Знаки Ислама

Раньше было семь чтений Корана. И каждое — правильное.

Значит, семь народов, вернее, семь культур, создавали Ислам, его традиции.

Кто-то внес в новую религию обряд обрезания, кто-то — запрет на свинину, а кто-то дал ей книги, мораль, архитектуру, одежду, обряды. Вклад разных народов был разным. Аравитяне были от него далеки.

Что могли дать язычники, которые даже омовение справляли песком?

Раз в год, весной, их племена съезжались в Мекку к Черному камню. Вожди выставляли там идолов, им молилось. С этой молитвы начинался Новый год… Разумеется, аравитяне знали о верованиях евреев, были знакомы с огнепоклонниками-иранцами, а также с христианами. Но они не взяли их веру: чужой огонь не грел им душу.

Народ принимает чужую веру, когда видит ее силу. Так было всегда. Те же армяне, греки, римляне поверили в Бога Небесного, лишь когда увидели Его силу.

И тем не менее Аравийская пустыня сыграла свою роль. Философы Ближнего Востока выбрали ее как уголок, недоступный грекам! Там они высадили деревце новой веры. Сторонников Ислама назвали «муслимами», иначе говоря, «отдавшими себя Богу». Отсюда — мусульмане. Людей из разных византийских колоний собрал вместе дух свободы, но у них не было ни общего языка, ни общей культуры.

Поэтому для мусульман важную роль, в первое время особенно, играла одежда: только она отличала их. Взяв тюркские фасоны, люди стали похожими на тех, кто помог им найти Бога Небесного, а с Ним и долгожданную свободу…

Все стало именно так.


С Исламом к VII веку появилась страна свободных мусульман — Халифат, неподвластный грекам. Она тоже была знаком свободы! Вскоре ее границы казались бескрайними, они уходили далеко от Мекки — за земли Средней Азии, Семиречья, Месопотамии, Ближнего Востока, Северной Африки.

Идеи Ислама покорили часть Италии, Испанию, Южную Францию, там, где жили кипчаки. Люди увидели в них надежду отдалиться от растущей власти Церкви и охотно пускали ветры перемен в свои дома и города.

Посланцы Пророка Мухаммеда побывали в каганатах Дешт-и-Кипчака… Хазарии, Волжской Болгарии (Булгарии).

Новую веру везде принимали мирно, ведь она объединяла против ненавистных византийцев. Посланцев Пророка горожане Египта и Сирии, например, встречали восторженно — с музыкой и песнями. Как героев.

Даже папы римские вынужденно вступили в тайную переписку с мусульманами, надеясь на их помощь и поддержку. И те поддерживали, до XI века были близкими союзниками. Однажды даже спасли папу римского от верной смерти.

О Халифате написано много. Но… политика всегда мешала рассказать всю правду, порой заставляя упускать самое главное. Например, кто были они, эти бесстрашные воины Ислама? Почему воевали на конях? Рубили шашками, били пиками.

И откуда вдруг на Ближнем Востоке, в колонии Византии, появилась конница и такие громкие победы?!


А ответ — в слове «арабы». Так в средневековье называли мусульман. Всех сразу, одним словом. Безразлично, о народах ли Аравии, Египта или Сирии шла речь.

Мусульманин, значит, араб. Десятки народов в одночасье стали арабами. В том числе и ближневосточные тюрки — воины Ислама. Это они подняли голубое знамя новой веры, под цвет Вечного Синего Неба, и им стали высвечивать купола мечетей — храмов мусульман.

На древнетюркских опорах стояла новая вера Востока. А символом ее, естественно, был знак Тенгри — крест (аджи).

Правда, в 1376 году арабы (тюрки из династии Мамелюков!) сменили голубое знамя на зеленое. Но символ веры они умело сохранили, замаскировав его под восьмиконечную звезду. С ней шли в бой воины Халифата. С ней одерживали победы…

Но только свои, посвященные знали эту тайну.


На равносторонний тюркский крест в Халифате в разное время смотрели по-разному. Например, в VII веке правитель Муавия решил чеканить особые, «мусульманские» монеты из серебра и золота, но люди не приняли их. «На монетах нет креста», — говорили они.

А крест в Халифате был не только на монетах… Он — знак Неба! — отличал знамена мусульман. До 1024 года Ислам разрешал праздновать день Святого креста. Праздник открывал сам халиф. Это был большой, народный праздник.

Борьба между мусульманами и христианами за знак Неба в средневековье велась жестоко. Мусульмане врывались в церкви, выламывали из стен кресты, а следы их замазывали. Христиане отвечали тем же… Все хотели быть ближе к Богу Небесному.

В VIII веке европейцы начали потихоньку уступать, они даже решили отказаться от знака Тенгри, придумав греческий и латинский кресты. Причем, сделали они это отнюдь не по доброй воле. Лишь армяне, чуть изменив, сохранили его.

Восток и Запад боролись отчаянно за обладание крестом! Их борьба отличалась удивительным пристрастием, ведь и там, и там жили кипчаки, но это была уже не их святыня. И они всеми силами хотели вернуть ее. Отсюда — Крестовые походы…

Правда, позже об этих походах и об истории креста вспоминали мало, на редкость. Считалось, что знания забыты.


Ислам отличала и новая архитектура. Она — «время», уснувшее в камне, века не властны над ней.

Следов первых мечетей не сохранилось, их и не было. Ведь на глинобитной площадке, огороженной камышовым забором, молились мусульмане при Пророке. Потом появились здания египетской архитектуры, но слишком простыми были они, невыразительными: «что-то вроде амбара или палатки», — говорили современники.

Тогда мусульмане обратились к тюркской традиции.

В 691 году в Иерусалиме кипчаки построили первую свою мечеть — Куббат ас-Сахра, она теперь известна как мечеть Скалы. Это само великолепие. Огромный купольный собор, похожий на гигантскую юрту. Изящное восьмиугольное основание, выложенное из кирпича, приводило людей в восторг.

А когда такую же мечеть возвели в Медине, горожане изумленно воскликнули: «Это же — килиса!» То есть тюркский храм.

Так начиналась мусульманская архитектура. Вернее, началась она много раньше. Еще на Алтае. И прошла вместе с кипчаками по Великой Степи, по Европе.

В Азербайджане, например, в селении Лекит есть уникальнейший тюркский храм V века Настоящая архитектурная Мекка. Почти через сто лет после его строительства, точнее, в 527 году, кипчаки в точности повторили его облик в церкви Сергия и Вакха в Константинополе. Потом, в 547 году, в храме святого Виталия в Равенне, столице тюрков Италии.

Мечеть Куббат ас-Сахра почти не отличалась от них. Разве что размерами и особым духом. Ее купол, похожий на юрту, и постамент, повторяющий аил, для кипчака были образом Алтая, образом дома. В нем собиралось все тепло Родины. И высота Неба.


На заре Ислама на Ближнем Востоке узнали и о мазарах (мавзолеях), где хоронили отличившихся людей. Говорили, молитва, прочитанная здесь, быстрее долетит до Аллаха. Толпы народа стекались сюда, к новым святыням.

А мавзолей — это «степной курган». Только из камня.

Тогда на Ближнем Востоке прижился и еще один древний тюркский обычай. На могилах знатных мусульман ставили памятники (турба). Как «каменные бабы» на Алтае, только проще.

Покойников оплакивали по тюркским правилам, потому что того требовал ритуал.


…Мир в средневековье менялся. Незаметно, но зримо. Тюркская культура прорастала в нем, как молодая трава весной. Порой неожиданно, вдруг появлялась она.

Например, тогда арабы узнали о цифрах. Узнали и приняли их. Разумеется, речь не о цифрах вообще, а о тех, что ныне зовутся «арабскими». А это были тюркские цифры. Их ввел халиф Валид.

Он убедил подданных, что умение писать письма, послания, подсчитывать доходы и расходы — искусство, прославляющее страну. Оно, это новое искусство, привело мусульман к великим открытиям в математике, физике.

Арабские цифры — это все те же руны, они были известны и до новой эры. Тогда на Алтай приезжали китайцы, они удивились простоте тюркских цифр. И свое удивление выразили в книге об управлении страной, которая сохранилась.

Бесспорно, Арабский халифат создавали кипчаки, их культура. Тюрки же и решили его Судьбу.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх