30

Что случилось дальше? Да ничего особенного, дальше случилась небольшая неприятность в виде мировой войны.

Не успели высохнуть чернила на мюнхенском соглашении, как Англия признала Итальянскую Империю. Случилось это 16 ноября. А 19 ноября Итальянскую Империю признала Франция. «За выдающуюся роль, которую сыграл Муссолини в разрешении «Чехословацкого кризиса». Куда конь с копытом, туда и рак с клешнёй. Ну, или лягушка с лапкой. «Господи, помилуй, Господи, помилуй, Господи, помилуй! Авось пронесёт…»

Чего-то вдруг забоялись поляки и по их инициативе 26 ноября 1938 года был продлён подписанный 25 января 1932 года польско-советский пакт о ненападении.

1 декабря 1938 года автономию в рамках оставшегося от Чехословакии огрызка получили Словакия и Рутения. Словакия немедленно создала независимое от Праги правительство во главе с Йозефом Тисо.

5 декабря в торжественной обстановке был подписан договор между Германией и Францией. «Договор о дружбе». А как же… «Дружбан ты мой дорогой!» Не разлей вода.

12 декабря Чемберлен заявил, что в случае нападения на Францию Италии у Британии нет формальных обязательств перед Францией. На следующий день он, сохраняя серьёзнейшее выражение лица, заметил, что «франко-британские отношения настолько хороши, что всякая формальность между Францией и Англией просто неуместна».

На этой весёлой ноте закончился 1938 год и начался 1939.

5 января Гитлер, начиная оказывать давление уже на Польшу, сказал польскому министру иностранных дел Йозефу Беку, что Германия готова гарантировать границы Польши, но только после возвращения Данцига. «Данциг был немецким, всегда останется немецким и рано или поздно будет возвращён Германии.»

12 января Рузвельт потребовал у Конгресса 552 миллиона долларов на перевооружение армии США.

26 января Франция заявила, что в случае военного нападения (понятно чьего) она позволит разместить на своей территории английские войска.

10 февраля Польша заявила, что она не позволит Германии построить шоссе и железную дорогу к Данцигу, пересекающие «польский коридор».

19 февраля между Польшей и СССР был подписан торговый договор. Москва лихорадочно пыталась усилить Польшу, как буфер между собой и Германией.

27 февраля Британия и Франция признали режим Франко. Фактическое окончание гражаданской войны в Испании. (За месяц до этого, 26 января, не так националисты Франко, как итальянцы взяли Барселону, после чего до 200 тысяч республиканцев перешли французскую границу. Уже на следующий день, 27 января, Рузвельт одобрил продажу Испании военных самолётов, так что французы и англичане, заигравшись с Германией, с Испанией даже и припозднились, неинтересна им стала Испания.)

28 февраля Германия информировала Лондон и Париж о том, что она «не может гарантировать границы Чехословакии в силу внутриполитических осложнений в этой стране.»

4 марта хитроумные поляки продлили уже сущестовавший договор между Польшей и Румынией, направленный против СССР. «Манифестация намерений Польши защитить себя как против Германии, так и против СССР, не примыкая ни к одной из сторон.» Умно, умно, ничего не скажешь, а, главное, очень дальновидно.

10 марта — речь Сталина, в которой он «критиковал как западные демократии, так и фашистские государства.» Сталин заявил, что он не видит, что можно порекомендовать, чтобы остановить «Вторую Империалистическую Войну».

10 марта чешский президент Гаха сместил словацкий «кабинет» (Боже…) во главе с Тисо и ввёл на территории Словакии военное положение. («Гад какой! Ещё огрызаться пытается. Мы ему огрызнёмся, ишь, выискалась шавка.»)

12 марта подразделения чешской армии введены в Братиславу. «Монсиньор» Тисо незамедлительно оказывается в Берлине.

14 марта Словакия и Рутения провозглашают независимость и «распускают государство Чехословакия.» Финита трагикомедии. Музыка играла недолго, всего шесть месяцев прошло с «Мюнхена» и — вот. «Цыплёнок жареный, цыплёнок пареный, цыплята тоже хочут жить!» Вместо гордой Чехословакии, «оплота демократии в Восточной Европе», у нас теперь цыплята — Словакия и Рутения. Независимые все такие из себя цыплята, не цыплята, а загляденье.

Того же 14 марта Чемберлен с благостным видом сообщает миру, что британско-французские гарантии давались государству «Чехословакия», теперь же, поскольку такого государства де-факто больше не существует, то нет и гарантий. «На нет и суда нет.»

Сегодня много и обильно рассуждают на тему «а что было бы, если бы», это понятно, эта песня будет вечной, и в песне этой, запеваемой вновь и вновь, есть и такой куплет — «надо было воевать! надо было грудью встать!» Чехам, разумеется. В этих словах есть резон, в конце 1938 года у тогда ещё Чехословакии под ружьём стояло целых 35 дивизий, в то время как Германия имела дивизии в количестве аж 13 штук (немцы, правда, могли, объявив мобилизацию, получить ещё 44 дивизии, но цифры, во всяком случае численности армий, в любом случае вполне сопоставимы). Вроде бы, да, воевать можно было. Но только можно, но не нужно. Дело вот в чём — вы не забыли ещё лорда Галифакса, посетившего Гитлера незадолго до визита в Берхтесгаден герцогской четы Виндзоров? Помните, он там рассказывал Гитлеру сладкие сказки про развязанные на восточном направлении руки? Вот лорд Галифакс с Черчиллем в том самом достопамятном 1938 году, спешат в Парламент, о чём-то переговариваются на ходу, о руках, наверное, о ручатах шаловливых:



Так вот, дело в том, что Англия развязывала Гитлеру руки в направлении не на восток вообще, а на восток конкретный. На восток же от места, где проходила встреча, лежала Австрия.

Австрия была тем кирпичом, выдерни который, и вся стена развалится. Вся стена из лимитрофов. Потащи Австрию и рассядется вся система «коллективной безопасности в Восточной Европе». Строили все, а рушит один. Обычно рушит либо самый сильный, либо тот, кому терять нечего. В нашем случае, рассматриваемом подробно и с любовью, был как сильный, так и тот, кому терять было нечего, и были эти оба два — одним. Вернее, одной. Англией. Она формально оставалась всё ещё Империей Над Которой Не Заходит Солнце, она была на первых ролях и одновременно она находилась в одном шаге от крушения и никто не осознавал этого лучше, чем она сама. И осознала это Англия не вчера, у неё нюх истончён был до степени, другим не доступной. Вот ведь был ещё жив не человек — исполин, Его Величество Георг V, и вот он не вчера, а позавчера ещё, в 1935 году, говорил с глазу на глаз находившемуся уже не при делах, а потому достойному доверия Ллойд-Джорджу такие слова: «I will not have another war. I WILL NOT! The last one [WWI] was none of my doing and if there is another one and we are threatened with being brought into it, I will go to Trafalgar Square and wave a red flag myself sooner than allow this country to be brought in.» «Я не ввяжусь в новую войну. НЕ ВВЯЖУСЬ! Последняя [WWI] не была делом моих рук и если вспыхнет новая война и мы окажемся перед угрозой быть в неё втянутыми, я скорее возьму в руки красный флаг и выйду на Трафальгарскую площадь, чем позволю этой стране воевать.» Англия воевать не могла, не не хотела, а не могла.

Но прошёл всего год, умер старый король и события понеслись вскачь. И, хочешь не хочешь, а в войну ввязываться пришлось и дела повернулись так, что лучше ввязаться самому, чем тебя туда ввяжут другие. И ввяжут тогда, когда будет сподручно им, не тебе. Что делать? В одночасье не перевооружишься, в два дня новые заводы не построишь, за неделю новую армию не создашь, но вот что можно, так это интриговать. И, не знаю как вы, а я второй такой страны не знаю, которая умела бы это делать так, как интригует Англия. О, как она интригует! Учитесь, пока жива Англия, учитесь! Нет, не хотят, хотят по простому, не по-рабоче-крестьянски даже, а просто по-рабочему, крестьянин ведь хитёр, ох, как хитёр крестьянин, но оттёрли бедолагу от дел, теперь всем заправляет интеллигенция, а её вокруг пальца обвести, что ребёнка малого, даже неудобно как-то… Но это мы уже в сторону уходим, а нам с путаниками интеллигентами не по пути. Давайте будем дальше разбираться, чего там Англия учудила.

Итак — Галифакс произнёс Слово, сказал он — «Восток». Гитлер взгляд из окошка кинул и с тонкой улыбкой глаза прикрыл, он ведь тоже не дурак был, это только в кино его придурковатым таким показывают, а он — понятлив был. Англия отдавала ему Австрию. Англия отдавала Германии ключ от квартиры, где деньги лежат.

Взять же оставленную без британской «крыши» Австрию Германии ничего не стоило. Свои виды на Австрию имела и Италия, но у неё хлопот был полон рот, Италия строила свою опереточную «империю» и начала она искать деньги не там, где потеряла, а там, где светло было, а светло было в Африке. В Эфиопии. Ах, как там развернуться можно было, с кукурузника по разбегающимся эфиопам из пулемёта — тррррррррррррррррр. Да вдогонку — газом их, газом. Как тараканов. Но итальянцы и там умудрились завязть, поэтому, когда Галифакс сделал честные глаза и протянул Гитлеру на блюдечке с голубой каёмочкой Австрию, то и он, и Гитлер знали, что Италия в данный конкретный момент времени — не конкурент. Нет, не конкурент. У неё ведь, помимо Эфиопии ещё и Испания, сами понимаете, а там у Муссолини до 70 тысяч человечков воюют, даже и из неудачи Англия извлекла пользу, не втянули в войну французов, так зато Муссолини руки заняли, стоит теперь врастопырку, держит в охапке друга Франко и негуса Хайле Селассие, пыхтит бедолага, злится, по уму не нужен ему ни тот, ни другой, и — не бросишь, и не потому, что жалко, а просто не бросишь и всё. Англия…

И народ австрийский Гитлера ждёт не дождётся. Ситуация ведь какова — ну, представьте себе, что Казахстан превратился вдруг в Империю, чем чёрт не шутит, завоевал всех соседей и живёт теперь в Казахстане не только «титульная нация», но входит туда чуть ли не вся Средняя Азия, называемая сегодня почему-то Центральной. Ну и русские там, конечно же, живут. В наше время где только русских нет, есть они и там, в «Централе». Ну и вот, вспыхивает вдруг война, не манёвры, а так, войнушка, херня на постном масле, влезает в это дело Китай-лесник и разгоняет всех к такой-то матери. А потом, «во избежание», дробит Великую Казахскую Империю на кусочки мельче мелкого. Из областей получаются республики и делаются они «независимыми» государствами. Ну и понятное дело, что в одном из осколков вчерашнего казахского великолепия, в какой-нибудь Республике Павлодар население почти поголовно оказывается русским. Ну и куда вы прикажете бедному русскому податься? Со всем его «Павлодаром»? Вокруг — азиаты, а маленького и слабого всяк обидеть норовит. И тут вдруг большой северный брат (а у него, как назло, всё хорошо, так хорошо, что дальше и некуда, цены на нефть, то, сё, сами понимаете) решает протянуть нам братскую руку и вы не поверите — протягивает! (а у нас, как назло, и граница-то общая, вот счастье-то!). Вы представляете, как в такой ситуации будут «павлодарцы» «эрэфовцев» встречать? Да вот так, точно так же, как на этой старой фотографии:



Это австрийцы встречают немцев. В 1938. В Зальцбурге. В том самом Зальцбурге, который Гитлер герцогу и герцогине Виндзорским из окошка показывал. Из того окошка, что на восток выходит.

А после «аншлюсса» Гитлер мог Чехословакию голыми руками брать, а не то, что 13-ю дивизиями. Чехи ведь ждали угрозы с западного направления, они вроде всё понимали правильно, но волк зашёл с юга, с той стороны откуда чехи плохого не ждали, волка подвели к чешскому подбрюшью и взял он чехов за мягкое вымя рукой в ежовой рукавице. Точная работа. Европейская. Левшам учиться и учиться.

Получив Чехословакию, немцы оказывались в побрюшье уже Польши. После так для всех удачно завершившегося «чехословацкого кризиса» у Польши шансов не было никаких, что бы там себе умные поляки ни думали. Чуть погодя, в начавшейся войне с Польшей, немцы били опять снизу, били в мягкое, в незащищённое. Немецкая группа армий Юг наносила удар с территории бывшей «Чехословакии», из района Остравы, а немецкая 14 армия ударила из Словакии. Словом, всё было осуществлено так, как до того и задумано. И с жизненным пространством и с «востоком». Радовались англичане, радовались и французы, да и как им было не радоваться, отвели угрозу, отвели! Выиграли время, выиграли! Выиграли?

Вот со временем-то вышел конфуз. Подвели поляки, ох, как подвели. Такие на них надежды возлагались, да и сами они так убедительно пыжились, но — вышел облом. Не из того материала оказались поляки сделаны, переоценили их англичане, и на старуху бывает проруха. Вот американцы на поляков куда трезвее смотрят, они понимают, с кем имеют дело, они и анекдоты про поляков сочиняют соответствующие:

Вопрос: Что нужно сделать, чтобы потопить польский корабль?

Ответ: Спустить его на воду.

Беда не в том, что спущенный на воду польский корабль затонул. Беда в том, что затонул он слишком быстро. Польша ушла на дно менее чем за месяц.

«Oops!.. I Did It Again».






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх