Коран

Конечно, Коран — главное достояние Ислама. Священная книга, в ней ответы на все вопросы жизни. Даже самые трудные… Но как появилась она?

Это очень важный вопрос. Ведь на Аравийском полуострове вообще не было книг, — его народы не знали письменности. А у древних тюрков священные книги были, по ним учились народы Востока еще в I веке, во времена хана Эрке, потом — Европа. А потом все они куда-то исчезли. Куда? И исчезли ли?

Ответ на самом виду, он — в 108-й суре Корана: «Гэсэра даровали Мы тебе, так обрати же к Господу молитвы…» Так начинается эта сура. Глубок ее смысл, трудно осмыслить его.

Арабы не знали ни тогда, ни сейчас, кто такой «Гэсэр»! И это самое поразительное. «Непонятное слово» у переводчиков Корана всегда вызывало разногласия и споры. Даже произносят они его по-разному — Кевсер, Каусар. И толкование дают разное — «изобилие», «достаток».

Не знать имя Пророка тюркского народа и ввести его в текст Корана?! Целую суру посвятить ему? Так не бывает, потому что это невозможно. Здесь явно что-то не так. Нельзя написать книгу, не зная букв. Нельзя решить задачку, не зная цифр. Значит, слово «Гэсэр» в Коране связано с каким-то важным событием, ныне «забытым» или оставленным без внимания…

В тексте Корана есть другие «белые пятна». Но и они откроют свой истинный смысл, лишь когда История тюркского народа встанет на свое законное место в Истории человечества. Нельзя же постоянно «забывать» о народе, который дал миру веру в Бога Небесного!

Правда рано или поздно все равно восторжествует!


Ученые давно обратили внимание не только на «непонятные» слова Корана, но и на сам его текст, написанный по-особому. Арабы так не писали. У них иной строй фразы. Коран — это явно «неарабская речь». Таково заключение науки.

Что ж, и древняя мудрость гласит о том же: «Верблюда не спрятать среди овец». Воистину так.


В Коране, например, есть строки, совпадающие с текстами Талмуда и Библии. Удивительно? Нет. Коран — это сборник Божественных откровений. Он — труд, на который людей подвигли слова Пророка Мухаммеда.

Десятилетиями создавали Коран, шлифовали его строки. На арабский язык тогда были переведены десятки книг. Тюркских, египетских, сирийских, иранских, еврейских — разных. В них искали зерна мудрости.

Те переводы назвали «арабской литературой». Именно пе-ре-во-ды. Они услаждали слух мусульман, являя собой новую культуру нового Востока, свободного от византийской деспотии.

Один перевод назывался «Гесер-эфсане» («Хазар-афсана») — в нем тюркские сказки и наставления. В конце VIII века у них появилось новое имя — «Тысяча и одна ночь»… Выходит, Шахерезада рассказывала сказки по-тюркски?

И Синдбад-мореход, как выясняется, тоже говорил по-тюркски, потому что другого языка он не знал… Удивительна все же наука История. Не только открывает великие тайны, но и доказывает, что Коран не просто «сборник мудрости, написанной языком откровений», еще и хранилище «утерянных» сокровищ.

Нерукотворная это книга!

Его притчи и искрометные фразы — плоды высокой литературы, они вызревали веками. Они, как украшение из степного кургана: не повторить, не превзойти. На всем Ближнем Востоке их прежде не было. Только у тюрков.


Коран сложен из аятов, как из искрящихся самоцветов, они наполняют его главы — суры — светом и мудростью. «Айат» — слово тюркское: «ай» — «разъясняй», а «ат» — «название». Это фраза (или часть фразы), которая читается нараспев.

Тюрки, как известно, свои молитвы читали только нараспев. Такова традиция Древнего Алтая…

Сам текст Корана начали записывать с 633 года, на это ушли десятилетия. Сотни священных страниц увидели свет, с тех пор в них не меняли ни слова, ни запятой. Но с чьих слов записывали Коран? Неизвестно. Зато известно, что после Мухаммеда Аравия вернулась к язычеству. Аравитяне первыми забыли своего Пророка.

Они и при жизни плохо знали его. Памятно событие 637 года, когда халиф Омар после победы над персами попросил своих воинов произнести хотя бы одно изречение Мухаммеда. Никто не сумел. Лишь один тихо промолвил: «Басмала».

И это все, что знали об Исламе его распространители.


Считается, что со слов каких-то стариков, уцелевших после битвы при Йемаме, араб Зейд ибн Табит (Зайд ибн Сабит) стал записывать первые строки Корана. Может быть и так… Ему было всего лишь двадцать два года. В 651 году, будучи уже зрелым мужем, завершил он свою работу. Но не Коран.

А еще говорят, что рядом с Пророком Мухаммедом находились секретари, умеющие писать. Но это совсем маловероятно, откуда им быть в неграмотной стране?.. И если даже так, что тогда делал Зейд ибн Табит два десятилетия? Все уже записали до него… Значит, было не так.

Текст Корана утвердился ближе к VIII веку. Это исторически достоверный факт. А все остальное — домыслы, которые за века превратились в непреложную истину.

Непонятно здесь многое. Каким письмом мог быть написан Коран? Это тоже очень важный вопрос. Без ответа на него что-то по-прежнему остается необъясненным, а значит, вымышленным.

Так называемая «арабская вязь» в раннем средневековье была «божественной тайнописью» — письмом тюрков. Они называли ее словом, по звучанию близким к «шифр». О ней знали и среди христиан, но знали лишь избранные. Копты… Не аравитяне. Вот почему роль именно «коптского писаря» отражена в изречениях знаменитых мусульман — в хадисах. И это далеко не случайно.

Мог ли о тайнописи знать Зейд ибн Табит, простой человек из Медины? Никогда. А секретари Пророка? Да, но при одном условии: если они — епископы ближневосточной Церкви.

Так и было!

В 615 году Мухаммед, как известно, отправил своих людей в Абиссинскую Церковь. Пророк звал к себе христиан, называя их единоверцами. Он просил коптов «помочь правоверным обрести благочестие» и переложить на свои плечи иные заботы мусульман. Они, эти заботы, были связаны с письменностью.

Утверждать так позволяют не только хадисы, но и сама письменность.

Ученые установили, что арабская вязь приняла свой нынешний вид лишь к VIII–IX векам, когда Коран был уже написан. Тогда и упростили «божественное письмо», чтобы забыть его. Новое арабское письмо сделали доступным для простых людей, оно перестало быть шифром.


Однако возникает новый вопрос: не на тюркском ли языке были страницы самого первого Корана? Те, с которых переписывал Зейд ибн Табит? И те, которые потом таинственно исчезли?

Не их ли запретили и сожгли, когда халиф Осман велел оставить только Коран, написанный по-арабски?..

Вот почему и нет прижизненных записей речей Пророка Мухаммеда. Они, как и текст самого первого Корана, могли быть написаны только на «божественном» — тюркском языке. Другими они и быть не могли.

Эти запрещенные тексты несколько веков жили своей жизнью, мусульмане-тюрки передавали их из рук в руки как святыни… Возможно, живут они до сих пор.


У мусульман есть еще и священное предание — Сунна. Она дополняет Коран, в ней записаны поступки и высказывания Пророка. Эта книга была завершена к IX веку. С ней закончилась эпоха «египетского христианства» в Исламе и началась его самостоятельность.

Учение Мухаммеда стало полноценной религией.

С текстом Сунны согласились не все мусульмане. Тех, кто целиком признал ее, назвали «суннитами». Их большинство. Но это абсолютно ничего не значит: в исламском мире шииты не менее уважаемы и авторитетны.

Авторами Сунны были великие тюрки: аль-Бухари и Муслим. Они жили отнюдь не в Аравии! Произведение аль-Бухари за глубину мысли назвали «Сахих» («Истинный»). После Корана нет книги авторитетнее этой. Таково мнение известных ученых Востока.

К слову, едва ли не все крупнейшие ученые-мусульмане были выходцами из тюркского мира. Лучше них учение Мухаммеда не знал никто. Это признанный факт.

Они, эти люди, книгами воздвигали вечные памятники себе и своему народу.


У аравитян не было людей столь высоких знаний… Даже достойной одежды не оказалось у них. Их накидки годились лишь для езды на верблюде. От тюрков пришла и одежда мусульман.

Чалма (сувлук), шапки и фески, шаровары и рубахи с вырезом на груди, черные короткие куртки (капа), кафтаны… они пришлись как нельзя кстати. Конечно, климат на Ближнем Востоке иной, чем на Алтае, поэтому одежду делали легкой, но фасон ее оставался прежним — один к одному.

В новой одежде все видели мусульманина. Чиновников отличала вырезанная на груди длинная рубаха, а богослова — накидка, тайласан, (от тюркского «талу сан» — «особая честь»). А всех мусульман вместе, мужчин и женщин, отличали шаровары, которые ценились особенно высоко.

Тюркская одежда прижилась с тех пор и на Ближнем Востоке. Например, в кафтан облачился халиф ал-Муктадир, отправляясь на смерть… Далеки те страницы мусульманской истории. Но не забыты.

Их не знают теперь, потому что мир к XIX веку изменился не в пользу тюрков. Тюрки стали ненавистны всем. Даже самим себе: пала Османская империя, последний оплот тюркского мира.

Но раньше, в IX веке, мусульмане хорошо помнили фразу Всевышнего и, не стесняясь, повторяли ее: «У меня есть войско, которое Я назвал тюрками и поселил на востоке; когда Я разгневаюсь на какой-нибудь народ, Я даю моему войску власть над этим народом». Прекрасные слова.

Их приводил в своих книгах великий ученый мусульманского мира — Махмуд Кашгарский! Здесь вся история Великого переселения народов. Здесь и Апокалипсис, с которого началось крушение Римской империи. Здесь и Аттила, которого называли Бич Божий. Здесь и Ислам, на который папы римские смотрели как на «кару Божью».

Кто знает, а не в них ли, в этих словах-напоминаниях, прошлое и будущее тюркского мира?






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх