АГАФИРСЫ (AGATHYRSI)


По скифской легенде, переданной нам греками, помещенной в статье, Скифы и Сарматы, Агафирсы или Агатирсы родственны Скифам и Гелонянам, ибо произошли от трёх родных братьев. Они, по описанию историков, красивый народ, имеющий золотые рудники и носящий много золота в тканях. Нравы у них фракийские. Во времена Геродота у Агафирсов был царь Спаргапит, умертвивший предательски скифского царя Ариапита.

Мела ставит Агафирсов на север Скифии; Аммиан указывает их в соседстве с гелонянами, Дионисий Периегет согласен с ним в этом отношении, но называет Агафирсов холодными, т.е. обращёнными более на север.

По разным историкам, гелоняне (Волыняне) сидели рядом с будинами, а по Геродоту, будины соседили нурянам; это место близ Галиции. Агафирсы же сидели на реке Chesinus, в европейской Сарматии.

По тем же историкам Рифейские горы лежат над Агафирсами и занимают средину между Балтийсим и Азовским морями. Наконец Маркиан говорит, что над рекой Chesinus Рифейские горы и что из них вытекает означенная река.

По Гекатею (Стефан Византийский, 599 до Р.Х.), веет с Рифейских гор борей, и вечные снега покрывают их (?). Евдокий и Эсхил явно напутали, сказав - один - что из них вытекает Истр (Дунай), а другой - что будто Эридан (По) берёт там своё начало. Но последняя ошибка могла произойти и оттого, что вместо Rhodanus поставлено Eridanos. - Гиппократ говорит, что Рифейские горы составляют северную границу Скифии. Мела и Плиний полагают эти горы (Ripaea juga) на севере, между Азией и Европой. Известно, что Дон считался границей между Европой и Азией, но как шла линия от Дона на север для продолжения этих границ того неизвестно; означено только, что она шла к морю. Но если считали её идущей на Финский залив, то древняя граница Азии должна была проходить подле самых Алаунских гор.

Чтобы определить верно то место, где сидели Агафирсы, нужно наперёд определить место Рифейских гор. - Не сбиваясь тем, что некоторые из новейших историков стараются отыскать эти горы - одни в Альпах, другие в Карпатах, третьи - у прибалтийских венедов и, наконец, последние в Уральском отроге, прорезывающем Пермскую губернию; мы пойдём своим путем в этом розыскании.

Мы видим из древних историков, что Рифейские горы лежат на половине пути между Балтийским и Азовским морями. С этим местом совпадают как нельзя вернее Алаунские горы; они лежат даже почти на прямой линии, проведённой между этих морей.

Мела и Плиний назначают эти горы между Азией и Европой, а потому не могут они быть ни в Альпах, ни в Карпатах, ни в земле венедов. Не могут они также находиться и в Уральском отроге, ибо Дон считался границею Европы с Азией, и пограничная линия шла от Дона к морю. Но какое же это море? Древние представляли себе, что Финский залив идет дугой к Каспийскому морю, следовательно, граница Азии должна была идти к Финскому заливу. А в этом случае Алаунские горы приходятся на границу Европы с Азией, согласно Плинию и других историков. Да и, кроме того, ясно, ибо Дон составлял границу, а он вытекает из Алаунских гор, следовательно, та часть этих гор, из которой вытекает Дон, должна быть на самой границе, ибо весь Дон составлял таковую от устья своего до истока.

Далее заметим, что лучшие историки утверждают, что из Рифейских гор вытекает несколько значительных рек. Из Алаунской возвышенности действительно вытекают значительные реки: Дон, Днепр, Волга и Двина.



Итак, Рифейскими горами назывались Алаунские. В этом нельзя сомневаться по выше приведённым доводам.

Определив Рифейские горы, нам уже легко определить место, где сидели Агафирсы. В истории сказано, что Рифейские горы лежат над Агафирсами, которые помещались между гелонян и скифов. Потом сказано, что Агафирсы в европейской Сарматии, при реке Chesinus. Следовательно, их должно искать южнее от Алаунских гор и прямо под ними. А так как скифский север Геродота не доходил далее Харьковской губернии, то и не выше её должно искать Агафирсов. При том же Агафирсы показаны в Европейской Сарматии, следовательно, от Дона на запад и там между скифов и гелонян. Полагая же скифов у Дона и принимая гелонян за волынян, где ныне Волынская губерния, место Агафирсов найдется почти в средине Харьковской губернии, и оказывается, что это Ахтырка. Действительно, она находится на реке, которой имя похоже на Chesinus, а именно Гусинца (Husinza, Chusinza).

Но рассмотрим теперь, будут ли прочие показания историков соответствовать этой местности? Историки говорят, что у Агафирсов было много золота, в их земле добываемого. В самом деле, мы вблизи Ахтырки (верстах в 100 на запад) находим реку Золотоношу, которая, в чем нет никакого сомнения, получила своё название не случайно, а наверное, от содержания в песках её золота. Нет повода думать, чтобы это имя составилось по какой-либо другой причине. Относительно же того, что Ахтырцы производили золотые ткани, мы можем сказать, что ещё лет сорок назад лучшие фоты [52] назывались ахтырскими, а похуже которые - московскими, почему первые накидывались только в двунадесятые праздники. Ахтырские фоты назывались также травчатыми.

Хотя Геродот и говорит, что будины и гелопы за сарматами; но он же в другом месте говорит, что будины соседили нурянам, что близ нынешней Галиции; а потому этим нисколько не опровергается наше мнение, что волыняне (гелопы) сидели по правую сторону Днепра, т.е. от Ахтырцев на запад; ибо волинская (волынская) торговая область захватывала много племён, и Нестор пишет, что впоследствии присоединились к волынянам дулебы и бужане, то не мудрено, что и гелони (волыняне) у Дона составляли какое-либо особое племя и только потому названы Гелонами (Волынянами), что они принадлежали к вольной торговой Волынской области.

Так как по нашим доводам оказывается, что Агафирсы сидели рядом со скифами, то и была возможность Спаргапиту, царю Агафирсов, предательски убить царя Скифов Ариапита (Геродот).

Имена царей обоих этих племен также указывают, что Агафирсы и Скифы принадлежали к одному племени, и этим же подтверждается, что показанное в скифской легенде родство трёх племен и относительное их между собой размещение взяты были в легенду с натуры и лишь только украшены мифом.

Итак, не веря уже новейшим толкователям, что Агафирсы жили в Карпатах, мы утверждаем, что они жили в Харьковской губернии, на реке Гусинце, где ныне город Ахтырка, и что настоящее имя их Ахтырцы.

Если б даже вздумал кто доказывать, что Ахтырка построена гораздо позднее, то мы готовы допустить и это, не зная настоящего времени её построения; но если это город новый, то что же дало повод назвать его Ахтыркой? И в таком случае мы можем предполагать, что там было село или деревня, сохранившая нам это имя. Ведь знаменитая Винета составляет же теперь деревню; столица древлян Коростень не более деревни; древняя Булгара представляет одну груду камней; а имена их сохранились не только в истории, но и на самых местностях; но есть также и возобновленные из деревень новые города на тех местах. Почему же Ахтырке нельзя приписать периода ее ниспадения от города до села и нового восстания городом! Но, может быть, Ахтырка и не переставала быть городом, но только умалилась своим протяжением и величием, подобно Новгороду.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх