Папа Григорий Великий

Учение о Троице раскололо христианство. Это был не первый его раскол. Египетская Церковь ушла со сцены мировой политики навсегда.

Иное дело Рим. Там тоже зрело недовольство греками. Но его не выражали открыто. Папы, глотая обиду, требовали того же от прихожан. Они тайно искали выход. И открыли его в 495 году — тогда папу римского впервые назвали «Наместником Христа на Земле».

Очень многое стояло за этими словами: новое деление Церкви. Уже на православную и католическую.

Разногласия росли с тех пор с каждым годом, но росли они незаметно: Рим задумал подчинить греков и тем вернуть свое лидерство в мире… «Чей Бог, того власть», — об этом никогда не забывала Европа.

Честь возвысить Рим досталась папе Григорию, прозванному Великим. Мудрейший человек той эпохи, настоящий гений дипломатии.

Он родился в 540 году в семье знатного сенатора, среди его предков были даже римские папы. От них досталась юноше не по годам зрелая мудрость. Григорий выучился на юриста, занял пост префекта (правителя) Рима, а смерть отца принесла ему огромное состояние. Но он не взял богатство — отдал монастырю в Монте-Кассино.

О префекте заговорили как о помешанном.


…Надо заметить, Европа до прихода кипчаков не знала монастырей, традиций монашества. Вместе с Великим переселением они пришли в западный мир. Их ввели тюрки, у которых монастыри и монахи были еще до новой эры.

Слово аббат означало у них «около отца» («абата», как говорили кипчаки). А монастырь — первое слово древней тюркской молитвы: «Манастар хырза» («прости мне мои прегрешения»). На Западе одним из первых эти слова произнес епископ Амвросий, тот самый неутомимый кипчак-католик, что служил в Милане. После 380 года он основал там свой монастырь.

Миланский монастырь знаменит тем, что не был христианским. Здесь молились только Тенгри. Его не тронул даже Аттила, когда разрушал город. Очевидно, это был не единственный монастырь в Западной империи… Здесь укоренялась тюркская культура, навсегда оставляя свой след.

Поначалу коренные римляне страшились монастырей, монастырская жизнь была им чуждой и непонятной. Церковь не сразу приняла монастыри в свое лоно: лишь в середине V века.

В 530 году Бенедикт Нурсийский основал Бенедиктинский монашеский орден… Кто был этот человек? Точно неизвестно. По крайней мере он жил среди кипчаков — новых граждан Италии, не исключено, что и сам был кипчак. Лишь они, единственные, знали тогда тайны монашества!

Зато известно, что в аббатстве Бенедикта Нурсийского воспитывались дети «новых римлян» — тюрков. Тогдашней знати Империи! Известно и то, что монастырь посещали правители-кипчаки, приезжавшие к Бенедикту. Например, хан Тотила…

Первые аббатства в Западной Европе могли создать лишь тюрки. За ними стояли традиции Алтая и всей Центральной Азии. Святые места. Сюда приходили отшельники, проповедники, здесь молились, философствовали, набирались знаний. Археологи нашли руины древних тюркских монастырей. Разумеется, не один и не два. Например, в Казахстане около города Актюбе — забытый монастырь Абат-Байтак. Есть такие памятники в Чимкенте, Семипалатинске… География солидная: Алтай, Средняя Азия, Урал, Поволжье… Весь Дешт-и-Кипчак. Особенно славились монастыри у священного озера Иссык-Куль, сюда приходили даже из Каталонии. Путь паломников определяла географическая карта, она известна.

Обычно монахи жили отшельниками, вдали от людей, отдавая себя молитве и познанию истины. Но были среди них и «служивые» монахи — те, кто наставлял приходивших в монастырь, вел службу в храме, проповедовал в далеких селениях.

В христианстве именно эти формы тюркского монашества и прижились навсегда. Других там просто нет! Выходит, Бенедикт Нурсийский, основывая свой монашеский орден, повторил известное, алтайское.

А основателем самого первого монастыря по тюркскому образцу считается египтянин Пахомий Великий. В 312 году он служил в армии императора Константина, где костяк составляли тюрки. Поэтому «солдатским языком» там был тюркский… Знакомство с кипчаками открыло Пахомию многое в жизни.

После службы он вернулся в Египет с друзьями-тюрками, они и собрали монастырскую общину. И было там не мало не много, а семь тысяч монахов! «Пахомиевы общежития» жили по строгому уставу алтайских монастырей. Даже одеждой напоминая далекий Алтай — колпаки, башлыки, епанчи из овчины.

Не исключено, что эти монахи и оставили древние свитки, которые археологи нашли вблизи египетского города Наг Хаммади. Иначе как объяснить, что именно тюркские слова были в текстах и на устах египетских монахов? «Аббат», «алтарь», «аминь», «артос», «Бог», «бурса», «Господи»… десятки слов.

Лишь тюркологи знают, например, как переводится таинственное «сарабайта», которое есть в древних текстах. И почему на коптских иконах того времени рядом с изображением святого отца стоит слово «апа», как понимать его.

Сегодня немногие тюрки помнят, что в древности «апа» означало не только «старшая сестра», «мама», но и «папа». Слово имело много оттенков, в том числе и «святой отец».

Вопросов немало. А ответ один: священнослужители Египта знали тот самый, «божественный» язык, который простому народу был непонятен.


Многое проясняют и родословные иных коптских родов. Оказывается, копты своих предков называли «ахмар», что означает «рыжий», «светловолосый»… О древних светловолосых, синеглазых пришельцах говорят и легенды Египта, Судана, Эфиопии.

Что это за люди? Древние пришельцы, которые оставили после себя курганы и легенды? Которые были всадниками и умирали вместе с конем?

Ни римлян, ни греков, ни персов, ни тем более африканцев светловолосыми, кажется, не называл никто. Выходит, речь опять о кипчаках.

В арабском языке с древних пор сохранилось очень много тюркских слов. Откуда они? Случайностью это не назовешь. История раннего средневековья на Ближнем Востоке тесно связана с Великим переселением народов. Отсюда и столь заметный тюркский след.

Показательно, монах Пахомий не знал греческого и не был христианином, как и вся его община! Они молились Тенгри (Богу Небесному) и сторонились христианских епископов… Лишь в 451 году греки, завоевав Египет, передали его монастыри в лоно Греческой церкви.

А о монастырях в ту пору говорили как о восточной экзотике. Именно восточной. Кроме экзотики, греки и римляне в них ничего не увидели. Став христианскими, монастыри явили собой печальное зрелище. Они отчаянно бедствовали. О духовных исканиях речь там уже не шла.

Монастырская община медленно умирала. Тихо, как птица в неволе.


Так продолжалось до тех пор, пока управитель Рима Григорий не увидел в монастырях будущее Италии и всей Римской церкви. Он словно прозрел. А открыл ему глаза папа Пелагий II.

Этот папа был чистокровный кипчак. Как выясняется, не первый и не последний кипчак, ставший главой католической Церкви. Он родился в благородной семье, управлял церковью без согласия Константинополя, и лучше него во всем Риме никто не знал слабые и сильные стороны тюрков.

Папа Пелагий, наверное, был самой ценной жемчужиной для католиков и самым губительным ядом для тюрков. Он раскрыл европейцам сокровенные тайны Великой Степи! С него началось возвышение Римско-католической церкви и угасание Дешт-и-Кипчака. Хотя он мечтал не об этом.

Долгие беседы папы с Григорием принесли щедрые плоды. Префект Рима — второй человек в стране! — отдал все свои деньги монахам, потом вообще оставил светскую жизнь, принял церковный сан диакона. И папа отправил его в Византию, своим наместником… Все шло как нельзя лучше.

Вернувшись в Рим, Григорий ушел в монастырь, о нем долго ничего не слышали. Но после смерти папы Пелагия духовенство в 590 году избрало его, монаха, новым папой. Такого в Церкви не было.

Нового папу отличала особая деловитость, дела Церкви он начал издалека. Сперва навел порядок в своих папских владениях, ими никто и никогда не занимался. Назначил экономов, повысил доход с земель, дал Церкви независимость от государственной казны. Вырученные деньги новый папа вручал не епископам, направлял их на нужды римлян и на выкуп пленников. Тем самым он снискал себе признание и поднял авторитет Римской церкви.

И это было далеко не все из того, что сделал папа Григорий.

Однако главное свое внимание он уделял монастырям, здесь растил себе опору, с помощью которой рассчитывал перевернуть и подчинить Церкви весь мир.


К тому времени на землях Западной империи возникли новые государства, они отчаянно враждовали между собой и с Италией. Спокойствия там не было никогда. Эти новые государства и влекли папу римского. Он понимал, люди, уставшие от войн, будут слушать его и монахов. Нужно лишь найти подходящие слова.

Папа отправил своего посланника к королю Испании, сам повел диалог с воинственной Брунгильдой — правительницей Австразии (нынешние Франция, Швейцария, Германия, Австрия)… Вся Западная Европа попала в его поле зрения. А в центр он поставил лангобардов.

Кто такие лангобарды? Жители севера Италии. Кипчаки, не раз осаждавшие Рим. Орда со столицей в Милане. О них известно немало. Пришли в Европу с Алтая, ничем не отличались от воинов Аттилы. Верили в Тенгри. Среди найденных бумаг, случайно уцелевших в архивах Европы, есть документы лангобардов, написаны они рунами и скорописью, по-тюркски. Куда исчезли другие свидетельства? И сами лангобарды? Это глубокая тайна.

Но она перестает быть тайной, когда узнаешь о деяниях папы Григория Великого и всей Римской церкви.

В 592 году, заключив мир с лангобардами, папа Григорий объявил всю свою Римскую церковь Тюркской церковью, а себя — ее настоятелем. Был такой забытый эпизод в истории католичества.

Папа даже выучил тюркский язык (греческого он не знал), за что греки прозвали его Двоесловом… И началась хитрейшая игра. «Бог Небесный», говорил он римлянам, а «Тенгри» — лангобардам. Папа притворился, будто он все забыл и ничего не знает. Он, как невинный ребенок, стал просить тюрков посвятить его в тайны веры Тенгри.

К кипчакам устремились монахи-бенедиктинцы, верные слуги папы. Они легко проникли в тюркские храмы — к самым святыням! Потому что папа Григорий, не уставая, называл себя «епископом не римлян, но лангобардов».

А еще — «слугой слуг Божьих». Это тоже его личные слова.

Он пришел в Милан, как странник, в накидке раба. Такие накидки у кипчаков назывались «капа», или «чекрэк капа». И, поклонившись их храму, произнес по-тюркски: «А вот и я, слуга слуг Божьих!..» Каково было видеть такое честолюбивым кипчакам? Каково слышать?

Они — «слуги Божьи», а он — их слуга. Нет, не всякий человек отмахнется от такой лести. Не каждый пропустит ее мимо ушей… Кипчаки поверили хитрому лису, проглотили наживку.

А монахи-бенедиктинцы потом исправно отработали свой хлеб: папа знал, кого выбрать. Они — по крови тюрки! — в третьем-четвертом поколении были гражданами Италии, католиками. Тюрков-католиков охотно брали на сытое монастырское довольство. И название орден им подобрали со знанием. Перевод этого слова с тюркского — «данный сверху». Мол, от Бога вы! Вот откуда эти монашеские ордена, смиренные воины папы, тихие покорители Европы.

Католики, поселившись в городах кипчаков, не жгли там храмы, никого не убивали и скоро стали своими для лангобардов.


Улыбка покорности никогда не сходила с лиц монахов-бенедиктинцев. Они искренне полагали, что несут мир своим заблудшим собратьям. Только один папа Григорий понимал, рано или поздно кипчаки-лангобарды привыкнут к Христу, значит, и к Римской церкви, а привыкнув, забудут свою веру и себя.

«Бог-Отец и Бог-сын — одна семья», — любил повторять он, все чаще называя имя сына, но забывая об имени Отца.

Христиане, как «одна семья», молились рядом с лангобардами. Храмы были совершенно одинаковыми, молитвы, обряды — почти одинаковыми. Например, в христианские церкви до VIII века простым верующим входить запрещалось. Они молились около храмов, рядом… Все было у них от тюрков! От килисы. От священной горы Уч-Сумер.

Любопытно, что самая первая христианская базилика на Западе появилась в 313 году, после победы кипчаков над армией Рима. В ней не было алтаря, но строители ориентировали ее строго на Алтай. И это навсегда стало правилом в христианстве. Молиться, глядя на восток, ибо: «Ex oriente lux» (свет начинается с Востока).

Католики в те годы переняли многие обряды кипчаков. Скажем, церковное пение, названное «григорианским» в честь папы Григория Великого, который ввел его в христианский обряд.

Тюркская эта традиция или нет? Вопрос не для спора. Она была известна на Древнем Алтае, а в I веке хан Эрке (царь Канишка) знакомил с нею своих новых сторонников. Они взяли ее и тюркские приемы музыкальной записи, так называемые «крюки». Все это сохранилось в истории буддизма и в буддийских общинах.

Молитвенные распевы — акафисты, ирмосы, кондаки — были музыкальным языком религии тюрков. И об этом известно. Впечатляющая музыка. Особенно древняя молитва Уч-Сумер, в ней душа тюркского народа.

Монахи-бенедиктинцы под это пение голыми руками побеждали кипчаков. Побеждали без боя, без атак… Папа римский Григорий Великий полностью покорил их. Без остатка.

Численность католиков в Италии с тех пор резко выросла.






 
Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх