Потомки Чингисхана

Историки давно обратили внимание на то, что старинные рукописи в Европе хранятся в отрывках. Будто кто-то сознательно вырвал страницы Времени. Или залил их краской, чтобы они не читались. Античная эпоха оставила намного больше документов, чем средневековье… Поэтому средние века и назвали «темными».

Лишь в XV–XVI столетиях появились документы в их полном объеме. Что же люди вновь научились читать и писать? Какие бумаги исчезли?

Написанные по-тюркски!

Их сожгли. В них хранилось то, что Церковь хотела скрыть… Пропажа исторических документов, их подделка — тоже след инквизиции. Ее печальный итог.

Еретиков уничтожали монахи-доминиканцы, а документы — иезуиты, члены «Общества Иисуса». Это самая страшная католическая организация, ее боялись даже папы римские. Она не подчинялась никому. Ее принцип: «Цель оправдывает средства».

Основал орден иезуитов в 1534 году кипчак Игнатий Лойола, чтобы дать слугам папы самое лучшее образование. Его так и называли: орден ученых. Там были только образованные люди, с помощью науки они вершили свой суд и свою политику.

Вскоре они создали в Западной Европе свою тайную империю, взяли в руки науку, образование всех католических стран. Иезуиты открывали школы, семинарии и академии, где обучали молодежь — своих сторонников. Они кропотливо, из века в век, выстраивали новый порядок мира. Тот, в центре которого стоят Запад и католичество.

Стоит ли удивляться, что тюркская Европа теперь забыта?

Это «орден ученых» рылся в архивах, чистил их, похищал и прятал свидетельства былого… Поныне в Ватикане есть библиотека, которая так и называется Иезуитской. Она только для членов ордена. В ней и хранятся бесценные бумаги и книги — те самые, которые не попали в костры инквизиции. Их не сожгли, сохранили, чтобы самим знать правду о средневековье. И чтобы лучше скрывать ее.

Все-таки орден ученых.

Часть старинных тюркских книг иезуиты перевели на латынь. Теперь они известны как книги латинских авторов средневековья. Иезуитами переписана история мира. Все перепутано и поставлено с ног на голову. Даже жития святых не обошла рука переписчика…

Почти пятьсот лет работает орден, точит правду, как червь дерево. О его масштабах говорят цифры. Общество имеет 35 тысяч членов, издает около 1 тысячи газет и журналов общим тиражом 150 миллионов экземпляров на 50 языках. У Ордена 33 университета и более 200 собственных школ. Гигантская империя руководит совестью Запада.

Иезуиты — всюду, как воздух. И невидимы, как воздух.


В Москву папские посланники пробрались благодаря Ивану Грозному, который распахнул им двери. С их помощью московский князь готовил войны против Великой Степи… Детище Чингисхана было обречено. Натиска невидимого папского воинства не выдерживал еще никто за всю историю мира.


«Если слабых поведет отважный, отважным будет каждый». Чингисхан был отважным. Он собрал «слабых» и — подарил миру Алтайскую империю. Однако полководец не оставил достойного наследника. Этим и воспользовались папские агенты.

Не своих сынов вспомнил великий Чингисхан на смертном одре. «Слушайте маленького Хубилая, его слова полны мудрости»… То была последняя фраза, слетевшая с умирающих уст.

Внук Чингисхана, Хубилай, завершил триумф деда в Китае; он открыл острова Индонезии, был рядом с Австралией. Стал владыкой на Дальнем Востоке. Китайскому императору ничего не оставалось, как вонзить себе в сердце кинжал и крикнуть: «Наши боги бессильны!» Победы молодого Хубилая восхищали.

Конечно, называть их можно по-разному. Но — только не «захватом Китая». Потому что не было Китая! Были провинции, жестоко враждовавшие между собой. Тюрки собрали их в единую страну. По легенде они и назвали Китай Китаем — отгороженным, имея в виду Великую стену.

Чингисхан и его потомки задумали построить средневековый мир по-своему. Именно построить! Аттила начал, Чингисхан продолжил.

…Другой внук Чингисхана, Хулагу, довершил дело деда на Ближнем Востоке. И тоже не города завоевывал он, а искоренял сектантов, разлагавших Ислам. Он шел по земле как внук Чингисхана — великого заступника веры и тюрков.

Хулагу в 1258 году взял Багдад, Дамаск и другие города. Но ни Мекку, ни Медину не тронул. Священные города!


Вроде бы все складывалось удачно для тюркского мира? Нет. Луч надежды блеснул и погас. С Батыя вернулось неладное… Говорят же: «За подъемом идет спуск, а за высоким местом — низкое». Так устроена жизнь. Чингисхан был гений. Его потомки — нет. Они предали веру отцов. И все проиграли.

Батый возмечтал стать православным, его брат Берке — мусульманином, Хубилай — буддистом, Мамай — вообще католиком… Их души разложили враги. И великие победы Чингисхана оказались напрочь перечеркнутыми. Больше того — о них забыли сами тюрки.

Нельзя сомневаться в Боге. Сомнения — это смерть.

В Золотой Орде чуть покачнулась вера, и — исчезло единство. В тот момент и погибла страна. Сама. Ее вроде бы никто не побеждал, никто не подталкивал к пропасти. Точно так пала Орда в Китае…

Хубилай на старости лет стал буддистом, взял китайское имя Шуцу, свою династию назвал по-китайски — Юань. Даже духа тюрков не оставил в Китае. Чингисхана сделал китайским национальным героем.

Поныне чтят в Китае своего любимого Хубилая. Помнят, как он засеял степной полынью задний дворик дворца. И, указав на крошечный лужок, что зеленел среди каменных стен, сказал по-китайски детям: «Это — трава смирения. Глядя на нее, вспоминайте предков».

…Смирением завершалось средневековье в тюркском мире.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх