Новые европейцы

Кто-то в Европе на грехи Ватикана смотрел спокойно, а кто-то — нет. Волнения и восстания прихожан-католиков были подобны эпидемиям чумы, но им не удивлялись. Обычное явление новой жизни.

Первыми о пороках Ватикана заговорили богомилы. Так назвали католиков, которые пожелали вернуться к Тенгри. Позже их сменили такие же недовольные катары, потом альбигойцы. За чистоту веры в Бога Небесного выступали все они. Им не нравилось самодурство папы римского.

Богомилы, катары и другие были не какими-то мифическими народами, как их порой представляют историки, это — предки нынешних французов, итальянцев, испанцев, немцев, швейцарцев. Их называли еще хазарами или болгарами за неугомонный нрав и тюркское происхождение… Не сразу исчез дух Алтая в средневековой Европе.

Долго умирал он. В муках и страданиях. Народ помнил о знаменах Аттилы, о былой гордости. Тюркский дух отчаянно пытался ожить в людях, утрата свободы не давала им покоя. Они, возрождая веру предков, так заявляли о себе. Но тщетно.

Собственно, вся история средневековой Европы рассказывает — это история борьбы тюрков против самих же тюрков.


Иные улусы в той борьбе поступали иначе. Они отказывались от борьбы с Церковью и уходили. Устремлялись в Скандинавию, подальше от папы римского и его интриг. Там, на севере Европы, тоже жили кипчаки, их называли готами. Духом-покровителем у них была ящерица, или маленький дракон, тот, что по-тюркски «гот».

О тюрках говорят и рунические памятники Скандинавии той поры, и итоги похода Аттилы в 435 году на Европейский Север, где он основал новое ханство.

Памятники той поры прекрасно сохранились. Их немало. Например, в Балтийском море есть остров Готланд (дословно — земля готов). И далеко не случайно ящерица, или маленький дракон, была символом Скандинавии. Он всюду на древнескандинавских памятниках. Не забыт образ дракона и ныне.

Видимо, когда-то у власти там стояли люди из рода Балтов. Отсюда и название, которое они дали той местности, — Балтика.

Кипчаки Италии без охоты уходили сюда, на неуютный Север, к собратьям, но так они надеялись сохранить себя, свою веру и культуру. Они умели выращивать скот, пахать землю, чего местные народы здесь не знали. Как не знали они металлургии, кузнечного дела. Всему этому научили их тюрки.

Богатые залежи железной руды в горах Норландии дали Скандинавии лицо в средневековом мире. Из задворок Европы она внезапно превратилась в сильное государство. В Риме с опаской заговорили о норманнах, отважных воинах и умелых металлургах. Первое упоминание о них в летописях пришлось на 839 год: тогда посольство северян прибыло в Константинополь. Они искали союза, хотели под крылом Византии выступить против католиков.

Норманны славились бесстрашием, умением плавить металл и делать из него отличное оружие. Они легко завоевали всю Северную Европу. Союз с Византией был для них очень важен… В древних скандинавских сагах о той поре сказано много. Это — настоящая поэтическая летопись Европы.

Из нее видно, что правители норманнов ездили верхом на конях. Что, даже отправляясь в военное плавание, брали на борт коней. Что любимой их пищей была вареная конина и кумыс — кобылье молоко.

Порой по каким-то причинам кони норманнов попадали на безлюдные острова и там дичали. Иные гибли, а иные сохранились поныне, вызывая недоумение биологов. Как степные животные попали на далекие северные острова?


Удивительны скандинавские саги.

Их еще предстоит по-настоящему прочитать, особенно сагу о Виланде — чудесном мастере-кузнеце. Там поразительные детали жизни норманнов. Даже то, что Виланд сделал из черепа врага чашу для вина Это же — чисто тюркский обычай! По ним жили норманны.

И в знаменитой саге о Сигурде много примет алтайской символики: там говорится о легендарных нибелунгах. Кто они? Неизвестно, вернее забыто. А в древности тюрки так называли своих богатырей («нив»), которые служили дракону («лунг») и на гербе которых был дракон.

Дракон не случайно стал знаком норманнов. Выходит, песня «О нибелунгах» имеет исторические корни и хозяина, у нее есть прошлое…

Мало того, на севере Европы найдены великолепные оленные камни, абсолютно такие же, как на Древнем Алтае? Археологи не в силах объяснить, почему рисунки на камнях, найденных на алтайской реке Абакан и в Скандинавии, неотличимы.

И это опять же не все. Точно такие рисунки были на кораблях норманнов. Один и тот же узор. Откуда? Почему «алтайские» драконы украшали ювелирные изделия скандинавов? Здесь своя история, о ней нужен отдельный разговор.

Древние символы тюрков встречаются в Скандинавии всюду.

А случайно ли, например, что скандинавы стали верить в Бога Небесного? Их Тор, Донар, или Дангыр — одно из обращений к Тенгри… Именно эти слова записаны в их сагах. Правда, обряд у них был не тот, что на Алтае. В нем проступали местные верования. И тем интереснее он.

Налицо сплав культур: вера в Бога и язычество рядом. Это смешение было необходимо скандинавам. Местные жители и пришельцы-тюрки искали союза. И нашли его, чтобы стать сильнее.

Тот союз, наметившийся в средневековье, не исчез, жив в Скандинавии и поныне. Предки шведов, видимо, были ближе к тюркам, к их культуре: в потомках жива любовь к металлу, умению мастерить. Норвежцы же — нет, те иные. Их традиции ближе к финским. Они прекрасные охотники, добытчики, мореходы, но не мастера. Склад характера у них другой…

Скандинавы известны вроде бы как один народ — норманны, но, тем не менее, разный. Все у них, как у итальянцев. Они тоже чувствуют различие в себе, но не могут понять его.

Что-то осталось в памяти, а что — не помнят.

«Свой — чужой» народы никогда не путают. Это пожизненная метка. Ее подсказывает внутренний голос. А вот как людям удается расслышать его? Наука не знает…

То же самое непонимание себя проявляют бельгийцы. И там, в Бельгии, два разных народа — фламандцы и валлоны. Их тоже не сроднило время, хотя пятнадцать веков живут они рядом.

Народы не смешиваются. Они лишь забывают себя.

Предки фламандцев — кипчаки, которых привел Аттила. Это исторический факт. Одежда, обычаи, праздники фламандцев будто взяты с Алтая и переделаны для Европы. Кузнечное дело, древние ремесла и утварь, старинная тюркская одежда, национальная кухня, в которой чеснок занимает не последнее место, даже баня — все там «алтайское». М все на виду.

Особенно старинные узоры и орнаменты! Тамга Алтая! Живой интерес вызывает провинция Лимбург, там — старинные храмы и монастыри, построенные в честь Тенгри. Есть даже город Тангерен, который французы так и называют Тангри (Tongres). Он видел в 451 году на своих улицах всадников Аттилы. Тогда первые тюрки, видимо, обосновались, здесь.

Свой родной язык фламандцы забыли к XV веку благодаря настойчивости Церкви. Теперь он как бы растворился в местных наречиях, оставив память в словах, ставших общими для всех бельгийцев.

Валлоны же — потомки кельтов, они совсем другие. В них нет и капли тюркского, это люди иной культуры, иной крови, иных правил. Конь не пробуждает в них воспоминания и радость.


…С норманнов началась не одна страна в Северной Европе.

В Дании и Голландии тоже есть уникальные памятники средневековья. Ранняя история этих стран, как выясняется, написана тюркскими рунами и по алтайским правилам. В Дании влияние кипчаков явно заметнее, потому что здесь до прихода норманнов уже были тюркские поселения. Их в V веке основал Аттила.

Голландцы и фламандцы знают о своем родстве, но не могут объяснить его корни. Забыли.

Но случайно ли, эмблемой Голландии взят тюльпан? Кипчаки его называли «ханским цветком», он первым зацветает в степи, на своей родине. Может быть, он и напомнит голландцам о Великой Степи, об Алтае, об их забытом прошлом…

Без прошлого нет народа, без прошлого он — сирота. Подкидыш. Символы Родины не придумывают, с ними рождаются. Они — память. Божественный благовест, который слышат лишь свои.


Многие тайны в истории Европы проясняют кипчаки… Многое становится понятным.

Например, споры о мифических «русах» теряют всякий смысл, если помнить о тюрках средневековья. Ведь норманны иногда называли себя «русы». Вернее, тех своих собратьев, которые жили на побережье Балтики.

Отсюда их знаменитая «Русь», иначе говоря, княжество, или ханство, мореходов. Белая, Черная Русь, Киевская Русь.

Слово «рус» встречается даже в книге «Собрания тюркских наречий» средневекового ученого Махмуда Кашгарского. А он был большим знатоком древнетюркского языка. Жил в Средней Азии, вдали от Европы, от скандинавов. И вряд ли вообще что-то слышал о них.

«Рус» или «рс» — так на Древнем Алтае называли гребцов. Тех, кто из поколения в поколение «жил с весла» — этим промыслом добывал себе пропитание. Вот почему норманны и назвали себя так! Вернее, тех, кто жил на побережье, «с весла».

Причем, слово это «этническое» — пояснил Махмуд Кашгарский.


Да… «Нет ничего слаще молодости», — учит Алтай. Веком молодости для Северной Европы и стал IX век с его таинственными норманнами, которые появились, как смерч, и исчезли в никуда.

В 865 году зародилась «Английская Русь». Тогда великое войско норманнов высадилось в Англии, вели его два брата, два сына славного Рагнара, по прозванию Кожаные штаны. Кто был он? Допустим, это неизвестно. Но первое, что сделали его сыновья в Англии, — обзавелись конями. Знали, «не сгубив коня, дороги не пройдешь». О них старинная исландская «Сага о Рагнаре Кожаные Штаны».

Норманны своим приходом упрочили тюркскую культуру в Англии, даже не заметив того. Это — курганы, важная примета Степи, это — изящные книги, великолепное шитье, ювелирные украшения, инкрустация, чеканка… Все по алтайским образцам. Поэтому-то и не встретили они среди английских кипчаков серьезного сопротивления.

Английские археологи давно спорят о происхождении этих находок, а напрасно. Звериный стиль, в котором выполнены находки и который приводит в восторг англичан, — знак Древнего Алтая, его «тамга». Увы, это так.

Нигде в мире больше нет подобного.


Интересны следы тюрков в Исландии и Гренландии. Опять же «звериный стиль», рунические памятники, и они здесь «просмотрены» наукой.

Памятники никто по-настоящему не исследовал. К ним относились, как к какой-то причуде средневековья. Как к случайности, взявшейся неизвестно откуда. С видом знатоков переводили древние тексты, даже не зная, с какого языка переводят. Пример тому «нибелунги». Получился не перевод, а белиберда — «испорченные знания». Откровенный набор слов.

А между тем и название Исландия тюркское. Выдает «иси» — «становиться горячим»… «Горячая земля» означает оно.

Почему нет? Ведь так и есть. До XI века исландцы ели конину. А не селедку. И говорили по-тюркски. Известная ныне версия о «Ледяной земле» для Исландии не годится: ледяных островов в океане много, а горячий только один. Остров, который нашли в IX веке норманны. Теплом удивил он их.

Вулканы, гейзеры и ныне привлекают сюда туристов. Но вулканы вулканами, а вряд ли кто знает, что государственный флаг Исландии когда-то назывался «туг». На синем фоне крест и два шлыка.

Вот оно тюркское знамя. Сохранилось! Под таким воевал Аттила. Такие были на Древнем Алтае.

И норманнские знамена тоже отличали крест и шлыки. Достаточно взглянуть на старинные флаги Швеции, Бельгии или Англии.

Правда, есть легенда, будто в XII веке король Швеции Эрик IX увидел в небе золотой крест, ставший символом страны. Возможно. Но не вполне. То было время утверждения здесь католичества, и Ватикан чуть-чуть «исправил» историю Скандинавии.

Он всегда так поступал, когда устанавливал свою власть.


И в Америке, в штате Миннесота, найдены тюркские рунические памятники. Правда, их объявляли подделкой — слишком уж неожиданная для этих мест находка. Но есть и другие факты, которые рано или поздно тоже придется изучать. От этого никуда не деться. Чтобы узнать, например, о стране Винленд, открытой Лейвом Эйриксоном в 1000 году… Так утверждает исландская сага.

Лейв — это сын Эйрика Рыжего, знаменитого норманна. Ему помогал в плавании некий Тюрок — человек с веснушчатым лицом, крутым лбом и короткими ногами. Он прекрасно знал язык германцев, иными словами, говорил по-тюркски, любил мастерить, был сведущ в науках.

Он, по счастливой случайности, и открыл Америку. Нашел даже там дикий виноград, о котором норманны не слышали… значит, были тюрки и в Америке!

Страна Винленд лежала к западу от Гренландии. Ее отметили норманны на старинной географической карте. А океан, омывающий Европу и Винленд, назван Тенгыр. Именно это древнее тюркское слово пересекает норманнскую карту сверху вниз… На полях тюркскими рунами написан короткий текст о плавании.

Карта до некоторых пор хранилась в музее Венгрии. Она была на бумаге, рецепт которой знали лишь в Самарканде, а это говорит о многом.


Как же широко по свету Судьба разбрасывала кипчаков.

Они заселяли острова, утверждали новые страны, открыли Америку за пятьсот лет до Колумба… лишь бы не знать папу римского.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх