§ 7. Вещи, не подлежащие частному обладанию по русским законам


Великое множество вещей по русским законам изъято из частного произвола, не подлежит вовсе частному праву, не может быть предметом частного имущества.

Сюда относятся:
1) Межи и межники. Между границами дач городских, уездных, становых и владельческих оставляется межник, полоса земли от 3 сажень до одной сажени; он отделяется пополам от смежных дач и должен оставаться неприкосновенным для частного владения. Ни межи, ни права, с ними соединенные, не зависят от действия давности. Это предмет государственного права, не частного (т. X, ч. 2, Зак. Меж., изд. 1893 г., ст.443. Гражд. 563. Улож. 1605).
2) Дороги. Они разделяются на пять классов: главных сообщений, государственные (шир. 60 саж.), больших сообщений (30 саж.), обыкновенные, почтовых сообщений между губерниями (30 саж.), уездные, почтовых и торговых сообщений (30 саж.), сельские и полевые (3 саж.) (Уст. Пут. Сооб. ст.10; 524. Зак. Меж., изд. 1893 г., ст.404, прим.). Пространство их при межевании дач исключается и в счет не полагается (Зак. Меж., изд. 1893 г., ст.405, 406). Они неприкосновенны, не должны быть ничем занимаемы, запахиваемы и проч. (Уст. Пут. Сооб. 882, 889, 890). Только владельцу дачи, в коей лежит проселочная дорога, дозволяется пролагать вместо нее другую невдалеке, между теми же пунктами (Пут. С. 891).
Статья 891 Уст. Пут. Сообщ. ч. I т. XII предоставляет владельцу имения право употребить для хозяйственных целей землю, находящуюся под проселочной дорогой, но с обязанностью провести новую дорогу не в дальнем расстоянии от прежней, причем по 892 ст. того же Уст. владелец может быть принужден к очистке прежней дороги, если новая будет длиннее или хуже (Кас. реш. 1873 г. N 311).
Подобно дорогам, и лежащие на них постоянные мосты и гати, хотя бы устроены были владельцем дачи и обывателями, не составляют частной собственности: никакое частное лицо не может устанавливать ни с них, ни с дорог сбора в свою пользу от проезжающих (У. П. С. 802 по прод. 1893 г., 840, 841, 842 по прод. 1893 г., 843 по прод. 1893 г.). Некоторые шоссейные дороги, устроенные частными лицами и обществами, тоже не составляют частной собственности, хотя облагаются в пользу устроивших сбором по таксе, определенной законом (Пут. Сооб. 876–878 по прод. 1893 г., см. Полн. Собр. 1871 г. N 49717, о шоссейной дороге от Кяхты до Байкала, устроенной купечеством). Сбор может быть установлен с плавучих мостов и перевозов, если они содержатся обывателями, и то с разными ограничениями, по таксе, утверждаемой Министерством Внутренних Дел, на Кавказе Главноначальствующим гражданской частью, а в Сибири восточной и Приамурском крае — генерал-губернаторами (843 по прод. 1893 г., 844).
Право пользования проходом и проездом по дорогам принадлежит всем без изъятия (Пут. С. 523, Гр. 434; касс. 1877 г. N 25); точно так же предмет общего пользования составляет и трава, растущая по сим дорогам на мерном пространстве (Гр. 435. Пут. Сооб. 572).
Подлежат ли дороги действию давности — закон не упоминает об этом. Надо думать, что не подлежат, за исключением проселочных.
К путям сообщения, кои должны оставаться для всех свободными, принадлежат и улицы. Взимать плату за сообщение по улицам не дозволено. В сем смысле решено Государственным Советом дело о проходе по т. наз. певческим улицам в Москве (см. Полн. С. Зак. 1864 г. N 40954 а).
Железные дороги могут быть предметом частной собственности, но под полным контролем правительства, не только по устройству, содержанию и управлению, но и по количеству сборов, определяемых тарифами (Уст. Железн. дор., изд. 1886 г., ст.18, 68, 69). Сверх того законом признано, и по изданным доселе уставам видно, что собственность эта не причисляется к разряду вечной и потомственной, ибо во всех случаях правительство предоставляет себе право по истечении определенного срока обратить дорогу в собственность государственную или даже выкупить ее у частного лица до срока (см. Уст. Железн. дор., изд. 1886 г., ст.143, 144). Подъездные пути к железным дорогам, устраиваемые, с особого разрешения правительства, отдельными лицами и обществами, составляя частную собственность устроителей, так же как и железные дороги, могут подлежать выкупу, когда устраиваются при пособиях или льготах от правительства (Полож. о Подъездн. путях, изд. 1893 г., в т. XII ч. I, ст.1, 37). Пути сии могут быть общего пользования и пользования частного; за сообщение по первым может быть взимаема плата, установленная правительством, передвижение же по подъездным путям частного пользования, если оно допущено владельцем для посторонних лиц и грузов, должно быть бесплатное (там же, ст.4–6).
3) Воды и водяные пути сообщений. Воды морские, даже при местах заселенных, равно все озера, никому в особенности не принадлежащие, частному владению не подлежат, но должны оставаться в общем и свободном для всех пользовании (Т. XII, ч. 2, Уст. сельск. хоз. изд. 1893 г., ст.267). Из этого общего правила допускаются исключения местные, там, где рыбный промысел составляет оброчную статью (там же, ст.328 и след., 356, 492) или собственность особых ведомств и сословий, например, тунгусов (там же, ст.280) и пр.
Общее правило относительно морских вод состоит в том, что они не подлежат частному владению, но остаются в общем пользовании: исключение допускается не иначе, как по особым привилегиям от Высоч. власти. Посему признано, что город Феодосия не имел права отдавать в аренду ловли рыбы в водах, прилегающих к берегу (Касс. 1880 г., N 36).
Судоходные реки и их берега (на пространстве бечевника) причисляются к имуществам государственным, в том смысле, что всякому свободен проезд по ним (II. С. 82, 359. Гр. 434) и пользование бечевником. Но в то же время закон присваивает владельцу дачи право на воды, в пределах ее заключающиеся, в смысле пользования всеми плодами и приращениями и рыбными ловлями, по всяким и по судоходным рекам (Гр. 424, 425. Уст. сельск. хоз. изд. 1893 г., 271).
4) Крепости, порты, гавани, церковные строения (кроме домашних церквей), монастыри, публичные памятники, общественные кладбища и тому подобное.
Могут ли кладбища состоять в частном обладании? На этот вопрос следует, кажется, отвечать отрицательно. Кладбище составляет предмет общественного, но не гражданского права. Кладбища при монастырях составляют принадлежность монастырей и доходную статью монастыря, как учреждения. Для городских кладбищ отводятся места от города, на выгонной земле, и устраиваются они общим иждивением обывателей (Уст. Врач. изд. 1892 г., ст.693, 695, 700). Кладбища сельские, хотя принадлежат к составу дачи, но не могут быть обращаемы ни на какое иное употребление. Нельзя возводить на них никакого строения. Оставленное кладбище остается неприкосновенным; гробы и мертвые тела из него не переносятся, и запахивать его запрещено (там же, ст.701, 717). И о месте, откупленном на кладбище, нельзя признать, что оно принадлежит в собственность откупившему лицу. Откупивший место не приобретает на оное вотчинного права, а получает по условию право исключительно пользоваться этим местом для погребения; и при том еще сомнительно, следует ли право это причислить к правам гражданским.
Домашние церкви с относящеюся к ним движимостью принадлежат к числу имуществ, не состоящих в полной собственности владельца. Существование домовой церкви допускается только до кончины того, кому устройство ее разрешено; по наследству церковь не переходит, без нового разрешения; не составляет принадлежности того здания, в которой устроена; по кончине лица, кому дано дозволение, вся принадлежность домовой церкви обращается в собственность церкви приходской. Уст. Дух. Консист. изд. 1883 г. (П. С. Зак. N 1495), ст.49.
Улицы в селениях могут ли составлять предмет частной собственности? На этот вопрос наши законы не дают прямого ответа, но улицы в селениях можно подвести под правило о дорогах, коих часть или продолжение составляют они в проезде через селение. Тем не менее улицы в селениях, поскольку служат для внутреннего сообщения местным жителям, составляют в черте селения территориальную его принадлежность по силе 387 ст. Зак. Гражд. — 27-й статей Мест. крест. полож. постановлено, что улицы в селениях не полагаются в счет крестьянского надела и не облагаются повинностью в пользу помещика. В решении (Кас. реш. N 1275) 1870 года Сенат опроверг рассуждение палаты, коим признано, что в селении крестьян, выкупивших свои наделы, улицы вместе с базарною площадью должны быть, относительно торговли на улицах, признаны на осн. 27 и 43 ст. Мест. крест. пол. принадлежностью помещика.
Из Кас. реш. 1871 г. N 51 следует такой вывод, что право крестьян на пользование дорогами на земле, остающейся в непосредственном распоряжении помещика предполагается само собою в силу 434 и 449 ст. I ч. X т., если дороги эти составляют предмет, права участия общего или частного. Нет надобности искать установления сего права в уставной грамоте.
Сенат (Кас. реш. 1873 г. N 704) по соображении 434, 437, 439, 440, 674 и 685 ст. X т. I ч., ст.82, 85; 87 п. 3 и 359 Уст. Пут. Сооб. т. XII ч. I Св. Зак. нашел, что судоходными реками, предоставляемыми в общее пользование, признаются лишь такие реки, по которым открыто судоходство, с устройством бечевников, и которые, по надлежащем исследовании их годности и удобства к плаванию, объявлены судоходными; все же прочие реки, в силу ст.424 т. X ч. I, состоят в пользовании тех владельцев, по дачам которых они протекают. Нельзя согласиться с этим рассуждением. В приведенных статьях и нигде в законе не сказано, что реки должны быть объявлены правительством судоходными или сплавными. Не установлен порядок объявления рек судоходными и сплавными, а постановлено, что реки исключаются из числа судоходных и сплавных не иначе, как по особому распоряжению правительственной власти. Из сего следует, что судоходными и сплавными, по смыслу действующих узаконений, следует признавать все вообще реки, на которых на самом деле, фактически открыто судоходство и по которым производится сплав, и что в силу одного только этого обстоятельства судоходцы и сплавщики имеют право на бечевник. В этом смысле в 1890 году состоялось разъяснение и в порядке законодательном (Уст. Пут. Сообщ., ст.359 прим. 3 по прод. 1893 г.).
По вопросу о том, следует ли признавать землю, отведенную городом из выгона под городское кладбище, землею церковною, Гражд. Кассац. Департамент нашел, что закон вовсе не устанавливает отчуждения части выгонной земли, отведенной под городское кладбище, в пользу церкви или монастыря, находящихся близ городского кладбища, но определяет лишь известные правила благоустройства на кладбищах (Уст. Врачебн. изд. 1892 г., ст.695 и след.), и возлагает на владельцев той земли, на которой они были устроены, обязанность огораживать их или обводить рвом, не устраняя и должностных лиц общественного управления от наблюдения за сохранностью общественных кладбищ и могил. Вследствие сего, приравняв городскую кладбищенскую землю к церковным землям, Судебная палата (Саратовская) нарушила ст.400, 402 и 403 т. IX и 439 ст.т. X ч. 3 (соответств. ст.336 Зак. Меж. изд. 1883 г.), так как городское кладбище, устраиваемое на принадлежащей городу выгонной земле, не перестает быть землею, принадлежащей городу, хотя оно имеет особое назначение — только для погребения умерших — и посему изъято от пользования и распоряжения для иных, как, напр., хозяйственных целей (1883 г. N 23).





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх