15

В тридцатые годы двадцатого столетия жившим в Англии англичанам стала вдруг очевидной истина — государство должно быть реформировано. Англия владела большим куском тогдашнего мира, но вовсе не всем миром целиком и тот мир, что находился вне зоны английского влияния, изменился. Чтобы ответить на вызов, соответствовать ему, противостоять ему Англии следовало измениться тоже. Если мир становится сильнее, должны стать сильнее и мы, не так ли? А мир тогда да, стал силён. Силён, как никогда до того.

Выражаясь жаргонным словечком из сегодняшнего арго, Англия должна была быть «переформатирована». Георг V умер как нельзя более кстати, провидение предоставило англичанам возможность похоронить вместе с ним не больше и не меньше как эпоху. Похоронить себя вчерашних с тем, чтобы явить миру себя сегодняшних, «Англия умерла, да здравствует Англия!». Перестройка, ускорение и гласность были придуманы вовсе не в 80-е годы прошлого столетия, вопрос для Англии был совсем не в том, следует ли перестраиваться, вопрос звучал так — «если уж нам суждено перестраиваться, то перестраиваться во что?» Чтобы ответить на этот вопрос нужен был архитектор, нужен был автор «проекта». Ну, а после согласований и уточнений дело было за прорабом перестройки. За строителем.

Чтобы проводить реформы, нужен, понятное дело, реформатор. И в этом смысле всё, вроде бы, складывалось наилучшим образом — вместо умершего Георга, бывшего во всех смыслах традиционалистом, пришёл его сын, не только не скрывавший желания ломать, но и видевший себя вошедшим в историю если не как Edward the Reformer (это было чуть-чуть чересчур, Англия, даже и реформируемая, продолжала оставаться всё той же приверженной традициям Англией), то уж совершенно точно как Edward the Innovator. Льстецы называли его именно так.

Лучшей кандидатуры было не найти, Эдвард VIII был не просто королём, он был королём «против», королём «anti-». «Anti-establishment» и «anti-officialdom». Он был за «неформальность» и против «формальностей», его корёжило от «официальщины», ему хотелесь «встреч без галстуков». Он был anti-League (что означало отрицание роли Лиги Наций) и он был anti-war, что позднее нашло своё выражение в знаменитом «make love, not war». Одним словом, он был прекраснодушным идиотом.

Вот первое, что сделал король Эдвард VIII — он отдал приказ перевести часы в загородном доме английских монархов, в Сэндрингхэме. Сэндрингхэм был куплен в 1862 году королевой Викторией по просьбе принца Уэльского, будущего Эдварда VII, дедушки нашего Инноватора. Эдвард VII как-то велел перевести стрелки настенных часов в Сэндрингхэме на полчаса вперёд, причины этой экстравагантности называются разные, дело не в них, не в причинах, дело в том, как это воспринималось миром, а мир видел в этом отнюдь не «придурь», а желание Англии продемонстрировать своё место в этом самом мире, этим жестом Англия как бы показывала, что она повелевает даже и временем.

Переводу часов немедленно был придан вполне очевидный смысл. Эдвард VIII желал показать стране, что он рвёт с наследием отца и деда. Трудно было придумать что-нибудь более символическое. Английские короли, жившие на полчаса впереди всего остального человечества, возвращались в «лоно цивилизации», возвращались из будущего в настоящее. В настоящем же была политика, и, хотя монарх в Англии традиционно воздерживался от выражения своих политических пристрастий, Эдвард VIII ломал традиции и тут — он не упускал случая подчеркнуть своё в высшей степени неодобрительное отношение к левым идеям и левым политикам. И не только английским. Не забудем, что речь идёт о 1936 годе, когда в Европе много чего случилось, и в ответ на декларируемый Англией на самом высоком (выше не бывает!) уровне пацифизм немцы оккупировали Рейнскую область. Борясь с Лигой Наций Эдвард VIII отверг совет своих советников (тех, что он оставил на службе) ввести санкции против Италии, вторгнувшейся в Эфиопию и отказался поддержать усилия Лиги Наций по укороту «агрессора».

Эдвард VIII был не только против «официальщины», но он был ещё и против того, что «официальщина» олицетворяла, он был «anti-State», то-есть «антигосударственником», он был против какого-то бы то ни было «вмешательства государства в жизнь граждан». Он был за «всё хорошее» вообще, и за «частную инициативу» в частности. Он публично заявил, что его всегдашней мечтой было стать «a King in a modern way».

Заявления следовало подкреплять делами и король, видевший себя «современным королём», резко сократил зарплату персоналу, занятому непосредственным обслуживанием многочисленной королевской семьи. Шаг не только в высшей степени недальновидный, но и попросту глупый. Не менее сурово он обошёлся и со штатом королевских советников, немедленно убрав тех из них, кто казался ему слишком «замшелым» или «махровым». Зачем королю чужая голова, если есть своя? Да ещё такая умная? Был сломан весь распорядок того, что принято называть «системой по принятию решений», не в последнюю очередь потому, что молодой король всегда и всюду опаздывал. Государственные документы, пересылавшиеся ему, сперва королём читались, потом стали возращаться с запозданием (иногда до нескольких недель!), потом некоторые бумаги стали возвращаться в министерства непрочитанными. «Скучно, господа…»

Зато королю было нескучно вновь и вновь показывать окружающим свою «современность». Он посещал государственные учреждения пешком (это было неслыханно), он сам нёс свой зонтик (нация выпучила глаза) и, как будто этого было недостаточно, он появлялся на людях в КОТЕЛКЕ. Англичане, потеряв дар речи, щипали сами себя, желая проснуться. В марте 1936 года Эдвард VIII обратился к народу с посланием, транислировавшемся по радио. Слушателей было два миллиона человек, что было тогдашним рекордом. Король сообщил англичанам, что он, даже став королём, остался тем не менее всё тем же Принцем Уэльсским, которого они знают и любят.

Слова любви срывались с его языка легко, он любил и ему казалось, что и все вокруг любят, любят его и любят ту, кого любит он. Однако король, «распахнувший окно в монархию с тем, чтобы дать доступ свежему воздуху», ошибался. Далеко не все в Англии любили его избранницу. Причина была в том, что народ, и, как следствие, так называемое «общественное мнение» даже не подозревали о существовании миссис Симпсон.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх