Глава 8

ЗАЧЕМ ЧЕКИСТАМ ГАУБИЧНАЯ АРТИЛЛЕРИЯ

Будем громить зверя в его собственной берлоге.

(Л.Берия, генеральный комиссар госбезопасности. Февраль 1941 г.)

Карательная машина коммунистов имеет два основных механизма: органы и войска. Имеются в виду, конечно, не войска Красной Армии, а особые войска ЧКГПУ-НКВД. Красная Армия воюет против внешнего врага, карательные войска

— против внутреннего, и потому так и называются — внутренние.

Во времена утверждения коммунистической диктатуры карательные войска играли более важную роль, чем карательные органы. Главное оружие карателей в те славные времена — броневик, трехдюймовая пушка, пулеметы. Внутренняя война против собственного народа по зверству и числу жертв ничем не отличалась от обычной захватнической войны. Для координации действий всех карательных войск было создано Главное управление. Время от времени карательная машина меняла свои названия так же просто, как змея свою шкуру, оставаясь при этом все той же змеею. Но орган, координирующий действия карательных войск, оставался неизменным — Главное управление. Эта организация и подчиненные ей войска совершили страшные злодеяния против всех народов, населяющих Советский Союз.

По мере укрепления коммунистической диктатуры органы занимали все более важное место. Главным оружием террора становится скрипучее перо в руке доносчика, напильник для спиливания зубов в руке следователя и револьвер системы «наган» в руке палача. Карательные войска не уменьшаются количественно, и их роль становится обеспечивающей: обыски, облавы, аресты, конвоирование, охрана карательных и «исправительных» учреждений А кроме того, карательные войска охраняют вождей, правительственную связь, государственные границы. Образ бойца-карателя изменился. Теперь это не уголовник в матросском тельнике, а охранник в тулупе на полярном ветру: штык вперед и верный пес рядом. Броневиков у карателей больше нет. Они не нужны.

Террор разгорается, угасает и вновь разгорается. Вот и 37-й. Коммунисты уверяют, что 37-й год-начало террора. Нет Начало — в 17-м. Вершина — в 30-м. Просто в 37-м террор, следуя своей логике, добрался до верхов, под топор пошли и коммунисты, потому тот год они и помнят. А когда Якиры и Тухачевские кровью заливали целые губернии, то это террором не считалось. 37-й — не начало, а скорее, победный финал террора. Еще год и чистки из всеобщих превратятся в выборочные. На этом этапе карателям даже и пулеметы вроде не очень нужны стали: их коллеги, попав под ножи собственной мясорубки, не особенно сопротивлялись.

Итак, Великая чистка успешно завершена, террор резко пошел на спад, из тюрем и лагерей выпускают часть зэков и планируют выпустить еще. Что в этой ситуации должно произойти с карательными войсками и Главным управлением, которому они подчинены? Правильно. Главное Управление надо ликвидировать. Так оно и было. Чистка завершена в конце 1938 года. В начале следующего года исчезает Ежов, и тут же, 2 февраля 1939 года, постановлением СНК Главное Управление пограничных и внутренних войск НКВД СССР ликвидируется.

Резонно предположить, что вместо уничтоженного ГУ будет создан некий новый орган того же назначения, но рангом поменьше. Логика так подсказывает. Но в данной ситуации происходило нечто логике вопреки. 2 февраля 1939 года вместо одного Главного Управления было создано ШЕСТЬ самостоятельных Главных Управлений НКВД, ведающих войсками и военными вопросами:

— ГУ пограничных войск НКВД;

— ГУ охранных войск НКВД;

— ГУ конвойных войск НКВД;

— ГУ железнодорожных войск НКВД;

— ГУ военного снабжения НКВД;

— ГУ военного строительства — (Главвоенстрой) НКВД.

После завершения Великой чистки произошло не только резкое количественное увеличение карательных войск, но и качественный скачок: карательные войска решением советского правительства вновь занимают ведущее место, оттеснив карательные органы на вспомогательную роль. Завершение Великой чистки — это начало небывалого наращивания мощи карательных войск. На их вооружение вновь поступают бронепоезда, броневики (БА-10) новейшей конструкции, гаубичная артиллерия и, наконец, танки и авиация.

Начинается рост карательных войск всех видов, всех назначений. В составе НКВД войск становится так много, что для управления ими вводится особая должность — заместитель наркома по войскам (генерал-лейтенант НКВД И. И. Масленников).

Но странная вещь: НА СОВЕТСКОЙ ТЕРРИТОРИИ КАРАТЕЛЬНЫЕ ВОЙСКА БОЛЬШЕ НЕ НУЖНЫ. Новая чистка в 1939 году в СССР явно не намечается — страна поставлена на колени и полностью подчинена Сталину. Если бы и намечалась еще одна чистка, то револьверов, напильников, кнутов и плетей было бы достаточно. Зачем чекистам гаубицы?

Развитие войск НКВД идет по многим направлениям. В 1939 году создана заградительная служба НКВД. Можно возразить, что заградительные отряды были созданы в июле 1942 года приказом НКО N 227. Изучение открытых советских источников приводит нас к простому заключению: товарищи Троцкий, Тухачевский, Якир, Егоров и многие другие войны без заградительной службы не мыслили и использовали ее широко и постоянно в годы Гражданской войны Задача заградительных отрядов — повышать устойчивость войск в бою, особенно наступательном. Развернувшись позади войск, заградительный отряд «подбадривает» свои наступающие цепи пулеметными очередями в затылок, задерживает войска в случае самовольного отхода, истребляя на месте непокорных. Понятно, что в мирное время заградительная служба не нужна. Сразу после Гражданской войны заградительные отряды перековали в карательные, охранные, конвойные.

А вот в июле 1939 года заградительные отряды тайно возродились.

Известно, что до подписания пакта Молотова-Риббентропа Советский Союз начал тайно формировать армии в западных районах страны. Составным элементом каждой армии был отдельный мотострелковый полк НКВД, состоящий не из батальонов, а из заградительных отрядов.

Кроме полков, входящих в состав армий, существовали отдельные мотострелковые полки НКВД, входящие в состав фронтов. Пример: в июне 1941 года только позади Южного фронта находилось девять полков, отдельный отряд и отдельный батальон НКВД (ВИЖ, 1983, N9, с. 31).

Помимо мотострелковых полков НКВД создавались отдельные заградительные отряды НКВД, который немедленно вводились в состав вновь формируемых корпусов и армий.

В советских источниках мы найдем множество указаний на активные действия заградотрядов не с июля 1942 года, но с самых первых часов войны. Вот вполне стандартные строки о первых трех днях войны. Генерал-полковник Л. М. Сандалов: «Я тут ставлю армейский заградительный отряд»… «Их останавливали заградительные отряды» (Пережитое. С. 108, 143).

Удивительно: нападения Германии мы не ждали, а создать и развернуть заградотряды у самых границ не забыли.

С начала 1939 года резко возрастает количество пограничных войск НКВД. До этого, начиная с ленинских времен, в Советском Союзе было шесть пограничных округов. Теперь их стало восемнадцать, и численность каждого нового округа значительно возросла в сравнении со старым. В каждой стране пограничные войска это нечто оборонительное, но Советский Союз — не обычное государство, и мы уже имели возможность наблюдать агрессивные наклонности советских пограничников. Пограничные войска СССР не только способны самостоятельно вести наступательные бои, но кроме того, и это главное, всегда служили базой для создания формирований Осназ (ОН). Смотришь на иную пограничную заставу: фуражки зеленые, совесть чистая, собачки брешут, граница на замке, вьется дымок мирный и льется песня задушевная. Все как положено. По форме — вроде пограничники, а вот по содержанию — Осназ.

Осназ — наиболее агрессивные ударные формирования советской карательной машины. Части Осназ прославились жестокостью (даже по стандартам ВЧК) в Гражданской войне. После нее Осназ был резко сокращен. Оставалась только одна дивизия Осназ в районе Москвы (1-я ДОН НКВД, командир дивизии — комбриг НКВД Павел Артемьев).

Но вот в начале августа 1939 года Г. К. Жуков готовит внезапный удар по японским войскам. В подчинение Жукова поступает отдельный батальон особого назначения (Осназ) НКВД численностью 502 человека. Немного, но батальон укомплектован отборными ребятами, для которых вполне привычны убийства. Главная задача батальона Осназ — «очистка прифронтового тыла» (Часовые советских границ. С. 106). Осназ поработал славно, и Жуков остался доволен.

Этот батальон, видимо, и был первой ласточкой, за которой последовали стаи новеньких осназовских формирований. Они пошли целыми косяками и формировались из числа отборных пограничных частей там, где скоро готовилось очередное «освобождение» и «коренные социально-политические преобразования». Вот из донесения политотдела пограничных войск Киевского округа от 17 сентября 1939 года мы, например, узнаем о том, что батальоны Осназ только что сформированы и к выполнению любой задачи готовы.

Батальоны Осназ первыми переходили границу во время «освобождения» Польши, Бессарабии, Буковины, Эстонии, Латвии, Литвы, Финляндии. Их задача: внезапным ударом обезвредить пограничные посты противника, далее, действуя впереди наступающих войск, захватывать мосты, резать связь, уничтожать небольшие группы противника, терроризировать население. После того как части Красной Армии обгоняют батальоны Осназ, последние переходят к чистке территории, изъятию нежелательного элемента и его уничтожению. Упоминание о батальонах Осназ НКВД мы можем найти в официальной истории погранвойск (документы N 185, 193). А вот результаты работы: «Через границу проконвоировано около 600 пленных, в числе которых офицеры, помещики, попы, жандармы, полицейские…» (там же, документ N 196). В современной публикации предложение оборвано на половине и мы не знаем, какого сорта еще там были «пленные». («Попов» и «помещиков» современная советская цензура, не стесняясь, оставила в числе «пленных», а вот кого-то пришлось в современном тексте срезать, дабы не развеять героический ореол вокруг зеленой фуражки человека с собакой.) Документ датирован 19 сентября 1939 года и описывает ситуацию только на одной маленькой пограничной заставе НКВД. Это третий день советского «освободительного похода» в Польшу. (В настоящее время это освобождение объясняется как стремление обезопасить свои границы против Гитлера. Если так, то надо как минимум местное население против себя не настраивать. Зачем же гнать «помещиков» и «попов» через границы в Союз и объявлять их пленными? Кстати, Осназ большую часть «пленных» не передавал в ГУЛАГ, а оставлял я своем распоряжении. Например, лагерь эстонских офицеров, захваченных частями Осназ, имел в своем индексе буквы «О» и «Н». Этого вполне достаточно для заключения: товарищ Сталин не планировал этих людей когда-либо выпустить живыми).

Но вернемся к 19 сентября 1939 года на польскую границу. 600 «пленных» — это только одна капля в огромном потоке, который шел не через одну пограничную заставу — через все, и хлынул он в первый день «освобождения», постоянно набирая силу. Пик работы осназовских батальонов — 14 июня 1941 года. В тот страшный день была проведена депортация мирных жителей из приграничных районов. Большинство из них так никогда больше и не увидели родного неба. Это был тот самый день, когда ТАСС передавало такое наивное, такое успокаивающее сообщение о том, что войны не будет. К слову сказать, по ту сторону границы батальоны СС провели точно такую же операцию по выселению жителей из приграничной полосы. Каждый агрессор перед введением войск в приграничную полосу выселяет оттуда жителей. Германское вторжение готовилось на две недели раньше советского и потому операция по выселению по ту сторону границы пришлась не на 14, а на 2 июня.

После 14 июня произошло событие, значение которого историки нам стесняются объяснить. Карательные батальоны Осназ НКВД «вычистили» всю приграничную полосу и ОСТАЛИСЬ в ней. Зачем? Понятно присутствие карателей там, где может найтись им работа. Понятно присутствие гитлеровских карателей в приграничной полосе, они готовятся чистить Россию. А вот наши родные советские каратели, они-то что делают в приграничной полосе? После выхода этой книги коммунисты задним числом объяснят, что карателей Сталин собирал на границах для обороны. Если так, не лучше ли держать в приграничной полосе обыкновенную пехоту? А если ее не хватает, то и карателей в пехоту перековать? Но Сталин не распускает ранее созданные батальоны Осназ НКВД, а формирует новые батальоны, а кроме батальонов — полки Осназ. И вот появилась 2-я дивизия Осназ (ДОН-2), а за ней и целый корпус Осназ НКВД (командир — комдив НКВД Шмырев, комиссар Чумаков, начальник штаба — полковник НКВД Виноградов).

Товарищ Сталин, какие еще территории вы решили «почистить»? Кроме Германии и ее союзников, впереди никого нет. Неужели Германию?

Во второй половине 41-го года, когда нужда заставила, Сталин создал не просто саперные батальоны и полки, и даже не бригады, не дивизии и не корпуса, а ДЕСЯТЬ САПЕРНЫХ АРМИЙ, которые перекопали страну от моря до моря, создав заграждения и препятствия, непреодолимые для любой армии мира. А вот в первой половине того же года Сталин саперных армий не формировал и не планировал формировать, как не формировал ни саперных корпусов, ни дивизий, ни бригад. В первой половине 41-го товарищ Сталин был занят другими проблемами и формировал войска совсем не оборонительного назначения.

В первой половине 41-го в составе НКВД создается еще одно ГУ, на этот раз чисто военное: Главное управление оперативных войск НКВД. Главой ГУОВ Сталин ставит ветерана Осназа Павла Артемьева, который к этому моменту уже дослужился до звания генерал-лейтенанта НКВД. Новое ГУ немедленно включается в бессонный сталинский ритм. Идет развертывание войск. Основная боевая единица в подчинении ГУОВ — мотострелковая дивизия НКВД. Счет дивизий пошел на десятки, а численность личного состава — на сотни тысяч. Состав каждой МСД: танковый полк (или батальон), два-три мотострелковых полка, Гаубичный артиллерийский полк и другие части. Численность каждой МСД НКВД — более 10 000 человек. Каждая из вновь созданных МСД перебрасывается на границу. Только на западную. Может, для обороны? Нет. Если теннисист ждет удара противника, то лучше ждать не у самой сетки, а подальше от нее, чтобы лучше видеть, куда удар направлен, чтобы иметь время правильно отреагировать. Так и подвижное соединение: для отражения удара надо держаться подальше от границы, чтобы иметь время и пространство для проведения оборонительного маневра. А если теннисист стремительно пошел к сетке (мотострелковая дивизия — к границе), то это никак не для обороны. У самой сетки — лучшее положение для нанесения удара, но самое худшее для отражения удара противника.

О наступательных намерениях чекистов говорят и гаубичные артиллерийские полки в составе войск НКВД. Пушки малого и среднего калибра стреляют настильно и потому хороши в обороне: настильным огнем мы заставляем наступающего противника остановиться, лечь, врыться в землю. А вот когда мы поменяемся ролями — мы наступаем, а противник в траншеях обороняется, пушки нам мало помогут: траектории настильные, снаряды летят над траншеями противника, вреда ему не причиняя, и тогда наступающему нужны гаубицы. Гаубица отличается от пушки крутой навесной траекторией. Гаубица хороша для выкуривания из окопов и траншей обороняющихся войск противника. Если готовимся к наступательной войне, производим гаубицы, к оборонительной — пушки, и уж, конечно, в предвидении оборонительной войны вооружаем пушками боевые войска, а не карательные.

На советской территории карательные дивизии с тяжелым наступательным оружием не нужны: мятежи и восстания давно подавлены; Махно и Антонов не грозят всероссийским пожаром. На новых землях, захваченных в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа два года творился террор, но тоже обходились без танков и гаубиц, а в случае крайней нужды просили Красную Армию. Смею предположить, что мотострелковые дивизии НКВД создавались в первой половине 1941 года для вторжения в Германию, для ситуации, когда войска Красной Армии стремительно уходят вперед, не ввязываясь в затяжные бои и оставляя позади себя целые гарнизоны и недобитые части сильного противника, вот против них и нужны мощные, хорошо вооруженные карательные дивизии. Если есть другие мнения, готов выслушать и опровергнуть. Оборонительную версию прошу не выдвигать. В оборонительной войне мощные, мобильные, заботливо укомплектованные и великолепно вооруженные мотострелковые дивизии НКВД совершенно не нужны, как ненужными оказались в самом конце войны карательные дивизии СС после вступления Красной Армии на территорию Германии. Своим вторжением 22 июня 1941 года Гитлер сделал бериевских танкистов, мотострелков и артиллеристов безработными. Главное управление оперативных войск НКВД в оборонительной войне оказалось вообще бесполезным. Оно увяло как цветочек, посаженный не в ту почву. Уже на четвертый день войны (по некоторым сведениям — на второй) Сталин забирает П. Артемьева из ГУОВ, оставив главк без головы. После 41-го года МСД НКВД больше не создавались, а все существующие переделаны в обычные стрелковые дивизии Красной Армии. Вот 8-я МСД НКВД превращена в 63-ю СД РККА (далее 2-я гвардейская), 13-я МСД НКВД становится 95-й СД РККА (впоследствии 75-я гвардейская), 21-я МСД НКВД превращена в 109-ю СД РККА. Всего из состава НКВД в РККА было передано 29 дивизий (генерал-майор В. Некрасов. ВИЖ, 1985, N9, с. 29). В оборонительной войне нужна простая пехота, а не карательная.

А вот в 1944 году Красная Армия, а за ней и НКВД наконец появились в Центральной Европе и установили власть рабочих и крестьян, социальную справедливость и прочие блага И не надо думать, что механизм построения счастливой жизни создавался и отлаживался в 1944 году. Нет, Сталин создавал его до германского вторжения. Просто Адольф Гитлер не позволил Иосифу Сталину этим механизмом воспользоваться до 44-го года, да и потрепал механизм так, что счастливую жизнь удалось установить только в некоторых странах Европы отнюдь не главных, и ненавечно.







 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх