БРИТАНСКИЙ СОЮЗНИК

Политическое руководство Германии и верховное командование вермахта планировали кампанию на юго-восточном направлении из трех ее основных этапов. Каждый включал в себя меры воздействия на страны региона — Турцию, Иран, Афганистан, наступательные действия германской армии на восточном фронте и тайные операции разведки, призванные дестабилизировать обстановку в тыловых районах театра военных действий.

Первый этап предполагал захват Кавказа, второй — оккупацию Средней Азии, третий — вторжение в Индию. Осуществление этих планов позволяло Берлину рассчитывать на соединение с японской армией в Бирме и установление таким образом контроля над значительной частью евразийского пространства.

Резидентуре Абвера в Кабуле в этом контексте была поручена работа по советским республикам Средней Азии и Северо-Западной пограничной провинции Британской Индии. В нейтрализации ее деятельности, рассчитанной на использование сепаратистов, осевших в Афганистане, и некоторых племен, были заинтересованы и советская и английская разведки.

Их сотрудничество началось с сентября 1941 года, когда было подписано соглашение между двумя службами. Стороны обменялись представителями, которые находились соответственно в Москве и Лондоне, взаимодействие по конкретным делам осуществлялось и на уровне загранаппаратов в некоторых странах, в том числе в Афганистане.

«Ром» начал сотрудничать с советской разведкой еще с довоенного времени, сам он был индус, на родине принадлежал к радикальной организации, конфликтовавшей с колониальными властями, содействовал нелегальному выезду в Германию через Афганистан ее лидера. Именно его антианглийский имидж привлек к «Рому» внимание германской разведки, которой в конце концов он и был успешно подставлен.

С ним работал непосредственно резидент Абвера Расмус. Его поведение показывало, что немцы, проверив «Рома» на нескольких конкретных делах, доверяли источнику и вскоре могут задействовать его в серьезных мероприятиях по Индии. Дело разворачивалось очень интересное и сулило существенную оперативную отдачу, но только при условии совместной работы с англичанами.

В июне 1942 года начальник I Управления (внешней разведки) НКВД Фитин представил докладную записку наркому Берии, в которой с учетом обстоятельств и перспектив дела было высказано предложение договориться с английской разведкой о совместном использовании возможностей «Рома». Санкция была получена. Как и следовало ожидать, британские коллеги отнеслись с большим интересом к этому делу и высказали благодарность за предложение вести операцию совместно.

Германская разведка особенно интересовалась обстановкой в Северо-Западной пограничной провинции (СЗПП), где усматривала для себя предпосылки вовлечения обитавших в отрогах Гиндукуша и Гималаев племен в повстанческое антибританское движение. Разумеется, расчет делался не только на авторитарные замашки вождей, но и на серьезные денежные вливания, помощь оружием и средствами связи.

СЗПП в описываемое время входила в состав Британской Индии, ныне это одна из провинций Пакистана с численностью населения более восьми миллионов человек. Она была выделена в качестве самостоятельной административной единицы с главным городом Пешаваром из Пенджаба еще в начале прошлого века, но вожди племен традиционно пользовались известной независимостью. Как раз последнее обстоятельство и привлекало внимание Абвера к СЗПП как базе для проведения разведывательно-диверсионных операций на индийском направлении, с использованием при этом антиколониальных лозунгов .

«Ром» начал передавать немцам сведения в соответствии с теми заданиями, которые получал от Расмуса, их формат предварительно согласовывался с английской разведкой. На одну из встреч с ним в Кабуле пришли Расмус и Витцель. Они сообщили, что подготовили на основании рассказа «Рома» о пребывании в Индии несколько отдельных сообщений в Берлин, сделав акцент на трениях между англичанами и индийскими националистами, движении за независимость «Патанистан» и намерении «Хинду масаби» возглавить выступление против английских колониальных властей.

Складывалось впечатление, что немцы намереваются форсировать мероприятия подрывного характера — смута в приграничных с Афганистаном британских владениях отвечала их долгосрочным интересам.

Расмус подробно оговорил с «Ромом» условия связи на будущее, снабдив его радиопередатчиком, который тот должен был доставить в Баджапур как промежуточную точку на линии связи Дели — Кабул. Обсудили детали ввода этой новой линии в действие, в том числе закодированные условные сигналы, частоты, время выхода в эфир. «Ром» прошел 12-дневный курс обучения радиоделу в германской миссии в Кабуле. В Индию он ехал с новыми заданиями германской разведки.

Вопросов ему было поставлено много, но главный Расмус сформулировал предельно четко: «Какие имеются возможности в Индии для инспирации антибританского движения в случае нападения Японии на эту страну?» Развивая свою мысль, Расмус подчеркнул, что речь идет и о конкретном вкладе, который могла бы внести в повстанческое движение и организация, к которой принадлежит сам «Ром».

Постановка вопроса очевидна, ведь у Расмуса к этому времени был уже опыт создания и руководства эмигрантской организацией в Афганистане, возможности которой предполагалось задействовать в Средней Азии.

Из Берлина Расмусу пришло указание выяснить у «Рома», сможет ли он устроиться постоянно в расположении племен. Агент ответил, что это нежелательно, так как его продолжительное пребывание там могут обнаружить англичане, а им известно о причастности «Рома» к радикальной организации. Расмус обещал посоветоваться со своим центром.

В очередной встрече с «Ромом» приняли участие не только разведчики Расмус и Витцель, но и сам глава миссии Пильгер. Обсуждался вопрос о возможности при содействии «Рома» направить в зону расселения племен Витцеля с радистом. Из самого состава собеседников было ясно, что директива из Берлина пришла жесткая. Расмус и Пильгер во время разговора оптимизма в части осуществления этого предприятия не высказали, Витцель же заявил, что готов вместе с «Ромом» пойти на выполнение этого задания. Договорились, что все варианты следования разведчиков к месту назначения будут представлены в Берлин, где и примут окончательное решение.

Расмус с участием радиста-немца повторил с «Ромом» условия радиосвязи посредством предоставленной в его распоряжение приемопередающей аппаратуры. По согласованию с англичанами «Рому» было рекомендовано под разными предлогами тянуть с установлением радиосвязи из Кабула на Индию, но с этим ничего не получилось. Немецкая радиовещательная станция «Азад Хиндустан», использовавшаяся для дальней связи с агентурой, передала позывные, время и частоты, потребовав контакта.

Английские представители высказали предположение, что германская разведка решила опробовать возможность установления прямой связи с «Ромом» в Индии, так как считается с возможностью высылки их миссии из Кабула. Англичане высказались за установление радиоконтакта «Рома» с немцами, чтобы укрепить к нему доверие Абвера, что и было сделано.

В конце августа 1943 года «Ром» вновь прибыл в Кабул на встречу с Расмусом, доложил о выполнении заданий, получил новые. Верховное командование вермахта интересовали вопросы комплектования новых частей и соединений британской армии, дислоцированных в Индии, наличие на ее территории американских войск, средства и маршруты доставки союзных войск в Иран, Ирак и Палестину. Как всегда, повышенный интерес был проявлен к обстановке в Северо-Западной пограничной провинции, и рассказ «Рома» был выслушан со вниманием.

Расмус, сославшись на указание из Берлина, сообщил «Рому», что ему предстоит выполнить ответственную миссию. А еще то, что от вождя вазиров Факира из Ипи в Кабул прибыл курьер, доставивший в германскую миссию письмо с описанием вооруженных действий против английских войск. Расмус попросил «Рома» уточнить перевод текста на английский язык.

В нем говорилось, что с апреля 1942 года Факир действует против англичан, его люди окружили форт Дага-Хел. Англичане несколько раз пытались его деблокировать и были вынуждены в конце концов бросить в дело девяносто танков и сорок самолетов.

Подвиги племени его вождь описал со всеми возможными в таких случаях передержками. Здесь было важно другое — немцы ловили любую сколько-нибудь значимую информацию, которая оправдывала ставку на сепаратизм как орудие решения военно-политических задач. Сам факт этой встречи означал полное доверие немецкой разведки к «Рому».

Переходя к поручению, о котором он упомянул в начале встречи, Расмус сказал, что Берлин, вопреки некоторым сомнениям самого «Рома», категорически настаивает на его отправке в племена. На сей раз в соответствии с заранее оговоренной линией поведения «Ром» дал на это свое согласие. Расмус облегченно вздохнул: ему было важно доложить в Центр, что начатая им операция с участием «Рома» продолжается.

Расмус передал «Рому» два письма для вручения Факиру из Ипи. Выдержка из первого (оригинал был исполнен на фарси):

«При нынешней ситуации мы не можем снабжать Вас нужными для ведения военных действий предметами до тех пор, пока не установили с Вами воздушную связь. Считаем, что до этого времени не следует увлекаться боевыми столкновениями, а приложить все силы к тому, чтобы объединить пограничные племена .

Вы должны сохранить силы к тому моменту, когда мы сможем оказать Вам реальную помощь, а это будет в том случае, когда фронт будет недалеко от Вас.

Необходимо готовиться к большой войне, с тем чтобы, когда придет время, этими соединенными силами напасть на англичан и с помощью Всевышнего разбить их».

Второе письмо было на английском языке и написано Расмусом:

«Признателен за Ваши письма, доставленные курьерами. Несмотря на то, что встречи в Кабуле проводить сложно, мы все же сумели встретиться. Отвечаю на Ваши вопросы.

Наши высокие друзья не рекомендуют посылать Вам самолет сейчас, так как о его прибытии англичане могут узнать и примут все меры к тому, чтобы уничтожить Ваши базы и силы. Поскольку Кавказ еще не взят, мы не можем оказать Вам помощь. Будем надеяться, что в скором времени Кавказ будет покорен, и к этому времени Вам следует хорошенько подготовиться, а главное — добиться установления хороших отношений с соседними племенами.

Ваши сообщения очень ценны, и мы Вам очень признательны за это. Желательно в дальнейшем кроме численности личного состава указывать еще нумерацию и обозначения воинских частей.

Хотелось бы знать количество Ваших доблестных солдат и сколько людей Вы сможете набрать, получив от нас на эти цели некоторую сумму денег, какая амуниция необходима, при условии, что все это будет перебрасываться самолетом».

«Ром» получил от Расмуса для передачи Факиру из Ипи крупную сумму денег в фунтах стерлингов, рупиях и афгани.

Помимо поддержания связи с племенами немцы поставили перед «Ромом» задачу подготовить посадочную площадку и место высадки парашютистов. «Ром» должен был сообщить о готовности к приему гостей, а также принять меры к охране десантников и их надежному укрытию. Присутствовавший на встрече вместе с Расмусом Витцель тут же набросал проект телеграммы в Берлин .

В тот же день «Ром» встретился с сотрудником нашей кабульской резидентуры. Для посадочной площадки он наметил местность в районе Баджаура между населенными пунктами Бандегай и Джар либо между селениями Хор и Рамакайя. Эти места ему лично хорошо известны, и в случае необходимости там без проблем можно будет организовать захват немецких парашютистов, тем более что Берлин должен заблаговременно известить его о времени прибытия самолета с десантом.

От «Рома» после встреч с Расмусом поступала существенная оперативная информация о мероприятиях германской разведки в самом Афганистане, в частности по вопросам связи — очень ответственного и зачастую уязвимого звена в работе любой разведки.

Как-то Расмус поделился с «Ромом», что в связи с изменением военно-политической ситуации нельзя исключать, что союзники могут потребовать от афганцев закрытия миссий стран «оси» в Кабуле. На этот случай им подобраны конспиративные квартиры в пригороде Кабула, где на первое время можно будет укрыть сотрудников миссии (читай: разведчиков), которые перейдут на нелегальное положение, как это сделано в Иране. В последующем их с помощью «Рома» нужно будет переправить на территорию одного из племен СЗПП.

На обеспечение этой операции Расмус передал «Рому» на хранение 10 тысяч американских долларов, 500 фунтов стерлингов, 50 тысяч афгани и 5000 рупий.

Расмус предложил «Рому» подыскать человека, которого можно было бы направить в Тегеран для связи с немецкой агентурой в Афганистане и Средней Азии на тот случай, если миссия в Кабуле будет закрыта. О его отъезде в Иран будет сообщено в Берлин для того, чтобы на связь с ним выехал другой связник, из Турции. «Ром» обещал подыскать подходящую кандидатуру.

Логично предположить, что у Расмуса могла быть и агентура, о которой ни нашей, ни английской разведке не было известно, но и той, что удалось вскрыть, с избытком хватило, чтобы полностью дискредитировать его как разведчика и парализовать деятельность германской разведки в Афганистане .

В беседах с «Ромом» Расмус делился своими оценками настроений в афганских верхах, так как имел там неплохие связи, особенно среди высокопоставленных военных. Так, он говорил, что премьер-министр Мухаммед Хашим-хан, вице-премьер Наим-хан и генерал Даут-хан, командир центрального корпуса афганской армии, настроены враждебно по отношению к Англии и Советскому Союзу и, наоборот, симпатизируют немцам. Насколько корректны эти оценки, Расмусу, возможно, было виднее, но и эта информация учитывалась при анализе обстановки в Афганистане и позиций его руководства.

Работа советской и английской разведок с «Ромом» позволила реально контролировать многие мероприятия Абвера, проводившиеся его резидентурой в Афганистане. Шедшая по этому каналу информация зачастую вначале поступала в Москву и Лондон, а потом уж в Берлин .






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх