Ислам

Высшая награда у католиков — орден Святого Григория. Он — копия орденов Древнего Алтая. Тот же знак Тенгри… Символично? Конечно. Как символично и то, что Греко-Римская церковь, сохраняя у себя старое, алтайское, уничтожала память о нем. Не только в Англии — всюду.

Потому что старая вера мешала управлять народами.

И римский папа, и византийский патриарх шли на все для достижения своих целей. Они втаптывали в грязь все тюркское, духовное и придумывали свое, языческое. Например, в церквах откуда-то появились вещи Христа, мощи его последователей. И люди стали молиться на эти предметы. Такая «религия» уже не отличалась от язычества.

Едва ли не каждая церковь получила реликвию.

Порой доходило до абсурда: в церквах хранился десяток голов Иоанна Крестителя… Один винодел, узнав, что вино в его подвалах скисло, собрал по капле из каждого кувшина в один и поставил его около мощей святого Стефана. На другой день к вину вернулся вкус. Родилось «чудо» о святом Стефане.

Язычники в одежде пастырей хозяйничали всюду…

Вера, что родилась в IV веке на Кавказе, забывалась, отходила на задний план, как и все тюркское. Ее меняли. Европейцы по велению Церкви назвались «христианами», но общего у них было мало. Разногласия оставались. Средневековая Европа бурлила, как в жерле вулкана. Тюркское, римское, греческое, кельтское — все смешивалось и плавилось, чтобы вылиться и застыть остекленевшей лавой.

Застыть на века!


…Иначе было на Ближнем Востоке. Там Церковь тоже искала себя, свое лицо и власть. Но не в язычестве, а в философии — в поиске смысла жизни. Образ Тенгри сиял на небосклоне, его не заслоняли идолы.

Любой поиск, как известно, приносит плоды. Плодом свободной мысли Востока стало явление, которое вошло в историю человечества коротким и мощным словом Ислам — учение, данное Всевышним.

Узнали о нем в Аравии, в то самое время, когда папа римский Григорий Великий повел отчаянную атаку на лангобардов. В 609 году аравитянину Мухаммеду явились божественные откровения, их потом признали новым учением, а его самого — Пророком.

К сожалению, о Пророке известно совсем мало. Почти ничего достоверного не сохранилось. Его жизнь — легенда, сложенная из слов и образов. Наука не в силах подтвердить или опровергнуть их… Значит, все вполне могло быть именно так.

Мухаммед был неграмотным, в юности он ходил с караванами по пустыне, потом вел торговые дела одной вдовы, на которой женился. Однажды он услышал далекие голоса и удивился им.

Три года являлись ему откровения, и он рассказал о них. Но в городе Мекке его даже не дослушали: люди не увидели смысла в новой религии. Ее молитвы показались им несносными, а отдача десятой доли доходов — вопиющей несправедливостью. Горожан устраивало язычество.

Увы, религия не возникает после божественного откровения. Общество само определяет, быть вере или нет. И какой ей быть.

Мухаммеда признали лишь близкие, они и создали общину. Община росла медленно. Едва ли в ней было сто мусульман и через десять лет…

Ныне Ислам исповедуют сотни миллионов людей. Целые страны. Интерес к нему огромен. И все отмечают загадочность его рождения: неграмотные погонщики верблюдов придумали Учение, которому в философском мире нет равных. Возможно ли такое?

Здесь явно какая-то тайна, ответ на которую может дать только Коран.


Коран — это бесценное сокровище Ислама, книга проповедей и назиданий Пророка. Главный закон мусульман. Его законченный текст появился на рубеже VII–VIII веков, почти через пятьдесят лет после смерти самого Мухаммеда. Как и Ислам, он вызревал положенное время: ведь Учение не рождается в одночасье. Так устроен мир, в котором властвуют Дух и Время.

По истории Ислама написаны сотни книг, но ясности нет. Богословы по-разному видят ранний Ислам. Они спорят об Истине, об Учении, приводят доводы, которые противоречат друг другу. Но у религии не может быть двух Историй.

История, как правда, бывает только одна…


«Бисми-лляхи-р-рахмани-р-рахим» — «во имя Аллаха Милосердного, Милостивого». Мысли человеку дает Всевышний, так было, есть и будет.

Здесь, в этой книге, никто не высказывает сомнения, но мусульманин обязан верить Корану, а не людям, в какой бы одежде те ни ходили… Известная ныне «арабская версия» Ислама (как и версия о «греческом» христианстве) очень похожа на миф. На большой миф, который сложился к XIX веку! Так свидетельствует История. А ее не переделать.

Мусульмане, видно, уже забыли, что Ислам в средневековой Европе называли «египетской ересью». И это было не случайно. Он почти не отличался от учения Египетской и Абиссинской церквей. Египет, тогдашняя колония Византии, в Исламе видел путь к свободе, ибо: «Чей Бог, того власть».

Духовные традиции Египта и Эфиопии, а не Аравии стали почвой Ислама.

Новой верой проникались в первую очередь христиане — люди, уже познавшие Бога Небесного. Ближний Восток не желал больше быть рабом Византии. Ислам был нужен ему. Он не менял христианства — религии отцов! — но делал веру свободной от власти греков. Сохранял в чистоте образ Бога Небесного и этим привлекал людей из колоний Византии.

Образ Бога Небесного в «египетском» христианстве и в Исламе был совершенно одинаковым. Просто поразительно. Да иначе быть не могло. Религия — это часть культуры народа, его мораль, она не возникает в пустыне и не объединяет людей одними лишь словами. Пусть даже самыми правильными словами на свете. Мало услышать божественные откровения, надо понять их. Донести до других людей.

Ислам — великое творение Востока. Его начало — Тенгри, потому что две с половиной тысячи лет люди впервые подняли взор на Небо.

На Вечное Синее Небо!

Ислам помог Египту и всему Ближнему Востоку обрести свободу… Влияние тюрков здесь огромно. А то, что об этом с XIX века перестали вспоминать, еще не означает, что тюрков не было. Были!

Вспомним, одно из обращений к Тенгри — Алла (от «ал» — «рука») — Дающий и Забирающий. Только тюрки поднимали ладони перед собой и, глядя на алтайское Небо, произносили «Алла» за тысячу лет до Ислама… Так стало в Исламе.

Алтай знал 99 обращений к Тенгри. И в Исламе 99 обращений к Аллаху. Те же самые.

«Алла-иль-Алла», — произносили мусульмане, начиная молитву. «Господи (Алла)! Сойди, Господи (Ил Алла)!» Это же чисто тюркская фраза… Привычная для тюрка-мусульманина и сегодня. Он редко скажет «Аллах», с придыханием, как арабы, говорит «Алла», а чаще — «Тенгри», обращаясь к Всевышнему… Старики помнят слова своих дедов.

Ислам учит, Аллах — всемогущ. Как Тенгри.

Аллах создал растения, животных, человека. Как Тенгри.

К Аллаху обращают молитвы, падая ниц. Как к Тенгри… Что же различает Их? Единобожие — главная идея Ислама. Но именно единобожие и принесли тюрки в западный мир: Бог-дух, Создатель мира сего. И никого рядом.

Ислам сохранил обитающих между Богом и людьми ангелов и демонов. А их народ Алтая знал всегда. Остался даже падший ангел, глава злых духов — Иблис.

Ничто не забылось, ничто не исчезло из древней веры тюркского народа.


«Нет Бога, кроме Аллаха», — говорят мусульмане. Точно так говорил народ Алтая… Слово в слово: «Нет Бога, кроме Бога»… Так, действительно, что отличало ранний Ислам от тюркской веры?

Почти ничего. Только обряд, которого в VIII веке не было у мусульман и который им следовало найти. На становление обряда ушли века.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх