28

До Испании Британией был пущен пробный шар. 9-го марта 1936 года правительство Польши вошло в контакт с правительством Франции и сделало секретное предложение «от которого нельзя было отказаться». По мнению умных поляков, конечно же.

Предложение состояло в совместном нападении Франции и Польши на Германию. С двух сторон — раз! И Германии — капец! Это ведь ещё только 36-й год, Германия пока ещё на стартовом столе стоит, ещё не взлетела, только двигатели включила, а тут хитрый полячок подмигивает, предлагает банчок сорвать — а давай-ка мы её — того-с, в расход, Германию-то, а? Вот фейерверк-то будет!

Французы, однако, на уловку не попались, Франция государство серьёзное, у него все причиндалы на месте, всё в наличии — и армия есть, и разведка и контрразведка — вот она. А, главное, у Франции имеется печальный опыт нескольковекового соседства с Англией, сколько горшков было перебито — не счесть! Ну, и Франция, прекрасно понимая, что за лубочным Польским Кавалеристом прячется мясистый Джон Булль, от заманчивого дара данайского поспешно отказалась.

Тогда Англия зашла с другой стороны.

17 июля началась гражданская война в Испании. Началась она по испытанному шаблону — мятеж крутых армейских генералов, «спасителей отечества», против слабого либерального правительства, подобный сценарий пускался в ход множество раз и ещё не раз в ход пущен будет. В феврале 1936 года на всеобщих выборах в Испании демократичнейшим образом победил Народный Фронт, генералы посчитали, что ещё чуть-чуть и к власти придут «красные» (ой!) и, чего доброго, «экспроприируют экспроприаторов» (великолепное выражение, силой и образностью своей слабое человеческое воображение просто взрывающее), словом, самое время бунтовать. 12 июля неизвестно кем был убит некий армейский офицер, случай этот был тут же подхвачен, раздут и в войсках начался мятеж. Кто стоял за мятежниками и на чью поддержку они рассчитывали догадаться не сложно, нет ничего тайного, что не стало бы явным, и чуть погодя стало явно, что в Италии 15 июля (а мятежу в Испании предстояло вспыхнуть только через два дня, 17-го) началась вербовка пилотов для службы во вроде бы ещё суверенной и независимой Испании. «Интернациональный долг» выражение старое и касается оно вовсе не одних только «угнетённых братьев по классу». Братья, они ведь разные бывают. Бывают «угнетённые», а бывают и те, что «угнетают», и у них тоже имеется и интернационализм, и солидарность, и родство душ и всё прочее, что там у братьев бывает.

Подробный разбор испанской гражданской войны в нашу задачу не входит, желающие могут сами о ней почитать, литературы на эту тему море. Для нас интерес в другом — мятеж мятежом, дело это в жизни государств если и не заурядное, то и отнюдь не такое уж редкое и как с подобными вещами государство справляется мы все знаем. Картечь, шрапнель, конституция, военно-полевой суд и — пожалуйте на эшафот. У петельку. Разговор короткий. Однако в случае испанской гражданской войны произошло не совсем так, она тут же стала предметом пристального внимания Держав и из дела сугубо внутреннего превратилась в конфликт масштаба глобального, недаром и сегодня мир помнит испанскую гражданку очень хорошо. Каждый из тогдашних больших игроков увидел возможность извлечь свою выгоду из нового «испанского наследства». Не была исключением, естественно, и Англия.

Попробуем разобраться, в чём там была задумка. Англии было необходимо втянуть в войну Францию, в войну с Германией, само собой. Англия отчётливо видела, что события развиваются не в её пользу, Германия оказалась в гораздо более выгодном положении, Англия же, в силу множества причин, засиделась на старте. Только 25 февраля 1936 года Кабинет одобрил программу перевооружения и только с этого момента началась, по образному выражению английского политика, гонка за немецким «электрическим зайцем». Англии было необходимо время, необходимо, как воздух. Тогдашняя же Франция всеми (включая и англичан) рассматривалась как самое мощное в военном отношении государство на Континенте. По мнению англичан, стоило лишь столкнуть лбами французов и немцев и они бы возюкались друг с дружкой очень долго. Но это в идеале, на практике же ни немцы, ни французы дураками не были и заставить их решиться на прямой военный конфликт казалось задачей неразрешимой. Но вот вызвать между ними состояние войны холодной представлялось не только реальным, но и вполне достижимым. Именно в этом была ценность гражданской войны в Испании для Англии.

И примерно до начала 1938 года с точки зрения «английских интересов» всё складывалось наилучшим образом. К середине 38-го естественным, логически обоснованным и, казалось, неизбежным выходом из ситуации представлялся раздел испанского государства на два. Удивительно, но никто не рассматривает тогдашние события в этом «аспекте» (во всяком случае мне ничего такого не попадалось). Испания это первый опыт того, что позднее нашло своё воплощение в разделённых Корее и Вьетнаме. Да и про саму Германию не забудем. Её вообще разделили не на две, а на четыре части, то есть изначально игра должна была вестись куда более сложная, чем та, которую мы наблюдали в период между началом 50-х и концом 80-х. После войны американцы, пользуясь правом сильного, объединили три западные зоны оккупации в «ФРГ» и игру упростили, но вернёмся в Испанию. Игру тогдашнюю скомкали французы. Они прекрасно понимали, чем чревато создание на месте одной Испании Испаний двух — условно Восточной Испании и Западной Испании (скорее всего Испаний было бы даже три, так как там под шумок наверняка получили бы и уже не отдали бы независимость баски). После этого сама сила вещей заставила бы Францию уделять внимание постоянному конфликту к югу от Пиренеев. И та же самая сила вещей заставила бы Францию поддерживать одну из сторон в этом конфликте в то время, как другую поддерживала бы Германия. Ну и вот, зная это и отчаянно печалясь, во многих знаниях нет ведь никакой радости, Франция наступила на горло собственной песне и, скрепя сердце и скрипя зубами (поскрипишь тут…) позволила, чтобы у неё на глазах торжествующие немцы и итальянцы задушили республиканцев.

«Эх, не удалось» — с сожалением подумали англичане. — не купились чёртовы лягушатники, увернулись.»

Но государство (настоящее государство, государство независимое) на то и государство, чтобы извлекать пользу даже из неудач, и, теряя в одном, государство находит в другом. Потеряв в 1938 году в Испании, Англия в том же самом 1938 нашла в другом месте. В Мюнхене.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх