непривычке, трудно было действовать в этих тяжелых доспехах. Он снял с себя царское вооружение, взял в руки простую палку и лук для стрельбы, положил пять острых камней в свою пастушью сумку и пошел против филистимского богатыря.

Голиат, увидев израильского бойца, рассердился и сказал: разве я собака, что ты идешь на меня с палкою? Но Давид не смутился и быстро шел вперед.

Остановившись на некотором расстоянии от Голиата, Давид вынул из сумки небольшой камень и так метко бросил его, что попал великану прямо в лоб.

Голиат в своем тяжелом вооружении повалился на землю и не мог подняться. Давид еще стрелял в него из лука, затем подбежал к лежавшему, сорвал с него меч и отрубил ему голову. Увидев своего богатыря мертвым, филистимляне в страхе разбежались. Израильтяне погнались за ними и разбили их. Согласно своему обещанию, Саул выдал замуж за Давида свою младшую дочь Михаль (Мельхола).


54. Борьба Саула с Давидом.

Победа над Голиатом доставила Давиду громкую славу. Когда Саул и Давид во главе войска возвращались из похода, израильские женщины выходили навстречу им с пением и пляской и восклицали: "Саул разбил тысячи филистимлян, а Давид – десятки тысяч". Саулу стало досадно, что юного царского оруженосца величают больше, чем самого царя. Он боялся, что Давид сделается любимцем народа и отнимет у него престол. С тех пор Саул возненавидел Давида. Однажды царь был очень угрюм, и Давид играл перед ним на арфе, чтобы рассеять его тоску. Вдруг царь в припадке гнева бросил свое копье в Давида и чуть не убил его; Давид быстро отскочил в сторону и тем спасся от смерти. После этого Давид удалился из царского дворца. Саул назначил его начальником над тысячей воинов и посылал его в самые опасные сражения.

В то время как царь ненавидел Давида, благородный царевич Ионафан сильно привязался к юному герою и полюбил его, как родного брата. Ионафан пробовал примирить отца с Давидом, но Саул гневно крикнул сыну: "Знай, что пока жив Давид – твоя царская власть не обеспечена!". Однажды царь велел своим слугам убить Давида в его собственном доме, на рассвете. Узнав об этом, жена Давида Михаль выпустила мужа ночью через окно, а когда на рассвете пришли убийцы, они Давида не нашли. Он бежал в Раму, где жил престарелый пророк Самуил. Сюда тайно пришел к Давиду друг его Ионафан и посоветовал ему идти дальше, чтобы не попасть в руки разгневанного Саула. Друзья на прощание обнялись, поцеловались и долго плакали.

Давид отправился в Нов, "город священников", где был временный храм Иеговы. Первосвященник Ахимелех (внук Элия) принял Давида хорошо и отдал ему меч, отнятый Давидом некогда у Голиата и хранившийся в храме. Оттуда Давид бежал дальше, к филистимской границе, и поселился в пещере близ Адулама. Здесь стали к нему собираться разные недовольные люди, удальцы и искатели приключений, и признали его своим вождем. – Между тем Саулу донесли, что Давид был в Нове и там был хорошо принят священниками. Царь велел привести к себе, в Гивею, Ахимелеха и других невских священников и гневно сказал им: "Зачем вы дали моему врагу, Давиду, пищу и меч? Зачем благословили человека, восставшего против меня?". Ахимелех отвечал, что священника приняли Давида как царского зятя, и ничего не знали о причине его бегства. Но Саул не хотел слушать никаких оправданий. По его приказу царские телохранители убили Ахимелеха, его семью и 58 священников. Спасся только один сын Ахимелеха, Авиатар, который бежал к Давиду.

Давид, во главе вооруженной шайки вольных люден, переходил с места на место. К этой вольной дружине примкнули и прибывшие из Бетлехема родственники Давида, между которыми особенною храбростью отличался сын его сестры, Иоав, будущий полководец. В числе воинов, окружавших Давида, были также иноземцы – филистимляне и хитейцы. Давид не мог оставаться со своими людьми долго в одном месте, так как за ним по пятам гнался отряд Саула. Однажды царский отряд подошел к стоянке Давида. Саул один зашел в темную пещеру, где скрывались Давид и его люди. В темноте царь не заметил их. Воины шепнули Давиду: "Вот теперь Бог предал твоего врага в твои руки; сделай с ним что хочешь". Но Давид сказал: "Не могу поднять руку на царя, избранника Божия". Он только тихо подошел к Саулу сзади и отрезал у него край верхней одежды, а тот ничего не заметил. Когда царь ушел из пещеры, Давид вышел вслед за ним и, показав ему издали отрезанный край одежды, воскликнул: "Вот ты, царь, считаешь меня своим врагом, а между тем ты сейчас был в моих руках, и я все-таки тебе ничего худого не сделал. Бог видит мою правоту; пусть Он рассудит нас!". Саул, тронутый великодушием Давида, заплакал и сказал: "Твой ли голос слышу, сын мой, Давид? Ты более прав, чем я, ибо ты мне сделал добро, а я тебе делаю зло.

Я знаю, что ты будешь царствовать во Израиле; но поклянись мне, что ты не истребишь моего потомства после моей смерти". Давид поклялся, и они разошлись.

Вскоре, однако, Саул забыл об этой встрече и снова стал преследовать Давида.


55. Гибель Саула.

Около этого времени умер престарелый пророк Самуил, покровитель Давида. Давид боялся оставаться в родной Иудее, где за ним гнались воины Саула, и перешел с дружиною из 600 человек в землю филистимскую. Царь (князь) филистимский, Ахиш, принял Давида хорошо. Он думал, что Давид, как враг Саула, будет помогать филистимлянам в войне против израильтян. По просьбе Давида Ахиш отвел ему и дружине его для жительства особый город, Циклаг.

Отсюда Давид со своим отрядом делал набеги на амалекитов и другие дикие племена к югу от Ханаана и забирал у них много добычи. Ахишу же он говорил, что делает набеги на иудейские земли. Так продолжалось больше года. Наконец, царь филистимский снова собрал свои войска и выступил в поход против израильтян. В задних рядах своего войска Ахиш поместил Давида с его отрядом.

Но филистимские князья и сановники, увидев это, сказали Ахишу: "Зачем тут эти евреи? Ведь это тот самый Давид, о котором поют в хороводах, что он разбил десятки тысяч филистимлян. Чем же умилостивит он своего господина (Саула), если не нашими головами?". Ахиш принужден был отослать Давида с его отрядом обратно в Циклаг, – чему Давид был очень рад.

Услышав, что филистимляне выступили в поход, Саул расположил свое войско в долине Изреель, близ гор Гильбоа. Со страхом ожидал он приближения неприятеля. Мрачные предчувствия волновали царя. Под влиянием тоски Саул сделался суеверным. Он хотел отгадать свое будущее и обратился за этим к одной волшебнице, жившей в Эндоре. Однажды ночью царь переоделся, чтобы его не узнали, пришел в дом волшебницы и попросил ее вызвать из могилы тень умершего пророка Самуила. Тотчас, в таинственном мраке ночи, показался образ старца, в котором царь узнал Самуила. "Зачем ты встревожил меня?" – послышался гневный вопрос пророка. Саул упал перед пророком на колени и воскликнул: "Худо мне.

Филистимляне на меня нападают, а Бог отвернулся от меня; скажи мне, что делать?". Самуил отвечал: "Бог действительно покинул тебя за прежнее твое непослушание – и отдал твой престол Давиду. Бог предаст тебя и израильтян в руки врагов; завтра же ты и твои сыновья будете со мною". Саул задрожал, услышав эти слова, и упал на землю. С трудом уговорила его волшебница съесть что-нибудь и подкрепить свои силы.

На другой день между израильтянами и филистимлянами завязался страшный бой в горах. Филистимляне победили. Тысячи израильских трупов покрыли собою высоты Гильбоа. Ионафан и другие два сына Саула пали в жарком бою. Саул был изранен неприятельскими стрелами. Чувствуя свой конец, он сказал своему оруженосцу: "Обнажи меч и заколи меня, чтобы не пришли эти инородцы и не надругались надо мною". Но оруженосец не осмелился убить своего царя. Тогда Саул сам бросился на свой меч и умер. На следующий день филистимляне нашли труп израильского царя и повесили его на стене города Бетшеана, как знак победы. Когда узнали об этом жители гилеадского города Явеша (которых Саул некогда спас от аммонитов), они послали людей к Бетшеану, чтобы снять со стены тело погибшего царя. Ночью эти послы похитили тело Саула и привезли в Явеш, где оно было предано земле.

Давид узнал о гибели Саула и его сыновей от одного амалекита, прибежавшего с поля сражения в Циклаг. Амалекит думал, что обрадует Давида таким известием, и хвалился даже, что сам убил израильского царя. Но Давид воскликнул: "Как ты смел поднять руку на избранника Божия!" – и приказал убить амалекита. По преданию, Давид в следующей трогательной песне оплакивал смерть царя Саула и своего друга Ионафана:

"Краса твоя, Израиль, лежит пораженная на высотах твоих. Как пали герои!

Не возвещайте в Тате, не рассказывайте на улицах Аскалона, чтобы не радовались дочери филистимские, чтобы ив ликовали дочери иноплеменников. Горы Гильбоа!

Пусть не будет на вас ни росы, ни дождя, ни полей плодоносных, ибо там запятнан щит героев, щит Саула, не намазанный елеем. (А было время, когда) лук Ионафана не останавливался перед кровью убитых, перед луком героев, и меч Саула не возвращался (в ножны) пустым. О, Саул и Ионафан, любимые и дорогие, неразлучные и в жизни, и в смерти! Они носились легче орлов, они были храбрее львов. Вы, дочери Израиля, плачьте о Сауле, который одевал вас в пурпур и тонкие ткани и покрывал ваши одежды золотыми украшениями. Как пали герои в сражении! Как погиб Ионафан на высотах твоих! Больно мне за тебя, брат мой Ионафан! Ты мне был так дорог; твоя любовь была мне дороже любви женщины. О, как пали герои! Как погибло оружие бранное!".






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх