БИРЮЗОВАЯ УТКА

Шел 1945 год. К советскому представителю в Кабуле обратился эмигрант с просьбой посодействовать его возвращению на родину, сообщив в свою очередь сведения, которые по всем меркам носили чрезвычайный характер, но, конечно, нуждались в подтверждении и проверке. Ему в соответствии с принятым порядком было рекомендовано подать официальное заявление. Но эмигрант, назовем его «Мирзо», от этого категорически отказался. Пояснил, что об этом станет известно властям и соплеменникам и у него наверняка возникнут такие неприятности, что с мечтой о доме придется расстаться. Лучше стать перебежчиком, как это уже сделал один из его знакомых. Такое в те годы на советско-афганской границе действительно случалось.

Когда же «Мирзо» предложили хотя бы некоторое время продолжить общение с людьми, от которых получил столь важные сведения, он согласился: пусть это будет дополнительным свидетельством его искренности.

Первый рассказ«Мирзо»:

«У меня был разговор с сыном эмира Саид Фаттах-ханом, от которого я узнал следующее.

На днях родственник Саид Умар-хана по имени Саид Акрам Тухтасун-хан ходил в тюрьму навестить Мубашир-хана, Муким-бека и Шир Мухаммед-бека. Перед уходом Тухтасун-хана Мубашир-хан вручил ему коран с просьбой передать книгу Саид Умар-хану. Устно передал Тухтасун-хану, чтобы Саид Умар-хан вскрыл переплет корана и после этого действовал так, как указано в письме, вложенном внутрь переплета. Тухтасун-хан вручил коран Саид Умар-хану и передал ему устное поручение Мубашир-хана. Саид Умар-хан, вскрыв переплет, нашел письмо, обращенное к 12 ферганским баям. Содержание письма:

«До конца войны или же свержения нынешней королевской династии, в особенности до устранения нынешнего премьера, нет надежды на освобождение из тюрьмы. Поэтому вы какими угодно путями и средствами должны принять меры к ликвидации Мухаммеда Хашим-хана».

Ознакомившись с содержанием письма, Саид Умар-хан спрятал его. Он намерен под видом угощения пригласить к себе указанных в письме лиц и посоветоваться с ними по существу вопроса, поднятого Мубашир-ханом».

Второе сообщение «Мирзо»:

«Сообщаю имена баев, фигурировавших в письме Мубашир-хана и Шир Мухаммед-бека, полученном Саид Умар-ханом: Хаджи Исхак Джан-бай, Абдул Джамил-бай, Абдулла Джан-бай, Абдул Халим-бай, Хазми Мухаммед Джан-бай, Пулат-бай (других не запомнил), а также Сардар Абдул Рахимджан.

Последний является внуком Сардар Иса-хана, поднявшего при эмире Абдурахман Хане восстание с целью захвата трона. Впоследствии, потерпев неудачу, бежал в Самарканд. Его внук Сардар после прихода к власти Амануллы-хана возвратился в Афганистан и занимал различные посты. После захвата власти Надир-ханом Сардар был удален с государственной службы. Он находился в весьма дружеских отношениях с Мубашир-ханом и Шир Мухаммед-беком, и поэтому Мубашир-хан попросил в письме Саид Умар-хану в числе других посоветоваться с Сардар Абдул Рахимджаном.

Все поименованные лица посетили дом Абдул Рахимджана в Муранхане, позади мечети Хазрен Аббаса, и советовались с ним. Абдул Рахимджан заявил всем пришедшим к нему, что он может подыскать человека, могущего выполнить поручение Мубашир-хана, но ему придется заплатить сначала 50 тысяч афгани. Гости сказали, что им необходимо довести до сведения Мубашир-хана условия выполнения его поручения и готовы поступить так, как скажет Мубашир-хан .

Тухтасун-хан должен посетить Мубашир-хана и согласовать с ним этот вопрос. Письмо Мубашир-хана Саид Умар-хан вложил обратно в книгу и держит ее в нижнем этаже своего дома в кожаном чемодане».

Следующее сообщение «Мирзо»:

«Тухтасун-хан был в тюрьме и сообщил Мубашир-хану о выполнении его задания. Тот остался весьма доволен этим сообщением Тухтасун-хана. Через него Мубашир-хан поручил своей старшей жене вручить Саид Умар-хану четыре бриллианта, находящихся у нее. Чтобы жена убедилась в достоверности того, что такое поручение исходит именно от него, Мубашир-хана, последний дал Тухтасун-хану имевшуюся при нем бирюзовую фигурку утки для предъявления жене. Стоимость каждого бриллианта оценивается от 20 до 30 тысяч афгани.

На следующий день сын Мубашир-хана доставил бриллианты в дом Саид Умар-хана. Сардар Абдул Рахимджан сообщил, что нужного человека он нашел, и назвал хазарейца Гулям Хайдар-хана, по прозвищу Мир Сахив, в прошлом известного басмача.

Гулям Хайдар-хан дал обещание Сардар Абдул Рахимджану выполнить его поручение в течение трех-четырех месяцев.

Саид Умар-хан два бриллианта отдал Хаджи Исхак Джан-баю и предложил внести их стоимость в сумме 30 тысяч афгани Сардар Абдул Рахимджану.

Остальные два камня Саид Умар-хан вложил в мешочек для карманных часов, сшитый из золотой парчи. Вложив мешочек с бриллиантами в железный сундучок, он спрятал его в коробе, стоящем по левую руку, когда входят в дом Саид Умар-хана».

Наводить какие-либо справки по столь щепетильному делу через другие источники было признано неприемлемым как по оперативным, так и политическим соображениям. Однако некоторые косвенные подтверждения, касавшиеся задействованных в деле людей, появились. Удалось, в частности, получить кое-какие сведения о Мир Гулям Хайдаре .

Из сообщения источника:

«Мир Гулям Хайдар происходит из миров харариджатского Малистана и известен еще как Мир Хайдар (мир — это почетный титул знати, имел хождение в Бухарском эмирате).

Во время эмира Хабибуллы Хана, отца Амануллы, Мир Гулям Хайдар был одним из придворных эмира. Когда Хабибулла Хан после охоты остановился в Лагмане, где ночью был убит неизвестным лицом, личная охрана его состояла из людей Мир Гулям Хайдара. По этой причине Аманулла потребовал от него выдачи убийцы своего отца.

Мир Гулям Хайдар и его сторонники выдали из своей среды охранника по имени Шах Али Риза-хан, выставив его убийцей Хабибуллы, который был Аманнуллой повешен».

На ближайшей встрече с «Мирзо» ему были заданы уточняющие вопросы.

Вопрос:

Вы сообщили нам, что по заданию Мубашир-хана сын покойного эмира Саид Умар-хан ведет практическую работу по подготовке террористического акта в отношении премьер-министра Хашим-хана. Уверены ли вы в корректности сообщенных вами сведений?

Ответ:

Мои сообщения о том, что Саид Умар-хан получил от Мубашир-хана письмо в отношении устранения премьера, на сто процентов соответствуют действительности, и за их точность я готов отвечать своей головой.

Вопрос:

Как вы можете ручаться за стопроцентную верность своих сообщений, если вы не вовлечены непосредственно в это дело?

Ответ:

Омоем личном участии говорить не приходится, но все мои сигналы имеют под собой твердую базу.

Вопрос:

Вы не можете достать для нас записку Мубашир-хана, в которой последний ставит перед Саид Умар-ханом вопрос об убийстве Хашим-хана?

Ответ:

При всем желании сделать этого не могу, так как войти в дом Саид Умар-хана у меня нет возможности по многим причинам. Я не имею с ним близкого общения, и, кроме того, для меня как не состоящего с эмиром в родственных отношениях исключена возможность показаться в доме, где находится его жена.

Вопрос:

Вы лично знаете Сардар Абдул Рахим Джана и Гулям Хайдар-хана?

Ответ:

Обоих лично знаю и видел их, но знакомства ни с тем, ни с другим не имею.

Очередное сообщение «Мирзо»:

«Гулям Хайдар-хан возвратился из Кандагара и вместе с Сардар Абдул Рахим Джаном посетили Саид Умар-хана. Оба они просили известить Саид Мубашир-хана, чтобы он был спокоен насчет своего поручения, оно непременно будет исполнено.

Абдул Халим-бай навестил Мубашир Хана и известил его об этом. Мубашир Хан в свою очередь попросил Абдул Халим-бая рассказать обо всем Шир Мухаммед-беку и его брату Hyp Мухаммеду, что и было сделано. Hyp Мухаммед вручил Абдул Халим-баю какой-то знак, который тот понес в дом Hyp Мухаммеда и получил там от женщин торбу с табаком. Эта торба была передана Саид Умар-хану. В ней оказались две бомбы: одна с капсюлем, другая без. Эти бомбы Саид Умар-хан совместно с Саид Фаррах-ханом спрятали в кормушке конюшни. Ночью бомбы были переправлены Сардар Абдул Рахимджану. Где он их спрятал, неизвестно».

Следующие сообщения «Мирзо»:

«Две бомбы, которые были вручены Саид Умар-ханом Сардар Абдул Рахимджану, возвращены обратно им самим. Возвращая бомбы, Сардар сказал, что они ему не нужны. Было бы лучше, продолжал он, если бы удалось найти для него два револьвера. Если их нет, то большой проблемы не будет, так как такое оружие у него, Абдул Рахимджана, найдется. Возвращенные бомбы Саид Умар-ханом были отправлены в Кала-и-Фату — летнюю резиденцию покойного эмира Бухарского и спрятаны. В каком точно месте они спрятаны, не знаю, но повез их туда один из братьев Саид Умар-хана Саид Арифхан».

«Саид Умар-хан со своими братьями был в арке (королевском дворце). Основная цель Саид Умар-хана заключалась в том, чтобы в конце своей беседы с Его Величеством поднять вопрос о Мубашир-хане и просить короля освободить его под свое поручительство.

В 12 часов к ним вышел Захир Шах, и после обычных коротких расспросов было подано угощение. Почти сразу же король встал из-за стола, сказав, что вынужден покинуть гостей по непредвиденным обстоятельствам, и распорядился, чтобы министр двора остался с братьями. Саид Умар-хан пробыл в арке несколько часов, так и не дождавшись возвращения короля».

Поступило сообщение источника, содержание которого заставляло рассматривать его в русле известных уже сообщений «Мирзо», хотя конкретной взаимосвязи и не было:

«По словам сына Мубашир-хана Саида Абдуллы, на днях отец сказал ему следующее: „Сынок, видимо, мне придется еще сидеть в тюрьме. Тебе нужно продать все, что имеется в доме, а также взыскать с наших должников остающуюся за ними задолженность. Вырученное от продажи и собранные с должников деньги не приноси в тюрьму, а спрячь в надежном месте. Когда ты все это сделаешь, приди ко мне. После этого я из тюрьмы предприму кое-какие меры“.

Последнее сообщение «Мирзо»:

«Родственник эмира Яхья-хан навестил в тюрьме Мубашир-хана и Шир Мухаммед-бека. Последний просил передать Саид Умар-хану, что в ближайшее время в Афганистане могут произойти большие волнения и он ни в коем случае не должен упускать момента. Яхья все это сообщил Саид Умар-хану, а тот посетил дом Абдул Рахимджана и сказал ему об установке Мубашир-хана. После этого вызвали Гулям Хайдар-хана и спросили его о ходе дела. Гулям Хайдар-хан сообщил, что исполнитель готов совершить задуманное во время проезда автомобиля премьера по новому участку дороги Джеллалабад — Кабул».

Получалось по пословице: сколько гюрзу ни грей на своей груди, все равно укусит.

Больше медлить было нельзя. В Москве принимается решение информировать афганское правительство о подготовке группой эмигрантов убийства премьер-министра страны Хашим-хана.

26 мая по дипломатическим каналам информация о преступных замыслах экстремистов была доведена до сведения главы афганского правительства Мухаммед Хашим-хана, который выразил советской стороне признательность за дружеское предупреждение, заявив, что в отношении заговорщиков будут незамедлительно приняты надлежащие меры.

Вскоре стало известно, что режим содержания арестованных лидеров эмиграции существенно ужесточен, некоторые из них помещены в одиночные камеры. Их коллективное обращение к премьер-министру Афганистана об освобождении оставлено без последствий.

Так сепаратисты взяли на вооружение терроризм как способ самовыражения .






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх