ПАН ЮЗЕФСКИЙ

Пан Юзефский занимался эмиграцией из России еще в бытность министром внутренних дел Польши, как говорится, по должности. Шестой отдел его ведомства имел агентуру из числа руководителей эмигрантских организаций и старался держать их под присмотром. Правда иногда случались накладки с коллегами из 2-го отдела Генштаба, который активно использовал эмигрантов в своей оперативной работе. Считалось, что «шестувка» обслуживает эту линию внутри страны, а «двуйка» ведет агентурную работу за рубежом. Но военные нередко вмешивались во взаимоотношения различных эмигрантских групп, нашедших прибежище в самой Польше. Впрочем, дел хватало и для того и для другого ведомства.

Сам пан Юзефский предпочитал иметь дело с последователями Симона Васильевича Петлюры. Ему очень импонировало то обстоятельство, что в 1919 году, когда атаман командовал войсками Директории, а потом возглавил ее, Украинская Народная Республика (УНР) объявила войну Советской России. В его глазах это прекрасно характеризовало петлюровцев, правда, потом они, к сожалению Юзефского, не смогли договориться с генералом Деникиным и, потерпев неудачу в боях с Добровольческой армией, вынуждены были искать убежища в Польше. Главная политическая цель — отделение от России — достигнута не была, но Петлюра успел заключить договор с Польшей, признававшей независимость УНР в обмен на уступку полякам части Галиции, Волыни и Полесья.

Директорию Петлюра своим же указом вынужден был распустить, а значительная часть его сторонников, составлявших его войско, разбрелась по Польше. Сам атаман за пять лет до описываемых событий был убит в Париже евреем-мстителем, но дело его жило и очень устраивало тогдашнее польское руководство, прежде всего идеолога антирусской линии Пилсудского.

Так что, занимаясь украинской эмиграцией, вернее, ее петлюровским крылом, исповедовавшим самостийность и противоборство с Москвой, пан Юзефский мог рассчитывать на полную поддержку сверху и немало сделал, чтобы держать эмиграцию на плаву. Поэтому после его назначения волынским воеводой Юзефский, пользуясь тем, что значительная часть петлюровцев обитала именно в этом крае, решил создать в его главном городе Луцке оперативный центр по консолидации сил эмиграции и проработке различных вариантов ее применения в польских интересах. События эти начали разворачиваться в 1930 году.

Луцк — это старинный город Киевской Руси, упоминаемый в Ипатьевской летописи, позже он входил в состав Российской империи, а по Рижскому договору 1921 года, завершившему неудачный поход Красной Армии на Варшаву, отошел к Польше. Там и стал воеводствовать пан Юзефский, имея в Варшаве всесильного патрона Пилсудского.

Замысел состоял в том, чтобы, используя своеобразную концентрацию приверженцев Петлюры, создать в городе польско-украинскую структуру, которая стала бы идеологическим и организационным штабом продвижения идеи расширения территории Полонии в сторону Украины. Для этого требовались соответствующая обработка общественного мнения на Волыни и создание из польских и украинских представителей в эмиграции органа, который взял бы на себя решение всех политических, организационных и военных вопросов. По существу же, как отмечалось в спецсообщении ИНО от 13 марта того же года, речь шла о создании в Луцке под покровительством властей полонофильского центра с весьма прагматичными и далеко идущими военно-политическими целями.

Если формулировать вопрос еще более конкретно, то пан Юзефский по поручению своих варшавских начальников ставил на практическую основу дело подготовки украинской эмиграции, во всяком случае, ее петлюровской группировки, к участию в интервенции на Украине. Близость Луцка к советской границе делала его удобным плацдармом для создания задуманных польско-украинских сил, предназначенных для проведения достаточно крупных войсковых операций на советской территории. Еще будучи министром, но уже имея в уме свой Луцкий проект, Юзефский настоял на выделении польским правительством Волынскому воеводству солидных денежных средств для УНР. Когда же он получил назначение на должность воеводы, то, не мешкая, приступил к реализации своего плана создания в Луцке центра УНР под польским патронажем.

Как часто бывает, сложности возникли не в отношении самой идеи, а в связи с кадровыми вопросами. Зависть, ревность и подозрительность деятелей эмиграции в Варшаве и на Волыни, которых планировали на руководящие должности, потребовали от воеводы больших усилий. Надо сказать, что все вопросы ему удалось утрясти, и компромисс между различными группировками, в том числе между петлюровцами и сторонниками гетмана Скоропадского, был найден.

База для негласных договоренностей была определена достаточно претенциозная — объединение поляков и украинских полонофилов для совместной борьбы с Советским Союзом за освобождение Украины. Все вопросы, вызывавшие споры и различное толкование, были вынесены за скобки, а их решение отложено до освобождения Украины от большевиков. Договорились, что в процессе высвобождения из-под власти Москвы действует правительство УНР, но в последующем система правления «должна быть установлена желанием самого народа», для чего власть будет передана Украинскому национальному собору, который и примет окончательное решение.

Польская сторона оговорила, что заключенный ранее между УНР и Польшей договор останется в силе. Последнее обстоятельство, как и весь план Юзефского, вначале было воспринято украинской эмиграцией с настороженностью. Но автор продолжал настойчиво продавливать свою идею, стержень которой составили организация конспиративного Луцкого центра и формирование на польской территории польско-украинских войск. Известив активистов эмиграции о согласии властей на Луцкий проект, Юзефский сказал, что Волынскому воеводству отпускаются под него необходимые денежные средства. Пояснил, что принципиальные решения будут принимать польские инстанции после консультаций с украинской стороной.

Луцкий центр во исполнение замысла о его двусторонней основе состоял из двух отделений — украинского и польского; на каждом из них лежала обязанность создания соответствующих национальных воинских формирований. Вместе они составляют Польско-украинский комитет по освобождению Украины, общее руководство осуществляет Юзефский.

К практической работе по формированию, обучению и командованию в комитет привлекаются военспецы, имеющие опыт участия в боевых действиях. Таковыми на тот период времени были названы: Алмазов (по артиллерии), Стефанов (на одну из штабных вакансий), Волошин (комендантская служба). На роль начальника контрразведки поляки наметили Чеботарева, однако этому воспротивился генерал Сальский, военмин УНР, и вопрос остался открытым. Польское правительство принимает решение о создании в Луцке военной базы польско-украинских войск, ее начальником назначается генерал Билевич, на работу приняты офицеры из числа украинских эмигрантов, в том числе брат покойного атамана А. Петлюра.

В конце декабря 1930 года между польским Генштабом, правительством УНР и Луцким центром была достигнута принципиальная договоренность об организации объединенной группировки из украинских и польских соединений. Армии УНР предписывалось иметь корпуса пехотный, конно-артиллерийский и сичевых стрельцов. Польская сторона предоставляла в распоряжение объединенных сил пехотный и ударный добровольческий корпуса, технические и вспомогательные части.

Все упомянутые формирования сводятся в армию, командование которой поручается одному из видных польских генералов, ее главным атаманом (очевидно, заместителем поляка) назван генерал Сальский. На другие командные должности были определены: начальник штаба украинских формирований — генерал Костянский, командиры корпусов — полковники Коновалец и Удовиченко, а также генерал Безручко, начальник артиллерии — генерал Алмазов.

Из поступившей в ИНО информации следовало, что польские официальные власти полностью поддержали эти военные приготовления, более того, МИД Польши даже наметил на Украине так называемый польский район, в отношении которого допускалось участие польских добровольцев, если бы там началась борьба за освобождение от большевизма. Вот тогда-то и предполагалось задействовать механизм Луцкого центра. А в случае возможного неуспеха этого варианта локальных военных действий предполагалось избежать большой войны с СССР, списав все на самостийные действия эмигрантов-сепаратистов.

По существу Луцкий центр мыслился как аванпост, своеобразный катализатор дальнейших событий. Генерал Сальский и другие высокопоставленные военные УНР считали, что его главная задача — создать плацдарм для последующего развертывания всех наличных сил по линии р. Случ — Житомир — Бердичев — Винница — Вроцлав — Тульчин — Ямполь — р. Днестр. Поступила также информация, что генерал Сальский с ведома поляков намерен вступить в контакт с английским адмиралтейством, чтобы заручиться его согласием на демонстративное присутствие британского военно-морского флота на Балтийском и Черном морях, что, по его представлениям, могло бы содействовать успеху операции.

Все получилось совсем не так, как планировали те, кто стоял за планами присоединения к Польше новых украинских территорий. В 1935 году ушел из жизни главный идеолог последовательного расчленения и растаскивания России Пилсудский. Да и европейские события в целом развивались не по тому сценарию, которым руководствовались в Варшаве. Из Луцкого эксперимента ничего не получилось, и он остался в истории лишь как одно из свидетельств неуемных желаний сепаратистов пожертвовать украинскими землями ради своих властных амбиций.

Польша в 1939 году была раздавлена армиями вермахта, с нападением на нее гитлеровской Германии начался отсчет Второй мировой войны. В Западную Украину были введены советские войска, Луцк вновь вошел в состав Украинской ССР. Будущее самой Польши, как и ее территориальная конфигурация, было определено державами-победительницами: СССР, США и Великобританией, а как все это происходило, хорошо известно из переписки Сталина, Рузвельта и Черчилля по польскому вопросу .






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх