73

Дом возводит строитель. Но до того, как начнётся строительство, нужен замысел. Нужен заказчик, человек, знающий, чего он хочет. Это его мысль воплощает в жизнь строитель. И в истории, которую я вам рассказываю, строитель был на славу. Он чрезвычайно умело и сноровисто сложил то, что ему было заказано.

Но пришло время для расставания, «мавр сделал своё дело» и сделал его хорошо, теперь он мог уйти. Уходил Эттли ещё и потому, что Англии следовало определиться, тянуть больше было нельзя, мир после войны стал двуполярным, двухполюсным, а Англия отныне полюсом не являлась, её время прошло, теперь она могла только пристать к одному из берегов, Англия должна была сделать выбор.

Предварительный выбор был сделан весной 1948 года, когда между США и Соединённым Королевством было достигнуто соглашение, по которому Британия согласилась предоставить свои военно-воздушные базы для американских бомбардировщиков, могших нести ядерные бомбы. В обмен на это американцы распространили на Англию действие плана Маршалла. Всю двусмысленность как своего положения, так и американской «помощи» англичане понимали очень хорошо, но обстоятельства были по-прежнему против них. Если совсем коротко, то суть сводилась к тому, что Англии, со всей поспешностью, на которую она была способна, перестраивавшей себя, не хватало времени и денег. Ну, да это дело такое — ни времени, ни денег никогда не бывает слишком много, но вот мало да, бывает. Ещё как бывает! С вечной нехваткой времени и так понятно, а что до денег, то знаменитого кейнсовского займа Англии хватило ровно на шесть месяцев. Потом деньги потребовались опять, а взять их было неоткуда, а строительство было в самом разгаре, так что особо щепетильничать Англия позволить себе просто не могла. Но потом пришёл 1950 год и оказалось, что и дом вчерне готов и денежки первые пошли, закапали, зазвякали, собственные денежки в собственную казну, и англичане, отдуваясь и отказываясь верить ощущениям, помотали головой, осторожно согнули ногу, потом руку, пощупали бок, согнулись в одну сторону, в другую, прислушались сами к себе и поняли, что они уцелели, «живы будем, не помрём». А тут — война в Корее, можно не только жить поживать, но под предлогом помощи «союзнику» ещё и армию перестроить, перевооружить, переучить.

Дело было только в том, что социалистическое правительство повседневной политической риторикой мешало провозглашённому «союзничеству» и вообще самим своим существованием входило в противоречие с декларированной реальностью и внешнеполитическими приоритетами. Ну и немаловажным было то, что Эттли очень не нравился американцам. На личном, так сказать, уровне.(Он даже и сегодня им не нравится, уж слишком он был умён, слишком независим, слишком «прыток». Слишком хорошую работу он проделал. С лишком. Через край. «Нам такой хоккей не нужен.») Да и слишком настойчив он бывал, слишком отстаивал государственные «интересы». Иногда так даже и чересчур. Да вот хотя бы и во время Корейской войны.

Осенью 1950 года китайцы перешли Ялу и вступили в бой с «силами ООН». Это немедленно вызвало опасения в эскалации конфликта и прямого вовлечения в войну уже СССР. Труман решил поднять ставки и, давая 30 ноября 1950 года в Вашингтоне пресс-конференцию, заявил о возможности применения в Корее ядерного оружия. «… every weapon the US had would be made available to General MacArthur.» («Всё, чем располагают Соединённые Штаты, будет предоставлено в распоряжение генерала Макартура.»)

Тут же вскочил какой-то репортёришка и задал сакраментальный вопрос, вертевшийся у всех на языке: «Означает ли это, что теперь рассматривается вопрос о применении атомной бомбы?»

— Что значит — «теперь»? — ответил Труман, — этот вопрос никогда с повестки дня и не снимался.

— Следует ли понимать вас так, что генерал Маккартур может сбросить бомбу тогда, когда посчитает нужным?

— «Oh, no! No, no, no!» — тут же заявил Белый Дом, — только президент может отдать такой приказ и пока что он такого приказа не отдавал.

«Пока что»?! Что значит «пока что»? Ничего себе разговорчики! Ничего себе вопросики и ничего себе ответики. Ну и ничего себе союзничек, конечно же. Эттли немдленно бросил всё и вылетел в Вашингтон. «Для консультаций».

На англо-американских переговорах, во время обсуждения животрепещущего вопроса о том как, когда и при каких обстоятельствах может быть пущена в ход атомная бомба, Труман, успокаивая(!) Эттли, заявил, что он не отдаст подобного приказа без предварительных консультаций с Правительством Его Величества. («Мы же партнёры!» — сказал, сделав серьёзное лицо, Труман.) Когда Эттли попытался поймать американского президента на слове и предложил зафиксировать сказанное в виде письменного соглашения, Труман ответил потрясающей своим напускным простодушием фразой — «if a man's word wasn't any good it wasn't made any better by writing it down.» («Если слово человека ничего не стоит, то оно не станет лучше, будучи написанным на бумаге.») Пытаясь выжать из американцев хоть что-нибудь, англичане просили включить слово «консультация» хотя бы в заключительное коммюнике, однако Труман не пошёл даже на это, согласившись лишь на формулировку, согласно которой Соединённые Штаты обязывались «информировать» британскую сторону о шагах, могущих (!) привести к ситуации, в которой возможно применение ядерного оружия. Слово «могущих» открывало широчайшие возможности по толкованию и интерпретированию того, что «может» и того, что «не может».

У покидавшего Вашингтон Эттли сложилось убеждение, что даже и на такую малость, как «информирование», Англия может рассчитывать лишь на остаток истекавшего президентского срока Трумана. В конце коцов, тот дал слово. Эттли оказался прав. Уже следующий американский президент, Эйзенхауэр, отказывался «дать слово» даже на словах.

В общем, текущие государственные интересы Англии требовали смены правительства. На счастье, в том же, 1950 году, должны были состояться всеобщие выборы и всеми (абсолютно всеми, включая и самих социалистов) само собой разумеющимся считалось, что на выборах произойдёт естественная смена социалистов на консерваторов. Естественная потому, что все отдавали себе отчёт в том, в каких условиях шло строительство социализма и все ожидали, что после перенесённых в послевоенное пятилетие трудностей английский обыватель дружно проголосует за консерваторов. Однако произошло невероятное — ко всеобщему удивлению на состоявшихся в 1950 году всеобщих выборах социалисты вновь одержали победу, не такую, правда, впечатляющую как в 1945 году, но тем не менее победу. Английский народ, продолжавший сидеть на карточках, совершенно недвусмысленно вновь, как и за пять лет до этого, высказался за социализм. Более того, социалисты получили на этих выборах на 1 млн. 250 тыс. голосов больше, чем в 1945 году. Проигравшие консерваторы, хотя и укрепили по сравнению с 1945 годом своё положение, но вовсе не за счёт социалистов, чего все ожидали, а за счёт умиравшей в те годы Либеральной Партии.

Эттли удержался у власти, хотя и сам на это не рассчитывал.

Поскольку было необходимо, чтобы социалисты не мытьём, так катаньем, ушли, то в следующем, 1951 году были назначены внеочередные выборы. Назначены они были под смехотворным предлогом. Так как было известно, что на 1952 год готовится государственный визит короля Георга в Австралию, то Эттли заявил, что его партия обладает таким незначительным большинством в Парламенте, что он, Эттли, опасается могущего (!) возникнуть правительственного кризиса, который в будущем может (!) омрачить долгожданный визит короля в Австралию и что поэтому нужно расставить все точки над «и» и расставить их сегодня. А для расстановки точек нужно провести внеочередные выборы.

Если называть вещи своими именами, то Эттли, на словах опасаясь правительственного кризиса, вызвал его на деле, причём, опасаясь кризиса завтра, он вызвал его сегодня. Эттли распустил Парламент и в октябре 1951 года состоялись внеочередные выборы. А теперь внимание — на выборах этих за социалистов опять проголосовало большинство населения, за них голосовало на 700 тысяч человек больше, чем за год до этого, они получили 14 млн. голосов, самое большое количество голосов, которое было получено какой бы то ни было политической партией за всю историю Англии, но тем не менее они (наконец-то!) проиграли.

Проиграли социалисты потому, что в английской электоральной системе существовал (и существует) так называемый «the first past the post» принцип. Принцип этот как и все принципы хорош. Принципы вообще штука неплохая, на то они и принципы. Когда у нас не остаётся другого довода, к нашим услугам всегда найдётся принцип, другой. «Демократию» придумали очень, очень умные люди. Но только очень, очень глупые люди могут считать «демократию» демократией.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх