Тюрки-католики

Три с лишним века шла эта тихая война за души людей.

Церковь говорила о мире, о любви к ближнему, о покорности. Самые лучшие на свете слова были на ее устах. И — вражда в Италии стихла. Кипчаки смирялись, даже не чувствуя, как ржа разрушала их жизнь: они привыкали к Христу.

Наконец настал час, и лангобарды назвали папу «Величайшим из слуг Божьих»… Оттенок правды был в их словах.

В Западной Европе действительно стало меньше войн. Люди видели в этом заслугу Церкви. Никто и не заметил, как вольная жизнь закончилась, она протекала теперь под всевидящим оком папы и его надсмотрщиков. Монахи — глаза и уши папы! — шныряли всюду. Папские шпионы заполонили города, они не дремали даже ночью. Видели все и знали обо всем… Церковь получила власть над народами и странами.

Благодаря папе Григорию росло не просто число католиков, росла их сила. С Церковью были вынуждены считаться все короли и монархи. Она стала реальной властью — государством, которое имело войско, золото, земли, но не имело границ.

Прирастала ее власть по-разному.

Например, едва заключив мир с лангобардами, папа Григорий отправил в жены их хану красавицу Теоделинду, дочь знатного римлянина, католичку. И — хан попал в окружение католиков. Сам пустил их к себе в дом. Хотя адаты запрещали тюркам жениться на чужеземках: своих отдавать можно, чужих брать нельзя. Вскоре лангобарды оказались во власти Церкви. Попали, как мухи в мед. Сами…

Переняв римские обычаи, они стали насмехаться «над грубыми манерами, над диким весельем, над прожорливостью, над отвратительной внешностью» своих предков. Так записано в их документах.

Они отказались от кумыса, перестали есть конину… Изменили даже свой древний обряд захоронения: Церковь запретила им хоронить в курганах, с конем… Агенты папы и раньше не сидели, сложа руки. Они действовали.

В Бургундии же склонили к католичеству жену правителя, щедро подкупив ее подарками. А та обратила в новую веру своего мужа. Повод был ничтожный.

Перед Тольбиакской битвой, в исходе которой бургунды сильно сомневались, они обратились к Христу. И победа далась им. Этого хватило. Ведь тюрки жили с убеждением: Бог дает победу тому, на чьей стороне справедливость. Так папу признали кипчаки из орды бургундов. Судьба…

С тех пор и бургунды стали перерождаться, изменив даже еду: вместо конины и кумыса их уже интересовали улитки и лягушки. «Испуганные музы бежали при звуках дикой бургундской лиры», — писал современник. Иначе говоря, бургунды стали забывать Степь, ее курганы. Они отказались от своих музыкальных инструментов, звуки которых теперь раздражали их.


Конечно, трагедии в этом не было. Латинские кипчаки просто не могли не стать христианами. Рано или поздно это случилось бы! В них «прорастала» вера, которая мирила европейцев. И пришлых, и коренных. Это и есть католичество, или союзничество!

Новая вера не была чужой, в ней все шло от Тенгри. Она с каждым поколением становилась больше и больше своей!

Разумеется, лангобарды-католики по-прежнему презирали римлян. Но мирились с ними. Очень показателен их «Свод законов», который они приняли в 643 году. Текст на латыни, но там записано, что коренных римлян они считают своими рабами… Кипчаки. И этим сказано все.

Поразительно, они признали римское право, подчинив его тюркским адатам.

Тюрки Европы сначала трепетно относились к себе и к своей истории. Те же лангобарды, став гражданами Италии, подчеркивали свою исключительность. Это очень показательно. Значит, гордость в них умерла не сразу.

Бургунды-католики, те — нет, они заботились больше не о себе, а о союзе с папой римским, чтобы его именем утверждать власть над соседними странами. Бургунды взяли имя франки, чтобы быть подальше от тюркского мира, но поближе к папе. Им разрешили чеканить свои золотые монеты, которые назывались «шерван». Только тюрки чеканили такие… «Новый» народ имел явно старые привычки!

Кипчаки всюду жили по правилу: «Среди лягушек сам стань лягушкой». Это у них в крови. Они не входили «в чужой монастырь со своим уставом». Всегда брали чужой. Традиция, объяснить которую невозможно. Именно так было в Индии, в Китае, в Иране. Всюду. Везде «становились лягушками», везде брали новые имена, словно растворялись в других народах, но оставались тюрками. Бесцветными, линялыми тюрками.

Конечно, это не значило, что они полностью забывали степные традиции. Нет. Сохраняли их. Бургунды, например, «превратившись» во франков, не изменили кузнечному делу, еще прилежнее растили коней и с размахом устраивали скачки — настоящий праздник. Они оставили у себя и кулачное право. Право поединка, ценимое в Великой Степи. «Нельзя, чтобы храбрец был достоин наказания, а трус прав», — по-прежнему говорили они.

Забывшие Тенгри помнили о Его справедливости.

…Вот фраза средневекового мудреца, точнее, пожалуй, не скажешь: «Тюрок подобен яркой жемчужине. В своей раковине она ничего не стоит, но, выйдя из раковины, становится драгоценностью, украшающей царские короны».

А не это ли и привело к «исчезновению» тюрков в Европе? Они стали украшением других корон.


Церковь усердно помогла им в этом. Она играла на их слабостях, как на тонкой струне, отлучая кипчаков от кипчаков же, от наследства предков. Многое ей удалось. Легко. Безобидно.

Об этом умении римлян в III веке писали так: «Они строят жертвенники неизвестным божествам, чтобы присвоить себе святыни других народов и потом обладать их царствами». Все было именно так и через пятьсот лет. Церковь взяла проверенное оружие из арсеналов Древнего Рима и победила.

Ее новое — забытое старое, о котором простодушные кипчаки не знали…

Величайшие умы работали тогда на Римско-католическую церковь. Здесь были и египтяне, и кипчаки, и сами римляне. Все они делали одно крайне трудное дело — создавали новую веру, которая собрала бы народы в единую христианскую семью.

Например, знаменитый латинский епископ Дионисий Малый (Дионисий Экзегет) был кипчаком. Прекрасный знаток обычаев Степи, обрядов веры в Тенгри. Он в начале 500-х годов написал «Апостольские правила» — устав, по которому жила и живет до сих пор христианская Церковь. Праздники, молитвы, таинства… все там от тюрков.

Отец Дионисий перевел на латынь тюркские книги. Он был крупнейшим астрономом и математиком: составил календарь, тот, на котором ныне XXI век. Прежде время в Европе отмеряли со дня основания Рима.

На благо новой веры работал и другой кипчак-католик — историк Иордан. В 551 году он написал книгу «Гетика», где рассказал о приходе тюрков в Европу. К сожалению, многое написал в угоду Церкви. Слишком уж оговорил свой народ.

И все равно хорошо. Его книга показала нравы средневековой Европы. А по искажениям видно, как европейцы пытались скрыть следы Великого переселения. Что-то им явно удавалось.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх