Глава 1

ПУТЬ К СЧАСТЬЮ

Мы партия класса, идущего на завоевание мира.

(М.Фрунзе)

Маркс и Энгельс предрекали мировую войну и длительность ее не менее 15, 20, 50 лет. Такая перспектива их не пугала. Авторы «Коммунистического манифеста» не звали пролетариат предотвратить войну, наоборот, для Маркса и Энгельса грядущая мировая война желательна. Война — мать революции, мировая война — мать мировой революции. Результатами мировой войны, считал Энгельс, будут «всеобщее истощение и создание условий для окончательной победы рабочего класса».

Маркс и Энгельс не дожили до мировой войны, но у них нашелся продолжатель — Ленин, В самом начале Первой мировой войны партия Ленина выступила за поражение своей собственной страны. Пусть враг уничтожит и разорит страну, пусть свергнет правительство, пусть растопчет национальные святыни: у пролетариев, как известно, нет отечества. В разоренной, побежденной стране куда как легче «войну империалистическую превращать в войну гражданскую». Итак, пусть сильнее грянет буря!

Ленин надеялся, что и в других странах найдутся настоящие марксисты, способные подняться «надузконациональными интересами» на борьбу против своих собственных правительств ради превращения мировой войны в мировую гражданскую войну. Но таковых в других странах не нашлось, и потому перспектива мировой революции отодвинулась в недосягаемое грядущее. Ничего. Если не мировая революция, так хоть первый шаг к ней. Уже осенью 1914 года Ленин принимает своеобразную программу-минимум: если в результате Первой мировой войны мировая революция не случится, так хоть клок оторвать. Не во всем мире, так хоть в одной стране. Все равно в какой. Сначала захватить одну страну, а потом использовать ее как базу для подготовки новой мировой войны и развития революции в других странах. «Победивший пролетариат этой страны встанет против всего остального мира», разжигая беспорядки и восстания в других странах «или прямо выступая против них с вооруженной силой» («О лозунге Соединенных Штатов Европы»).

Выдвигая программу-минимум о захвате власти в одной стране, Ленин не теряет и перспективы. Для Ленина, как и для Маркса, мировая революция остается путеводной звездой. Но по программе-минимум в результате Первой мировой войны возможна революция только в одной стране. Как же потом произойдет мировая революция? В результате чего? В 1916 году Ленин дает четкий ответ на этот вопрос: в результате ВТОРОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ («Военная программа пролетарской революции»).

Может быть, я ошибаюсь, но прочитав многое, что написал Гитлер, я не нашел решительно никаких указаний на то, что Адольф Шикльгрубер в 1916 году мечтал о Второй мировой войне. А вот Ленин мечтал. Мало того, Ленин уже в то время теоретически обосновывал необходимость такой войны для построения социализма во всем мире.

События развиваются стремительно. В следующем году произошла революция в России. Ленин спешит в Россию. Тут, в водовороте неразберихи и вседозволенности он и его небольшая, но организованная на военный лад партия, захватывают внезапным переворотом государственную власть. Ходы Ленина просты, но коварны. В первый момент образования коммунистического государства Ленин объявляет «Декрет о мире». Это очень неплохо для пропаганды. Но мир Ленину нужен не для мира, а для того, чтобы удержаться у власти. После декрета миллионы вооруженных солдат хлынули с фронта домой. Декретом о «мире» Ленин превратил войну империалистическую в войну гражданскую, погрузил страну в хаос, консолидируя власть коммунистов и отвоевывая понемногу территории и подчиняя их себе. Хлынувшие с фронта солдаты сыграли роль ледокола, разломавшего Россию. Результатом гражданской войны было желаемое еще Марксом «всеобщее истощение», которое и позволило Ленину удержать и укрепить власть.

Ходы Ленина во внешней политике не менее коварны. И тут он использует тот же принцип: вы деритесь, а я пока понаблюдаю со стороны, а когда вы друг друга ослабите…

В марте 1918 года Ленин заключает Брестский мир с Германией и ее союзниками. В это время положение Германии уже безнадежно. Понимает ли это Ленин? Конечно. Поэтому и подписывает мир, который:

— развязывает Ленину руки для борьбы за укрепление коммунистической диктатуры внутри страны;

— дает Германии значительные ресурсы и резервы для продолжения войны на западе, истощившей как Германию, так и западных союзников.

Заключив сепаратную сделку с противником, Ленин предал союзников России. Но Ленин предал и саму Россию. В начале 1918 года победа Франции, Великобритании, России, США и других стран над Германией и ее союзниками была уже близка и неизбежна. Россия потеряла в войне миллионы солдат и имела полное право быть в числе победителей наряду со своими западными союзниками. Но Ленину такая победа не нужна, ему нужна мировая революция. Ленин признает, что Брестский «мир» был заключен не в интересах России, а в интересах мировой революции, в интересах установления коммунизма в России и в других странах. Ленин признает, что «поставил всемирную диктатуру пролетариата и всемирную революцию выше всяких национальных жертв» (Отчет ЦК VIII съезду РКП (б) ).

Поражение Германии уже было близким, а Ленин заключает «мир», по которому Россия отказывается от своих прав на роль победителя, наоборот, без боя Ленин отдает Германии миллион квадратных километров самых плодородных земель и богатейшие промышленные районы страны, да еще и контрибуцию золотом выплачивает. Зачем?!

А вот зачем. Брестский «мир» сделал ненужными миллионы русских солдат, и эти миллионы никем не управляемых людей пошли по домам, ломая по пути основы государственности и только что рожденную демократию. Брестский «мир» стал началом жесточайшей гражданской войны, гораздо более кровавой и жестокой, чем Первая мировая война. Пока каждый воевал против каждого, коммунисты укрепляли и расширяли свою власть, а потом через несколько лет подчинили себе всю страну.

Брестский «мир» направлен не только против национальных интересов России, но он направлен и против Германии. По смыслу и духу Брестский «мир» — ЭTO прообраз пакта Молотова-Риббентропа. Расчет Ленина в 1918 году и расчет Сталина в 1939 году тот же самый: пусть Германия воюет на западе, пусть она истощает себя, а заодно и западных союзников до последней возможности. Мы любой ценой поможем Германии истощать себя до предела, а тогда…

Когда по приказу Ленина в Бресте подписывается «мир» с Германией, в Петрограде идет интенсивная работа по подготовке к свержению германского правительства. В это время в Петрограде полумиллионным тиражом издается коммунистическая газета на немецком языке «Die Fackel», еще до подписания Брестского «мира» в январе 1918 года в Петрограде создана германская коммунистическая группа «Спартак». Газеты «Die Weltrevolution» и «Die Rote Fahne» тоже родились не в Германии, а в коммунистической России по приказу Ленина, который подписал «мир» с Германией. В 20-е годы коммунизм в Германии пустит глубокие корни. Не забудем, что к этому приложил руку Ленин и именно в тот момент, когда Германия вела изнурительную безнадежную войну на западе, а Ленин имел с германским правительством «мирный» договор.

Расчет Ленина точен: истощенная войной Германская империя не выдержала напряжения войны. Война завершается крушением империи и революцией. Ленин немедленно аннулирует договор. В разоренной войной Европе на обломках империй возникают коммунистические государства, поразительно похожие на ленинский режим большевиков, Ленин ликует: «Мы на пороге мировой революции!» В это время Ленин отбросил свою программу-минимум, Он больше не говорит о необходимости Второй мировой войны, веря, что мировую революцию можно совершить уже в результате Первой мировой войны.

Ленин создает Коминтерн, который определяет сам себя как Всемирную коммунистическую партию и ставит своей целью создание Мировой советской социалистической республики.

Но мировой революции не последовало. Коммунистические режимы в Баварии, Бремене, Словакии, Венгрии оказались чахлыми и нежизнеспособными, левые партии западных стран проявили слабость и нерешительность в деле захвата и удержания власти, а Ленин мог их поддерживать в то время только морально: все силы большевиков были брошены на внутренние фронты, на борьбу против народов России, не желавших коммунизма.

Только в 1920 году Ленин достаточно укрепил свои позиции внутри России и немедленно бросает огромные силы в Европу, чтобы подтолкнуть революцию.

Благоприятный момент в Германии уже упущен, и все же Германия 1920 года — это вполне подходящее поле для классовых битв. Германия разоружена и унижена. Все идеалы поруганы и оплеваны. В стране жесточайший экономический кризис: в марте 1920 года Германию потрясла всеобщая забастовка, в которой, по некоторым сведениям, участвовало более 12 миллионов человек. Германия — пороховая бочка, и нужна только одна искра… Официальный марш Красной Армии (марш Буденного) включает слова: «Даешь Варшаву! Дай Берлин!» Теоретик советских коммунистов Николай Бухарин в газете «Правда» провозглашает более решительный лозунг: «Непосредственно к стенам Парижа и Лондона!»

Но на пути красных легионов — Польша. Между Советской Россией и Германией нет общей границы. Чтобы зажечь пожар революции, нужно сокрушить разделительный барьер — свободную, независимую Польшу. На беду коммунистов, во главе советских войск оказался командир, не понимавший сути стратегии, — М. Н. Тухачевский. Армии Тухачевского были разбиты под Варшавой и позорно бежали. В критический момент у Тухачевекого не оказалось стратегических резервов, это и решило исход грандиозного сражения. Поражение Тухачевского не было случайным: за полгода до начала советского «освободительного похода» на Варшаву и Берлин Тухачевский «теоретически обосновал» ненужность стратегических резервов в войне.

Стратегия имеет простые, но неумолимые законы. Главный принцип стратегии — концентрация. Главный «секрет» стратегии — в решающий момент, в решающей точке сконцентрировать подавляющую мощь против самого уязвимого места противника. Чтобы концентрировать мощь, нужно иметь ее в резерве. Тухачевский этого не понимал и поплатился за свое непонимание. А революцию в Германии пришлось отложить до 1923 года…

Разгром орд Тухачевского в Польше имел для большевиков очень неприятные последствия. Россия, которую большевики, казалось бы, полностью утопили в крови и подчинили своему контролю, вдруг встрепенулась в отчаянной попытке сбросить коммунистическую диктатуру. Забастовал рабочий Питер — колыбель революции. Рабочие требуют хлеба. Рабочие требуют свободы. Большевики давят рабочие выступления, но на стороне рабочих вдруг выступает эскадра Балтийского флота. Матросы Кронштадта, те самые, которые подарили власть Ленину и Троцкому, требуют очистить Советы от коммунистов. По стране прокатилась волна крестьянских выступлений. В тамбовских лесах крестьяне создали хорошо организованную, но плохо вооруженную антикоммунистическую армию.

Что ж, Тухачевский, расхлебывай. И Тухачевский чужой кровью смывает позор своего стратегического провала. Зверство Тухачевского в Кронштадте стало легендарным. Чудовищное истребление крестьян в Тамбовской губернии стало одной из самых страшных страниц во всей истории человечества. И автор этой страницы — Тухачевский. XX век знает немало великих злодеев: Ежов, Гиммлер, Пол Пот. По количеству пролитой крови Тухачевский вполне заслужил место в одном ряду с ними, а по времени — Тухачевский был их предшественником.

В 1921 году Ленин вводит Новую Экономическую Политику — НЭП. В этой политике не было ничего нового — это был старый добрый капитализм. Коммунистам надо было сохранить власть, и они идут на любые послабления, вплоть до введения элементов свободного рынка. Принято считать, что Кронштадт и Тамбов — это главные причины, толкнувшие Ленина ввести элементы свободного рынка и ослабить идеологическую удавку на шее общества. Я думаю, что причины надо искать глубже: в 1921 году Ленин понял, что Первая мировая война не вызвала мировой революции. Надо, по совету Троцкого, переходить к перманентной революции, нанося удар за ударом по слабым звеньям свободного общества и одновременно готовить Вторую мировую войну, которая и принесет окончательное «освобождение». Перед самым введением НЭПа в декабре 1920 года Ленин говорил о мировой войне: «…новая такая же война неизбежна».

И снова я вспоминаю Гитлера. Я его не защищаю, я просто отмечаю, что в 1920 году он ничего публично не говорил о неизбежности и желательности Второй мировой войны. А вот заявление Ленина того времени: «Мы кончили одну полосу войн, мы должны готовиться ко второй». Для этого и вводится НЭП. Мир — это передышка для войны. Так говорит Ленин, так говорит Сталин, так говорит «Правда». НЭП — это короткая передышка для будущих войн. Коммунистам надо привести свою страну в порядок, укрепить и консолидировать власть, развернуть сверхмощную военную промышленность, подготовить население к будущим войнам, сражениям, «освободительным походам». Этим они и заняты.

Введение элементов свободного рынка совсем не означало отказ от подготовки мировой революции и Второй мировой войны, которая должна такую революцию породить. Уже на следующий год был создан Союз Советских Социалистических Республик — СССР. Декларация об образовании СССР объявляла, что СССР — это только первый решительный шаг в создании Всемирной Советской Социалистической Республики: намечалось количество республик увеличивать до тех пор, пока весь мир не войдет в состав СССР.

Декларация об образовании СССР была открытым и прямым ОБЪЯВЛЕНИЕМ ВОИНЫ ВСЕМУ ОСТАЛЬНОМУ МИРУ. Эта декларация действует до сих пор. Ее никто не отменял. Между книгой Гитлера «Майн кампф» и декларацией есть разница. Гитлер написал свою книгу позже, и она является точкой зрения одного человека: МОЯ борьба. Декларация об образовании СССР — это официальный документ о главной цели огромного государства: разрушить и подчинить все остальные государства мира.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх